В. К. Тредиаковский и его «Тилемахида»

Иринарх Введенский
В. К. Тредиаковский и его «Тилемахида»

 
Феб для него есть глух, и Пегас также труден.
 

Так как Буало почерпнул все свои правила из Горациева письма к Пизонам «De arte poetica»,[2] то Тредьяковский счел обязанностию перевести и это письмо. Оба эти перевода имеют по крайней мере то несомненное достоинство, что они в совершенстве верны своим оригиналам…

Принимая в расчет время и обстоятельства, при которых писал Тредьяковский, мы находим, что весь перевод стихотворный пиитики Буало сделан весьма удачно, гораздо удачнее другого перевода того же произведения, представленного русской публике через пятьдесят лет после смерти профессора элоквенции.[3] В самой несчастной «Тилемахиде»…

Позвольте, однако ж, какое право имел француз восемнадцатого века описывать похождения Телемака, Улиссова сына? Разве он знал что-нибудь о маститой древности первых времен греческого народа? Разве еще свежо было в его время предание о троянской войне? Разумеется, нет, отвечает классическая теория: эпическая поэма есть баснь о чудесных подвигах героя, взятого из времен баснословных. Действие ее чудесное, единое, продолжающееся не более одного года. Цель ее – нравственное назидание. Основание ее – поэтический вымысел. Поэт может вымышлять и приписывать своему баснословному герою все что угодно, только бы в результате было нравственное назидание.

2«О поэтическом искусстве» (лат.).
3Перевод Д. Хвостова 1807 г.; 3‑е изд. – 1818 г.
Рейтинг@Mail.ru