1001 чашечка кофе или восточные сказки турецких мачо

Ирина Витальевна Дурова
1001 чашечка кофе или восточные сказки турецких мачо

Бурак

Я уже сидела «на чемоданах», просматривала школы, информацию о работе, жилье в аренду, дело оставалось за малым – продать квартиру. Я ехала в никуда и к ни к кому. У меня не было страха, было огромное желание менять жизнь.

Он написал мне ВКонтакте. Он писал мне на английском. Ему было 27, и это было на 7 лет меньше, чем мне. Он хотел дружбы, и он не знал, что в ближайшее время я собираюсь переехать в Турцию. Он рассказал, что он живет в Аланье на даче своих родителей, по профессии он инженер-электрик, у него есть собственная фирма, и он выполняет инженерные работы. Он был среднего роста с густыми темными бровями и большим носом, на тот момент мне казалось с типичной внешностью для турка.

Он был хорошо воспитан и часто смущался. Из чего я могла сделать вывод, что у него был небольшой опыт общения с женщинами. Я ехала в Турцию не за любовью и отношениями. Я хотела переехать за границу. Из всех перебранных мной вариантов, Турция была самой комфортной для переезда. Хороший климат, наличие моря, круглый год свежие овощи и фрукты, а также возможность получить вид на жительство достаточно легко (о получении вида на жительство и других нюансах и хитростях переезда в моей следующей книге).

Мы продолжали общение с моим новым знакомым. И я уже сообщила ему, что через пару месяцев переезжаю в Турцию. Я запланировала переезд в Анталью, потому что на побережье только здесь была русская школа, и даже две. Он же предложил поискать квартиру в Аланье (небольшой городок восточнее Антальи, тоже на средиземноморском побережье, он входит в префектуру Анталья и является вторым по численности городом после Антальи). В Аланье жилье было дешевле, но не было школы. В первый раз я попала в Турции именно в Аланью. Это было семь лет назад. И я знала, что это очень маленький городок. И если в туристический сезон там становится очень многолюдно, то зимой тоска смертная. И настолько спокойной жизни я не хотела. Я нашла квартиру в Анталье недалеко от русской школы.

В Анталью я прилетела в конце июля одна. С моим знакомым мы переписывались уже около 5 месяцев. Не могу сказать, что я была влюблена, но он мне очень нравился. Он пообещал встретить меня в аэропорту. До приезда я подумала, что если он приедет с цветами, то мы продолжим общение.

Он приехал из Аланьи в Анталью и ждал меня рядом с выходом из аэропорта с красивым букетом роз. Он выглядел так, как я его себе и представляла. Мы поехали в заранее снятую мной квартиру. Я планировала обустроиться и перед школой забрать детей. Он помог мне оформить детей в школу, помог немного освоиться в городе. Все это время по утрам мы ездили, занимались какими-то моими делами, потом мы ездили по Анталье и её окрестностям. Несмотря на свой молодой возраст, он вел себя очень достойно. Он был очень внимательным и щедрым. В моем понимании любовь – это действие и прежде всего это забота. Он заботился обо мне на 100 процентов. Мы провели замечательные три недели, и после этого я вернулась в Россию за детьми. Он любил меня целовать. Не только губы, но и все лицо. Иногда меня это утомляло, я говорила, что невозможно постоянно целоваться, а он говорил, что представь, что перед тобой стоит самый вкусный в мире торт, и ты можешь съесть его весь полностью, разве можно остановиться перед таким искушением.

Через две недели я вернулась, он опять встретил нас всех и какое-то время находился с нами в Анталье. Потом приезжал и уезжал. Мы вместе хорошо проводили время. Когда приезжал, он тратил на нас приличные суммы. Он покупал продукты, тратил деньги на развлечения, одевал меня, он вел себя как муж. Но мои дети, особенно сын, очень ревновали меня. И он тоже напрягался в их присутствии. Однажды он сказал, что может мне стоит отправить детей к их отцу в Россию, потому что жить вчетвером тяжело психологически, затратно содержать семью из четырех человек, и я уделяю ему очень мало времени. Я сказала ему, а если бы у нас был ребенок, и я бы его бросила, как бы он ко мне относился, и как он может жить с женщиной, которая бросила своих детей. Он сказал, что я права.

Нужно отметить, что он ревновал не только к детям, но и к мужчинам. Мне не хотелось его расстраивать и для его спокойствия я дала пароли от своих социальных сетей. Как-то я позвонила ему, когда он был в Аланье, он сказал, что очень занят. Я поинтересовалась чем же. Он ответил, что просматривает мою страницу в Фейсбук и ждёт. Я спросила, чего он ждёт. Он сказал, что наверняка кто-то напишет. Я рассмеялась и сказала, что не буду мешать его охоте. Прошло пара часов. Зазвонил телефон. Это был Бурак. Он орал в трубку, что он поймал их. Я спросила кого. Он сказал, что поймал мужиков, которые мне пишут. Оказалось, что пока он мониторил мою страницу. Написало двое человек, а один даже прислал несколько картинок с цветочками. Бурак не растерялся и попросил у написавшего мужчины номер телефона и получив желаемое, позвонил ему и вдоволь проорался. И вот сейчас звонил мне сообщить, что он замечательный охотник, а я лгунья. Мы конечно же прояснили ситуацию, но истерики Бурака стали чаще. Он стал приезжать реже, Новый год мы провели вместе, он купил всем хорошие подарки, самое главное, он купил грузовик для сына, именно тот, который он хотел, но сын сказал, что это ему отец подарил. Конечно, моего парня это очень расстроило. Это был наш первый Новый год в Турции. В России новогодние праздники это нечто особенное. Суета, беготня, подарки, ёлка, ночные прогулки, походы по гостям из дома в дом. В Турции особенно не празднуют Новый год, только более европеизированные семьи устанавливают новогоднее дерево и дарят подарки. Ну, атмосферы особенной нет, потому что нет снега. Где-то в новостях мы прочли, что на центральной площади будет фейерверк, и решили компенсировать хотя бы им. Мы выехали около 11 в центр города, мы долго парковались и, в итоге, открыли шампанское прямо в машине. Вот такой вот Новый год. После Нового года ситуация обострилась, ко всему прочему обострились финансовые проблемы, у нас у обоих было не очень хорошо с деньгами. Мы стали больше ругаться, он уезжал и по несколько недель не приезжал. В марте мне пришлось поменять жилье. Он перевез меня на новую квартиру. Уехал, сказав, что ему нужно вернуться к родителям на восток страны, что его там ждет работа. И это была наша последняя встреча.

Потом я заболела, он изредка писал мне и узнавал как я себя чувствую. Несколько раз отправлял мне деньги. Скоро общение сошло на нет. Я не знаю, была ли это любовь, но у меня остались о нем очень теплые воспоминания.

Бухгалтер

Мы познакомились на Тиндере. Он был бухгалтером, и у него была своя фирма, в подчинении несколько человек. Он был высокого роста. На вид лет 40-45, спортивного телосложения. Не могу назвать его красавцем. В нём был шарм и твердая уверенность в своей офигительности. Он приезжал на двух разных машинах. Говорил, что одна его, одна служебная. Сейчас я склонна думать, что они обе были арендованные. Мы ездили ужинать в модные рестораны, пару раз ходили в ночной клуб Джейла, и помногу времени проводили в Ларе в прибрежных кафе с великолепным видом.

Как-то, хорошо поужинав, мы сидели в одном из кафе на качели и наслаждались видом, зашел разговор про его друзей. И он сказал, что у него есть одинокий друг, и если бы у меня была подруга, то мы иногда могли бы проводить время вместе, выезжать загород и ходить в клубы. Я сразу сказала нет, потому что мои знакомые девушки все либо встречались, либо были замужем. Но потом я вспомнила про Ольгу, высокую стройную блондинку. Ей было чуть больше 40, но она очень хорошо выглядела. Она находилась в отношениях с женатым мужчиной и хотела разорвать их. Я показала её фотографию, он сказал:

– Интересная девушка.

Прошло несколько недель, он позвонил мне и сказал, что рассказал другу об Ольге, и он хочет с ней познакомиться, не могла бы я дать телефон. Я, конечно же, с радостью дала телефон.

Прошло еще какое-то время, мы встретились с Ольгой в одном из торговых центров города обновить гардероб и выпить кофе. Сидя в кафе я спросила, созвонился ли с ней наш приятель. Она сказала, что позвонил и периодически пишет, но времени с ним встретиться нет, потому что она еще находится в отношениях. Мне стало интересно посмотреть на его друга, и я попросила показать его фото. Когда Ольга открыла фото, я думала меня парализовало. На фото был он. Мужчина, с которым переписывалась Ольга, и мужчина, с которым я встречалась уже несколько месяцев, был один и тот же человек. Это было отвратительно. В ту же минуту мы обе написали ему. Я написала, что на шоппинге и хочу сережки, а Ольга написала, что хочет сумку из Boyner. И он обеим нам написал:

– Конечно, дорогая…

Это было настолько отвратительно, что я даже не могу передать словами… Как вы понимаете, на этом эта история и закончилась.

Менеджер

Я сидела с мамой и детьми в фуд корте торгового центра, в моем любимом кафе Робертс. Все то время, что мы ужинали, на меня смотрел мужчина за столиком по диагонали. Не могу сказать, что он был красив, но что-то в нем было. Он пил кофе с мужчиной и женщиной. Когда мы начали собираться, они тоже начали собираться. Они вышли раньше нас, мы долго ждали счёт. Когда мы подошли к эскалатору, он уже стоял один и смотрел в нашу сторону… Мы прошли мимо и спустились в торговый центр. Зашли в несколько бутиков и потом застряли в H&M. В какой-то момент между витрин ко мне подошел он, взял за руку и отвел в сторону от моей семьи, протянул телефон и попросил дать номер. Я была шокирована. Со мной это происходило в первый раз. Я внимательно посмотрела на него и ввела номер, потом продолжила изучать витрину. Через несколько минут он вернулся и сообщил, что я неправильно написала номер, я проверила, исправила ошибку и отдала ему телефон. И тут же на моем телефоне пропищал сигнал о поступлении нового сообщения. Я посмотрела в телефон. Он улыбнулся и ушел.

 

Он звонил несколько раз и бесконечно писал. Я не отвечала. Он был управляющим сети магазинов мужской одежды. Я поняла, что он мне не очень-то и понравился, и интереснее всего было знакомство, и продолжать не стоит…

Позже я видела его несколько раз в торговом центре, он кивал мне головой в знак приветствия, но больше не писал.

Таможенник

Я ждала маму рядом с выходом из терминала уже больше часа. Рейс прилетел по расписанию, но она так и не выходила. Я заглянула в открытые двери. Но охранник на меня шикнул. Я стала объяснять ему на ломаном турецком, что жду маму, и можно ли как-то узнать, не случилось ли чего-то. В этот момент по коридору проходил молодой человек и, услышав наш разговор, сказал, что мне нужно пройти вовнутрь. Мое сердце перестало стучать. Что-то случилось. Я забежала внутрь через зону вылета, свернула в коридор под лестницей, который вел в зону прилета. Навстречу шел он. Он был очень высокий, ростом не меньше 185 см, светлокожий, зеленоглазый, с русым волосом. На вид ему было около 25. Он подошел ко мне, поздоровался, сказал, что он сотрудник таможни, и у них возникли вопросы по содержимому багажа мамы. В багаже было много лекарств, и требовалось дать объяснение. Мама всегда привозит мне запас лекарств на все случаи жизни, чтобы в случае необходимости не приходилось бежать в аптеку. Когда я зашла в маленькую комнатку, моя мама сидела на стульчике и пила лекарства. Сотрудники скучали, потому что объяснения они взять не могли, так как мама не знает языка. При виде меня сотрудники оживились, я старалась, насколько мне позволял язык, шутить, мы просидели несколько часов, и уже к ночи, забрав свои чемоданы, поехали домой. На выходе из терминала мы встретили моего нового друга таможенника, мы обменялись телефонами и договорились встретиться на неделе.

Он оказался 27 летним уроженцем Измира, что в принципе подтверждал его внешний вид. Измирцы в большинстве своем достаточно высокие, русоволосые и зеленоглазые. Мы встретились через несколько дней и пошли пить кофе в одном из кафе на берегу моря. Он был очень юн и чист. Очень часто краснел. Из кафе мы перешли на берег, и еще долго сидели рядом с морем, и разговаривали неизвестно о чем. Мы встретились еще пару раз. На четвертом свидании я сказала, что у меня рак, и через 3 недели я начинаю процедуры. Он не мог в это поверить, впрочем, как и все мы. Мы встречались минимум раз в неделю, иногда я ночевала у него, но это было не то «ночевала», о котором вы можете подумать. Иногда я спала рядом с ним в большом памперсе, он обнимал меня, и я чувствовала его возбуждение. Через 1,5 месяца после начала химии я отекла, мои волосы по утрам почему-то скатывались в комок, он смеялся и говорил, что я похожа на курочку. Иногда я не хотела вставать утром и говорила, что хочу умереть, а он выдергивал меня с кровати и говорил, что осталось совсем немного потерпеть. Пару раз он ходил со мной на процедуры, сидел рядом, пока капала капельница, и приносил мне кофе. Все закончилось, когда закончилась моя болезнь. Мы оба устали, конечно же, он устал намного раньше, но не мог меня оставить в таком состоянии. Он очень хороший, и я его люблю, он мой ангел. Его перевели в город на границе с Ираном. И там случаются перестрелки и нападают террористы. И я очень за него переживаю. Иногда он пишет мне:

– Рири, как дела…

Чаадаш. Часть первая

Мы познакомились на ОкКупиде. Это было примерно через пару месяцев после того, как я получила заключительный ПЭТскан. Он был отрицательный. И в этот момент казалось, что все это было страшным сном, и очень хотелось окунуться в полноценную жизнь с головой и забыть обо всем.

В настройках ОкКупида я установила поиск в диапазоне 500-800 км. И мне выпал он. Высокий стройный мужчина. Он был из небогатой семьи из Мерсина. Уже давно он перебрался в Стамбул и работал в сфере информационных технологий. С ним было легко и весело. Он был деликатен, не уходил в тему секса, не говорил пустых слов, типа любимая, этим и подкупал.

Мы договорились, что я прилечу в Стамбул через 1,5 месяца. Он купил мне билеты, и мы стали ждать встречи. Переписывались мы нечасто. Пару раз в неделю. Несколько раз он мне звонил.

Как-то, примерно недели через три после нашего знакомства, я написала ему, это был вечер пятницы или субботы. Он не ответил и даже не прочел. К вечеру следующего дня он написал:

– Привет.

Я устроила скандал, обвинила его в измене и сказала, что ничего больше не хочу. Он сказал:

– Ок.

Через несколько дней он написал, что неплохо было бы поговорить и разрешить ситуацию. К этому времени я уже остыла. И решила, что не стоит так напрягаться из-за малознакомого человека. Мы помирились и стали ждать встречи. Время пролетело незаметно.

В день вылета, уже взяв чемодан, я зашла в салон красоты рядом с домом сделать укладку. Настроение было приподнятое, слегка волнительное. После салона я вызвала такси и поехала в аэропорт. Подойдя к стойке регистрации, я поняла, что у меня нет телефона… Последний раз я держала его в руках в салоне, когда фотографировала укладку. Я могла его забыть в салоне или выронить в такси. До вылета оставался час, и времени возвращаться домой не было. Я не знала, что мне делать, у меня плохое знание языка, лечу в незнакомый город, прилетаю ночью, у меня нет телефона, у меня не забронирована гостиница, хотя мы обговорили все несколько раз, я не уверена, что он меня встретит. На свой страх и риск я решаю не отменять поездку и действовать по ситуации. Прилетев, я обнаруживаю, что никто не бегает по аэропорту с цветами в поисках меня. Его нет. Итак, план Б. У меня нет номера телефона и его адреса, как его найти… Я вспоминаю, что можно зайти в ОкКупид и написать ему там. Прошу охранника телефон и нахожу его…

Примерно через час за мной приезжает машина, из нее выходит высокий, слегка сутулый мужчина, молча ставит мой чемодан в багаж, открывает для меня молча дверцу машины и так же молча садится на свое место. Едем мы тоже молча. Минут через 15 я не выдерживаю.

– Почему ты меня не встретил?

–Я звонил тебе много раз, ты не отвечала, я звонил до предполагаемого полета и во время полета, когда сеть недоступна, но твой телефон был в зоне доступа, а ты не брала трубку. Я решил, что ты передумала.

– Я потеряла телефон.

– Но я не знал этого…

Мы приехали в его квартиру в одном из районов в азиатской стороне, квартира была в хорошем комплексе на 20 этаже, и из нее открывался прекрасный вид на город. Я выросла в небольшом городке, размером примерно в четверть Алании. У меня было счастливое деревенское детство. Уличные игры, лазанье по заборам, купание в озерах и карьерах, картонные домики во дворе дома. И несмотря на то, что я выросла в интеллигентной семье, мама доктор, папа инженер, я была обычной деревенской девчонкой. И этот вид с 20 этажа высотки на огни мегаполиса… Он завораживал.

Я смотрела на город, он подошел сзади и поцеловал мои волосы, медленно развернул к себе, внимательно посмотрел и коснулся своими пухлыми губами моих губ…

Проснулись мы поздно, он приготовил завтрак, и мы отправились на прогулку по городу. Мы провели замечательные 4 дня. За это время он всего один раз уходил по делам, но быстро вернулся. Мне было интересно, он много рассказывал о городе, иногда я совсем ничего не понимала, но это было не важно. Он много меня фотографировал, и мне нравились фотографии, которые он делал. Я верю в то, что ты выглядишь на фото именно так, как видит тебя фотограф, и я люблю людей, сделавших мои удачные фотографии. Время пролетело незаметно, он довез меня до дверей аэропорта и сказал:

– Ну все, беги…

Я зло посмотрела на него.

– Ты что, не проводишь меня на регистрацию? У меня нет телефона… А если возникнут какие-нибудь проблемы?

– Но ведь ты как-то долетела без телефона…

Видя накатывающиеся у меня слезы, он медленно покатил машину к парковке. Я вылетела из машины, крепко схватив чемодан, он бежал следом. Я молча прошла регистрацию и ушла, не оборачиваясь.

Прилетев в Анталью, я забрала телефон из салона и попросила его отправить мне фотографии. Он выслал несколько сотен фотографий…

Больше мы не общались.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru