Социальная информатика

Ирина Соколова
Социальная информатика

Исчезновение же книги как культурного феномена учеными не прогнозируется. Более того, отмечается насущная необходимость сохранения книги как атрибута культуры, ответственного за формирование и развитие индивидуально-образного, абстрактного мышления, без которого информатизация общества теряет свой смысл.

Каковы же качественно новые возможности компьютерного текста[64]?

Во-первых, в глобальной сети компьютерный текст становится составной частью глобального полилога[65] и интертекста[66].

Во-вторых, высокая мобильность содержания компьютерной страницы буквально «подталкивают» пользователя к диалогу с ней.

В-третьих, принципиально по-иному начинает действовать ее потенциальная сверхъемкость, обеспечиваемая глобальной сетью баз данных, баз знаний и экспертных систем, к которым можно подключить каждый индивидуальный экранный текст.

Компьютерная страница непредсказуемым образом расширяет социокультурный диапазон. Речь идет о непредсказуемости в смысле перехода от жестко фиксированного текста, характерного для классической письменной культуры, к «мягкому» тексту на экране компьютера с его мгновенной готовностью к трансформации.

В крупнейшей библиотеке мира – Библиотеке Конгресса США более 50 млн ед. хранения, в их числе и Библия Гутенберга.

Второе место в мире по размеру фондов занимает Российская государственная библиотека (бывшая Гос. библиотека им. В.И. Ленина в Москве). Крупнейшее в мире собрание книг на русском языке находится в Российской национальной библиотеке (бывшая Гос. публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге).

Одна из самых острых проблем процесса перехода к компьютерной фазе информационного обмена – это перевод на электронные носители библиотечных фондов. Первые проекты по созданию электронных библиотек появились на Западе в начале 70-х годов, русскоязычные – в начале 90-х. В библиотеке Конгресса США на электронных носителях находится 1/100 часть фондов. В российских библиотеках (на примере РГБ) ситуация примерно аналогичная.

Значит, можно сказать, что значительная часть библиотечных фондов носит «виртуальный» характер, ибо можно предположить, что в то время, когда до них дойдет очередь перевода на электронные носители, они физически перестанут существовать.

Следует отметить, что наиболее значимый вклад в проблематику электронизации фондов внесен Российской ассоциацией электронных библиотек. Стратегическая цель Ассоциации – содействие созданию единого и структурированного электронного документного пространства в российском сегменте Интернета на основе эффективного взаимодействия организаций-генераторов электронных коллекций и других заинтересованных организаций.

Важное место в достижении этой цели занимает проект Электронная библиотека «Электронное документное пространство»[67].

4. Электронная (компьютерная) фаза. Новый «безбумажный» этап в развитии социальных коммуникаций позволил увеличить эффективность информационного обмена, снять остроту информационного кризиса, создал предпосылки для формирования богатой, по ее когнитивным возможностям, визуально-образной культуры[68].

Бумага на этом этапе необходима только для воспроизводства визуально оформленных документов. Функции же систематизации, оперативного хранения, переработки информации, а также передачи ее взяли на себя компьютерные и информационно-телекоммуникационные системы.

Феномен наступившей компьютерной фазы, по мнению профессора А.В. Соколова, состоит не столько в опосредованности экраном коммуникативных процессов, что уже было ранее в информационном обмене (видеотелефон, телевидение, кинематограф), сколько в факте общения человека непосредственно с электронной памятью.

Диалог «человек – ЭВМ» – главное отличие электронной коммуникации от устной или документальной коммуникации, где имеет место прямой или опосредованный диалог «человек – человек»[69].

Это создает, с одной стороны, возможность более оперативного и глубокого удовлетворения информационных потребностей людей, но, с другой стороны, порождает предпосылки их межличностного разобщения, ослабления реальных социальных связей.

Обозначим основные социальные проблемы и последствия развития современной компьютерной фазы информационного обмена, требующие своего решения для обеспечения социокультурного варианта информатизации:

 Проблемы и последствия визуализации информации не складывающееся на практике взаимодополнение индивидуально-абстрактного мышления книжной фазы и визуально-образного мышления компьютерной фазы информационного обмена.

Основным признаком экранной культуры, качественно отличающим ее от традиционной книжной, является ее динамический, диалоговый характер взаимоотношений с индивидом. Можно говорить о диалоговой форме познания на основе новой информационной технологии. Однако это качественное преимущество электронной культуры для развития личности становится таковым, лишь базируясь на сформированном книжной культурой индивидуально-абстрактном мышлении, дополняя его. В противном случае может происходить простое «поверхностное» информирование, т. е. может возникнуть угроза для развития культуры, так как массовая культура по существу культурой не является.

Экранная реальность[70] практически с самого момента своего появления приобрела более высокую значимость по сравнению с реальностью субстанциальной: во второй половине XX века обыватель стремился попасть на экран телевизора; с развитием сетевой интернет-культуры стало «жизненно» важно перенести собственный образ на экран своего смартфона, а затем, почти мгновенно, – на экран чужого электронного гаджета. Селфи стало цифровой формой разделенной нарциссической любви и виртуальным эрзацем славы. Тем беспощаднее «твердый» мир, в котором есть каменные обрывы над пропастями, скользкие крыши и узкие парапеты мостов, мстит телесной сущности человека, пытающегося полностью переформатировать физическое в визуальное.

Важно подчеркнуть, что современными исследователями вводится формулировка – «социальные сети – квазиобщение», так как выявлена явная тенденция: это борьба за внимание пользователей для воздействия на него. Иными словами, сами социальные сети создают новые дополнения, приложения для «развлечения» и привлечения новой аудитории, а СМИ, реклама и PR используют данную платформу как инструмент своей деятельности. При этом, рассматривая социальные сети как территорию для обмена информацией, можно увидеть, что обмен не является первостепенной задачей. Развлечение вытеснило общение, тем самым способствуя развитию «одиночества в толпе»[71].

• Качество усвоения информации начинает возрастать уже по мере перехода от визуальных к аудиовизуальным, основанным на одновременном восприятии слухом и зрением, средствам. Известно, что человек запоминает лишь 10 % из прочитанного, 20 % – из слышимого, 30 % – из видимого. Если же он слышит и видит, уровень запоминаемости повышается до 50 %, а если слышит, видит и затем обсуждает, то и до 70 %.

 

Опосредованный сетевой вариант массового информационного обмена сводит его на современном этапе, как правило, к письменной форме, с минимальным использованием средств мультимедиа и интерактивных средств, что значимо обедняет коммуникацию.

Возможно, для уравновешивания отрицательных последствий информатизации в области социальных коммуникаций возникнет новый уровень непосредственного общения людей, общение станет более сопереживательным и ответственным. Эпоха информатизации, с одной стороны, имеет тенденцию стандартизировать людей, с другой стороны, появляются феномены особо одаренных детей и т. д.

Гипертекст как новая технология компьютерной фазы информационного обмена. Формализация коммуникации, носящая традиционно линейный характер (например, процедура написания текста) и уходящая в логику построения письменного сообщения, в современном гипертексте практически сразу же отсылает к интерпретации. Современная культура оказалась, считает М. Кастельс, захваченной электронным гипертекстом, который выражает смыслы в виде аудиовизуальной мозаики, способной к расширению и сжатию, обобщению или спецификации в зависимости от аудитории. Электронная среда более не сводится к посланию сообщений. Сообщение есть раскодировка среды, поскольку медиасистема адаптирована для послания любого сообщения любой аудитории. Соответственно послание структурирует среду, речь идет о новой культуре реальной виртуальности, ибо реальность во многом складывается из опыта, получаемого в рамках виртуального мира[72].

Таким образом, в отличие от обычного текста, который является линейным средством коммуникации, т. е. читается от начала до конца, всё более используются компьютерные гипертекстовые технологии с нелинейной организацией текста, под которой понимается наличие в тексте большого количества взаимных ссылок.

Одной из существенных причин популярности гипертекстовых технологий можно считать предоставляемую ими возможность реализации сугубо индивидуальных информационных потребностей, а также существенное ускорение научного поиска. Особо важно и перспективно использование этих технологий в социальной сфере, описываемой множеством трудно формализуемых параметров.

Необходимо отметить, что существует целый ряд подходов к периодизации и анализу развития социальных систем через призму накопления в социуме знаний, развития знаковых систем и информационных технологий.

Представим далее три наиболее интересных варианта подхода к такому анализу, с точки зрения уровня систематизации и наглядности.

1. Выделение эволюционно-информационных стадий развития человеческой цивилизации в контексте появления различных типов информационных технологий:

• устно-речевая;

• письменная;

• книгопечатная;

• радиотелеграфная;

• компьютерная;

• компьютерная вещественно-сетевая;

• глобальные био-квантово-полевая, компьютерно-персонифи-цированно-сетевая.

2. Выделение исторических ступеней производства информации:

• устно-опосредованный обмен «лицом к лицу»;

• письменный обмен, опосредованный печатью;

• электронно-опосредованный обмен.

При этом отмечается, что если для первой ступени характерно согласование символов, для второй – знаковая репрезентация, то для третьей ступени характерно информационное моделирование.

3. Д.С. Робертсон (США) выдвинул формулу «цивилизация – это информация». Опираясь на количественные меры математической теории информации, ученый ранжирует цивилизации по количеству производимой ими информации:

Уровень 0 – информационная емкость мозга отдельного человека – 107 бит.

Уровень 1 – устное общение внутри общины, деревни или племени – количество циркулирующей информации -109 бит.

Уровень 2 – письменная культура; мерой информированности общества служит Александрийская библиотека (532 800 свитков, 1011 бит информации).

Уровень 3 – книжная культура (емкость фондов оценивается в 1017 бит);

Уровень 4 – информационное общество с электронной обработкой информации объемом 1025 бит.

Завершим рассмотрение проблем социальных коммуникаций приведением блок-схемы социальной коммуникации[73]:

Блок-схема


Процесс коммуникации включает следующие основные компоненты: выбор известных знаков из перечня отправителя, передачу их по каналу коммуникации и опознавание воспринятых знаков получателем с помощью имеющегося у него набора. Передача идей возможна только при условии: названные два набора имеют общую часть, что передано на схеме соответствующей площадью пересекающихся кругов. При повторном осуществлении этого процесса в системах, обладающих памятью и «статистическим» восприятием, например, в человеческом мозгу, восприятие одних и тех же знаков постепенно обеспечивает все большую площадь пересечения перечней получателя и отправителя. Множество отдельных актов коммуникации в силу их прогрессирующего влияния на состав набора приобретают кумулятивный характер. Таков, в частности, процесс освоения культуры. Семантемы, наиболее часто встречающиеся в сообщениях, постепенно проникают в перечень получателя и меняют его состав; в этом ключ к циклическому развитию социальной культуры.

Выводы

В ходе развития социальной коммуникации все ее исторические формы, их вклад в культуру общества должны не исчезать,

заменяясь последующими, а наполняться новым содержанием, максимально проявлять свою самостоятельную роль в развитии информационно-гражданского общества на базе возможностей новых информационных технологий.

Контрольные вопросы и задания

1. Определите понятие «коммуникация».

2. В чем заключается специфика социальной коммуникации?

3. В чем заключается значение автокоммуникации?

4. Определите основной вклад устной фазы информационного обмена в его совершенствование.

5. Каково место письменной фазы в развитии социальных коммуникаций?

6. Почему феномен книги называют атрибутом культуры?

7. Назовите основные социальные проблемы компьютерной фазы информационного обмена.

Дополнительная литература по теме[74]

1. Соколов А.В. Информационное общество в виртуальной и социальной реальности. – СПб., 2012.

2. * Миронов В.В. Письменность и книгопечатание как фундамент классической культуры // Электр, науч. издание. Альманах. Пространство и Время. 2015. Т. 10. № 1. С. 3.

3. * Парахонский А.П. Информация и письменность // Акт. вопр. совр. науки: Мат. XXIV Междунар. науч. – практ. конф. Науч. ред.: И.А. Рудакова. 2014. С. 89–94.

3. Никитин Г.М., Макаренко И.Г. Чтение в ситуации IT-повседневности // Доклады Научного совета по проблемам чтения РАО. Вып. 9, 10. – М., 2014. С. 71–73.

4. Саутина Е.В. Теоретико-методологические основы электронной книги // Книга и книжное дело в России: историко-типологический аспект. – Киров, 2014. С. 139–166.

5. Луман Н. Реальность массмедиа. – М., 2006.

6. *Алексеева Т.В., Кузьминова Е.В. Коммуникации посредством социальных сетей // Сб. конф. НИЦ Социосфера. 2016. № 21. С. 51–57.

7. * Хренов Н.А. От письменности к интернету: средства коммуникации между культурой и цивилизацией // Модернизация культуры: порядки и метаморфозы коммуникации: Мат. III Междунар. науч. – практ. конф.: В 2 ч. Под ред. С.В. Соловьевой, В.И. Ионесова, Л.М. Артамоновой. 2015. С. 38^6.

9. Куржиямский М.Ю. Социокоммуникативные процессы в современном российском обществе: Теор. анализ. – СПб., 2005.

10. Прохоров Ю.Е., Стернин И.А. Русские: коммуникативное поведение. – М., 2007.

Сетевые источники

1. Российская ассоциация электронных библиотек – http://www. aselibrary.ru

2. Виртуальная справочная служба Российской национальной библиотеки – http://www.collegian.psu.edu

3. Институт научной информации по общественным наукам РАН – http://www.union.ru

Тема 4
Информационные ресурсы общества

В начале 70-х годов XX века в ходе развития информационного кризиса возникло и стало активно развиваться понятие «национальные информационные ресурсы» как новая экономическая категория, что было обусловлено растущей зависимостью промышленно развитых стран от качества технической, военной, социально-экономической и политической информации (знаний), а также от уровня развития и эффективности использования средств передачи и переработки информации.

Несмотря на появление средств персональной информатики и частичное снятие информационного кризиса 70-х годов проблема создания, сохранения и эффективного использования информационных ресурсов остается одной из самых актуальных и острых в мире. По-прежнему требует усилий специалистов и ученых самых разных областей знания проблема количественной оценки национальных информационных ресурсов и их связи с другими социально-экономическими категориями.

Г.Р. Громова можно считать основоположником разработки понятия «национальные информационные ресурсы» в отечественной науке[75].

В перспективе все информационные ресурсы станут общественным достоянием. Информация принадлежит всем – этот принцип узаконен ЮНЕСКО. Однако человек должен получать компенсацию за труд, затраченный, например, на создание знаний. Отсутствие на практике механизмов реализации права на интеллектуальную собственность существенно сдерживает накопление знаний в обществе, развитие национальных информационных ресурсов и прогресс общества в целом.

Требует решения также проблема обезличенности содержимого баз знаний. Обществу необходимо научиться «преломлять» тенденции обесценивания творческого труда создателей знаний, понижения их социального статуса, необоснованного повышения статуса пользователей знаниями, переоценки их рутинного и простого труда. Нивелировка создателей знаний и пользователей знаниями способна понизить творческий потенциал общества, что будет иметь весьма негативные последствия для развития национальных информационных ресурсов.

Информационный кризис начала 70-х годов XX века проявился следующем:

 резко возрос объем публикуемых данных;

 группам разных специалистов стало трудно общаться;

 возрос объем неопубликованной информации;

 усугубилась проблема межъязыкового обмена в мире.

Как уже отмечалось ранее, частичное разрешение «информационного кризиса» («прорыв» в технологии информационного обмена, существенно более качественное удовлетворение индивидуальных информационных потребностей) было осуществлено в 70-е годы XX века за счет изобретения микропроцессора и массового внедрения средств персональной информатики, однако, принципиально преодолеть кризис возможно лишь после широкого распространения компьютеров с «дружественным интерфейсом».

 

Таким образом, в 70-е годы XX века произошло формирование еще одного самостоятельного вида общественного ресурса – информационного, позволяющего экономить большинство других ресурсов общества, а также создающего предпосылки эколого-безопасного устойчивого развития, распространения высоко нравственных отношений как следствия нематериальности экономической сферы.

Понятие «информационный ресурс общества» (ПРО) является одним из ключевых понятий социальной информатики. Мировое сообщество в настоящее время, по мнению ряда специалистов, может быть с определенной степенью условности разбито на четыре группы стран – по господствующему в этих странах виду деятельности:

 страны, производящие сырье, продовольствие и товары народного потребления но иностранным лицензиям;

 страны, производящие техническую продукцию по иностранным лицензиям и частично оригинальные технологии (сегодня в этой группе стран находится Россия);

 страны, производящие оригинальные технологии;

 страны, производящие знания (лидером мирового интеллектуального и информационно-технологического прогресса являются США, производящие около 96 % электронных баз знаний по основным фундаментальным направлениям развития науки и 2/3 мирового выпуска программных продуктов).

Ряд стран, имеющих самые современные информационные и телекоммуникационные технологии, научную информацию и знания получают из США и других стран, и войти в группу лидеров интеллектуального прогресса не могут, так как не создают знания, которые должны наполнять национальную информационную среду

Понятие «информационный ресурс общества» (ПРО), ресурс накопленных в обществе знаний, может быть рассмотрено в узком и широком смысле слова.

ПРО в узком смысле слова – это знания, уже готовые для целесообразного социального использования, т. е. отчужденные от их создателей, и материализованные знания.

ПРО в широком смысле слова включает в себя все отчужденные от создателей и включенные в информационный обмен знания, существующие как в материализованной, так и в вербальной (устной) форме.

Важно отметить, что существует самое «расширенное» представление, по которому в понятие ПРО должны быть включены также сами создатели «живого знания» – ученые, специалисты и т. д. Эта позиция в значительной степени обусловлена тем, что вероятность создания знаний представителями этих социальных групп и перевода их в информационный ресурс общества весьма высока.

Социальная память человечества – это накапливаемая и, по точному выражению академика А.П. Ершова, дважды социализированная информация: во-первых, обособленная от своего источника и зафиксированная в виде какого-либо документа; во-вторых, имеющая определенный статус, обеспечивающий ее доступность либо обществу в целом, либо той или иной социальной группе.

В целом само понятие и проблемы развития ИРО нуждаются в дальнейшей научной разработке. В частности, одну из наиболее сложных групп проблем, которые, по сути, являются стержневыми при анализе процессов информатизации общества, представляют собой лингвистические проблемы информатизации.

ИРО включает информацию, знания, а также лингвистические средства, применяемые для описания предметных областей и для доступа к информации и знаниям.

В настоящее время базы данных, доступные на мировом рынке, представлены всего лишь на 30 языках мира при общем их числе от 2500 до 5000 (диапазон вызван условностью различий между разными языками и диалектами одного языка).

(Социолингвистические проблемы информатизации общества будут рассмотрены более подробно в теме 7.)

Формы материализации информационных ресурсов общества. Отчужденное знание, подготовленное для социального использования, материализуется в документах на различных носителях: бумажных, электронных, в камне, дереве, ткани и др., проявляясь в произведениях искусства, в архитектуре, в моде и т. д.

Качественно новые потребительские свойства электронных изданий обеспечиваются, например, технологией мультимедиа, а снижение цен на эту продукцию достигается распространением ее на компакт-дисках (CD-ROM).

Бумага, помимо ее функции визуализации оперативной информации на современном этапе развития общества и в дальнейшем будет выполнять функцию основы книги как атрибута культуры, а также функцию хранения наиболее значимых национальных и мировых документов. Именно поэтому продолжаются работы по созданию так называемой «вечной» бумаги.

«Утечка умов» из России: общая характеристика проблемы. Несмотря на то, что создатели знаний не включаются в классическое определение ИРО, они являются его наиболее значимой предпосылкой, национальным богатством любой страны. В силу этого анализ информационных ресурсов общества невозможен без рассмотрения проблемы «утечки умов».

В принципе данная проблема существует в мире в целом, о чем может свидетельствовать статистика распределения интеллектуальной эмиграции по различным странам (на 100 % ученых, эмигрирующих из России): Германия – 60 %; Израиль – 25 %; США – 10 %; другие страны – 5 %. Распределение ученых-эмигрантов по различным направлениям науки таково: гуманитарные науки – 9 %; химия -12 %; биология – 24 %; физика и математика – 52 %.

Однако проблема «утечки умов» из России наиболее остра как по количеству, так и по опасности социальных последствий, как для самой страны, так и для мирового сообщества в целом. По данным МВД России, наиболее «выездной» возраст ученых и специалистов составляет 31^45 лет. По данным Независимого института социального анализа, размер внешней эмиграции из России в год соответствует 4 тыс. работников науки и образования.

По прогнозам Комиссии Совета Европы по образованию, убытки России от этого процесса могут достигнуть 50–60 млрд долл, в год. Расчеты по методике ООН показывают несколько больший ущерб – 60–70 млрд долл, в год.

Как показывают социологические исследования, подавляющее большинство отечественных ученых хотели бы уехать за рубеж и планируют уехать, как только им представится подходящая возможность. Значительная часть научной молодежи России практически живет за рубежом, формально числясь сотрудниками российских НИИ.

Структура процесса «утечки умов». Процесс «утечки умов» далеко не исчерпывается традиционным представлением о нем – отъездом ученых и специалистов за пределы страны, являясь трехэлементной структурой, состоящей из следующих потоков:

• внешнего (интеллектуальной эмиграции);

• внутреннего;

• сетевого (интеллектуальной иммиграции).

Иерархия этих эмиграционных потоков по размеру такова: внутренний, внешний и, наконец, сетевой поток. На одного эмигрирующего ученого приходится примерно девять коллег, покидающих науку ради успеха в бизнесе или политике в пределах России.

Наиболее опасным по социальным последствиям в аспекте ущерба для текущего и перспективного состояния национального интеллекта (информационного ресурса) является второй из названных потоков – внутренний, поскольку он означает уход представителей науки, образования в другие сферы, как правило, более низкие по интеллектуальной составляющей виды деятельности практически навсегда.

Ученые и специалисты из внешнего эмиграционного потока, несмотря на ощутимую потерю для развития отечественной науки и на негативное отражение в общественном мнении в целом их отъезда для работы за рубеж, во-первых, сохраняют себя в интеллектуально-профессиональном плане и, во-вторых, вероятно, в перспективе при изменении социально-экономической ситуации могут вернуться на родину

Сетевой поток занимает последнее место потому, что по сетям в основном реализуются не научные планы, а трудовые варианты деятельности специалистов, например, маркетинговая деятельность, в частности по «вербовке» специалистов для работы в зарубежных научных центрах. Хотя по сетевому варианту реализуются не самые значимые варианты интеллектуальной деятельности, опасно развит в настоящее время «информационный паразитизм» Запада – по сети Интернет, по оценкам специалистов, в соотношении 7:1 скачивается научная информация, знания из России.

Остановить «утечку мозгов» из России можно, по мнению специалистов, в частности, совершенствованием государственной политики в системе оплаты труда. При этом уровень оплаты научного труда следует поднять до международных стандартов, повысив его в 10–30 раз[76].

Наиболее значимыми направлениями исследований в области ИРО являются:

 раскрытие сущности ИРО как формы предоставления знаний, определение и исследование закономерностей формирования, преобразования и распространения различных видов информационных ресурсов в обществе;

 разработка методологии количественной и качественной оценки имеющихся ИРО, а также прогнозирования потребностей в этих ресурсах;

 создание методов исследования структуры и топологии распределения различных видов ИРО по регионам России, а также в глобальном масштабе[77].

Свободный доступ к национальным ИР – важнейшее условие соблюдения конституционного права граждан на информацию, права «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ст. 29, п. 4 Конституции РФ).

Адаптация человека к культуре пользования информационными ресурсами в современном обществе[78] предполагает одновременное воздействие целого ряда факторов, включающих комплекс как субъективных (зависящих главным образом от самого человека), так и объективных (в большей степени зависящих от внешних обстоятельств) факторов: образование, профессиональная деятельность, психологическая характеристика, социально-экономические условия.

В обеспечении свободного доступа к автоматизированным информационным ресурсам важнейшая роль принадлежит «географической» дислокации баз данных (БД), их топологической характеристике.

Расположение баз данных по территории России. Почти 60 % БД находится в Москве. Рассмотрение БД по их назначению показывает, что в Москве расположено порядка 70 % БД научно-технической, 80 % – справочной, финансовой и учетно-статистической, 80 % – управленческой и 90 % – коммерческой информации.

Таким образом, концентрирование в столице БД общего применения ограничивает доступ к национальному информационному ресурсу. Эти трудности могут компенсироваться разнообразием созданных на его основе продуктов и услуг и прежде всего использованием телекоммуникационных сетей, способных обеспечить удаленный доступ к нему всех желающих, однако практически в российских условиях они доступны только пользователям с достаточно высокими платежными способностями.

Проблема «электронизации» информационных фондов России. В целом по объему информационных ресурсов Российская Федерация занимает одно из ведущих мест в мире. В последнее время очень быстро растет количество российских Web-сайтов, однако качество и структура этих ресурсов, степень их использования отстают от мировых требований.

Особое значение для России имеет проблема электронизации национальных библиотек, различных БД, решение которой явится существенным вкладом в активизацию информационных ресурсов страны.

Сделать интеллектуальные богатства российских библиотек достоянием пользователей в России и за рубежом призвана программа общероссийской информационно-библиотечной компьютерной сети – ЛИБНЕТ[79]. Национальный информационно-библиотечный центр «ЛИБНЕТ» (НИБЦ ЛИБНЕТ) развивает Сводный электронный каталог библиотек России (http://www.nilc.ru).

Реализуется проект создания Национальной электронной библиотеки[80], интегрированного ресурса национального масштаба, сочетающего в себе как программы оцифровки культурного и научного наследия России, так и предоставление доступа к уже имеющимся оцифрованным ресурсам.

Параллельно с этим проектом многие библиотеки страны занимаются оцифровкой своих фондов и предоставлением этих материалов пользователям. В частности, на сайте РГБ (www.rsl.ru) помещена информация обо всех проектах библиотеки по созданию электронных ресурсов: электронная библиотека диссертаций (http://diss.rsl.ru/), проект «Открытая русская электронная библиотека» (http://orel.rsl.ru) и др.

Для оценки состояния и перспектив развития национальных информационных ресурсов в русле мировой практики в стране разрабатывались специальные Национальные доклады. В 1994 году Комитетом при Президенте РФ по политике информатизации был опубликован национальный доклад «Автоматизированные информационные ресурсы России. Состояние и тенденции развития».

С 1995 по 2000 гг. было подготовлено три выпуска Национального доклада «Информационные ресурсы России». В настоящее время эта практика прекращена. В рамках Федеральной целевой программы «Электронная Россия» сделано несколько аналитических отчетов о состоянии информатизации, однако, по мнению М.Б. Антопольского, ресурсная проблематика отражена в них совершенно недостаточно[81].

Автоматизированные информационные ресурсы России, оценка их состояния. Базы данных (БД) классифицируются по структуре, назначению и способу доступа.

По структуре БД делятся на документографические, фактографические, числовые, полнотекстовые и гипертекстовые, лексикографические.

По назначению содержащейся информации БД делятся на:

64Михайловский В.Н. Формирование научной картины мира и информатизация. – СПб., 1994 С. 54.
65Обмен мыслями, нахождение точек соприкосновения.
66Взаимодействие между текстами.
67http://www.aseHbrary.ru/index.html
68См., например: Гуревич А.Л. Виртуальная культура и проблемы духовной жизни современного общества. – М., 2004; Шлыкова О.В. Феномен мультимедиа: Технология эпохи электронной культуры. – М., 2003.
69Соколов А.В. Эволюция социальных коммуникаций. – СПб., 1995. С. 149.
70Николаева Е.В. Хронотопы экранной культуры. Повседневность как экранный интерфейс // Наука телевидения. 2016. № 12.1. С. 62.
71Рогожина А.А. Социальные сети: новый канал коммуникации или квазиобщение // Рос. наука и образование сегодня: пробл. и перси. 2015. № 4(7). С. 82.
72Кастельс М., Киселева Э. Россия и сетевое общество // Мир России. 2000. № 1.С. 2.
73Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973. С. 128.
74Для источников, отмеченных *, на портале elibrary.ru – доступ к полному тексту.
75См.: Громов Г.Р. Национальные информационные ресурсы: проблемы промышленной эксплуатации. – М., 1984; Он же. Очерки информационной технологии. – М., 1993.
76Ушкалов И.Г., Малаха ИА. «Утечка мозгов» как глобальный феномен и его особенности в России // Социс. 2000. № 3. С. 113.
77Колин К.К Социальная информатика – научная база постиндустриального общества // Социальная информатика-94. – М., 1994. С. 8–9.
78Сергеева М.Н. Факторы и механизмы адаптации человека к культуре использования информационных ресурсов // Вести. Поволжск. ин-та управления. 2013. № 6 (39). С. 121.
79Проект «Основные направления развития общероссийской информационно-библиотечной компьютерной сети ЛИБНЕТ НА 2011–2020 годы» // Научные и технические библиотеки. 2011. № 4. С. 5–29.
80нэб. рф
81На пути к информационному обществу «Автоматизированные информационные ресурсы России: Состояние и тенденции развития» (Нац. доклад) // Вести. РОИВТ. 1994. № 4–5. С. 5–66. См. также: Информационные ресурсы России: Нац. доклад. – М., 1999 (www.gsnti.ru).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru