Северный ветер

Ирина Сухолет
Северный ветер

Норвегии посвящается
* * *

Здесь пишется, как дышится,

А дышится, как слышится,

А слышится, как пишется,

Коль духом фьордов дышится,

И песни гор услышатся.

* * *

Люпиново – розовый цвет -

Норвегии горной привет.

А солнце в зеленой реке

В истомной томится тоске.

В цвет хаки и жёлтый леса

Уставились с гор в небеса.

Вершины в тиши облаков

В раздумьях о тайнах веков.

Дорога плетёт в берегах

Рисунок в узорных кругах.

И радость я чувствую вновь,

А с нею покой и любовь.

Северный ветер

Этот северный ветер, что треплет и ранит, -

Этот праведный ветер меня не обманет.

Все ненужное скину, играя с судьбою.

А что надо сберечь, заберу я с собою.

Старый путь исчерпав , все отброшу сомнения.

Строгий северный ветер – мое настроение!

* * *

Здесь горы искрятся в слезах водопада,

Храня у подножья следы камнепада.

Вверху притаился, светится украдкой

Ледник, в летний день оставаясь загадкой.

Стальными полосками горы сияют:

Их злобные карлы слюдой натирают.

Белая ночь на Гейрангере

Водной пылью столбом припорошен утёс.

Я дышу красотой каждым корнем волос.

И над вечным покоем сверкают огни.

Белой ночью меня успокоят они.

А над фьордом закат превратится в рассвет,

Даже ночью храня мягкий розовый свет.

Сон продолжится в явь, явь и сон замесив,

В этот гордый, стремительный горный массив.

Так Гейрангер прекрасен в той летней ночи,

Что сгорит как огарочек белой свечи.

Утро

Масляная краска бледно-золотая

Разлита у кромки зеркала воды.

Небо как простынка светло-голубая,

Лишь у гор резные, строгие черты.

Утро притаилось в шуме водопада,

Воздух вдохновением, как росой, объят.

Ты, Гейрангер, – наша лучшая награда.

Горы тайны сердца преданно хранят.

Водопады

Водопадные каскады,

Вдохновенные тирады,

Как священная награда,

Для души моей отрада.

В звонком шуме водопада

Есть особая услада,

Вод мятежных эскапада,

Радуг сонм для маскарада.

Мне святынь иных не надо!

* * *

Здесь ночи короткие дивно прекрасны.

Гейрангер проснётся, разбужен рассветом,

А горы умоются солнечным светом,

И стекла воды будут гладки и ясны.

Утренний Гейрангер

Моему мужу Виктору Сухолету посвящается.

Покрытое патиной зеркало фьорда

И всполохи гор на зеленой воде.

Я будто бы в замке старинного лорда,

Такой красоты не увидеть нигде.

По матовой глади разлитою краской,

Под небом безоблачным в утренний час,

Светило писало живительной лаской

Картины, понятные только для нас.

* * *

Золотится вода живая,

Солнце вечером провожая.

Я смотрю на ворота рая,

Снова рифмой лихой играя.

Фьорд светится в лучах заката,

Гладь воды на цвета богата.

Тихо вечер плывёт куда-то.

Белый плат на горе – заплата.

Серым облаком розовеют

Небеса, что так сердце греют,

И поверить душа не смеет,

Что закат красоту развеет.

Тролльстиген

Шангреневая кожа у каменных ладоней гор.

Здесь с ётунами бился одетый в руковицы Тор.

А Мьельнира следами отмечен великанов строй.

Здесь мифы оживают, доверенные нам с тобой.

И небо разрыдалось, а в солнечных лучах Биврёст,

Оплот моей надежды, прекраснейший на свете мост.

В туманной серой дымке тут прячутся извивы рек,

И Фенрир коротает в преддверьи Рагнарека век.

Рейтинг@Mail.ru