Голос моей души

Ирина Константиновна Федосеенко
Голос моей души

Придет время, и я обязательно вернусь к тебе .... Мы сядем на облачко под шикарным деревом с серебристым стволом и самыми нежными во Вселенной розовыми цветами. Попивая чай забвения, прикусывая печеньем желаний, ты меня спросишь:

– Ну, что ты узнала в этом путешествии?

Беспечно мотая ножками на краю облака, я начну осознавать смысл моего путешествия:

– Ты знаешь, самым удивительным было для меня обнаружить, что на Земле нет взрослых людей. Все своё воплощение они живут в образах детства, в которые уверовали, и даже не различают их. Ребенок настолько могущественен в своей вере, что у него не возникает сомнений в том, что он придумал. А еще они не видят себя, они не видят друг друга, не видят Мир.

Ты улыбнешься как-то загадочно в свою бороду… Я знаю, что мне будет рядом с тобой благостно… У меня, конечно, будет еще желание рассказать тебе, что я то искала Его везде, то чувствовала во всем, то снова ощущала себя покинутойНо я не посмею прервать это звенящую радостью тишину.

– Когда обратно собираешься? – спросишь, между прочим.

– А можно ли мне на мою…– не успею договорить я.

Ты посмотришь любящими глазами, и мне станет понятно, что я еще многого не сделала… И это понимание захочется сохранить в сознании, когда буду возвращаться.

Пока я буду цепляться за то, что должна сохранить, ты, как всегда, трансформируешься в миллиарды световых нитей и огоньков, встраиваясь в вечное, и что-то теплое отзовется в сердце: «Я всегда с тобой».

Лепестки розового волшебства укроют меня нежностью. Я сладко засну, и мне приснится сон моей новой жизни. Знакомая мелодия вернет меня из процесса моделирования.

– Ну и сюжетик я завернула на этот раз, – про себя подумаю я.

– Пора, – вернёт меня голос Хранителя.

– Опять ты? И не надоело со мной мотаться?

– Ты же знаешь …ВСЕГДА.

И мы поймем, о чем .... Он укроет меня крыльями, и мы шагнем в вихрь потока только моего времени.

Я помню… еще помню…

Помню?

Предисловие

2 сентября 2019 года

С момента написания первой книги прошло три года. Удивил отклик людей и мой собственный – хотелось писать ещё и ещё.

Динамика от полного протеста писать до жажды быть в этом состоянии – это не только про творческий процесс, но и про открытие смыслов того, что происходит в жизни со мной и с людьми на моём пути.

Материал для книги активно собирался, и я всё ждала, когда же пространство мне подкинет «кульминацию» сюжета. И вот, случилось…Можно писать… Сразу же пришли воспоминания декабрьской предновогодней суеты уходящего 2016 года.

Первая книга еще писалась, а для второй уже созревал новый виток событий. Так сложилось, что предновогодний график оказался очень плотным: мне нужно было успеть быть во многих местах. Я получала удовольствие от обретенной свободы и возможности выбирать интересное для своей жизни.

Поездка в Москву подразумевала несколько встреч с друзьями и посещение конференции. И в двух квартирах моих друзей, и в здании, где проходила конференция, меня встречала или скульптура, или изображение божества Ганеши, устраняющего все препятствия.

Самое удивительное обнаружилось на съемной квартире у моих знакомых: в ней не было практически ничего: ни книг, ни декора на полках…только маленькая статуэтка этого доброго Божества. Тогда я не осознавала значения этого послания, но важность была явная. Я улыбнулась этому, доверяя, как всегда, тому, что приготовило для меня пространство.

Помимо активности социальной, мне очень хотелось рисовать. Именно в этот период я нарисовала картину «Уходящая в свет», где изображена женщина, которая переходит в новое состояние, оставляя за спиной стихии. Смысл этого изображения я осознала только три года спустя. И сейчас понимаю, что многие образы, которые приходили во время творчества, «падали» или из прошлого, или из будущего.

Описав эти события, мне захотелось кофе. Поставив чайник на плиту, я заглянула в ленту новостей, и… она пестрила поздравлениями Ганеши с Днем рождения. В Индии этот праздник не имеет четкой даты, празднуется в конце августа – начале сентября. «Значит, второй книге быть» – подумала я, приняв с огромной благодарностью это символическое благословение.

Глава I. Подарок

Новогоднее настроение не давало мне покоя – очень хотелось праздника и чудес, и я планомерно их организовывала. Первый подарком себе стала фотосессия.

Варвара, готовившая меня к процессу визажист, разговорилась со мной. Кто бы знал, что это начало очень интересного общения на долгие годы. Сама фотосъёмка был для меня тяжелой: я не была в контакте с телом, но при этом пообещала себе не искать недостатков, избегать критичности в адрес своих снимков.

После фотоссесии я побежала на новогодний корпоратив к друзьям. Это был коллектив сети фитнес-клубов, с которым я работала в этом году. Команда молодых и амбициозных ребят подготовила шикарную программу. Кругом царило веселье…А я впадала в какую-то отстраненность. С одной стороны, я очень хотела нового круга общения, с другой – не всегда чувствовала себя уместной в новом окружении.

В такси я всю дорогу размышляла об этом… Но только спустя время мне стало понятно, о чем был этот опыт: я интуитивно искала возможность видеть свое тело и быть в контакте с ним. Это было важно, но мною до конца не осознано. Всю жизнь, накачивая информацией интеллект как единственно значимую ценность, я совсем перестала чувствовать себя в теле. Видимо, этот перекос для системы стал критичным. Возвращение в свое тело оставалось неосознанным еще долго…Этот день я запомнила еще и потому, что уж очень звенела дата – 13 января. «Ранний» корпоративный праздник, да и команда, в которую я попала за общим столом, тоже имела номер 13. Мне даже стало интересно это, и исследовав вопрос, выяснила, что 13 – это цифра, обозначающая «Дух, ищущий любовь». Это открытие и запечатлело дату этого дня.

Фейерверк новогодних праздников завораживал и наполнял ожиданием чудес, желанием побыть в мечтах…

В канун католического Рождества пришло сообщение. Несколько раз перечитав содержание, я не сразу поверила в написанное. С меня снимались все обязательства по кредиту брата, где я была поручителем. Я не верила своим глазам, всё очень походило на новогоднюю сказку – теперь я была свободна от бремени и могла возобновить путешествия. Для этого чуда я практически ничего не сделала.

Хотя лукавлю, сделала. Об этом мне напомнила Снежана, моя новая знакомая, которая позвонила через месяц после этого новогоднего подарка:

– Ирина, мы едем в Грецию, – твердо сказала она.

– Не поняла…

– Мы едем к Спиридону Тримифунтскому, на остров Корфу. Собирается паломническая группа, вот мне и предложили – пояснила Снежана.

Меня осенило: в сентябре, обсуждая проблему с кредитом брата, моя близкая подруга Лиза посоветовала обратиться за помощью к святому Спиридону Тримифунтскому. Меня ещё удивило, что этот святой, вроде как, помогает в простых, бытовых вопросах: с недвижимостью, с финансами. Я ничего не слышала о нём, но Интернет был в помощь. Открыв образ святого на компьютере, я попросила уладить волнующую меня ситуацию наилучшим образом. Попросила… и благополучно забыла.

– Видимо, он тебя зовёт,– сделала вывод Снежана после того, как я ей рассказала о своей просьбе.

– Видимо, да… – немного растерянно произнесла я.

– Ирин, ты понимаешь, что ехать нужно обязательно, – продолжала Снежана.

– Да, я понимаю, но это уже через пару месяцев… – пытаясь сгруппироваться в неловкой ситуации, мямлила я.

– Ты что, про деньги, что ли? – догадалась подруга.

– Ну, я же сейчас в свободном полете…на жизнь-то хватает, но так, чтобы на поездку…

– Заработаешь. Вот увидишь! – уверенно сказала Снежана.

И деньги действительно пришли. Тренинги, заказы, клиенты возникли из ниоткуда. Мы позвали в поездку еще и Галчонка, и она с радостью согласилась.

Уже на подготовительном этапе стало ясно, что поездка с группой паломников будет сложна в общении. Организатор продавливала свои интересы. Мы ей сразу не понравились, так как давить на нас – дело бесперспективное. Программа поездки корректировалась, что давало нам право самостоятельно выстроить часть пути. По сути, это путешествие оказалось для нас троих.

Снежана попросила благословения для нас у своего духовника, отца Авеля, и мы отправились в путь.

Уже в дороге мы наперебой рассказывали о том, что знали о месте, куда едем, и о самом Спиридоне. Было много удивительного: и то, что дочь святого звали Ириной, и что к мощам святого местные жители заходят, как к другу, и утром, и вечером. Интересна была и жизнь святого.

Размышления о том, каким образом события так неожиданно ворвались в мою жизнь, не отпускали. Ведь я их не планировала, они сами возникли, и это было ново для меня. Что-то мощное стало чувствоваться в этом.

В аэропорту Снежана привела нас к статуе Ганеши у кафе и рассказала, что всегда посещает его перед вылетом. Мне оставалось только улыбнуться.

До вылета было еще много времени, мы решили пообедать. Болтая с девчонками, я неожиданно почувствовала напряжение. Осматриваясь по сторонам, я вдруг обнаружила его источник. За соседним столиком сидел парень в черной кофте. Капюшон был надвинут на лицо так, что видна была только нижняя часть головы. Поза, скрещенные руки, непонятный посыл от него – всё это напрягало. Я дала знак девочкам, и мы чуть ли не в один голос произнесли: «Началось…».

– На страх пытаются развести, – предположила Галка.

– Ну, да… – понимающе отреагировала Снежана.

– Центрируемся и посылаем свет! – скомандовала я.

Видимо, включились в процесс все трое. Молодой человек тут же встал и ушёл.

 

– Может, он просто есть хотел, а мы ему пририсовали уже хвост с копытами, – засомневалась я.

– Нет, Ирина, это все совсем не просто, – авторитетно подытожила Галка.

На этом мы и закончили обсуждение, переключившись на организационные моменты.

В Греции, в Салониках, нас встретила девушка гид Марибель. Яркая внешность, доброта и знания подкупали с первых минут. Благодаря любви, с которой Марибель рассказывала о местах, в которых мы побывали, этот день стал яркой страничкой в дневнике моей жизни. Город подкупал своей открытостью и готовностью делиться памятью об общих далеких временах, которые нам всем еще предстояло вспомнить.

Необходимый образ из прошлого души очень трудно подтянуть в сознании, поэтому пространство постепенно настраивает на активизацию необходимых воспоминаний. Активация происходит посредством сонастройки с теми местами, где ты был раньше в других воплощениях.

Храмы, красные крыши домов, боль Белой башни, Базилика Святого Димитрия, Триумфальная арка, Галерея – всё помогало вернуть ощущение знакомого места.

За один день у нас было много поводов удивиться. То впечатлимся свечами в Храме размером с человеческий рост, то удивит особый способ просьб к святым в виде металлических пластинок с рисунком желаний (дом, любовь, особая часть тела, требующая исцеления), то Спаситель, изображенный сидящим на радуге в монастыре Латому. Удивителен был и тот факт, что перед путешествием я сделала обережные ленты для себя и детей из всех цветов радуги.

Возникло тягостное чувство от следов вандализма на стенах древнего монастыря Влатадон. Странное творилось и с нами. Все трое пытались намотать на голову платки, шарфы. Может, бессознательно мы пытались подчеркнуть статус инородцев. Для меня это так и осталось загадкой.

В Базилике Святого Димитрия нас накрыла особая энергетика. Даже когда все было изучено, свечи поставлены и записочки написаны, что-то меня не отпускало… Когда мы направлялись к выходу, моё внимание привлекла икона. На ней была изображена маленькая девочка с двумя старцами, значительно превышающими ее в росте. Рафаил, Николай и Ирина – так называлась икона. Меня накрыло волной тепла. Для меня это был знак поддержки и помощи от Высших светлых сил. С недавнего времени я всё больше и больше стала чувствовать именно эти энергии. И это было большой радостью для души. Тем более, я слишком устала от темных нападок – это стало неинтересно и предсказуемо.

Вечером, гуляя по Солоникам, мы забрели в интересное кафе. И все бы ничего, только радушных хозяев звали Христос, Иисус и Евангелие. Кстати, очень распространенные в Греции имена, но в свете минувшего дня это выглядело, как минимум, волшебно.

Вот с этими тремя интересными мужчинами, говорящими по-русски, под ароматное вино мы и провели этот вечер. Вспоминали, как ни странно, времена советской эпохи. Один из мужчин был знаменитым спортсменом и часто приезжал на соревнования в Советский Союз.

Потом разговор плавно перешел к настоящему в Греции. По лицам было видно, что это очень больная тема, и что наших новых знакомых сильно волнует происходящее в стране. Мы тоже стали свидетелями пикетов и протестов, но старались не включаться в этот поток. Почувствовав это, Христос угостил нас вином за счет заведения и переключился на другие темы.

Уютный вечер подходил к концу, мы попрощались с гостеприимными хозяевами. На следующий день нас ждали паром и дорога на остров Корфу.

Добравшись до портового города Игуменица, выполнив все инструкции Марибель, мы благополучно попали на паром.

Открывшаяся красота ионического моря покорила навсегда. Сине-зеленое, переходящее в глубоко-синее море, ограненное на горизонте легким, прозрачным, наполненным солнечным светом небом, останавливало время и казалось, что так можно плыть вечно. Знакомое чувство свободы и присутствия в вечности разлилось у меня в груди, я точно это помнила, хотя в этой жизни видела это впервые.

Девочки резко меня вернули в реальность.

– Ирин, смотри, – указывая на молодого человека напротив, шепотом сказала Снежана.

Напротив нас сидел молодой человек в толстовке с капюшоном, надвинутым до самого рта. Картинка была один в один такая же, что и в аэропорту.

– Видимо, что-то серьезное будет, если так стараются переключить наше внимание и сопровождают всю дорогу, – предположила я.

На жизненном пути помогают как светлые силы, так и темные, как ни странно это звучит. Ставя препятствия на пути, вызывая те или иные эмоции, они помогают человеку познать свою силу, потенциал и грани себя в конкретный момент времени.

Иногда это способ пространства – фиксация внимания на значимых моментах пути. Будь то очищение от последствий предыдущих воплощений или этой жизни или же трансформация системы и несовершенств в целом. Вопрос в том, на какие импульсы система привыкла реагировать больше: на страх или на свет и радость. Но осознание придет намного позже, а пока мы продолжаем путь.

Молодой человек, не выдержав посланной от нас троих любви, встал и перешел в другую часть парома.

Каждая из нас ушла в свои процессы. У нас троих были веские причины быть на Корфу, как нам казалось на тот момент. Значимые и важные. Но история развернулась по своему сценарию.

Как правило, желания или мотивы, двигающие нас в этой реальности – это всего лишь скорлупка того истинного, что до времени скрыто от нашего сознания. Именно это скрытое и требует внимания всяческими способами: от моделирования событийного ряда, до всепоглощающих эмоций, мимо которых нет никакой возможности пройти. Придется с этим встретиться, это неизбежно.

Прибыв на остров, я почувствовала до боли знакомое место. Старый город как будто застыл в тысячелетиях. Побеленные домики, налепленные на склонах, кривые ставни, шум волны, загадочность узких улочек будоражили память души. Казалось, что вот-вот раздастся залп пушки, но звуки музыки, сигналы автомобилей и рекламные проспекты вернули в «здесь и в сейчас». Находиться в двух мирах иногда очень непросто.

Побросав вещи в номерах, мы вышли в город. Нас, прежде всего, интересовал Собор Святого Спиридона – ведь это и была цель нашего путешествия. Собор мы нашли без труда. Пребывая в раздумьях, прихожане сидели на лавочках в Храме. Кто-то ожидал открытия раки с мощами, кто-то беседовал, служители готовились к завтрашнему празднику, но главное – это атмосфера. Атмосфера спокойствия и принятия.

Я собиралась с мыслями перед тем, как подойти к мощам Святого Спиридона, и вдруг почувствовала, что кошка трется у моих ног. Почувствовав расположение, она прыгнула ко мне на колени и замурлыкала. Видимо, для нее это было привычным делом. Вся эта спокойная свобода была так не похожа на то, что чувствовалось в храмах в России…

Очередь к мощам как-то быстро выстроилась. В момент преклонения меня поразило ощущение присутствия духовного друга – знакомого, понимающего, принимающего и оберегающего. Каждая из нас захотела подойти еще раз. Поблагодарив за чудо освобождения от долгов брата и за возможность приехать чудным образом, я почувствовала облегчение в груди.

Служители дали нам кусочки от красных сапожек Святого, которые мы по приезде раздали своим близким. Есть поверие, что когда рака с мощами не открывается, это значит, что Спиридон ушёл помогать людям. Поэтому его красные сапожки изнашиваются и их меняют. Изношенные же сапожки режут на кусочки и раздают верующим.

Всё стремится к балансу: коль попросил – будь добр, поблагодари. Та любовь и благодарность, с которыми люди подходят к мощам Святого, и есть возможный обмен между этим миром и миром Света. Наши просьбы и благодарности – та сила, которая формирует возможность помощи нам силами более тонкой природы в плотном измерении.

Когда мы просим или благодарим, то концентрируемся на искренности. В этот момент сила становится ярким направленным лучом света – это и есть канал связи. Для многих это еще и возможность прикоснуться к природе души, вспомнить себя истинного.

Так получается, что в театре событий это выглядит как последовательность чудес, а по сути – это про возможность сонастроиться с голосом души и с собой другим, истинным. Для этого и существуют такие места со светлыми каналами наших Учителей.

На следующий день крестный ход ошеломил своей необычностью. Это настоящий праздник радости. Все начинается со службы, а продолжается парадом духовых оркестров, потрясающих, разных, красивых.

На службе было много народу, не каждый мог сесть. Я пристроилась за высоким, широкоплечим красивым греком. Впервые в жизни у меня возник вопрос: «А как это, быть за спиной мужчины?».

Я смотрела на мир из-за сильных плеч грека и ловила незнакомые новые состояния защищенности и легкости. Смешно ли, что такие моменты возникают в середине жизни? Скорее грустно, что этого не случилось в реальности ни у меня, ни у женщин моего рода. Конечно, опираться на себя по жизни – важный навык, но если это единственная опора, то нет места ни твоему женскому, ни истинной радости. И как-то защемило в груди…

Тем временем служба подходила к моменту, когда мощи Святого Спиридона выносили из Храма и начинался крестный ход. По поверью, именно благодаря защите Святого остров не был взят врагами. Веселый шум толпы, радостные лица, искренность, открытость – все это было необычно.

Полюбовавшись на праздничный парад, мы отправились гулять по городу. И вот, перед нами море… что может прийти в голову трём русским женщинам? Правильно, говорим море – подразумеваем купаться! Не важно, что в море всего 9 градусов и нет купальников. Мы, русские, найдем выход. Приметив укромное место, мы осуществили свой замысел, даже несмотря на то, что с набережной нас начали снимать на видео местные, крича: «Русские психи!». Зато искупались, открыли сезон.

Замерзшие, но счастливые, мы решили не возвращаться в номер, а пойти в старую крепость. Она прекрасно просматривалась с места, где мы находились. Меня туда тянуло с непонятной силой. Как только мы дошли, меня включило: образы прошлой жизни, где я была пиратом, хлынули в поток сознания.

Это словно провалиться в прошлое. Волны смешанных чувств накрыли меня, как девятый вал во время шторма. Это было место гибели моей возлюбленной, которую я «не успел» спасти. Эти воспоминания не первый раз приходили, но это место не просто активировало картинку, а притащило весь поток переживаний. Пришло, видимо, время высвободить этот клубок чувств из памяти души. Я обратилась к Силам Света с просьбой исцелить эти воспоминания. Соединив в центре груди поток земли и неба, я попросила прощения у всех тех, кого обидела в этой истории, и простила себя.

Когда я рассказала, что со мной случилось, поняла – похожее творилось и с моими спутницами.

– Меня здесь сожгли, я лечила людей травами, – печально сказала Снежана.

– А я была гетерой, – весело отозвалась Галка.

После купания мы все-таки продрогли, и Храм на территории старой крепости стал нашим спасением. Оказалось, что там готовятся к концерту. Мы решили остаться хотя бы для того, чтобы согреться. Так как мы пришли первыми, то смогли и места выбрать, да и подтягивающуюся публику рассмотреть.

Или на меня до сих пор влияли образы прошлого, или это было на самом деле, но было ощущение, что людей, заходящих в Храм, только что подняли из склепа. Конечно, они были одеты в современные одежды, но лица – восковые, неживые, безэмоциональные маски.... Это так контрастировало с веселыми и открытыми людьми на празднике в городе.

Начался концерт, но у нас поднялась программа отвержения. Девочек вынесло оттуда – вскрылись воспоминания отношений высшего аристократического общества и нас. Я выдержала ненамного больше.

Возвращалась я одна в ночи. В небе светила луна. В голове царил полный беспорядок. Программа отвержения – одна из самых ядовитых. Впоследствии она кочует из жизни в жизнь, пока не исцелится.

Вытащив ее на острове со всем зловонным шлейфом последствий, я не смогла ее полностью исцелить в тот момент. Так устроена работа на тонком плане, что сначала программа активируется через события текущей жизни, потом обозначаются границы программы тем или иным спектром эмоций, фиксируя внимание на значимости момента. И только после этого мы набираемся сил, чтобы добраться до первопричины, чтобы трансформировать программу.

Далее – принятие опыта, восстановление искривлений в системе и потока света в этом участке. И на каждый этап нужно время, много времени…

К теме пиратства я вернулась только несколько лет спустя. С помощью Специалиста я вспомнила не только болевую точку этой истории, но и продолжение.

Отвергнув высшее общество, молодой аристократ подался в пираты. Будучи наполненным идеалистическими представлениями о мире и желанием бунта, он мечтал о свободе и о другой жизни, более честной, что ли… И что в итоге? Чувство вины за смерть невинной девушки, одиночество среди команды, кровь и грязь пиратского ремесла. В конце концов, меня поймали. Не повесили… сослали в каменоломню. И там, как ни странно, я примирился с жизнью. Умирал, глядя на солнце, спокойно…

 

Важно было понять себя в том воплощении, и самое главное – принять. Именно это и исцеляет. Заложив программу отвержения в предыдущих жизнях, в этой жизни я была отвергнута отцом, так как родилась девочкой, а не мальчиком. Заложенное вами всегда возвращается вам.

Само слово «О – ТВЕР – ГНУТЬ» можно рассмотреть как «о твердое гнуться». Скорее всего, гнуть что-то в системе души, не справившись с плотностью этого мира.

В моем случае, я не справилась с идеалистическими взглядами на жизнь и «погнулась» от непринятия способов выживания людей в высшем обществе. Непринятие лицемерия, фальши, откровенной подлости привело меня в состояние бунта. А люди могли на этом этапе своего развития только то, что могли. Ни больше, ни меньше. То, на что хватило сил. «О – ТВЕР – ЖЕНИЕ» – явление полегче, так как речь идет о «жжении», но приятного в этом тоже мало.

Вот так, всего за несколько дней остров и его хранитель Спиридон подарили столько открытий. Наше путешествие продолжалось паромом по морю до порта, где нас встречала знакомая Марибель, которая и привезла нас к метеорам.

Дорога на машине заняла пару часов. За это время мы познакомились с одной нашей спутницей, родом из России. Женщина всю дорогу жаловалась на жизнь в Греции, и меня слегка это напрягало.

Когда мы подъехали к городу Каламбака, что рядом с метеорами, перед нами открылась необычная картина из вертикальных горных образований, на вершинах которых находились Храмы.

Вечерело. Нас разместили в гостинице у подножия одного из таких образований. Мы очень устали, поэтому заснули сразу же. Посреди ночи меня разбудило присутствие чего-то враждебного. Около окна стояли три темные фигуры и телепатически внушали: «Ты завтра не поднимешься, ты просто не сможешь… сердце не выдержит… у тебя вес и слабые ноги».

Жуткие ощущения присутствия нечисти рядом, но, как всегда, помогла молитва. Я начала молиться и опять провалилась в сон. Утром я рассказала девочкам о пережитом. Снежана предложила послушать записи Псалмов, и после этого мы отправились в Храмы. Мы легко поднялись до первого монастыря Святого Варлаама.

«Парящих в воздухе» метеоров, то есть монастырей, насчитывалось 22. Люди уходили в эти труднодоступные места для уединения и посвящали себя молитве. Древность, которая сочилась из стен, вызывала трепет и благоговение. Монастыри в облаках – о высоком в человеке, о самой возможности это проявить.

Справедливости ради нужно сказать, что ничто человеческое не чуждо было монахам. Это понимаешь, когда видишь огромную винную бочку, в несколько раз превышающую твой рост.

Вид с террас монастыря завораживал, уходить не хотелось. В моё поле зрения попал батюшка, подметающий пол. Тот самый батюшка, к чьей руке припадали прихожане несколько минут назад. Этот образ по-особенному на меня повлиял, потому что в следующее мгновение пришло осознание того тяжелого груза, который несут на себе эти люди, подчищая за нами ментальную, эмоциональную грязь… Понятно, что не каждый монах– это истинный монах. Но выбор души именно такого труда заслуживает уважения. Удивительно, как по-новому можно прочувствовать или увидеть привычное, на первый взгляд…

Только мы собирались уходить, как один из монахов пригласил нас зайти в музей-лавку и вручил на память иконки. На них была изображена Богородица Посредница. На обороте написано:

«Богородица: Прими прощение Матери Твоей, о Божественное и Сострадающее Слово.

Христос: Что же Ты просишь, Мать?

Богородица: Спасения для смертных.

Христос: Они разгневали меня.

Богородица: Будь милостив, Сын Мой.

Христос: Но они не покаялись.

Богородица: Прими их такими, какие они есть.

Христос: Они будут спасены.

Богородица: Благодарю, Бог Мой».

Было ощущение, что со мной разговаривал Мир. Сердце наполнилось теплом и благодарностью. Мы посетили еще несколько монастырей, среди которых был и монастырь святой Варвары. Здесь была другая атмосфера: смирения и тихой радости.

Мы шли по круто завернутому горному серпантину. Мимо неслись набитые туристами автобусы. Мы любовались причудливыми формами гор, делились образами, которые видели. Всё радовало: и черепашки, шипящие на нас в камнях, и цветочки, и солнце, и небо…

Спустившись с гор, мы попали в лавку, где разговорились с хозяйкой, тоже из России. Сколько тепла и счастья было в ее рассказах о Греции! Ну как тут не вспомнить общение с другой землячкой по дороге из порта. Поистине, мир, любовь и красота могут быть обретены только в сердце твоем, вне зависимости от места, где ты находишься.

Наше путешествие подошло к концу. В аэропорту, проходя паспортный контроль, мы стали свидетелями некрасивой сцены. Семья, видимо, ехала крестить малыша, а мама билась в истерике. Брань, оскорбления в адрес своих близких, резкость и бесноватость вытекали из ее поля. Вокруг было много людей… а у меня внутри – сострадание и сожаление, что душе этой женщины приходится идти таким тяжелым путем.

Анализируя свои реакции на сопровождающих нас ребят в капюшонах, на то, как мы врубали защиты, на явно бесноватую женщину, я осознала, что произошла трансформация моего реагирования в этих ситуациях.

По приезде домой каждая из нас раздала кусочки красной материи сапожек Святого Спиридона и защитные браслетики. Много историй случилось в связи с этим, но поделиться хочется одной из них. Спустя какое-то время мне позвонила Снежана:

– Ирин, представляешь, я один кусочек дала своему мастеру маникюра. Жизнь у нее непростая: муж обижал, двое деток, крутится, как может. И тут от неё звонок: «Снежана, иду я вчера с работы по площади Ленина, а ко мне молодой человек кидается со словами: «Как же долго я тебя искал!». Представляешь, ему ночью Спиридон Тримифунтский приснился. Сказал, чтобы завтра шел на площадь в шесть вечера, там он встретит свою судьбу. Чудеса!

– Да, видимо, чудеса продолжаются…

Вспоминая эти события, я поняла, что волшебство со снятием долгов случилось в день почитания Спиридона Тримифунтского. Видимо, речь шла не только о финансовых долгах, а, прежде всего, о долгах души…

ВЫВОДЫ

Всегда помните свои просьбы к Высшим Силам и благодарите. Мир всегда найдет способ восстановить равновесие. Иногда мы даже не замечаем, как наши мечты сбываются.

Отвергнув однажды, будь готов быть отвергнутым.

Всё, что мы есть – это воспоминания. Воспоминания, наполненные тяжелыми эмоциями, требуют исцеления, чтобы перейти на уровень просто информации в хранилище памяти.

Всё, что с нами происходит, имеет причинный, корневой уровень. Всё, что происходит, значимо и требует внимания.

Глава II. Открытия дорог

По возвращении из Греции я слегла. Можно ссылаться на то, что мы искупались в холодном море, но из троих заболела я одна. То, что не переработано сознанием, помогает переработать тело. Я отмечала это у клиентов, да и сама не раз проходила через такую чистку. Обычно я болею один день, но тут меня серьезно накрыло: неделя постельного режима, выматывающая температура и разрывающий грудь кашель.

Больше всего мучило ощущение бессилия и, как мне казалось, равнодушие близких. Серый шум телевизора, возле которого сидела мама, добивал окончательно. Никому в доме не выгодно было видеть меня слабой. Я злилась, кипела, проваливалась в температуру и снова злилась. Не было сил даже принять душ. Запах пота и болезни душил. И в очередной прилив отчаяния я зацепилась за единственно возможное решение:

– Море. Мне нужно только море. Уезжаю на Корфу, мне все равно, кем работать, хоть горничной… только бы быть рядом с морем. Да, хочу к морю, подальше от всего этого… – это прозвенело из глубины так остро, так исключительно для меня, что не возникло ни доли сомнения в этом решении.

После этого внутреннего зова стало полегче. Час спустя мне позвонил Ключник:

– Ирина Константиновна, как Вы смотрите на то, чтобы обсудить условия работы в проекте? – спросил он, не подозревая, что именно об этом кричала моя душа.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru