Переулки мои закоулочки

Ирина Грачиковна Горбачева
Переулки мои закоулочки

ЗАДУМЧИВОСТЬ

В вальсе кружится снег за окном,

Слышно громкое соло снежной метели,

И ветра на свирели мотив засвистели,

В вальсе кружится снег за окном.

Я щекою прижалась к стеклу,

В лунном свете играя, снежинка блестела,

Городское шоссе вдруг совсем опустело.

Я смотрю из окна в темноту.

Одинокий прохожий бежит,

Снег так звонко скрипит у него под ногами,

Кто-то тоже не спит и блуждает ночами.

Интересно, куда он спешит?

Я прижалась губами к стеклу,

Как тоскливы ветра и ночные метели,

И кружит и играет метель на свирели.

С грустью молча смотрю в темноту.

ПЕРЕУЛКИ МОИ ЗАКОУЛОЧКИ

Переулки мои закоулочки.

Тихий дворик, веранда в цветах.

Аромат свежей выпечки. Булочки,

Нежность бабушки. Слёзы в глазах.

Старый дом. Штукатурка вся в трещинах.

Пол скрипит. На окошке герань.

Баловство и бывало затрещина.

Просьба бабушки: Взрослой уж стань!

Повзрослели давно и разъехались.

Возвращаясь, домой лишь во сне.

Жизнь бежала. Вернуться надеялись.

А теперь… Лишь портрет на стене.

Платье скромное с вязаным воротом.

И лукавый смеющийся взгляд.

И слова, что дороже, чем золото

Мне о многом они говорят:

Жизнь бежит. Пролетит белым облаком.

Будет в ней много разных преград.

Навсегда не прощайся ты с городом,

Иногда возвращайся назад.

Переулки мои закоулочки.

Тихий дворик. Веранда в цветах.

Аромат чьей-то выпечки. Булочки.

Грусть по прошлому. Слёзы в глазах.

НАШ СТАРЫЙ ДОМ

Заскрипела половица в старом доме,

Вдруг захлопнулось открытое окно.

Звонко сквознячок гудит в дверном проёме,

В опустевшем зале пусто и темно.

Приведеньем я брожу по комнатушкам.

А когда-то мы встречали здесь рассвет.

Суетилась наша бабушка старушка…

Сколько лет прошло? Её уж с нами нет.

Самовар гудел у нас на каждый праздник.

За большим столом гуляла вся родня.

А теперь свистит лишь ветер безобразник,

Да в печи давно уж не было огня.

Старый дом стоит в раздумьях и обиде,

Разбрелась по свету,  разрослась семья.

Как давно он прежних шумных встреч не видел,

Полюбили дети дальние края.

Только грустно им в далёком чужеземье,

Часто снится по ночам наш старый дом.

Где витает запах вкусного варенья.

Детство здесь осталось, жизни нашей том.

БЕЛОСНЕЖНАЯ ЗИМА

Обняла меня зима белым вязаным платочком,

Мягкий снег наволокла, чтоб не бегать мне по кочкам.

Даже если зацеплюсь  сапожком я, да об ямку,

Всё равно я не убьюсь, упаду как на лежанку.

Белый, белый пух вокруг, сыплет, верно к благодати!

Выходи во двор, мой друг, поиграем, как дитяти.

Повали меня на снег, пусть повеет твоим жаром,

Да покрепче обними, да окинь игривым взглядом!

Пусть взыграет наша кровь, позовёт нас на потехи,

И усталая любовь вспомнит все свои утехи.

Закрути ты нас, зима, в белоснежном хороводе.

Счастье наше обнови в чудном маленьком приплоде!

СЛЁЗЫ АНГЕЛА

Тихо бредем мы по улицам снежным,

Кажется всё нам вокруг безмятежным.

Небо – бездонным сказочно нежным,

Падают звёзды потоком безбрежным.

Кружатся в танце, медленно тая,

Это снежинки? Нет слёзы из Рая!

Ангел заплакал и слёзки роняет,

Он понимает, что жизнь утекает.

И мы с тобою встречаемся взглядом,

Если ты любишь, то слов и не надо.

Хочешь, желание я загадаю,

Если снежинку рукою поймаю?

Снег осыпает уснувшую землю,

Как бы взлететь, пролететь мне над нею!

Что бы вернуться слезинкой из Рая,

Дать всем надежду, мечты исполняя.

*****

Ангелу грустно смотреть на реальность,

Жизнь так прекрасна, а смерть – это данность.

Мы увядаем, как снег на ладошке,

Тает снежинка, слезинкой в окошке.

ЛУННЫЙ СВЕТ РАССЫПАЛ СЕРЕБРО

Лунный свет рассыпал серебро,

На ладонь снежинка прилетела.

Постараюсь не отдать свое тепло,

Не хочу, чтоб красота ее истлела.

Пусть летит с ладошки на ладонь,

Принесет кому-то каплю счастья.

Лунный свет рассыплет серебро,

И закружатся снежинки в танце.

КАКИЕ РАНЬШЕ ЗИМЫ БЫЛИ

Какие раньше зимы были…

Все дамы муфточки носили.

Скрипя по снегу сапожком,

На встречи бегали с дружком.

Мороз крепчал, алели щёчки,

И снега мокрые комочки

Летели всё под воротник.

А ветер, зимний озорник,

Всё норовил сорвать вуаль

И с плеч девичьих её шаль.

Мороз, снежок, сугроб под крышу,

Лишь скрип шагов по тропке слышен.

Он к ней бежит, в снег, утопая,

Чтобы успеть в вагон трамвая,

Держа за пазухой цветок,

Чтоб холод повредить, не мог.

Была зима. Мороз. Сугробы.

И жар от губ своей зазнобы.

Такие раньше зимы были…

Все дамы муфточки носили.

Рейтинг@Mail.ru