Колесо года

Ирина Фениче
Колесо года

Часть 1. Летний калейдоскоп.

Глава 1. Привет, Андрей.

Особенность этой истории в том, что, когда я пишу ее сегодня, я не знаю, куда она повернет завтра… Итак, поехали.

Утром было очень жарко. Несмотря на закрытые наглухо шторы, воздух в комнате был горячий. Первой мыслью было – пятница! С улицы доносились летние звуки машин, дворник шуршал метлой, пели птицы. Город уже проснулся. Я люблю запах летнего города. Какое- то очень детское воспоминание… выходишь из такси во дворе, вернувшись с каникул и сразу вдыхаешь его, очень своеобразный запах летнего города: трава, цветы и асфальт… В последнее время во мне что- то изменилось. Ушла тоска и пустота. Вот и сегодня- я проснулась счастливой! Горячей воды не будет еще несколько дней, поэтому утро начинается с кастрюлек. Немного беспокоила снова ожившая история с Сергеем. Не то чтоб сильно, но я снова начала о нем думать…

Это началось в конце апреля с сообщения в соцсети. Бывает так, что раз – и начинаешь болтать совершенно незнакомым еще человеком легко и как будто вчера расстались. Как свободно бегущая река. Потом встреча, и ты чувствуешь себя как в домике. Мы встречались то раза три, но ощущение родного появилось сразу. Потом пошли непонимания, разница в образе жизни, какие- то разборки где каждый чувствовал себя так, как совсем не хотел. И потом он пропал, а я, если честно, выдохнула. И как раз за эти три недели что-то во мне и изменилось. Выросло что ли. Я перестала кого-то ждать. Шла просто жизнь, с суетой на работе, мыслями о своем пути, новыми встречами – которые стали восприниматься очень легко, важность ушла. Важна стала Я.

И вот утром голосовое сообщение от Сергея снова. Глупое если честно. Но во мне снова что – то зашевелилось. И я не понимала- моя реакция – это действительно желание пошутить или он мне не безразличен…

Утро началось бодро. Забыла телефон, забыла, что надо отвезти сына в военкомат, все вспомнила и даже не опоздала на работу.

Пятница. Немного уже выходное настроение. Сегодня вечером буду на даче.

Вспоминаю эти почти два месяца. Слишком много значимости я придавала некоторым событиям. Не позвонил, не написал – смешно это все сейчас. Как будто моя реакция могла бы что-то изменить.

Как много изменил в нашей жизни этот вирус… Я даже благодарна ему. Он убрал из жизни лишнее. Лишних людей, лишние эмоции. Помог увидеть главное. Понять себя наконец, найти в себе дыру и начать обдумывать способы ее наполнить. Сейчас осталось намного меньше страхов. Что- то просто реализовалось, что- то я преодолела. А остальное- просто надоело бояться. И я перестала. Вот с такими мыслями заканчивалась жаркая летняя пятница. Точнее рабочая ее часть. И немного с любопытством- что дальше будет делать Сергей?

Он позвонил, когда я ехала на дачу. Как дела, как работа, как дети, и нам снова надо встретиться и поговорить… Ну что ж… посмотрим. Примерно на этом месте мы и расстались три недели назад.

– Я тогда разозлился на тебя.

Уже, наверное, неделю я стала часто вспоминать Андрея. Как с ним было комфортно… Но видимо для меня это было слишком хорошо, вот я и заскучала. А тут еще этот герой из прошлого, из Университета. Ну красивая же история. Тем более как ухаживал. В общем ошиблась я тогда. Хотя считается, что мы всегда делаем правильный выбор, потому что другое в тот конкретный момент выбрать не могли. Но тем не менее.

На даче всегда хорошо спится. Вчера были грандиозные планы сходить на рынок, но сегодня, проснувшись, я поняла, что хочу на песок у озера. Под солнышко, потом в воду, и так много раз, пока вся напряженность, все волнения последних двух месяцев не смоются из- под кожи. Все вспоминаю вчерашний вечер. Как по дороге на дачу меня накрыло непреодолимое желание написать Андрею. Вспоминаю текст сообщения и его ответ: я рад, что ты написала. И потом, совершенно неожиданно, его звонок и наш разговор. Его вчера попросили уволиться. Это началось как раз недели три назад, когда мы не смогли встретиться и я оставила это. Для человека, подменившего работой все, чего не хватало в жизни, это было ударом. Очень рассмешила фраза, что он теперь невыгодный партнер. Как будто я когда-то гналась за богатством. С ним легко говорить, мы никогда не играли, не хитрили, говорили открыто все как есть. Вот и в этот раз это было общение близких людей.

Вода в озере была теплая, прогрелась за две недели жары. Мы с Катюшей валялись на солнце, купались, болтали, фотографировали. Ее волновало, в какой класс идти через 2 года. Мне очень нравилась эта девочка, как она растет, как рассуждает, как принимает мир. Вечером смотрели с ней сериал. Никогда б не подумала, что буду смотреть такой сериал с 12 летней дочкой… С начальными сценами гомосексуального секса, и не только его конечно, но его почему-то больше, чему мы регулярно возмущаемся.

Ночью снилось всякое непонятное и не очень приятное. Проснувшись и взяв в руки телефон, увидела непринятый видеовызов от Андрея. Наверное, случайный, хотя он написал, что случайностей не бывает. Переживает очень из- за работы, подпрыгнуло давление, и вообще конечно депрессует. Все по- разному убегают от себя. Он ушел в работу, а сейчас работа от него. Примерно, как я пыталась спрятаться в отношения, а потом встречалась с пустотой.

Решили с Катей ехать домой пораньше. Ветер поднялся, похолодало, друзья ее еще спали. Перед отъездом захотелось снова сделать букет. Надо срочно искать себе какое- то творческое занятие. Очень хочется делать что- то руками, красивое. Ехали мы весело, я б сказала ароматно. Начиная с предложения соседки взять ее испорченные щи собаке, от которого я почему-то не смогла отказаться. Когда поняла масштаб бедствия было уже поздно. Мы оказались один на один с кастрюлей скисших щей… пришлось не жидкую их часть переложить в мусорный пакет и вместе с остальным мусором поставить в машину. Но мы ж еще и на рынок заехали- за коктейлем и творожком, так что мусор потомился немного в багажнике. Надеюсь, если вдруг соседка это когда-то прочтет, не сильно обидится. Мусор то выкинули, но его аромат смешался с благоуханием собаки. Видимо эти запахи вызвали желание погулять вечером по Неве.

–Андрюха, ты там живой?

–Да.

–Погулять не хочешь?

–Хочу, – он перезвонил и договорились встретиться попозже.

Мы заехали в Спасо-Преображенский собор. Шла служба. Было спокойно и светло. У иконы Спасителя женщина в красивой белой юбке полушепотом что-то говорила. Я чувствовала, что она обращается к кому- то дорогому, ушедшему человеку. В ней было что- то очень настоящее, долго притягивающее мое внимание. Андрей протянул мне две свечки. Я подошла к распятию слева от алтаря, снова вспоминая Его. Прошло уже 2,5 года как мы расстались и 1,5 года как Он ушел… Я благодарна ему за все. За те чувства и эмоции, которые пережила, на которые узнала, что способна, за наш смех, мы ж смеялись до коликов, до боли в животе, про слезы я молчу. И за то, что отказался от меня. Наверное, не проходит ни дня, чтоб я не вспомнила о Тебе, не увидела Твои глаза, а иногда и услышала голос. Я и не хочу забывать. В церкви я чувствую твое присутствие.

Андрей вышел тоже умиротворенный, служка попросил его помочь – передвинуть аналой с иконой Сергия Радонежского. Необычно. Счел это хорошим знаком.

В кафе нам сказали, что они открывают веранду с завтрашнего дня, а сегодня мы можем заказать на вынос и если невмоготу куда- то идти, поесть прямо у них, под свою ответственность. Мы решили, что нашей ответственности на такой смелый поступок должно хватить.

– Сколько мы знакомы, ты всегда был в ожидании увольнения.

– Да, но сейчас это оказалось неожиданным. Я жил этой работой, мне нравилась дорога туда, все нравилось.

– Ты не думал начать что- то свое?

– Сейчас возьму паузу, разберусь со своими страхами.

Я спросила, чего он боится. Потому что поняла, что похоже ничего не боюсь. Уже. Со своими главными страхами я справилась. Одному я разрешила войти в свое воображение полностью, посидела одна в пустой квартире с чашкой чая, свыклась с этим одиночеством – и мне было уже больше не страшно. Боимся мы неизвестного как правило, а стоит это пережить и уже не страшно. А второй… ну я просто зажмурилась, шагнула, и оказалось, что там под ногой земля, и все хорошо…

Мы говорили, вспоминали, смеялись. Потом пошли на набережную. Вода светилась солнцем, ветер пах тиной, было радостно, легко и светло.

А потом мы пили чай с халвой у него на кухне. И больше всего меня беспокоило, что же дальше. Не все можно исправить. И не все способны набраться смелости, чтобы снова открыть сердце и душу эмоциям. Он остерегался.

Иногда мне кажется, что я творю что- то безумное. Вот и говоря вечером уже из дома с Женей, я спрашивала себя: что ты творишь… но как бы то ни было, завтра вечером мы встречаемся.

Утро в клинике началось с суеты. Искали документы, потом доступ к ним, люди, звонки недовольных пациентов, все как всегда. Начала развлекаться перепиской с Сергеем. После звонка в пятницу началась его обычная песня.

– У тебя обед во сколько? Можно позвонить в обед?

– Мне сейчас можно звонить в любое время.

В четыре часа я интересуюсь:

– У тебя голодный обморок?)))

– У меня засада полная…сидим головы не поднимаем считаем объект в Луге…

Я посоветовала беречь себя и так далее, с сообщениями, что он думает и скучает, и только обо мне. В общем, просто уже интересно, с точки зрения психологии что ли.

Летом все легко. Легче взять и пойти вечером гулять. День длинный и теплый, усталость уходит с первыми шагами по парку. Мы шли с Женей после неудачной попытки посидеть на веранде ресторанчика. Был первый день официального открытия кафе и ресторанов после карантина, и следовало ожидать, что все будет занято. Мы купили кофе и лимонад и мотали н-ную тысячу шагов по гравийным дорожкам. Я вдруг стала сильно ощущать инаковость что ли других людей. Это никак не ограничивает мою свободу общения, но сближаться стало сложно. Он мне рассказал, как его родители оказались в Киргизии, как переехали оттуда в 80х под Ленинград. Сколько он вообще менял школ и адресов. Я со своими четырьмя адресами и одной школой, одним университетом ощущаю себя мимозой в ботаническом саду. Рядом со мной был человек, смотревший с желанием общения, внимательный и умный, вот что еще нужно… Он с искренним интересом слушал про то, как первом классе одна девочка поссорила меня с другой, а потом пыталась повторить то же самое лет в 13-14 с моей нынешней подругой, как в тот непростой период меня поддержала другая подруга, переспрашивал имена, вникал.

 

Когда собиралась спать, позвонил Андрей. Обсудили события дня, как и раньше. Я очень хочу, чтобы несмотря на его нежелание привязанности, у нас получилось бы восстановить отношения.

Никита сдал сессию, ура! Ну или так сказал. Очень надеюсь, что у него что-то в голове наконец встанет на свои места. Странные у меня мысли и ощущения. Пока дети были маленькие, я и жила ими, их здоровьем, учебой, их увлечениями. И в какой- то момент как отрубило. То ли это профессиональное выгорание, то ли что-то другое. Или я наверстываю все еще то, что не пережила в юности и молодости. Я хочу свою жизнь. Меня беспокоит неустроенность сына, но я при этом понимаю, что сделать лично я ничего не могу.

Женя предложил встретиться либо в четверг, либо в пятницу.

Второй дополнительный выходной за июнь. Вот почему, когда просыпаешься ни свет, ни заря на работу – настроение отличное, предвкушаешь, как вечером придешь домой и завалишься спать. А в выходной насмотришься всяких странных снов, с тоской по несбывшемуся, и вытаскиваешь себя за волосы из болота… но ничего, не привыкать, вытащила. А перспектива привести в порядок волосы придала дополнительного оптимизма.

Результатом я была более чем довольна. А когда дети отчитались о пропылесосенном и вымытом поле – о чем еще мечтать. После ужина пришлось собаке отдуваться – гулять со мной в парке. Мне очень не хватало прогулок в парке на карантине. Именно в этом. Кто вообще придумал закрыть парки? Люди все равно гуляли, только более кучно. В Парке Победы нельзя, а в Авиаторах можно. Вот и ходили толпы по парку Авиаторов.

Но наконец ворота парка открыли, вытоптанная за месяц (когда все уже наплевали на запрет и пошли сами) тропинка рядом теперь может спокойно зарастать.

Через час примерно должен был подъехать Андрей, хотели погулять, а пока мы с песой топтали дорожки, сидели на солнышке, смотрели на утят.

Андрей приехал ближе к девяти. Дива визжала, прыгала, стелилась, снова верещала- в общем демонстрировала все свое собачье счастье.

– Как пообщался с другом?

–Закинул удочку, будет спрашивать, – это он все про работу, – жена его говорит, ну теперь тебе надо экономить, снимай квартиру у нас на Парнасе.

– Ну допустим еще не все так плохо, ты еще даже и не уволен. И потом, как ты без Невы будешь уже? Что- то должно вдохновлять. – Андрей влюбился в Петербург, вжился в него и в нем. Это была его вторая страсть после работы, или первая.

– Я не знал вообще что делать сначала.

– Слушай, но глобально ничего жуткого не произошло. Ты был готов к увольнению всегда.

– Я упрямый, хочу разобраться

– Не упрямый. Ты должен все контролировать. Даже то…

– Что не могу

– Да, что от тебя никак не зависит. Просто прими это и иди дальше.

– Я и в отношениях также, личных.

– В личных отношениях с тобой комфортно, сказал в пять приеду, значит в пять, а если задерживаешься, то звонишь. Просто идеально, – подумала я про себя, в очередной раз посыпав голову пеплом за свое февральское решение.

Нам было классно, непринужденно.

– Как же с тобой легко, сказал в какой- то момент Андрей. Не надо красивых слов, не надо обдумывать ничего.

– Ну красивые слова в небольшом количестве лишними не будут- засмеялась я.

– Я понял только, что нельзя растворяться в человеке, нельзя боготворить- меня резануло.

Он проводил меня, мы тепло попрощались, он поблагодарил за свое расслабленное состояние, за то, что обо всем поговорили.

Тем временем, загадочный, любящий, скучающий, и не знающий к 45 годам, что делать, когда нравится женщина, Сергей совсем потерялся в пространстве и времени. Уже и подкалывать скучно стало. Пусть скучает без меня.

Третье июля. Июнь уже прошел… странный год. Сначала было ощущение, что украли весну. Вот оно, распускающееся, зелено- голубое, радостное- все рядом, но как будто само по себе. Отделилась природа, сказала: «разбирайтесь сами» … С приходом лета стало полегче, жизнь стала постепенно возвращаться на улицы, но он вдруг закончился. Вот именно вдруг. Не прошел как день, а проскочил как утро воскресенья, когда хотелось поспать подольше. Ты встаешь, и вроде как еще выходной, день, прекрасная погода, планы, но раз – и уже день. Много всего в июне произошло, может в этом дело? Люди и события летели как в калейдоскопе. В итоге из отдельных частей они как в пластилине, когда смешиваешь разные цвета, получается один- серый, так и слились в одну массу, потеряв индивидуальность…

На работе все уже привыкли к новым условиям, и даже появилась надежда на возвращение к прежним к концу лета…

Вечером сидели с Женей в японском ресторанчике у моего дома, с Женей и его милым летним букетом. Как же здорово, что снова заработали рестораны и кафе! Воспринимая их как должное, мы и не понимали, насколько их атмосфера расслабляет, придает легкость разговору, помогает заполнять неловкие паузы. В нашем случае правда это было неактуально.

– Мне не хватает близкого человека, – сказал он. С которым можно делиться, что- то обсуждать, проводить вместе время.

–Это замечательно, только я изменилась за последнее время. Мне стало труднее открываться, подпускать к себе. Я как будто ушла в панцирь.

Он задавал в принципе важные, но убивающие всю спонтанность и романтику вопросы. Как будто согласование условий перед подписанием договора. Я согласна, что некоторые вещи надо прояснить на берегу, но не стоит делать деловое партнерство из личных отношений. Точнее относиться к ним с мерилами деловых. Тем не менее, о чем говорили еще уже и не помню, домой он меня привез поздно.

Ленка предложила выпить вина по видеосвязи. Мы знакомы с ней с 6 лет, когда я, придя первый раз на художественную гимнастику, наступила ей на палец. Помню возмущенное выражение ее лица. Потом мы оказались в одном классе. А где-то лет с 12-13 начали дружить. Она уже 18 лет живет в Германии. Ей завтра на работу снова, 6й день из 14. Как она так работает- загадка для меня. Поделилась наблюдениями, что ковид влияет на психику, не сам может, а все что связано с ним. Она более чем согласилась:

– У нас пациенты с пневмониями лежали на 6м этаже, после того как один попытался выйти в окно, их перевели на 2й.

– Почему не на 1й?

– Тоже не пойму..

– Может потому что с 1го сбегали б?..

– Знаешь, если б я лежала в больнице с заболеванием, от которого можно умереть, выйти нельзя, и три раза в день к тебе заходят люди в спецзащите, я б тоже вероятно попыталась бы выйти…

–Вообще странный он, вирус этот.

– Может лет через 10 изучат.

Суббота утро. Что может быть лучше медленного просыпания и валяния?… только звонок Наташи:

– Хватит спать! Катю всю ночь рвало и простите, диарея, нужно твое разрешение чтоб сделать церукал. Не переживай, выходим.

– Может я заберу ее?

– Да не надо. Оклемается. Просто хотела уточнить про церукал.

Но на дачу я уже не поехала. Связь там не очень. Все ж чтоб быть в «зоне действия сети».

– Мы тут все вокруг нее скачем, бабушка всю ночь ее грела, обнимала, Варя сидит за руку держит. Кто ж тут уезжать захочет?

– Вот скучно вам было, – засмеялась я.

Днем в парке с Таней изучали породы и виды уток. После карантина их действительно стало намного больше. Помимо обычной и поганки, мы обнаружили лысуху, оказавшуюся совсем не уткой, а почти журавлем, и еще один вид, не поддавшийся определению. Дива с Таниной восьмимесячной Бруней находили общий язык лучше, чем месяц назад. Даже попытались поиграть. Попытались – потому что моя четырехгодовалая умудренная видимо опытом Дина не хотела воспринимать Бруню всерьез. На второй день прогулок Брунгильда вспомнила, в честь кого носит свое славное имя и дала всем жару. А кружащие весь день тучи все ж решили обмануть Яндекс погоду и обрушиться на Парк Победы. Домой мы пришли как две мокрые курицы. Пока я еще пережидала ливень под крышей павильона, написал Андрей.

–Привет, можешь говорить? – вот ведь вежливый стал, спрашивает, раньше просто звонил…

Вместе с ответом отправляю ему свою мокрую фотографию, вода с волос стекает по лицу, на фоне пруда.

Звонок:

– Откуда такая классная фотография?

– С Дивой мокнем в парке. Сейчас рывок домой сделаем. Ты как? Как съездил? (он был на даче у друга)

– Да ничего, голова тяжелая немного, что вечером делаешь?

– Ничего особенного, дома кое- какие дела и свободна.

– Давай погуляем?

– Давай.

– Вопрос, где. Учитывая, что я болею…

– Ты хочешь позвать меня погулять у себя?

–Ага.

– Хорошо.

Погуляли мы не долго, видимо мокнуть в этот день было моей кармой. Та же самая или другая туча решила догнать меня уже на Охте. Так что вместо прогулки, меня ждала сушка и запеченный Андреем на даче линь. Интересная у нас с ним история… так и хочется вспомнить Кэрролла: «Рано или поздно всё станет понятно, всё станет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем всё было нужно, потому что всё будет правильно». Нужно было мне в феврале закрыть тот гештальт. Нужно было побыть без него, чтобы начать ценить, насколько он мне подходил, как хорошо мне было. И нужно было в итоге измениться самой, чтоб жить свою жизнь, не контролировать и наслаждаться тем, что есть.

Довезла его до ресторана на Восстания, где встречался со знакомым и услышала: «спасибо, что приехала. Вернусь домой – напишу». Это «вернусь – напишу»– маленькая радость.

Хорошие выходные получились, если б только Катя не перезаражала всех у Наташи… завтра она привезет девчонок. Переживаю, что так вышло. Сообщение в вотсапе от Наташи:

– Бл… с Кати клеща сняли, с плеча. Я больше не могу.

– Господи… не впился?

– Впился…

– Блин, – меня бросило в жар

– Вытащили, он в баночке, завтра позвони в поликлинику. Я узнаю в Боткина.

Я пишу Лене судорожно. Ее спокойный голос меня приводит немного в чувство. Наблюдать за местом укуса, клеща на анализ. Профилактики нет.

– Это кошмар, а не выходные- пишет Наташа, – пошла я Варе капельницу ставить…

– Мама, какая- то я у тебя проблемная, – это уже от Катюши.

– Все хорошо будет, ты хочешь в город?

– Не знаю, мне все равно.

Меня уже перестало трясти. Наташа написала, что у нее подгибаются ноги уже.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru