Неуловимый Гасги

Инна Федералова
Неуловимый Гасги

ПРОЛОГ

– Ай, и не стыдно? Не успели развестись, а ты уже в объятиях другого, – уперев руки в бока и глядя с усмешкой, цокнул парень, за которым я была замужем целых три дня! – разве я не прав, м-м? – обратился тут же к девочке-подростку, в ответ на что та ободряюще обняла его.

Я лениво оторвалась от поцелуя с любимым, краем глаза замечая, как малышка покраснела.

– Ну хочешь, я тебя в щеку чмокну, чтобы не так обидно было? – внезапно предложила она.

– А давай, – он наклонился, и та наградила его звонким чмоком.

– Пообещай мне, что забудешь ее, – тут же добавила сурово, кивнула на меня.

В ответ бывший муж задрал голову и басовито рассмеялся:

– Что так похож на разлучника? Поверь, я не стану им препятствовать. Только взгляни как они счастливы!

В этот момент другой парень, удерживавший меня в руках, довольно улыбнулся и крепче прижал к себе, будто снова опасался потерять. Глядя на него, на нас, мафиози заверил:

– Обещаю, она забудет обо мне, как о страшном сне.

После нашего поспешного развода мне достался небольшой островок на архипелаге Пулау-Серибу и много денег. Если быть точнее – сто гребаных миллионов долларов!

Я не стала спрашивать, откуда такая сумма. Как-никак по брачному договору мне причиталась довольно щедрая доля. Вот так вот влипнешь в любовный переплет, и столько денег сразу! Да за такие деньжищи можно и ложную судимость потерпеть и целую семейку психов вроде Гасги. Главное, все встало на свои места: виновные за решеткой, а карманы пострадавших набиты деньгами.

С мужчинами нужно быть аккуратнее, в особенности если они из твоего окружения!

ГЛАВА 1. Как найти кавалера и вляпаться в неприятности

Паб "Тигриная кровь"

– Он такой смешной, – шепчет Дженни.

– И совсем не в моем вкусе, – отвечаю, глядя на лицо как у мопса.

– А вот он с тебя глаз не сводит, – не отстает та.

Я и моя подруга придирчиво рассматривали мужчин вокруг себя в новом пабе “Тигриная кровь”: одни торчали у барной стойки, другие в комфорт зале на кожаных диванах. В дальнем правом углу веселилась компания – и там были одни парни. А, нет, вроде девушки какие-то подтянулись к ним. Кажется, облом.

Судя по доносившимся звукам, праздновали день рождения. Тогда-то я и поймала на себе взгляд того, кого беспрестанно обнимали и хлопали по спине.

Что мы тут забыли? Дженни надоело смотреть на меня одинокую и она позвала меня повеселиться. А, если честно, я пришла сюда подцепить хорошенького парня, а затем хорошенько натрахаться и вместе с ним встретить рассвет. Да, секса у меня не было весь минувший год.

Думаете, я ненормальная? Нет. Просто любила одного засранца по имени Вуди, пока не застала его в постели с другой.

Так что сейчас, да, я занималась поисками подходящей кандидатуры. И Дженни явно не терпелось уже примкнуть к компании именинника и оторваться от души. Потому что кто-то из парней уже помахал ей рукой. Потому она начинала злиться:

– Мне тебя не понять, Ясана. Кого тебе надо? Собственные вкусы меня вот всегда подводили. Так что доверься моей интуиции. Ну, правда. Обрати на мопса внимание.

– Да ладно. Ты просто запала на того еще более несуразного блондинчика рядом! – только я это сказала, Дженни так вытянулась в лице, что меня невольно пробрало на смех.

И по ходу мы привлекли излишнее внимание, потому что в очередной раз поймали на себе взгляды пары ребят, о ком говорили. В этот самый момент мопс зачем-то уселся на стол и взял в руки микрофон. Приготовился петь? Нет. Он исполнил большее. Зачитал рэп.

– Подруга. Я же говорила у меня интуиция, – едва не повизгивая, Дженни запрыгала от радости, ухватившись за мою руку и норовя оторвать ее.

Я же замерла, испытав трепетное волнение. Не прекращая исполнять свое маленькое выступление, парень все неотрывно смотрел в нашу сторону и, казалось, улыбался. Кайфовал. Оргазмировал! Я не знаю…

Сейчас, глядя на него, я испытывала то же самое. И, вообще, это самый страстный рэп, который я когда-либо слышала. Внешностью может и не вышел. Но лицо доброе. А рэперов я очень люблю. Они – моя слабость!

– Ах, пофиг, – улыбнулась я, – пойдем к ним.

– Я же говорила, – довольная собой, Дженни потянула меня к их столику.

Наконец, парень закончил петь и друг блондин, сложив руки в рупор, прокричал ему со своего места:

– Марк! Ты супер! Я тебя обожаю! – даже засвистел.

Рэпер засмеялся, и я не преминула заметить:

– Рожа у этого Марка хоть и дебильная, но мне уже кайфово от его голоса.

Сейчас он обменялся жестами с другом, понятными им одним, и потом я поймала на себе его взгляд.

Неужели и правда понравилась ему?

Сомневаясь в себе, застопорилась посередине зала. Правда, продолжая пялиться на него с открытым ртом. Дженни дернула меня за руку.

Замечая, что я застеснялась, Марк вместе с другом подорвался с места. Приветливо улыбаясь, оба как по сговору увлекли нас за собой. Они уже были пьяны и даже немного покачивались.

Продолжая улыбаться, Марк опустил меня рядом с собой.

По истечении шести стопок запитых пивом чистой рисовой водки, Дженни надумала развлечься пьяными играми, которые помогли бы по-быстрому притереться друг к другу. У нее был опыт тамады и найти нам развлечение ей не составило труда. Еще всех девчонок позвала, какие были в зале, чтобы веселее.

Все мы уселись в круг, как она велела: парень – девушка, парень – девушка…

– Каждый должен сказать, что ему нравится в его соседе справа, – произнесла она, замыкая круг.

Где то должен быть подвох. Обязательно должен быть. Не зря же она сейчас мне подмигнула.

И я оказалась права, когда дело дошло до интимных подробностей. У ребят закончились и комплименты, и они один за другим стали говорить нам, девушкам, о груди, шее, ногах, волосах.

Марк сказал, ему понравились мои глаза. Тогда Дженни радостно объявила, что сейчас каждый должен поцеловать своего соседа именно в то место, которое ему наиболее приглянулось. Хитрюшка!

Было смешно до истерики. Веселье в нашем укромном уголке мгновенно привлекло внимание всех собравшихся гостей. Не понимая, что происходит, другие гости паба обалдело наблюдали за нашими поцелуйками.

Некоторые из посетителей даже вставали рядом и спрашивали, что мы делаем. Среди таковых оказались знакомые ребят и самого Марка. Дженни приходилось прерываться и ждать, пока те обменяются приветственными жестами. Их она тоже позвала к нам. А после зачем-то пересчитала всех.

– Сейчас буду, а пока бахните для настроения – бросила она и отправилась к барной стойке, принявшись болтать с каким-то парнем там, тоже смотревшим на нас с интересом.

Вернулась с ним же. В руках они держали блокнотные листы с нарисованными на них цифрами и буквами. Те, что были с цифрами – раздали парням, с буквами – девушкам.

Помощник кратко объяснил суть игры.

– Выбирается доброволец, ложится на стол. Он или она называет произвольную комбинацию букв, цифр. Например, «D-6» или «V-З». Если лежит парень, то девушка под буквой “D” должна подбежать к нему и поцеловать, а парень с цифрой “6” должен помешать ей и сам поцеловать ее. Выигравший битву ложится на стол, и все повторяется.

– Йееее! – наперебой радостно заголосила собравшаяся компания.

Кажется, для многих это в новинку, но по большому счету видно уже пофиг, как именно развлечься, лишь бы было весело.

А немного интима не помешает. К примеру, Марк, до того беспрестанно трогавший мои волосы, на самом деле, ненавязчиво делающий массаж головы, совсем осмелел и теперь кончиками пальцев слегка водил мне по оголенному правому плечу.

Услышав об этой игре, почему-то забуксовал:

– Давай сперва посмотрим, – подмигнув, улыбнулся он.

Честно? Мне вообще по барабану. Я так подумала, но, конечно же, не озвучила.

– Твоя подруга, зажигалочка, – вдруг широко улыбнулся он, и я согласно кивнула.

Представление затянулось, но смотреть со стороны тоже было круто. Я смеялась до слез! В какой-то момент Марк повалился мне на колени и засмеялся. Кажется, смех тоже был его фишкой. Из-за того как он смеялся – засмеялись другие – оказался заразителен.

По завершении игры нас ожидало алкогольное отступление. В этот раз проштрафившимся! Тем, кто отсидел, налили по полному стакану смешанного шейкером пива и водку, которое, к тому же, нужно было выпить на скорость.

Это Дженни так наказывала Марка за то, что ему не понравилось предыдущее задание. Тогда, она предложила следующее:

– Думаю, поцелуев достаточно, можно переходить к более интимным вещам. Итак, играющие поочередно снимают с себя вещи и кладут их рядом. Кто первый остановится, тот и проиграл. Часы, вытащенные из кармана ключи, деньги и далее, не считаются за снятую вещь.

Злюсь на подругу. Вот, обязательно было стриптиз придумывать? Тамада блин из нее… уши надрать потом в срочном порядке. Что мы сейчас с ним, тоже на стол должны залезть?

Дженни заговорщически посмотрела на диджея, и тот включил музыку в хулиганской манере и супер битами.

Уже изрядно подвыпившая толпа активно заулюлюкала, услышав про обнаженку, некоторые зааплодировали. Мне ничего не оставалось делать, как прожечь взглядом подругу и затем подать руку уже ожидавшему на столе Марку.

– В цепях и обнаженный ты будешь смотреться еще круче! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Кто первый? – обернувшись, спросила у нашей тамады.

– Давай, начну… – позвал Марк, и я вернула ему взгляд.

Гипнотизируя меня, он в плавном жесте поднес руку к лицу и, продолжив стрелять глазками, зубами соблазнительно стянул беспалую кожаную перчатку, бросил ее мне к ногам.

– О-о-о-о!!!

Этот жест был настолько неожиданным и сексуальным, что понравился даже ребятам.

Кажется, с этого момента в моей голове что-то переклинило, и я ощутила, как близка к тому, чтобы втюриться в Марка.

 

Конкурс завершился. Не успели мы спуститься с «пьедестала», диджей созвал гостей паба на танцпол, отчего народ с нашей стороны мгновенно рассосался, оставив нас наедине, пожирать друг друга глазами.

Дыхание потяжелело от вида его обнаженного тела. При среднем росте – пяти футах и восьми дюймах, он выглядел подобно легкоатлету имея небольшие, но выраженные мышцы. Вероятно, много бегал, о чем свидетельствовали волевые плечи, четко очерченные мышцы груди и торса, и красивые развитые ноги.

Я пьяно шагнула вперед, к нему, провела пальцами по животу, ощущая его рельефность. Столкнулась с обожаемым взглядом, тут же переменившимся на охотничий. Ощутила себя добычей, хотя, изначально, ею был он.

Последнее, что я помнила в трезвом сознании – его губы вблизи рта, их последующее прикосновение, пока не опьянела от порывистого поцелуя.

***

Я села в постели, схватилась за голову – та звенела как хрусталь. Привычно потянулась рукой к своей тумбочке справа, чтобы достать телефон, но тут же с грохотом свалилась на пол. Протерла глаза, осмотрелась и не узнала, где нахожусь.

– Какого черта?

Помимо меня на кровати спал незнакомец. Сейчас захлестнули воспоминания ночной вечеринки. Чуть не лишилась рассудка.

Парень перевернулся на спину и я смогла взглянуть на лицо.

– Ну ведь совсем не в моем вкусе, – тут же заметила вслух и поднялась.

Я даже не помню, как его зовут. А мопсом не зря называла. Ну да ладно. Главное вещи свои найти и скорее покинуть это гнездо разврата.

Те оказались раскинуты по всей комнате. Да и, вообще, все выглядело так, будто вчера меня раздевали в спешке по пути к постели. Пока искала вещи, поняла, что мы в гостиничном номере.

Уже у двери с меня стянули платье, а у самой кровати затем и плавки. Причем они лежали на полу со стороны парня в одном ворохе одежды Безлямочный бюстгальтер модели “анжелика” там же.

Кажется, на мне еще чулки были. Точно! Но нашла только один чулок. Тот висел на бра, прямо над головой парня. Мобильный вместе с сумкой почему-то были в ванной комнате. О! И второй чулок нашелся!

Мне удалось выбраться из номера незамеченной: я быстро миновала зону ресепшена, вышла из отеля. Им был “Хард рок и казино Атлантик-сити” – что на Бордволке 1000. Подумала, мажористый буратино мне попался. Увидела чье-то такси на парковке и без зазрения совести усевшись в него, назвала адрес своего дома.

Будучи за родными стенами, направилась в ванную комнату, чтобы смыть следы вчерашних кувырканий. Стоя под струями горячей воды, сожалела, что так сильно напилась вчера.

Надо позвонить Дженни. Спросить ее, как так вышло, что я не помню завершения вечеринки.

Сегодня выходной. Воскресенье. Правда, уже полдень. Не успела начать сушить волосы, как запиликал мобильный. Подруга вспомнила обо мне сама. Я приняла входящий и нажала на динамик.

– Ясана? Ты как там. Норм? – раздался ее обеспокоенный голос. Правда, хриплый.

– Заботушка… – я рассмеялась. – Опять вчера в караоке глотку драла?

– И не говори, – прыснула подруга. – Сама то дала жару! Ты и Марк вчера здорово напились. А в какой-то момент пропали. Ничего не хочешь мне рассказать?

От слов Дженни к щекам прилила кровь: хорошо, что она этого не видит.

Мы договорились встретиться в пабе “Ри Ра” на Пацифик Эйв 303. Не успела прийти в себя, уже вечерело. Еще и голова болела. Приняли решение опохмелиться и вкусно перекусить – как можно сделать это только там.

Будучи там заказали французский луковый суп и два бокала пива. Дженни наконец рассказала о моем геройском стриптизе и последующем страстном поцелуе с Марком.

Точно! Как я могла забыть имя того, кто соблазнил меня своим рэпом. Ну и телом тоже, когда обнажился сам. Якобы мы заговорщически исчезли, не сказав никому ни слова.

– Какой стыд… – я закрыла глаза ладонью – Дженни, ты же понимаешь, при обычных обстоятельствах я никогда бы так себя не повела! – взглянула на подругу из под пальцев, опасаясь словить ее неодобрение.

Но та только улыбнулась и прикусила нижнюю губу.

– Что ты! Мне даже показалось, что ты втюрилась в него! Вы так съедали друг друга взглядами, другого и не подумаешь!

Ну вот, зачем она кричит. Что за привычка так эмоционировать и ставить меня в неловкое положение. Сгорая от стыда, я обернулась по сторонам в надежде, что никто не услышал ее.

Увидела, у барной стойки парня в черной кепке. Его голова была обращена в нашу сторону. Взгляда не видела, но точно знала, что он смотрит. Его губы – такие чувственные и бантиком – сейчас дрогнули в улыбке. И чего я залипла?

В стремлении скрыть свою заинтересованность, приветливо подняла свой бокал с пивом, и парень повторил жест. После, он протянул деньги бармену и поспешно покинул кафе.

Удостоверившись, что уже ушел, я недовольно буркнула:

– Странный какой.

– Угу. Все бы тебе внимание привлекать. Вчера повеселилась уже. Ты, вообще, хоть узнаешь Марка в толпе?

– Может. Утром я только его спящее лицо видела. И потом вспомнила, почему я его мопсом называла.

– Ага, хоть и азиат, а глаза большие и нос маленький. А когда нос маленький, значит и член вот такой, – истерично засмеявшись, Дженни показала на пальцах размер. – Ты, вообще, хоть почувствовала его?

– Чего? Ну прекрати-и-и… – вновь испытав неловкость, отвела взгляд и закрыла рукой лицо.

Еще какое-то время мы задержались в кафе и ближе к девяти вечера засобирались домой. Ведь завтра нужно было на работу.

***

Едва не теряя рассудок, я дрожащими руками набрала 911. По моей наводке в люке на крыше нашего дома нашли тело парня. Им оказался Вуди. Когда спросили, знаю я его или нет, сказала, что встречалась с ним и год как рассталась.

Он был еще и парнем моей подруги. Да, Дженни встречалась с ним сразу после нашего расставания. Это мне тоже пришлось сказать. Все занесли в первичный протокол на месте происшествия.

Меня увезли в участок в качестве главной свидетельницы по делу двойного убийства. Но практически в этот же день арестовали.

Криминалисты нашли мои маникюрные ножницы, предположено которыми было выведено имя Вуди на лбу Дженни. Я всегда носила с собой эти ножницы и по какой-то хер оставила их у Дженни незадолго до похода в паб “Тигриная кровь”. Естественно, там обнаружили мои отпечатки пальцев. Заподозрили в мести лучшей подруге, еще и в сговоре с тем непонятным типом, которого я видела в ночь накануне.

По всем федеральным каналам Атлантик-сити прогремела новость о вопиющем происшествии. Репортаж с места преступления я смотрела будучи уже задержанной офицером и доставленной в кабинет к детективу, которого не было на месте.

Мне было неприятно смотреть на себя со стороны, как на преступницу: полиция задержала меня прямо на глазах толпы зевак, закованную в наручники, с накрытой офицерской курткой, головой. На записях было видно, как в мою сторону показывали пальцем и проклинали, на чем свет.

Я надеялась, полиция штата Нью-Джерси и прокурор еще поймут, что я невиновна. Смогут разобраться. Ведь найденные маникюрные ножницы, пусть и с моими отпечатками пальцев и днк крови Дженни еще не доказывает мою виновность.

Только если найдут что-то еще или улики сфабрикуют против меня, лишь бы скорее зарыть это дело, о чем частенько показывают в фильмах.

Только я подумала, какому же детективу так повезло с расследованием этого дела, кто-то вошел в кабинет и затем опустился на свое рабочее место.

Офицер салютовал:

– Здравия желаю, детектив Ли!

– Вольно. Оставь нас наедине.

Я подняла взгляд и…

– Ты? – отбросив всякого рода манеры, парень азиатской наружности выставил на меня указательный палец и выпучил глаза.

– Чего, я? – нахмурилась. Ему бы этот самый палец сейчас оторвать и засунуть в одно место.

Детектив прищурился, взглянул на меня долго, и пытливо и даже прикусил нижнюю губу. Мне не понравилось это нависшее тягучее молчание.

Чего он дурака валяет? Не знала, что и думать. Просто тоже смотрела на него и по застывшей на его лице глупой улыбке пыталась разгадать, что у него на уме.

Будто не выдержав, он рассмеялся и произнес:

– Ты, что же, не помнишь меня, Ясана?

До меня медленно дошло осознание того, что передо мной случайный вчерашний любовник.

– Марк? – я округлила глаза.

– Оу, принцесса вспомнила меня, – заметил он цинично. – Да, меня зовут Марк Ли и я твой детектив. Сейчас мы поговорим, – он вдруг посерьезнел, взглянув несколько отчужденно. – Есть что рассказать?

– О, господи. Не верится… – я закрыла глаза, а когда вновь взглянула на него разревелась, попыталась спрятать лицо руками. Не хотела плакать, но что-то в этот момент меня сильно выбило из колеи.

– Ты чего? Давай, расскажи все, – вставая, произнес Марк, и потом я ощутила прикосновение его ладони к своему плечу. Он легонько стиснул его. Другой рукой принялся гладить меня по голове.

В какой-то момент отошел, а потом протянул бокал воды и пару каких-то таблеток.

– Это быстрое успокоительное. Не бойся, пей, сам его принимаю, – кивнул, когда я подняла на него глаза и недоверчиво посмотрела, – помогает сосредоточиться и попусту не нервничать. Успокоилась? Теперь давай обсудим твои показания. Господи, как мне жаль, – пробормотал он, прислонив руку ко лбу.

Наверное, как и я сейчас, он подумал о том вечере в пабе, когда она устроила эротическую волну игр, собрав всех желающих. Нельзя было забыть этот нескучный движ и ее счастливое, хоть и пьяное лицо.

– Так. Труп Вуди найден в водопроводном люке на крыше здания по Рэлейдж Эйв 101. Ты видела парня в маске и кепке, который его туда скинул. Учитывая твои обстоятельства, ну отношения с Вуди и твое точное знание нахождения трупа, тебе придется убедить меня, что ты не причастна. Я запишу наш разговор на диктофон, а ты подробно расскажешь о себе, Вуди и Дженни. Давай? Начнем с того, что это твой бывший парень, насколько я понимаю? Скажи мне, как вы расстались и почему? Это не мой личный интерес, чтобы ты чего не подумала… – Марк отвернулся, полез к шее ослабить галстук. Видно, ему неловко. Ведь стечение обстоятельств нашей второй случайной встречи просто абсурдны.

– На меня уже заведено дело? – кивнула я на папку в его руках с моим именем.

– Пришлось. Теперь ты в записях у ФБР. Есть досье и некоторые полицейские отчеты по месту происшествия, вроде анализа днк-теста с маникюрных ножниц. – Марк замолчал, снова взглянул на меня и высказался – Ясана, я не думаю, что это ты. Постараюсь помочь. Ну и ты помоги мне, – накрыл ладонью мою руку, заглянул в глаза, предупредил – сейчас я вернусь на место, включу запись и буду задавать вопросы. Хорошо?

Марк спросил о моих отношениях с умершими. Для полноты его понимания, пришлось рассказать, как началась наша дружба. Что я познакомилась с Вуди, когда мне было одиннадцать лет. И изначально он был из компании Дженни. Что эти двое учились в одной школе. А я была приезжей из Ванкувера. Это Канада.

Рассказала про то, что этот Вуди еще с ребячества стал играть с нами в любовь. Меняя меня на Дженни, и обратно. Итак четыре года. Пока мы с подругой сообща не прекратили с ним всякое общение.

Но потом снова пришлось. Он пришел работать к нам, в организацию SID по улучшению бизнес-сообщества города в должности айтишника. Что-то вроде обслуживающего технического персонала. Мы с Дженни были экспертами совета CRDA при комитете администрации компании.

Тогда Вуди снова стал играть с нами в любовь. Я рассказала о том, что в две тысячи семнадцатом году он стал встречаться со мной и тайно спать с Дженни. Пришлось рассказать, как есть.

Что я случайно застала их в постели, когда в очередной раз зашла за подругой, чтобы вместе отправиться на работу. Это случилось девятнадцатым июлем девятнадцатого года. Ровно год назад.

Тогда то я и рассталась с Вуди. А с Дженни мы в тот же день поговорили. Для этого вдвоем ушли в бар и напились.

– Девятнадцать ноль семь две девятнадцать. Совсем недавно, – заметил Марк, что-то черкая себе в блокнот. – Скажи, в каком году он был устроен к вам на работу?

– Это так важно?

– Ответь пожалуйста. Да. Важно.

– В пятнадцатом, наверное. Я не помню. Но ты ведь легко можешь проверить…

– Стоп, – резко произнес Марк и недовольно взглянув, приостановил запись. – Ясана, я не против общения на “ты”, когда мы наедине, но до тех пор соблюдать субординацию, хорошо?

– Извини, я забылась.

– Запись включаю, – предупредил он и нажав кнопку на диктофоне, задал следующий вопрос – как быстро начались твои отношения с Вуди на тот период?

– Ну-у, – я замялась, почувствовав, как пылают щеки. Марка же ничего не смущало, работа есть работа. – Наверное, около года нам с Дженни понадобилось, чтобы привыкнуть к его присутствию. А потом все случилось внезапно.

 

Марк наобум, и опять нажал на паузу:

– Что, секс? Мы взрослые люди, говори как есть, – мягко потребовал он, – и перестань уже краснеть.

Я кивнула, но продолжая испытывать неловкость, отвернулась, продолжила:

– Мы как то на корпоративе вместе выпили, расслабились. Вуди сам подсел к нам под предлогом поговорить за былое, расставить все точки над “и”.

– По какому случаю корпоратив? Дату скажи – Марк опустил голову, видно сосредоточившись на записях этих самых знаменательных дат. Мне показалось, ему не нравилось говорить об этом. Но, как я уже заметила, работа есть работа.

– Мы встречали две шестнадцатый год.

Марк кивнул, произнес:

– Продолжай. Что было дальше?

– Он предложил нас подвезти. Мы не могли не согласиться. Я не могла.

– Что, такой красавчик был? – кажется, детектив снова остановил запись, сейчас поднял на меня глаза и ухмыльнулся.

Тогда вместо воспоминаний о бывшем в моей голове всплыл вечер в пабе с Марком и то, как он вот так же улыбался мне, как лениво поглаживал по плечам, зарывался пальцами в волосы. Картинка сменилась и я увидела его с голым торсом. Тогда мы стояли на столе в момент последней игры, проводимой подругой. Наш последующий страстный поцелуй.

От заполонивших голову неуместных воспоминаний я неволей замерла, забыв, что от меня ждут ответа.

– Ясана, ты замолчала. Он и правда был таким красавчиком при жизни? Поверь, сейчас он ужасно выглядит, – зачем то сказал Марк с улыбкой и рассмеялся.

– Как бы это грустно не звучало, да, повзрослев, он очень похорошел. Дженни тоже это заметила. Все уши мне об этом прожужжала.

– Так… – детектив снова помрачнел и уткнувшись взглядом в свои записи, осведомился – что дальше?

– Дженни перебрала в новогоднюю ночь, нам пришлось вдвоем тащить ее до квартиры. Он попросился ко мне домой… – замолчала, вспомнив об этом – боже, какая я дура.

– И ты не устояла? – догадался Марк, и я молча кивнула. – Понятно. Тут мне уже подробности не нужны, – детектив поднялся со стула, бросил блокнот с записями на стол – показалось, слишком громко. Он вскинул левую руку, метнул взгляд на наручные часы, произнес – мы уже засиделись. За одну встречу все не допросить. И, думаю, ты нуждаешься в отдыхе.

– Меня поведут за решетку? – заволновалась я, мне бы не хотелось сидеть в камере с дородными уголовницами.

– Понимаю твое волнение, – он словно прочел мои мысли. – Я выйду, сделаю звонок, решу, как с тобой быть, пока будет идти расследование.

Марк вернулся через двадцать минут сказать, что меня ожидает домашний арест и браслет джипиэс. Сообщил о жадной до крови толпе репортеров снаружи, и ему, так или иначе, придется сказать обо мне пару слов. К примеру, об единственной улике – маникюрные ножницы, никоим образом не доказывавшей мою вину. Предупредил, что последует за полицейской машиной и зайдет со мной в квартиру, чтобы я излишне не волновалась.

– Я знаю, что ты невиновна. И помогу тебе, Ясана. К тебе приставят адвоката Вэна Гасги. Ты встретишься с ним утром. Упоротый парень в начинании своей карьеры. Правда, дела не всегда выигрывал. Руководство дает ему шанс. Потому тут я буду контролировать весь процесс и предоставлять ему необходимую информацию. – Марк неожиданно подмигнул и улыбнулся мне.

Остальное все происходило, как в тумане. Эпизод из новостей повторился. Пока меня вели до полицейской машины в сопровождении офицеров, я думала только о том, как меня угораздило ввязаться во всю эту передрягу.

Дома в присутствии Марка мне нацепили джипиэс-браслет на ногу, зачитали права и разъяснили о сигналах. Детектив пообещал, что заглянет ко мне завтра и попрощался.

Когда все разошлись, я включила тв, где снова показали меня. Сейчас слухи долго не улягутся, а репутация уже подпорчена. Мне позвонили с работы, сообщили об увольнении. Чего и следовало ожидать.

Я налила себе вина из собственного мини бара. Уселась за диван. Закурила прямо в гостиной. Разревелась, думая о Дженни, которая была для меня всем – и матерью, и сестрой.

Былые воспоминания так захватили, что слезы, не переставая, текли уже сами по себе и лицо опухло. Я забылась тревожным сном.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru