Пламя в горах

Ирина Дементьева
Пламя в горах

Глава 1

Тёмное, промозглое, зимнее утро. Я стою в очереди на регистрацию своего рейса. И вроде бы должна радоваться, но есть одно но, хотя даже не одно. Я могу назвать тысячу причин, почему не хочу находиться здесь. Но для начала пошлю все проклятия мира на голову моей креативной начальницы. Ведь именно из-за неё я сейчас стою и прею под слоем своей зимней экипировки.

Я устраивалась на работу в женский журнал для того, чтобы до конца своих дней сидеть на теплом стуле и строчить однотипные статьи о косметике. Я готова содрать губы в кровь, лично тестируя на себе сотню красных помад, лишь бы меня сейчас забрали из этого проклятого аэропорта. Но судьба сыграла со мной в дурака, и я проиграла. Наш январский номер решили посвятить зимним видам спорта. Устроили масштабные фотосессии, где модели в сексуальных горнолыжных костюмах сидят на снегоходах, балансируют на сноубордах, играют в снежки на заснеженной вершине. Продумали всё, что может понадобиться современной моднице на горнолыжном курорте: от утеплённых кружевных трусиков до ультрамодных дутиков, которые неведомым образом подчёркивают элегантность женской ножки. Не рассчитали только одно. Чем же заниматься нашим читательницам по приезду на горный склон? Где искать мужчин для соблазнения? Ведь трусики ждут своего часа в чемодане. Это и стало главной проблемой всего номера. Как оказалось, никто в нашем женском коллективе понятия не имел, чем же занимаются на горнолыжных курортах. Слово «лыжи» хранилось где-то на антресолях в памяти со школьных времен и с тех же пор не использовалось. Выбора не было, начальнице пришлось раскошелиться и отправить кого-нибудь, так сказать, прощупать обстановку и накатать статью на два разворота. Но приближались новогодние праздники, и желающих отправиться в командировку было мало, от слова совсем. Общим решением дорогих моих коллег под тихий шквал ехидных смешков была выдвинута моя кандидатура. Дружным строем они пошли к начальнице и радостно сообщили ей эту новость. Примерно через десять минут после этого марша подлости она вызвала меня к себе.

– Алиса, ехать тебе, – не отрывая глаз от ноутбука, сказала начальница.

– Но Алёна Игоревна, почему я? Это же совсем не мой профиль, – пробубнила я, стирая со лба испарину.

– Пора расширять горизонты, профессионально расти.

– Я думала, что меня отправят освещать ежегодную бьюти премию. Я же весь год работала на износ, чтобы туда попасть.

– На премию может сходить любой, а это задание требует определённой подготовки.

– Так у меня её нет! – в сердцах воскликнула я, – Мне страшно даже с детской горки скатиться на попе.

– Алиса, – начальница, наконец, посмотрела на меня, – У нас весь отдел – это сотрудники с семьями. Отправлять кого-то из них в командировку – это настоящий геморрой. Легче послать человека, необремененного обязательствами.

– А как же Маргарита? Она тоже одинокая, в смысле необремененная ничем, даже совестью. Это же она пишет про туризм. Почему вы её не пошлете? – я ухватилась за последнюю соломинку.

– Потому что Марго разбазарит весь бюджет компании за одну поездку, а мне нужно, чтобы сотрудник занимался работой, а не тратил мои деньги.

– Но на море летом вы её отправили, обо мне даже и не вспомнили, – вздохнула я, – а сейчас отправляйте меня на пытку. Экстрим – это же мой самый страшный кошмар!

– Вот и отлично! – Алёна Игоревна хлопнула в ладоши, – Я уже вижу эту статью. Напиши о том, как ты, преодолев страхи, испробовала самые жуткие развлечения курорта.

– Что? – у меня кровь застыла в жилах.

– Всё! Иди, вылет завтра. Билеты и деньги получишь в бухгалтерии, – начальница снова уставилась в свой ноутбук и потеряла ко мне всякий интерес.

И вот теперь я здесь, иду на дрожащих ногах по трапу самолета, чтобы два часа лететь в металлическом гробу за тысячи метров над землей. А по прилету меня ждет увлекательная программа «Тысяча и один способ покончить с жизнью в горах». Найдя своё место в конце салона, я плюхнулась в кресло и пристегнула себя намертво к сидению. Закрыла глаза и попыталась сделать несколько глубоких вдохов, попутно перебирая про себя все молитвы, которые знала.

– Кажется, вы сели на моё место, – донеслось откуда-то сбоку.

Я приоткрыла сначала один глаз, удостоверилась, что обращались ко мне. Затем открыла другой и осмотрелась. Действительно, моё кресло было соседним и находилось около окна. Я вздохнула, пытаясь унять подступающую тошноту. Я так боялась летать, что никогда за всю жизнь не смотрела в окна самолета.

– Так вы освободите мне сиденье?

Я посмотрела на своего попутчика. Это был крепкий мужчина, с легкой щетиной на лице и недовольным взглядом.

– Понимайте, – мне казалось, что вместо человеческой речи я блею, как испуганная овца, – Я очень боюсь летать, а сесть около окошка для меня, будто лететь непристёгнутой на крыле самолета. Может, мы с вами поменяемся местами? Поверьте, так всем будем спокойнее, – я с надеждой посмотрела на мужчину.

Он оценил меня взглядом, сморщился, видимо оценка был так себе, и неохотно кивнул. Что-то бормоча себе под нос, он протиснулся к иллюминатору.

Все уже расселись по своим местам, пилот поприветствовал пассажиров, и самолёт поехал в сторону взлётной полосы. Я вжалась в кресло, зажмурила глаза, руками яростно вцепилась в подлокотники и начала молиться. Так я собиралась провести весь полет, если бы не сдавленный крик моего попутчика.

– Вы с ума сошли? Отпустите меня!

Я резко вынырнула из транса и покосилась на мужчину, чьё лицо становилось краснее с каждой секундой.

– Что не так? – прошептала я.

– Что не так? Вы впились своими когтями в мою руку!

Я проследила за его взглядом и поняла, что всё это время неистово сжимаю руку мужчину.

– Извините, пожалуйста, – я аккуратно отцепилась, – Мне показалось, что я схватилась за подлокотник.

– Ну, у вас и хватка, – бурчал попутчик, – Зачем вы вообще летайте, если так боитесь? Ехали бы поездом.

– Это всё моя работа, – я застонала и снова вжалась в кресло, почувствовав, что самолёт начал разгоняться.

– Остаётся надеяться, что вы не работаете стюардессой, – хмыкнул мужчина.

– Не надо ехидничать, – заворчала ему в ответ, – Вы тоже не робот, и наверняка есть то, что приводит вас в ужас.

– Есть. Сумасшедшие женщины, которые нападают на людей, словно бешеные собаки.

– Если будете продолжать издеваться, то сейчас точно на вас нападу. Запрыгну к вам на колени и так просижу весь полет.

– Теперь вы в открытую мне угрожаете? Будь по-вашему, замолкаю. Но, пожалуйста, держите себя в руках во время турбулентности.

– Мамочки! Какой же садист придумал самолёты! – я закрыла глаза и начала тихо постанывать.

Когда самолёт набрал высоту, и всем разрешили отстегнуть ремни, я немного расслабилась и даже смогла задремать. Но мой сон был нагло прерван моим попутчиком. Ему понадобилось срочно размяться, пришлось его выпускать. Так мы и провели первый час полёта. Мужчина, как заведенный, бегал туда-обратно, не давая мне погрузиться в спасительную дрёму. Когда он, наконец, набегался, нам стали разносить еду.

– Что желаете на обед: курицу или рыбу? – мило улыбнулась стюардесса.

– Ничего, спасибо, – отмахнулась я, сдерживая приступ тошноты.

– Нам две порции курицы и кофе, спасибо, – нагло вклинился сосед.

– Держите, – девушка передала лотки с едой, две чашки кофе и отошла к другим пассажирам.

– Спасибо, конечно, но я не ем в самолётах, – я вертела лоток в руках, думая, куда бы его пристроить.

– А это не вам, – мужчина выхватил еду, – Это всё для меня. В самолетах порции с ноготок, мне всегда не хватает. А я что-то сильно проголодался, – он невинно улыбнулся и засунул в рот кусочек курицы.

– Вот это наглость! – поразилась я.

– А что? Вы отказались, а я голодный.

– Конечно, голодный. Это же вы последний час сдавали здесь нормативы по бегу, чем, кстати, мешали мне спокойно лететь.

– Спокойно, в вашем понимании, это до треска вдавливаться в кресло и продирать ногтями обивку?

– Знайте что, как вас там?

– Тимур, но все зовут меня Тим, – с набитым ртом пробормотал мужчина.

– Так вот, Тимур, – я посмотрела на его наглое лицо, и мне сразу захотелось ему как-то напакостить из вредности, – Отдайте мне мой кофе.

– Держите, – он поставил стакан на мой столик.

– И булку!

– Сей момент.

– И масло!

– Приятного аппетита. Кстати, как вас там?

– Алиса.

– Ну, что же Алиса, давайте с вами пообедаем с прекрасным видом, – с этими словами он поднял шторку иллюминатора.

Меня замутило в ту же секунду, как я увидела в окне парящие под нами облака. Я закрыла глаза на несколько секунд, чтобы вернуть присутствие духа и унять клокочущую внутри меня злость. Но гнев взял верх и, повинуясь эмоциональному порыву, я вылила кофе на брюки этого самодовольного индюка. По крайней мере, заверещал он точно, словно индюк.

– Какого черта вы творите? – не унимался мужчина.

– Я вас предупреждала, что боюсь летать, – неожиданно спокойная, как удав, ответила я и с лёгкой улыбкой откинулась в кресле.

– Надо же, первая улыбка за полет! Значит, вам просто нравится калечить людей? Вы точно сумасшедшая!

– А вы, Тимур, наглый грубиян! Давайте закончим на этом наше вынужденное общение.

– С превеликим удовольствием! Но знайте, если я увижу вас в местных сводках новостей, то буду свидетельствовать против вас, как ещё один пострадавший.

– Очень смешно! – фыркнула ему в ответ и демонстративно надела наушники.

До посадки мы действительно не сказали друг другу больше ни слова, зато злобных взглядов было предостаточно. В какой-то момент я даже подумала, что он треснет мне по голове подносом. После очередной неудачной попытки смыть кофейное пятно с брюк, Тимур стал настолько злобным, что идея полета на крыле самолета казалось мне весьма приятной.

 

Время тянулись невероятно долго, но всё же мы, наконец, приземлились. Поблагодарив небеса за мягкую посадку, я отстегнула ремни безопасности и поспешила как можно скорее убраться из этого самолёта.

– Ураган Алиса накрыл горнолыжный курорт. Спасайся, кто может! – противный голос пропел мне в спину.

Хотелось ответить ему в ответ что-то цепляющее за живое, но пока я перебирала в уме подходящие колкости, Тимур проскользнул вперёд меня и вышел из самолёта. А так хотелось красиво уйти с гордо поднятой головой, прибив его какой-нибудь дерзкий фразочкой. В конце концов, я журналист. Но этот проклятый перелёт выбил из меня последние мозги.

Вздохнув, я направилась на поиски водителя, который должен был встретить меня и довезти до места назначения. Но и тут меня ждал подвох. Битых полчаса я ходила по залу прилёта в поисках человека с табличкой в руках, на которой красуется моя фамилия. Ничего даже издали похожего не было, я уже стала представлять, что мне придётся идти пешком до отеля, пробираясь сквозь снежные завалы. Как назло, даже сквозь стены аэропорта слышалось завывание ветра, а за окнами бушевала пурга. Это вариант я оставила на самый крайний случай и закопалась в рюкзаке в поисках информации об отеле. В конце концов, я уже готова сама заплатить денег, чтобы меня хоть кто-нибудь встретил. Найдя в папке название курорта, я еще раз осмотрела зал, и действительно почти у самого выхода стоял паренёк с табличкой «Эдельвейс». Поругав себя за свою глупость, я направилась к молодому человеку. С чего я решила, что встречать будут именно меня, я же не рок-звезда?

– Добрый день! Я ищу трансфер на курорт "Эдельвейс". По всей видимости, это к вам, – я указала на табличку.

– Хомякова Алиса? – парень сверился со списком.

–Да.

– Я вас заждался. Мы должны были отъехать уже десять минут назад, – забубнил молодой человек.

– Извините, не заметила вас.

– Пойдёмте, весь автобус уже забит.

Парень сунул табличку в рюкзак и вышел на улицу. Я засеменила за ним, волоча за собой свой тяжеленный чемодан. Видимо, в услуги лучшего горнолыжного курорта помощь с багажом не включена. Хотя я и автобуса не ожидала, отчего-то думалось, что меня встретит водитель в строгом костюме и посадит меня в машину люкс класса. По крайней мере, Марго постоянно рассказывала, что все её командировки начинались именно так. Что я расскажу по прилёту? Что ехала в забитом туристами автобусе, на коленях держа надутую ватрушку какого-то бойкого мальчишки, который никак не мог усидеть на коленях своей мамы. Начало так себе. Вообще вся эта поездка мне всё меньше и меньше нравилась, хотя казалось бы, куда уж хуже. Ведь я ещё даже не залезла на гору, а меня уже преследуют одни неприятности.

Спустя сорок минут автобус заехал на территорию курорта, но разглядеть всю красоту окружающей природы было затруднительно сквозь запотевшие окна допотопного автобуса. И всё же я смогла ощутить невероятное облегчение, когда вылезла наружу и вдохнула свежий морозный воздух. Сложная, а местами совсем противная дорога до курорта была позади, и я была в сладостном предвкушении, что всего через несколько минут смогу запрыгнуть в мягкую кровать со свежими простынями и отключиться на пару часов. Подходила к стойке регистрации я полная позитивных надежд.

– Добрый день! Я хотела бы заселиться, – протянула девушке в голубой униформе свой паспорт и мило улыбнулась.

– Добрый день! Добро пожаловать! Подождите несколько минут, я оформлю все необходимые бумаги.

Спустя пять минут мне протянули договор. Не глядя, черканула свою подпись и взяла ключ от номера.

– Вот карта, – девушка положила на стойку небольшую брошюру, – Внутри указан маршрут до вашего номера.

– Спасибо, – хмыкнула в ответ, – но лифт виден даже отсюда, думаю, я справлюсь и без карты.

– О, нет. Вы неправильно поняли. В главном корпусе расположены только номера люкс. У вас номер стандарт. Эти номера расположены в десятом корпусе. На карте есть маршрут, идти всего десять минут прогулочным шагом.

Я развернула буклет и оценила только что услышанное.

– А вот это что? Гора? Мне придётся лезть на гору, чтобы добраться до номера? – я вперилась ошалелым взглядом в сотрудницу отеля.

– Ну что вы? Это небольшой холмик, забраться на него не составит труда, да и виды с него открываются очень живописные.

– Ясно. А с багажом мне кто-нибудь поможет?

– Извините, эта услуга не входит в стоимость вашего договора о размещении.

– А что тогда туда вообще входит? – с абсолютно кислой миной спросила я.

– На протяжении всего отдыха вы можете бесплатно завтракать в нашем ресторане и посещать любые склоны. Необходимо только заплатить за аренду инвентаря.

– Чудесно, – процедила я, – А ресторан, надо полагать, находится в главном корпусе?

– Конечно. Сразу налево за лифтом, – улыбнулась девушка, – Расписание работы ресторана и всех развлечений вы найдёте в буклете. Желаю вам приятного отдыха.

– Я вся в предвкушении!

Потеряв последнюю надежду на хоть какие-то крупицы комфорта, я схватила всю выданную мне макулатуру, зацепила чемодан свободной рукой и вышла на улицу.

Тщательно изучив маршрут, я направилась в сторону того самого небольшого и живописного холма. Возможно, мне, и правда, открывались великолепные виды заснеженных гор, но я была очень увлечена протаптыванием тропинки сквозь метровый слой снега и не смотрела по сторонам. Складывалось нехорошее предчувствие, что меня поселили в сарае супер эконом уровня, потому что человеческих следов на своём пути я не встретила вплоть до порога десятого корпуса. Это вообще сложно было даже с большой натяжкой назвать корпусом. Передо мной находилось небольшое одноэтажное строение. Если бы не покатая крыша, я бы с лёгкостью назвала бы это гаражом. Здание было условно разделено на два строения. Мой вход был под номером один. Не став терять время на лицезрение красот своей волшебной заснеженной избушки, я вошла внутрь. А внутри сказка тоже не стала былью. Подавив отчаянный стон, я села на крохотную кроватку, которая поприветствовала меня мерзким скрипом, и огляделась. Осмотр занял всего несколько секунд. Комната была совсем миниатюрная. Помимо кровати здесь был столик со стареньким чайником, деревянный стул, небольшой шкаф для одежды и дверь, ведущая в уборную. Естественно, о ванне, а тем более о джакузи можно было только мечтать. Санузел и душевая кабина – вот все прелести, что меня ожидали. Начальница правду говорила, что не хочет тратить деньги ради этой статьи, поэтому поселила меня в спичечный коробок. Благо я сама весьма компактная и, применив немного ловкости, смогу здесь расположиться даже с комфортом, насколько это вообще возможно. Подавив свой тысячный вздох за этот день, я начала раскладывать вещи.

Спустя пару часов отдыха, я пришла к выводу, что оттягивать неизбежное бессмысленно, и решилась прокатиться на лыжах, заодно найти себе хоть какой-нибудь еды. Возможно, я слишком сильно переживаю, и горные лыжи – это не такое уж страшное занятие. Папа мне всегда говорил, что страха бояться не стоит, его нужно принять, и тогда он станет движущей силой, которая поведет меня вперёд. Как мне не хватает отца. Ему бы здесь понравилось, он обожал рисковать. Мне кажется, что он перепробовал всё экстремальное, что есть в этом мире. Страх был ему не ведом. Я так хотела испытать с ним все его приключения, но неисправный карабин перечеркнул все мои мечты. Я даже не успела попрощаться с отцом. И с тех пор всё изменилось для меня. Мы остались с мамой вдвоём против этого опасного мира.

Отогнав грустные мысли, я подошла к пункту проката. После небольшого инструктажа, на котором я с умным видом заядлой спортсменки кивала в такт объяснениям, мне выдали лыжи и остальной необходимый инвентарь. Нагруженная, как ослица, я направилась по указателям к одному из самых простых спусков. Я, конечно, понимала, что мне нужно писать про экстрим, но всё же для разгона стоило хотя бы постоять на лыжах. Чтобы не выглядеть совсем глупой, я наблюдала за действиями окружающих и пыталась соответствовать обстановке. В очереди на подъёмник пришлось немного потолкаться, всё это время я всячески пыталась понять, как люди на лыжах с такой лёгкостью запрыгивают на эти хлипкие, шатающиеся скамейки, но чем ближе подходила, тем страшнее мне становилась. Работник, распределяющий очередь, сказал мне надеть лыжи, чтобы не задерживать других. Дрожащими пальцами я застегнула все замки и потопала в сторону подъёмника. Мне велели встать в линию к трем другим лыжникам, и как только сиденье ударит по ногам, запрыгнуть на него. Вроде несложно, но не с моим ростом. Там, где других бьёт по ногам, меня колотит по пояснице. Я стояла и ждала удара подъёмника, как выстрела в спину. И это произошло, получив шлепок по копчику, я попыталась запрыгнуть на сиденье, но оказалось, что прыгать с лыжами на ногах совсем непросто. В панике я схватилась за плечо рядом стоящего лыжника и с мольбой посмотрела на него. Мой жалкий вид говорил сам за себя. Мужчине ничего не оставалось, как кряхтя, затащить мою неповоротливую задницу на сиденье. Когда мои ноги оторвались от земли, и кабинка поехала наверх, я смогла выдохнуть.

– Спасибо вам огромное! Я здесь в первый раз, – повернулась к мужчине, лицо которого было практически полностью скрыто лыжными очками и воротником куртки.

– Это заметно. Не расслабляйтесь, сейчас уже будем спрыгивать.

– Что? Куда? Вниз что ли полетим?– заулыбалась я милой шутке.

– Вы бы хоть почитали, как тут что работает, перед тем, как на гору лезть. Подъемник не останавливается. Когда мы подъедем к склону вплотную, вам нужно быстро спрыгнуть и отъехать в сторону.

– Что?! – ахнула я, не в силах сделать вдох.

– Всё, приехали. Слезайте, – мужчина с лёгкостью тигра спрыгнул с сиденья и плавно уехал в сторону.

Я же даже не успела сориентироваться в пространстве, чтобы найти наиболее удобную точку для приземления, а подъемник уже стал отдаляться от земли.

– Прыгай, а то убьёшься!– закричали со всех сторон.

Мне моментально стало невыносимо жарко, в панике и с диким визгом я спрыгнула с сиденья и приземлилась прямо в снежный сугроб. Перед глазами всё плыло, лыжи очень неудобно скрутили ноги, я даже не могла изогнуться, чтобы отцепить эти чертовы орудия пыток от себя. Так и лежала буквой зю, пока ко мне не подбежал один из работников склона.

– Вы целы?

– Кажется, да. Помогите мне встать, пожалуйста.

Молодой человек отцепил мне лыжи и помог подняться.

– Если вы в первый раз встали на лыжи, то вам необходим инструктор. Вы сейчас создали очень опасную ситуацию. Сами чуть не пострадали и могли поранить других гостей курорта, – начал меня отчитывать мужчина.

– Понимаю, извините. Пожалуй, мне действительно стоит взять инструктора. Где мне его найти?

– Внизу. В главном корпусе на стойке регистрации вы сможете обо всем договориться.

– Замечательно. А как мне спуститься отсюда?

– Есть два варианта. Первый – на лыжах, но в вашем случае этот вариант неприемлем для всех. Второй – пешком по краю трассы.

– Пешком? – ужаснулась я. – А что здесь не предусмотрен никакой лифт?

– Это же гора, а не небоскреб в центре города, – хмыкнул мужчина.

– Ясно, – я выхватила лыжи из его рук и пошла к трассе.

Забившись в самый край, я медленно, как умирающая черепаха, стала спускаться вниз. Сбоку от меня пролетали лыжники и сноубордисты, обдавая меня холодным ветром.

Когда, наконец, спуск закончился, я закинула лыжи обратно в пункт проката, проигнорировав приглушённые смешки персонала, и направилась в главный корпус. На ресепшене меня встретила всё та же девушка с профессиональной дружелюбной улыбкой.

– Чем могу помочь?

– Я бы хотела нанять инструктора, – слегка запыхавшись, сказала я.

– К сожалению, в данный момент свободных инструкторов нет. Есть окошко на запись через три дня.

– Вы издеваетесь? – я начинала закипать, – Это огромный горнолыжный курорт. У вас постоянно куча гостей, как это вам может не хватать инструкторов? Вы должны были нанять целый взвод лыжников. Мне нужен инструктор уже сейчас.

– Наши гости бронируют уроки с инструктором в момент покупки отдыха, это дополнительная платная услуга. Мы не можем предоставить вам инструктора в ущерб другому гостю.

– Послушайте, мне очень нужно. Хотя бы на часик. Чтобы меня поставили на лыжи, затащили на вершину горы и скатили оттуда. Это не займёт много времени, пожалуйста.

– Хорошо, – девушка вздохнула и застучала по клавиатуре компьютера, – Сейчас есть всего один свободный инструктор, но он занимается с профессионалами, он обучает на самых сложных трассах.

– Отлично! – я закивала, как болванчик, – Давайте его сюда.

– А вы хорошо катаетесь? – девушка с сомнением окинула меня взглядом.

 

– Лучше всех! Зовите инструктора.

Администратор набрала какой-то номер и сказала в трубку:

– Позовите ко мне Бойцова, заказ на сопровождение.

Я кивнула девушке в знак благодарности, затем расстегнула ворот комбинезона и сняла шапку. В стороне заметила зеркало и отошла к нему привести себя в порядок. В отражении меня встретила раскрасневшаяся кудряшка, обмотанная в тысячу слоев одежды. Волосы местами были совсем мокрые от снега, щеки пунцовые то ли от мороза, то ли от духоты, которая стояла в главном корпусе. А зимний комбинезон смотрелся на мне ужасно. Я напоминала маленький снеговик. Машинально стала крутиться перед зеркалом в поисках лучшего ракурса, когда услышала знакомый голос:

– Вы что следили за мной?

Повернувшись в сторону ресепшена, я увидела Тимура. Он стоял, скрестив руки на груди, и ехидно улыбался.

– Вас ещё здесь не хватало, – процедила я.

– Тимур, девушка хочет нанять тебя в качестве инструктора, – администратор черканула по нам взглядом и занялась своими делами.

– Что? – одновременно вскрикнули мы, – Да не за что!

– Вы инструктор? Чему вы учите? Умению мастерски бесить людей? – я подошла обратно к стойке регистрации.

– А вам зачем инструктор? Не говорите только, что катаетесь на лыжах. Женщина, которая подпрыгнуть боится из-за страха высоты.

– Ничего я не боюсь! И я собираюсь испытать всё самое экстремальное, что здесь есть, да будет вам известно, – я гордо вскинула подбородок.

– А это правильно, – он хмыкнул и обратился к администратору, – Лен, выпиши дамочке пропуск в детскую зону на все дни пребывания, – потом снова обратился ко мне, – Там как раз ваш уровень экстрима.

– Да, как вы смеете?– я уже практически рычала.

– Что сейчас опять вцепитесь мне в руку? Глядя на вас, понимаю, что стоит всё же сделать прививку от бешенства.

– Знайте что, – я резко замолчала, громко выдохнула и обратилась к девушке за стойкой самым милым голосом, который сейчас могла изобразить, – Извините, пожалуйста. А вы не могли бы мне найти другого инструктора? Желательно с головой на плечах, а не с мешком навоза.

– Какие мы злые! – откровенно смеялся надо мной мужчина.

– Простите, – девушка окончательно растерялась, – Но как я вам уж сказала, остальные инструкторы сейчас заняты.

–Алиса, можете не стараться. Ни один инструктор не будет с вами работать. С вами стоять то рядом опасно, что уж говорить о том, чтобы подниматься на гору, – не унимался противный индюк.

– Девушка, – я из последних сил продолжала игнорировать раздражителя, – Понимайте, мне нужен инструктор, который не боится выполнять свою работу. Вы говорили, что позовете профессионала, который катается на самых сложных трассах, а пришел аниматор из детской зоны. Мы наверно неправильно поняли друг друга.

– Для вас и детская зона будет верхом экстрима, – продолжался бубнеж сзади.

Это стало последней каплей. Я резко развернулась, чтобы посмотреть в глаза наглецу, но уткнулась носом в его грудь. Оказалось, что он стоял совсем рядом. Мне пришлось сильно запрокинуть голову, чтобы прожечь его своим испепеляющим взглядом. Но судя по выражению лица Тимура, я больше походила на промокшего котёнка, который пытался вонзить свои маленькие коготки в львиную лапу.

– А я поняла! Вы просто боитесь!

– Вас? Тут вы правы, я бы предостерег всю округу об опасности.

– Нет, вы боитесь, что если будете мне помогать, то опростоволоситесь. Я уверена, что этот ваш пресловутый профессионализм всего лишь хвастовство.

– И вы решили с высоты своих знаний, – он ещё раз окинул меня взглядом с ног до головы и усмехнулся, – проверить мою компетентность? Тогда могу сказать вам только одно – в вашей оценке я не нуждаюсь.

– Что же вам так трудно обучить одну такую безобидную маленькую меня?– оскалились ему в ответ.

– Насчёт безобидной, это вы погорячились, – он посмотрел по сторонам, потом снова на меня, – Но вы меня заинтересовали. Я согласен. Хотите экстрима – получите.

– Правда?

– Конечно, это же моя работа, – он посмотрел на администратора и сказал, – Лен, красную зону уже открыли?

– Завтра с утра открывается, – пропела девушка.

– Отлично, будем первопроходцами! – он потер ладони и взглянул на моё растерянное лицо, – Завтра я за вами зайду в семь утра. Какой у вас номер комнаты?

– Десятый корпус. Комната один, – прошептала я.

– Вас поселили на складе списанного инвентаря?– захохотал в голос Тимур.

– Так и знала, – злобно зыркнув на администраторшу, я пошла в сторону выхода.

– Увидимся завтра, – донеслось в спину, – Будет вам полет на крыле самолёта.

– Что вы сказали? – холодок пробежался по спине.

– Скоро узнаете, – он засмеялся, развернулся и ушел в комнату для персонала.

Я застыла, провожая его взглядом. Первые несколько минут я совершенно потерялась в своих чувствах. Этот человек мог вывести меня из себя буквально за мгновение. Столько злости и агрессии я не испытывала уже давным-давно. И теперь благодаря какому-то нелепому стечению обстоятельств я должна довериться ему и идти с ним в горы. Да он меня сбросит в пропасть при первой же возможности. Остаётся только надеяться, что раз я плачу ему деньги, то он будет держать себя в рамках. Хотя кого я обманываю? Этот тип и знать не знает, что такое рамки приличия. Вот я попала! Чертов Тимур, чертова работа, чертова начальница! Но другого выбора у меня не было, без Тимура я не справлюсь даже с самым лёгким спуском, поэтому придётся потерпеть несколько дней его присутствие, потом быстро накропаю статью обо всех пережитых ужасах и пулей полечу домой.

Продолжая ругать всех, на чем стоит свет, я вышла на улицу и направилась в сторону номера. Я была настолько злая, что казалось, будто снег подо мной тает и ручьями расходится в стороны. Перед тем, как забраться на свой живописный холмик, я зашла в одно из местных кофе и купила себе покушать. Устроилась у окна и стала с жадностью уплетать горячие блюда. По мере того, как мой стол пустел, моё настроение становилось всё лучше и лучше. Я уже не воспринимала это место, как свой личный ад. Захотелось даже прогуляться вокруг и осмотреть всю красоту курорта. Ведь природа была, и правда, завораживающей. Залив в себя топливо в виде горячего капучино, я потопала дальше. В этот раз подъем на холм был гораздо приятнее. Я никуда не торопилась, со скоростью старого трактора пробиралась сквозь снег и смотрела по сторонам. А посмотреть было на что. Передо мной открывалось настоящее зимнее царство. Вся суматоха, царившая на курорте, осталась в стороне у главных корпусов, и я могла с огромным облегчением насладиться безмолвной красотой заснеженных гор.

Побродив ещё немного, пока согревающее топливо не кончилось, я вернулась в номер. Время уже было позднее, а сил у меня не осталось совсем. Это день высосал меня до остатка, поэтому быстро приняв душ, я легла на кровать и почти сразу отключилась.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru