Босс 1.1.2.1

Инна Федералова
Босс 1.1.2.1

Глава 1. Шерри Кроу. Удовольствие на троих

Я на свидании с каким-то скучным типом уже битый час. Хочется сбежать. Вдруг через пару столиков усаживается какой-то вкусный и элегантный парень в дорогом костюме от Гучи вместе с другом, который был одет гораздо проще. Оба азиатской наружности, возможно сеульцы. А, может, местные мафиози – кто их разберет. Грязными деньгами в Америке заправляют не только американцы, но и весомая часть узкоглазых.

Я сама метис – наполовину азиатка, что уж говорить. У меня монголоидные скулы и характерный чуть приплюснутый нос.

Так вот, эти двое начинают откровенно пялиться в мою сторону, то и дело подмигивать.

Ничего себе ребята! Быстро переходят к делу! Ну, я и подмигнула тоже. Мой спутник естественно возмутился, замахал крыльями:

– Офонарела, совсем совести нет? Если я не в твоем вкусе, зачем мозг выносить? – уже стоя продолжил недоумевать он.

– Адиос, – небрежно махнула я в сторону возвышавшегося надо мной бедолаги, показала ему жестом уходить.

Может, я где-то и дерзкая, но так с парнями общаться учил Де-Во – мой крестный отец, он индонезийский мафиози. Об этой судьбоносной связи можно говорить часами. Да, весьма длинная и занятная история. Но речь сейчас не об этом.

Что мне теперь оставалось? Только прожечь взглядом бедолагу, осмелившегося тратить мое драгоценное время своими россказнями о скучном геймерском мире, будущем и новых роботах. Честно? Мне наплевать!

– Ты посмотри, красотка какая, – с улыбкой бросил через плечо незнакомец своему другу, когда я уже выходила из кафе. В это время они стояли и курили.

– Минги, ну перестань, а то мне за тебя стыдно, – позвал второй, когда я обернулась на наглеца, поймавшего меня за руку.

–Ты тоже ничего, – неожиданно для обоих я выдавила улыбку в ответ, – но лучше бы тебе отпустить меня, сладенький.

– А то, что? – наглец легонько потянул на себя, и поскольку до того я оставалась стоять к нему спиной вполоборота, пришлось попятиться, чтобы не упасть.

Оказавшись вплотную прижатой к дорогому костюму от Гучи, почувствовала знакомый парфюм с шоколадными нотками. Это был аромат Barolo O Boticario.

Таким пользовался только Ред Кроу – мой дядя и якобы бандит. Но никакой он на самом деле не бандит. Просто его малость подставили. И, скорее, он мне как отец. Потому что родной от меня отказался, за что и поплатился, а мать на фоне этого сошла с ума и умерла давно в психушке.

Так. Что-то меня опять понесло. Ну, как вы поняли семейка у нас непростая. И о своем дяде я могу тоже бесконечно говорить и восхвалять его.

– Эй, малышка, свидание не задалось? – обвив мою талию, прошептал на ухо тот, кого назвали Минги.

– А что, хочешь исправить это? – улыбнулась, явно намекая на совместное препровождение ночи.

Все равно мне некуда было идти. Отношения с Редом Кроу не заладились. Он то и дело в последнее время попрекал меня тем, какой пример я подаю своей младшей восьмилетней сестре.

Ах, да, я ведь не сказала, что Ясана, с которой мой дядя живет – и есть виновница его трехмесячного заключения в самой строгой тюрьме, Восточной Нью-Джерси. Но это опять долгая история и опять меня несет не в ту степь.

Нет, я люблю Ясану. Очень! И мелкую тоже. Люблю Реда Кроу и люблю Де-Во. Но как же они меня достали! Потому сбежала из Атлантик-сити в Манхэттен. Вот уже как три месяца порвала всякие связи с родными людьми. А чтоб неповадно было меня жизни учить! Итак, едва справляюсь со стрессом.

Вот. Теперь живу у своего друга по переписке. Он занятой, много работает. А я продолжаю прожигать жизнь. Де-Во, мой крестный отец-мафиози, отстегивает бабло из-за границы. Он единственный, с кем я еще поддерживаю связь, и у нас очень доверительные отношения. Настолько, что он может позвонить мне в любой момент по видеосвязи и проверить в каком я состоянии. Следит, чтобы много не напивалась и с наркотой не знакомилась.

Ну так вот, к чему это я? Кому понравится собственное дитя, которое только и знает, что прожигает жизнь и не умеет зарабатывать? Вот и Де-Во меня пока жалеет. А Ред Кроу и Ясана только вздыхают. Теперь и друг – Юнхо, кстати его зовут – тоже вздыхает. Хотя, что ему жаловаться, с моим появлением возросло и качество его жизни.

– Ты посмотри, какая смелая и дерзкая! – Минги повернул меня по оси, заставил смотреть в глаза – И не боишься, что я могу с тобой сделать? – обхватив лицо, прошептал в самые губы.

– Ну, могу предположить, мы прекрасно проведем время в уединении, а потом спокойно разойдемся в стороны, – продолжив мягко смотреть, с вызовом парировала я.

– А она мне нравится, – Минги обернулся на друга и подмигнул.

– Вас увезти? – до того затаившись в ожидании, тот вскинул брови.

– Что, даже имя не спросишь? – ухмыльнулась я и тоже вздернула бровью.

– Мне не нужно знать твое имя. Давай, для меня ты останешься Бэби Бум, а меня зови папочкой? – парень, в объятиях которого я повисла, склонился ко рту, пьяно взглянул в глаза, хотя запаха алкоголя не было, и вновь игриво лизнул в губы.

Всю дорогу я пила шампанское, успевала озираться по сторонам, флиртовала с Минги, позволяла гладить себя по ноге и в довершение ко всему несла всякий бред. Наверное, потому что перед свиданием вслепую уже успела пригубить бокал виски.

Хонджун – так звали второго, лениво наблюдал за нами через зеркало заднего видения. Минги то и дело пытался поцеловать по-французски, но я ответ легонько отталкивала его в грудь.

Авто сбавило скорость, когда мы проезжали мимо дома 443 по Гринвич-стрит. Это Нижний Манхэттен, район Трайбека, где средняя цена за дом свыше десяти миллионов долларов. В основном там живут знаменитые творческие личности, вроде актеров и художников.

Мы заехали в подземный паркинг.

Минги поспешно вылез первым и затем, дав мне руку, хвастливо произнес:

– Как видишь не бедный, есть даже свой подземный паркинг, еще бассейн, турецкая сауна, тренажерный зал и закрытый двор с зоной для барбекю. Малышка, этот современный пентхаус я выкупил у Джастина Тимберлейка и Джессики Бил в прошлом году за пятнадцать миллион долларов! Жилая площадь – пятьсот квадратов.

Вылезая следом, я присвистнула. А, оказывается, этот Минги сказочно богат по местным меркам. Наверное, какой-нибудь бизнесмен.

С тех пор, как в моей жизни появилась Ясана, я привыкла к роскоши, и с первого взгляда могу оценить стоимость чужого имущества.

Вот и сейчас, оказавшись внутри, я вертела головой, а у самой в глазах зеленые банкноты мелькают, словно мушки.

Значит, ты Минги – богатенький ричи! Молодой, высокий, красивый и с толстым кошельком! Охомутать тебя что ли?

– Папочка, проводишь к бассейну? Хочу искупаться, – я элегантно переместила руку ему на плечо, встретилась долгим взглядом.

Обвив талию и чуть наклонившись, он заметил:

– Ты ведь понимаешь, сейчас уже не будет лишнего базара?

Я молча махнула ресницами в знак согласия.

– Бро, так мне оставаться или нет? – как мне показалось, скромно стоя в стороне, лениво отозвался Хонджун.

– Ты когда-нибудь делала это втроем? – с улыбкой хриплым шепотом спросил Минги.

– Нет.

– А хотела бы попробовать?

Я в задумчивости прикусила нижнюю губу, оглянулась. Хонджун сосредоточенно смотрел на меня и поймав взгляд, едва заметно улыбнулся неуверенно провел пальцами по волосам на затылке. Ишь, какой котик!

– Признаться честно… – гипнотизируя, он сделал пару шагов мне навстречу, поравнялся, провел ладонью по спине – мы тоже этого никогда не делали. Если нравлюсь, могу остаться.

Какие же они прямолинейные! И как то странно, что я чувствую себя нормально – значит ничего не подсыпали.

– А я не против. Если это действительно наш первый опыт, хочу максимального комфорта.

– Как скажешь, бэби, – прижавшись сзади, прошептал Минги на ухо и поцеловал в шею с языком.

Хонджун озорно блеснул взглядом, бережливо сцепив подбородок пальцами, произнес:

– Жги, сладенькая, – после этого почти сразу завладел губами.

От одновременной ласки моя крыша мгновенно поехала, и я закрыла глаза. Алкоголь в крови забурлил вместе с адреналином, останавливаться не хотелось.

Хонджун оторвался. Я устремила свой пьяный взгляд и пошатнулась. Он усмехнулся, поспешил заметить:

– Тебя уже качает? А я ведь еще не начинал.

Да! Непередаваемое наслаждение! И оно кончилось несправедливо быстро. Оказывается, поцелуи с незнакомцами вне баров и клубов могут быть и такими. Ох, Хонджун, твой рот мне уже нравится!

– Захвати экстази, – заговорщически бросил ему Минги, и продолжая удерживать за талию, потянул за собой. Видимо к бассейну на задний двор.

Да, так и оказалось. “Папочка” стал стремительно раздеваться, причем начав с брюк и стянув их вместе с трусами. Я застыла в ступоре, глядя на уже стоявший причиндал. Замечая, куда я пялюсь, Минги ухмыльнулся и приблизившись вплотную, подначил:

– Ты дрожишь. Замерзла? Можешь погреть об него руки, – говоря это, сам взял мои ладони и заставил обхватить ими свой член – ну же, погладь его, – попросил он.

Я задеревенела. Сейчас смотрела в его глаза словно тупой олень. Мигом протрезвела.

Вернулся Хонджун, застал эту картину. Заметно переменился в лице, побагровел.

– Я, пожалуй, для начала экстази приму, – глухо отозвалась, отпустила руки от члена и развернувшись по оси, прошагала к застывшему Хонджуну.

– Ты прикройся, смущаешь меня, – робея, бросил он Минги.

– С каких это пор? – нахмурившись, прыснул тот.

Таа-ак, с этого момента желаю подробностей! Хотя, что мне до отношения парней. Может это мне одной удивительно, что мужчины в принципе могут друг перед другом голыми ходить и письками размахивать. И то, только потому что у самой не было подруги, перед которой я бы разделась не стесняясь.

 

Вспомнила, что однажды подслушала пьяный разговор с Ясаны и Реда Кроу. Ясана призналась ему, что когда она была в Индонезии с Де-Во, как то оказалась наедине со своими телохранительницами. Да, именно, вы не ослышались. Так вот, она сказала моему дяде, что те девушки с автоматами, четверо их вроде было, соблазнили ее и устроили с ней целую оргию. А потом девушек просто взяли и застрелили. На глазах Ясаны. Причем, я так поняла, сделала это главарь телохранительниц, правая рука Де-Во.

Вас еще не пугает моя семейка? Меня саму? Нее-ет! Сейчас такое чувство, что я бесстрашная и защищена силами свыше.

Хотя, отчего-то перед этими красавчиками робею.

Им не сказала, естественно, но Де-Во сообщил мне, что видит все, чем я занимаюсь. Только вот как? Где камера? Каким образом он меня отслеживает? Со спутника что ли? Хах!

И если я сейчас всерьез займусь любовью сразу с двумя парнями, то не хочу, чтобы крестный это видел. Никак. Вообще! Как мне потом в глаза ему смотреть?

– Малыш, ты задумалась, – заметил Хонджун, уже тоже оголившийся по пояс, вскинул руку и потянул к себе – иди сюда, открой ротик, – он положил мне на язык кислоту, и на свой тоже, затем поцеловал. Долго, нежно, со вкусом, зарывшись обеими ладонями в волосы и лаская голову.

Я ощутила руки на талии и примкнувши к спине тугой член. Это Минги сейчас обнял сзади и целует в шею. Снова.

– Принес? – шепнул он Хонджуну.

– Да.

– Давай сюда.

Я не поняла, о чем они, но почти сразу на мои смеженные веки лег мягкий шелк, и не ожидая этого, вздрогнула.

– Тихо, Бэби Бум, – продолжая осыпать поцелуями, позвал Минги – ты же сама хотела комфорта. Вот и снимешь повязку, когда захочешь.

Последние слова прозвучали глухо, как сквозь вату. Видно кислота подействовала. Меня раздели. Затем губами снова завладели – в этот раз с большим жаром и грубее. Возможно это был Минги, так как Хонджун целует иначе.

От такой настойчивой страсти меня накрыло. Голова сильно закружилась и я поспешила прильнуть хоть к кому-нибудь.

Сейчас подняли на руки, понесли. Чувствую воду пальцами ног, а потом и всем телом. Запахло благовониями. Кто-то из ребят негромко включил трендовую музыку, хип-хоп это или э-рэн-би, но знаю точно – с элементами быстрого рэпа в стиле последнего альбома Эминема.

Меня всегда заводил рэперы. Их языку – да нужное применение бы! Ага.

Один из парней развел мне ноги в стороны, подхватил на бедра и спиной прижал к животу другого. Груди оказались в плену властных рук, а низ живота пронзила упругая плоть. Одновременно с этим потянули за волосы назад, и мои вздохи утонули с новым последующим поцелуем. Рот уже распух от этих оральных ласк. Но мне было безумно приятно.

Стало еще приятнее, когда мой рот отпустили и соски принялись поочередно ласкать языком.

И эта приятность исчезла почти сразу, так как я тут же ощутила неожиданное, очень скользкое проникновение сзади.

Божечки! Аж дыхание захватило. Я принялась глотать ртом воздух.

– Тише, малыш, я специально обильно смазал. Расслабься, тебе понравится.

На этом поцелуи закончились. Началось дело техники. Ощущение сложилось такое, будто меня разрывали на части с обеих сторон и ласки руками сделались предельно беспорядочными что-ли. Я бы сравнила это с тем, как если бы близнецам подарили Игрушку на двоих.

Но мои случайные спутники ими не были. Наверное, просто хорошие друзья, раз условно отважились делить постель с одной девицей.

Дышать было тяжело. Я стонала, извивалась, но была изласкана вдоль и поперек четырьмя руками. В какой-то момент к моему клитору прижали пальцы и принялись стимулировать дополнительно. Мне было так хорошо, что слегка в жопе и вагине я на время даже перестала ощущать. Я кончила. Сразу. Стоны наслаждения утонули в неожиданном поцелуе с языком. Я бы могла заявить, что это Хонджун, но не могла знать наверняка.

Я у кого-то повисла на шее. Кто-то другой прижался лбом к спине сзади. Пребывая все еще в воде, мы втроем переводили дух. Потом меня также бережно как до того взяли на руки и понесли. Как оказалось, чтобы уложить на лежанку.

– Беби, ты прелесть, – склонившись, прошептали на ухо – будешь травку?

– Марихуана? Не откажусь, – наконец я сняла повязку и взглянула в глаза недавних любовников.

Оба были в полнейшем невминозе, но счастливо улыбались. Хотелось бы надеяться, что кончили оба и трахались мы с презервативами. Но не думаю, что они чем-то болеют. Хотя, ааа…

А что до беременности. Я не боюсь, ведь внутри меня самая современная защита наподобие спирали.

Я затянулась пару раз. Потом сразу попросилась домой.

– Вы мне обещали, – напомнила грозно, когда один за другим скорчил кислую мину.

– Я думал, ты останешься на всю ночь, – Минги вдруг посерьезнел.

Мой мобильный, который я до совместного "купания" предварительно вытащила на столик рядом, завибрировал. На экране высветился аватар крестного Де-Во.

– Черт, – выругалась на автомате.

Не стоит мне сейчас с ним говорить. Он по глазам поймет, что я под кайфом. Потому отключила его входящий вызов и тут же наспех отписалась в сообщении. А затем и вовсе отключила телефон.

– Не могу, – я подняла глаза на обоих ребят. – Мне здорово попадет, если я через полчаса не окажусь дома.

– Ясно. Тогда я вызову тебе такси, – предложил Минги, и уже взял свой сотовый.

Хонджун опустил его руку:

– Не надо. Я увезу ее.

– Уверен? Ты в состоянии вести машину? – покосился он – Ну, давай тогда недолго, ладно? – по-дружески хлопнул его по плечу и затем вернул мне взгляд:

– Пока, Бэби Бум. Надеюсь, эту ночь ты никогда не забудешь.

– Адиос, сладкий, – помахала я пальчиками и вырвав косячок из руки Хонджуна, затянулась в последний раз, проводила уходящего в дом Минги пристальным взглядом.

Интересно, увидимся ли мы снова? Честно? Даже и не хочу!

Глава 2. Шерри Кроу. Преследование

[Признание Хонджуна]

Я на работе. Основные дела разгребла, следовало отдохнуть. Спустилась вниз, чтобы поболтать с коллегой-администратором на ресепшене и выпить вкусный кофе из автомата. Не доходя стойки ресепшиона, коридор разветвлялся, и если пройти влево – был ход в общественный туалет для посетителей.

Проходя с края разветвления, – пискнула. Талию обхватили крепкие руки и затащили внутрь проема. От неожиданности я зажмурилась, а когда открыла глаза, увидела перед собой Хонджуна. Он прижал меня спиной к стене и продолжал удерживать обеими руками за талию.

– Привет, малыш, – наклонившись, прохрипел он в самые губы и порывисто завладел ими без всякого на то разрешения.

Преследующий меня поганец переходит уже все грани. Почти не раздумывая, вломила ему пощечину.

– Эй, за что?! – шарахнулся, смотрит во все глаза, держится за левую щеку.

– Ты еще удивляешься? Мало того, раньше ты хотя бы не позволял себе такой наглости. И, вообще, преследование карается по закону.

От следующего взгляда дрожь по спине: Хонджун смотрит как кобра. Сейчас уперся рукой о стену и подавшись навстречу, снова оказался губами близко к моим – так, что я почувствовала его судорожное дыхание.

– До щебечешь, птичка, настанет момент, и я тебя украду, – произнес он, слегка касаясь губ.

– А вот за похищение особо тяж… – договорить мне не дали, рот закрыли яростным поцелуем.

Поганец обхватил мое лицо ладонями и навалился всей силой, вдавливая в холодную стену. На этот раз поцелуй был жадным и исчерпывающим. Мне сделалось так приятно, что я растерялась.

– Пожалуйста, не надо, – продолжая предательски млеть, простонала сквозь поцелуй, который стал уже не таким навязчивым.

Хонджун ослабил хватку, перестал сминать мой рот, заглянул в глаза.

– По ходу для меня ты не просто девочка на одну ночь, – кивая, выдал он с ухмылкой, будто только что это понял.

В ответ вздернула бровью, скрестила на груди руки, осуждающе взглянув. Затем поспешила:

– Мне работать надо, я ухожу.

– Постой, ты вроде кофе собиралась пить, – он остановил, схватив за запястье, – давай я куплю тебе самый вкусный?

– Хонджун. Уже нет времени, честно, – обернувшись, одарила преследователя холодным взглядом и выдернула руку.

– Вот, егоза, – рассмеявшись, бросил он вслед.

[Минги и Шерри]

Прошла уже неделя с той самой ночи. Навязчивые появления Хонджуна и Минги вконец одолели. Хонджун хотя бы преследовал только на работе. Минги же попадался всюду – в бутиках, кафетерии, супермаркете, в парке – везде, где был проложен мой привычный маршрут между домом и работой. Но близко не подходил. А если видел мой взгляд, сразу скрывался из виду.

Такой смешной и неловкий! Но куда же растерялась вся его смелость, как в ту злополучную ночь? Или, он что, решил обо мне все разузнать?

Пятница, задержалась на работе. Хонджун сегодня впервые не мозолил глаза. Я даже заскучала. Да и, вообще, сегодня все по-другому.

По пути домой все равно хотела зайти в ресторан, где впервые повстречала парней, но в последний момент решила схитрить. В голове родился гениальный план, и я свернула в стрип-клуб, соседствовавший в здании рядом, только вход со двора. Чисто мужское заведение, даже духу лесбиянок там не было. Зато владелец стрит-клуба – сродный брат моего крестного, который тот самый Де-Во, да.

Я еще ни разу там не была, но зайду под предлогом дружеского визита. Ган Гасги должен мне денег еще с момента открытия. Фирменный пропуск у меня, как “спонсора” – конечно же был. Сам Де-Во, конечно же, обо всей х**не этой не знал.

И вот, если Минги следит за мной из-за угла – может, не сразу, но он обязательно заявится туда же. И как всегда состроит кирпичную моську, что я опять попалась на глаза, и сам он ни причем.

Помнится, он просил называть его “папочка”. Представив наше очередное столкновение, я рассмеялась. Ну, не зря же он посылал Хонджуна следить за мной на работу, раз сам там не появлялся?

– Ган Гасги на месте? – интересуюсь деловито, с важным видом показывая обоим секьюрити свой пропуск.

– Тебе чего, малыш? – сверху-вниз насмешливо смотрит один из них.

– Ох, неожиданно-то как, – появляется сам хозяин и смущается при виде меня

– Привет, как дела, пенсия? – дружелюбно улыбаюсь, спрашиваю сходу. Услышав свое нелюбимое прозвище, тот суровеет в лице, потом серьезным тоном заявляет:

– Пропустите ее!

Вышибалы почти синхронно пожимают плечами, и я растворяюсь следом за Ганом в темноте.

Внутри приятная расслабляющая музыка, зал понемногу наполняется извращенцами, они выпивают. Ган ведет меня к барной стойке, заказывает мне и себе виски, и все еще смущенный неожиданным визитом, добавляет:

– За счет заведения.

– Ну, конечно, – только и остается улыбнуться в ответ и расслабленно повести плечами.

– Надеюсь, все по-прежнему между нами? Де-Во не знает? – уточняет достаточно зрелый приятель, искоса заглядывает в глаза

– Не понимаю, чего ты его так боишься? – мне смешно. – Зашла оценить обстановку, спросить, как раскручиваешься.

– Стала взрослой, дерзкой и больно умной, – цокает, смотрит волком, отводит взгляд и внезапно расцветает в улыбке, кричит: – Эй!

Я обернулась и едва сдержала новый приступ смеха – появился его величество, Минги. Он удивляется, заставленный врасплох.

Мне вот тоже интересно, откуда они знакомы?

Подходит к нам и тут же делает вид, что не знает меня.

– Еще одна неожиданность за вечер, – зачем-то вслух замечает Ган и вскидывает руку.

– Здаров! Как сам? – Минги протягивает свою, и следует крепкое пожатие. – Вижу, расслабляешься в обществе молодой хорошенькой любовницы, – парень подмигивает мне и широко улыбается. Чувствую, как от него сильно несет перегаром и дорогим табаком.

– Нет, что ты! – Ган наигранно смеется, прикрывает рот рукой. – С ума сошел? Кстати, это Шерри – обнимает меня за плечи – мой хороший друг!

Услышав это, Минги не сдерживает новой хитрой улыбки, обращенной к нам обоим. Неожиданно наклоняется ко мне и целует в щеку:

– Приятно познакомиться, Шерри! Я – Минги, фактический владелец этого клуба.

Что-о-о?! Владелец?!! Хочется кричать, но слова застревают в горле.

– Э-э-э, по документам, он, – видно замечая мой злой блеск в глазах, Ган снисходительно улыбается.

– Так, Гасги! – громко выкрикнула я, так что тот вздрогнул, и на мгновение закрыв глаза, добавила уже тише: – ты, что же, о подушке безопасности побеспокоился, а деньги вернуть мне забыл?

Вот же, досада!.. Зря я сейчас погорячилась, едва не выдав, что знаю Минги и насколько он богат.

– Шерри, успокойтесь, сколько Ган вам должен, я все возмещу, – преследователь внаглую скользнул руками по моей спине и будто невзначай очертил пальцем округлости ягодиц. В ответ я пронзила его холодным взглядом.

 

В этот момент Гану позвонили. Извинившись, он поспешно оставил нас наедине.

– Блатная, значит? – томно глядя, ухмыльнулся Минги.

– Ты не представляешь, насколько, – снова зло сверкнула глазами.

– Что ж ты тогда киснешь в офисе, мышь блатная? – скалясь, продолжает ухмыляться.

Я не успела ответить, Ган вернулся.

– Молодежь, простите. Шерри… – Ган судорожно взял мою руку в свою, с его висков стек холодный пот – я должен срочно вернуться в Атлантик-сити. Де-Во заявил, что приедет со дня на день. Пожалуйста, не выдавай меня, если он решит добраться до тебя. Минги… – позвал он парня за спиной – пригляди за Шерри в мое отсутствие, она очень дорогой мне человек.

– Кто она тебе? И кто этот Де-Во? – вздернув подбородком, требовательно поинтересовался Минги. Его все это озадачило. Но сейчас он сделался зол не меньше меня.

– Де-Во, мой сводный по матери младший брат и еще он влиятельный индонезийский мафиози, и по совместительству крестный отец Шерри, – как на духу нервно протараторил Ган.

– Вот значит как. А что, сам он не может сюда приехать? – кажется, Минги до жути все интересно и с каждой новой подробностью Гана – чтоб его – все больше.

Ох, если бы мой взгляд, обращенный на старшего Гасги, мог убивать! Так и свернула бы ему сейчас шею.

– Я спешу, дорогая, нужно купить билеты, – наверное, считав сие желание в моих глазах, Ган обхватил плечи, заискивающе заверил. Затем снова обратился к “совладельцу”: – Минги, позаботься, чтобы она вернулась домой в целости и сохранности.

– Да без проблем. Вали уже, – отпустил тот старика. И когда Гасги оставил нас, с улыбкой заметил – по ходу нам все же придется познакомиться поближе. – Лениво взглянул на бармена, приказал: – открой нам аргентинский “Ачаваль-Феррер” – вернул мне взгляд, добавил – за мой счет.

Молчаливо наблюдая, я насторожилась. То, что он заказал, было самым лучшим вином, и одна бутылка стоила сто двадцать долларов. С чего бы вдруг такая щедрость?

Бармен открыл бутылку и поставил перед нами. Минги вальяжно сам разлил вино до краев. Глядя в глаза, произнес:

– А теперь рассказывай, что там у вас за семейная санта-барбара, – взгляд был одновременно и проницаемым, и похотливым.

– А что, папочка, хочешь присоединиться? – издевательски выдала в ответ.

– Язва! Знаешь, да имел я вовседырно таких как ты, дерзких! – Минги ухмыльнулся.

Меня изрядно повеселило сие высказывание, и я не удержалась от следующей колкости:

– Какой же ты ненасытный. Осторожно с желаниями.

– А что, Бэби Бум, боишься, что не хватит сил на всю ночь? – думал, что съязвил в ответ.

Ага, счас!

– Вот и проверим тебя, – не растерялась я.

– В каком смысле? – снова кривая ухмылка.

– В том. Знаешь, котик, я помогла Гану с первоначальными инвестициями и вложила в клуб больше его половины, а именно шестьдесят две тысячи долларов. Так что…

– Э-э-э…ну, у меня на данный момент нет этой суммы, финансы расписаны.

– Значит продай свое авто, – довольствовалась я своей доминирующей стороной.

– Нет. Оно мне нужно, – парировал он.

Застыв взглядом на Минги, я замолчала и провела языком по своим губам. – Как долг отдавать будешь, в постели или деньгами? произнеся последнее, озорно подмигнула и вслух прикинула подсчеты: – среднеценовой мальчик по вызову стоит пятьсот долларов за ночь. В таком случае трахать меня ночами напролет придется сто двадцать четыре дня. Ну как, согласен?

Минги опешил с открытым ртом, нервно дернул головой.

– Ну, так кто тут у нас такой ненасытный? – подначила я, уже не скрывая победной улыбки.

– Вот стерва! Да ты же мне надоешь! – все же произнес он и в этот раз наградил неуверенной улыбкой.

– Я скину месяца полтора, если ты каждый раз будешь устраивать незабываемую близость.

– Смешно тебе, да? Сучка… – Минги повторил за мной жест, провел языком по губам.

– Даю тебе подумать до завтра. Если до приезда моего крестного мы не согласуем этот момент, можешь паковать вещи, бежать из страны или готовить мыло с веревкой.

– Да понял я, понял! – раздраженно отрезал Минги и отвернувшись, буркнул уже под нос – вот гадина, довелось же повстречать…

Глядя на него с нескрываемой улыбкой, я продолжила довольствоваться своей маленькой победой. В сущности, мне все равно придется изворачиваться перед Де-Во. А Минги в следующий раз будет тщательнее выбирать связи. По-любому ведь он имеет свой процент с выручки, не просто так он позволил Гану оформить клуб на себя.

Минги снова вперил в меня злой взгляд:

– Уж не знаю, что вы, женщины там себе фантазируете, но, знаешь… эту сделку я сочту за самую перспективную. Согласен! – произнес он, налил себе бокал вина до краев и тут же осушил до дна. Затем вытер губы кулаком и опустил ладонь на мое колено, провел ею вверх по ноге.

– Ты уже знаешь, где и как? – я кокетливо прикусила кончик ноготка.

– Вставай, идем, – он поднялся, протянул руку, переменил взгляд на томный. – Хочу тебя прямо сейчас.

***

Парень высокий – метр восемьдесят три, мне малость неловко так задирать голову. Я скинула туфли еще в прихожей отельного номера, потому мысленно сравнила нас с моськой и слоном.

Мне нравится дерзкий взгляд исподлобья. Нахожу это сексуальным и притягательным. Аж до мурашек! Чувствую, как таю сахарной ватой на солнцепеке.

Минги лениво расстегивает рубашку одной рукой, второй – прижимает к себе за ягодицы, гладит по ним. Следует несколько ненавязчивых поочередных поцелуев с языком.

Он бережливо укладывает на постель, прижимается, но не давит телом. Минги легонько прикусывает мне нижнюю губу, посасывает, то же повторяет с верхней. Поцелуй за поцелуем все искуснее и извращеннее.

До того я лежала не шелохнувшись, сейчас не удержалась и просунула руку в его волосы. Мне нравилось то, что он делал с моим ртом. Нет, глаза я не закрыла. Он тоже. Казалось, мы словно наблюдали за реакцией друг друга.

Интересно, он будет называть меня еще как-то, кроме как Бэби Бум? И почему именно Бэби Бум? Так по-дурацки.

– Надеюсь, резинка при тебе? – между поцелуями раздался внезапный вопрос.

Я даже не сразу сообразила, о чем он. Но затем потянулась к сумочке, которую, входя, небрежно швырнула на прикроватную тумбочку. И пока я искала ее, встав и развернувшись к Минги раком, сам он зубами расстегнул мне замок платья на спине.

– Сладкая девочка, ты вкусно пахнешь, – лаская шею промежуточными поцелуями с языком, басисто произнес он на ухо, одновременно с чем перехватил из пальцев найденную резинку.

Вспомнилась та ночь и момент, когда Минги положил мою руку на свой член. Вспомнила размер этого причиндала – внутренне сжалась. Он наверняка им гордился.

Опять испытать боль? Мне ведь от него было так больно сперва?

От этих мыслей ощутила, как сильно возбудилась и буквально потекла – внутри так мокро и скользко.

– Нравятся мои духи, папочка?

– Да. Люблю сладкие.

Ловким движением двух пальцев Минги избавляет меня от бюстгальтера, отбрасывает его в сторону и почти сразу весьма смело сжимает упругие груди второго размера, кусает с языком мне шею. Отстраняется, рычит и тяжело дышит.

Он сполз с постели, чтобы, стянуть брюки вместе с трусами. В этот момент я не могла снова не посмотреть туда. Минги криво ухмыльнулся и гипнотизируя меня, как питон, натянул презерватив.

Я шумно сглотнула, приготовившись подчиниться в позу.

– Ну, босс, как ты хочешь? – глядя дерзко и исподлобья, как я люблю, он соблазнительно прикусил нижнюю губу, заполз обратно на постель.

“Больно я знаю!” – чуть не ответила. Не так уж у меня много опыта.

– Интересно, а как ты любишь? – парировала я.

– Тогда садись на меня, – позвал Минги и потянул за собой за руку.

Я послушно перекинула через него ногу и пока он “насаживал” меня, уперлась руками в его плечи.

– Тшш-ш… – принялся успокаивать, поглаживать ягодицы, замечая, как я хмурюсь с каждым сантиметром. Мне и правда сделалось тяжело дышать. – Тихо, малыш, еще немного, – придвинув к лицу за волосы, прошептал Минги в мои губы.

Судя по глазам, ему было очень хорошо. Он резко вогнал в меня член по самые яйца, и я вскрикнула. Это было болезненное блаженство.

Минги удерживал талию в крепком объятии, другой рукой вцепился в волосы и сам снизу совершал быстрые толчки. Хрипел, стонал, беспорядочно целовал с языком в шею. Мне хватило буквально несколько мгновений, чтобы взлететь до небес, ощутить это сладостное насыщение. Казалось, я вся пульсировала от оргазма. Стало предельно хорошо.

Я эгоистично слезла.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru