Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

Глава 5

Сати проснулась от нехорошего ощущения. Еще ничего не произошло, но она поняла, что ее сейчас стошнит. Как в далеком детстве, когда она пару раз заработала пищевое отравление, рот наполнился слюной, а кровь отхлынула от лица.

«Что я такого могла съесть? – подумала она, еще не поднимаясь с постели в надежде, что тошнота все-таки отступит. – И почему мне так паршиво?»

Вместо головы кусок свинца, тело поламывало как от начинающейся простуды. Плюс ко всему почему-то щипало губы, словно она наелась кислой капусты. Несколько томительных секунд ожидания, пока Сати молилась, чтобы приступ прошел, но становилось лишь хуже, и она нехотя разлепила глаза, собираясь двинуться в ванную…

Взгляд уперся в совершенно незнакомую обстановку, и девушка застыла от неожиданности, взирая на обклеенную сероватыми обоями стену. Дальше – окно, за которыми лишь озаренное городской засветкой тускло-черное ночное небо. Она не у себя дома! Более того, Сати внезапно ощутила, что лежит полностью голая, прикрытая лишь каким-то пледом, причем вовсе не на простыне, а на шершавой поверхности диванной обивки.

Что за бред?! Сати резко села и огляделась. Она действительно сидела на огромном, обитом темно-серой тканью диване, стоявшем посреди огромной квартиры-студии, отделанной в серо-белых тонах с яркими горчичными вставками. На стене в ногах висел большой плазменный экран телевизора, рядом стояла еще пара кресел, на одном из которых она заметила свои скомканные брюки и футболку. На полу внахлест лежало три необычных тонких ковра с геометрическими узорами.

Однако наиболее примечательным открытием стал лежащий к ней спиной на том же диване обнаженный мужской торс, едва прикрытый тем же пледом пониже поясницы. Хозяин торса мирно спал, о чем свидетельствовало размеренное движение его широких плеч. Знакомый запах одеколона, исходивший от него, смешивался с нотками перегара.

От этого зрелища волосы у Сати встали дыбом, а руки мгновенно похолодели. Она в ужасе начала копаться в своей памяти, пытаясь сообразить, кто этот человек и что она делает рядом с ним в таком виде. Ей не хотелось признавать, что это то самое, о чем она подумала в первый же момент.

Возникавшие в памяти картины были словно отголоски далекого прошлого, а не вчерашние события. Сати вспомнила, что попала в аварию и что друг ее младшего брата, Хади, предложил ей немного успокоиться и выпить с ним… Потом она что-то с ним обсуждала… С трудом вспомнив, что именно, Сати почувствовала на щеках настоящий пожар. А потом они с какого-то перепугу поцеловались и… Дальше – лишь проблески. Супермаркет и ликеро-водочный отдел. Незнакомые названия напитков. Она пытается отогнать его от двери водителя, утверждая, что способна вести машину сама. Они ржут на всю улицу, как ненормальные. Потом лифт и снова безумные поцелуи… Все. Темнота.

Неужели она… с ним?.. Сати зажала рот рукой, чтобы сдержать рвотный позыв, и бросилась на поиски туалета.

Найти уборную в этой квартире не составило большого труда. Сати влетела в нее, закрыла дверь и склонилась над унитазом. Все тело трясло, как в лихорадке, сознание то и дело предательски отступало. Она и рада была бы потерять его и больше никогда не приходить в себя. Она с Хади?.. С этим мерзким пошлым карликом?! Это невозможно! Нет, наверное, они просто немного перегнули палку, но ничего такого… Правда, судя по прочим ощущениям в теле, на это рассчитывать не приходилось.

Помолвка!

Эта мысль обрушилась на Сати, как ведро льда среди пустыни. Она же ехала на помолвку! Как можно было об этом забыть?! Она еще сильнее сжала руками «белого друга», чтобы не закричать от отчаяния.

«Значит, ты думала, что у тебя жизнь – параша? – с сарказмом подумала она. – А как ты теперь назовешь это положение?»

На ум приходило только одно, нецензурное слово.

Несмотря на катастрофическое положение дел Сати не хотелось плакать. Она ругала себя последними словами, злилась на Хади, до дрожи боялась родителей, но грусти не испытывала. В конце концов, она же не хотела этой помолвки и свадьбы – вот их и не будет. Когда тело перестало отторгать излишки спиртного, она поднялась на ватных ногах и полезла в душ. Не помешала бы горячая ванна, но ее здесь не было, да и расслабиться в присутствии Хади, пусть и за закрытой дверью, вряд ли бы удалось.

Сати включила воду и села на пластиковый пол, поджав колени, спрятав лицо от тонких струек. Ее мир заполнил обволакивающий теплый шум. Можно ли как-то смыть все, что с ней произошло за последние 12 часов, и отмотать жизнь обратно? При очередной мысли о том, что она отдала свою первую ночь… да что там первую, вообще какую-то ночь малознакомому парню, причем даже не тому, кто бы ей нравился, Сати передернуло от отвращения к самой себе. Ладно, пусть он – друг Мики и не так уж малознаком… Слабое утешение. Он все равно моральный урод. И он воспользовался ее откровениями, ее состоянием! А ведь Мика не раз говорил, что Хади не пропустит ни одной юбки, под которую есть возможность залезть. Надо бы вылезти из душа и придушить его полотенцем, а потом сказать, что он взял ее силой, и ей пришлось защищаться.

Посмаковав эту мысль, Сати в итоге ее отбросила. Какой смысл врать всем, ведь она-то знала, что это неправда. Она позволила ему. Она не сопротивлялась. Она даже – о, ужас и позор! – в тот момент действительно хотела, чтобы это произошло.

«Нечего было напиваться, дура! Разве ты не знаешь, как на тебя действует алкоголь? Ну, скажи теперь, что не знала?!»

Она знала.

«А теперь признайся сама себе. Ты нарочно напилась!»

Да, нарочно… Но только чтобы побесить всех. Почувствовать волю, которой ее собирались лишить. Не для того, чтобы залезть в койку к Хади! Или и для этого тоже? Сати сама не могла вспомнить, когда ее переклинило и он начал казаться ей прекрасным принцем, а не гадким утенком. Увы, волшебство в любом случае закончилось.

«Вылезай уже из этого гребанного душа, похотливая стерва, – подбодрила она себя. – Вечно не отсидишься. Пора разгребать то, что ты успела сделать из своей жизни. Если бы такое произошло с твоей землячкой в прошлом, она бы покончила с собой, чтобы смыть позор. Но у тебя, конечно, кишка тонка».

Сати завернулась в полотенце и взглянула на себя в зеркало. Лучше бы она умерла в детстве, чем переживать все это. За что Всевышний наказал ее такой сущностью?

Хади все еще спал, но успел сменить положение. Теперь он лежал в позе морской звезды, разметав по дивану руки, приоткрыв рот и посапывая. От анимешных кудрей осталось лишь потрепанное воронье гнездо, лицо после пьянки выглядело помятым и опухшим. Завернутая в полотенце, Сати закрыла глаза руками. Она никак не могла смириться с мыслью, что позволила ему себя касаться. Ей захотелось стащить с себя кожу, чтобы избавиться от ощущения использованности. Слава Богу, что в памяти не осталось никаких подробностей их соития – это не те воспоминания, с которыми она хотела бы провести остаток своих дней.

Стараясь двигаться как можно тише, Сати принялась одеваться. Если брюки и футболка лежали на кресле, то вот бюстгальтер и трусики валялись в совершенно разных концах помещения. Также разбросанной оказалась и одежда Хади. Девушка представила, как он лихо раздевает себя и ее и театрально отшвыривает вещи в сторону, и тяжело вздохнула. Она нашарила в кармане телефон и с содрогающимся сердцем нажала включение. Ничего. Трубка была разряжена. Память подсказала, что до аварии она успела поставить телефон на беззвучный режим, чтобы легче было игнорировать звонки матери, которая наверняка торопила бы ее с приездом, и, возможно, звонки Илеза. Поэтому она ничего не слышала, когда сидела в баре и развлекалась с Хади.

Сати поискала зарядку, но нашла лишь шнур для «Самсунга», который не подходил к ее «Айфону». Она обругала обе компании и свое желание обладать именно «Айфоном» и взяла трубку Хади, валявшуюся рядом с креслом. Час ночи. Родители, наверное, обзвонили все морги в ее поисках. Однако набирать знакомые номера Сати не торопилась – еще не придумала настолько правдоподобную ложь, чтобы оправдать свое позорное отсутствие на помолвке и само исчезновение вообще. Вот если бы Америка напала на Россию или началось бы вторжение инопланетян, тогда ее, наверное, не стали бы спрашивать, почему она вернулась домой глубокой ночью, в измятой одежде, пропахшая мужским одеколоном, с запахом перегара как у портового грузчика.

На экране светилось больше десятка пропущенных вызовов – от «Новая Кр 3», «Пупс», «Мамзела», «Абдул» и «Мика Лондон». Звонки брата насторожили Сати. Чисто теоретически, если его подключили к поискам, он мог, при условии, что знал Абдула, выяснить, что она осталась с Хади. Может, поэтому и звонил?

Сати отложила телефон и прошла в часть гостиной, служившую кухней, чтобы чего-нибудь выпить. На этот раз – БЕЗАЛКОГОЛЬНОГО. Она вскипятила электрический чайник, заварила первый попавшийся пакетик и уселась на высоком стуле у небольшого «островка». Обеденного стола здесь не было, из чего Сати сделала вывод, что ее владелец не жалует торжественные мероприятия с кучей родственников или друзей.

«Чудесный вид на твоего первого мужчину, не так ли? А как мило он храпит», – подзуживала она себя, параллельно пытаясь найти выход из ситуации. В тяжелую голову не лезло ни одной толковой мысли кроме как бежать из страны.

А ведь Илез это и предлагал… Сбежать от всех, скрыться от пересудов, которые неизбежно начались бы, если бы он развелся с Лаурой и женился на ней. Мика уже прошел по этому пути. Брат, конечно, теперь был отрезан от семьи, кроме матери, сестры и пары близких ему кузенов, но он не сильно жаловался. Во время звонков по Скайпу он выглядел спокойным и даже счастливым. Может, им с Илезом тоже бы удалось? Только… Примет ли он ее теперь, он ведь всегда был жутким собственником. Из-за этого и начались все проблемы – из-за его ревности, из-за ее чрезмерной пылкости. Все смешалось в гремучий коктейль, взорвавшийся их расставанием.

 

– Сати, смотри какой парень! – прошептала Лаура на ухо сестре, вылезая из машины старшего брата, Надима, который обычно забирал их из института. – Вот красавчик!

– Что? – та проследила за ее взглядом и вздрогнула от того, как прихватило сердце. Из частного особняка по соседству вышел высокий худощавый парень в спортивном костюме с темными коротко стриженными волосами. – А, это же сын наших новых соседей, Илез Дачиев.

Она старалась говорить невозмутимым тоном, но давалось это непросто. Вид Илеза уже который раз заставлял ее беспомощно каменеть, провожая взглядом его высоченную фигуру.

– Откуда ты знаешь? – удивилась Лаура. – Ты его уже видела? Ты с ним знакома?

– Ну так, немного, – небрежно ответила Сати. – Просто типа «привет-пока».

– Ой, а ты… – стеснительная Лаура запнулась и умоляюще посмотрела на нее, – …нас не познакомишь?

– Что, запала на него?

– Почему сразу «запала»? – покраснела Лаура. – Просто…

Она продолжала пожирать Дачиева взглядом, от чего Сати пришла в тихое бешенство. Это она первая его заметила еще несколько дней назад. Это она, преодолев панический страх и смущение, подошла к нему поздороваться. Это был ее Илез, и проснувшийся интерес Лауры был совершенно некстати.

– Да запросто! – бодро ответила Сати, хотя внутри все замирало от мысли, что надо снова подойти к нему и заговорить.

Тем временем Дачиев-младший сделал несколько наклонов и махов ногами, покрутил торсом, разминаясь перед пробежкой. Надим закрыл машину и подошел к нему пожать руку. Лаура и Сати, глотая слюнки, стояли поодаль – по правилам приличия они не могли подойти к постороннему парню в присутствии брата.

– Надо быстрее пообедать, – сказала Сати. – Тогда можем выйти и подкараулить его, когда вернется с пробежки.

Они подождали, пока Надим перекинется с Илезом парой фраз. Когда брат повернулся к парню спиной, Илез поднял глаза на девушек. Его взгляд метнулся от Сати к Лауре и обратно. Каким-то образом узнав ее, он улыбнулся и быстро махнул рукой. Сати зарделась и кивнула в ответ.

– Вы идете или нет? – позвал их Надим, и сестрам пришлось подчиниться.

После поспешного обеда девушки под предлогом небольшой прогулки выбрались из дома. От каждого коттеджа в их поселке отходили каменистые тропинки и небольшие дороги, стекавшиеся в одну широкую дорогу, по которой можно было выехать с территории. Сати знала, что именно по ней Илез по вечерам и выходным убегает за ворота, к лесу, и возвращается обратно.

– Как думаешь, у него невеста есть? – спросила Лаура.

– Не знаю, мы же так близко не общались, – грубовато ответила Сати, в который раз задетая неподдельным интересом сестры. Похоже, Дачиев зацепил ее не меньше, чем саму Сати, хотя прежде она не очень-то обращала внимание на ребят. – Но не женат точно, Надим говорил. Можешь сама его спросить.

– А что, спрошу! – рассмеялась Лаура. – «Привет, Илез! Я – Лаура. У тебя есть невеста? Есть? А, ладно, пока!» Ой, вон он!

Сати уже и сама увидела идущего по дороге Илеза. У ворота и под мышками его синего спортивного джемпера проступали темные круги – свидетельство того, что тренировался он на совесть.

– Какой он классный! – восторженно прошептала Лаура и чуть не получила в глаз. Сати уже откровенно подбешивал этот щенячий восторг, хотя сама она испытывала точно такие же ощущения.

Илез утер лицо рукавом и, заметив девушек, двинулся к ним навстречу. Сати с трудом оторвала взгляд от его длинных рук и запретила представлять себе, как он мог бы ее обнять. Чем ближе он подходил, тем сильнее сжимало нутро от ожидания долгожданной встречи. Единственная причина, почему Сати согласилась познакомить его с Лаурой – чтобы иметь повод заговорить с ним, а еще продемонстрировать сестре, что она тоже умеет общаться с парнями.

– Привет, девчонки, – сказал он, когда поравнялся с ними. – Тоже гуляете?

– Привет! Да вот, решили освежиться, но не в таком темпе, как ты, – отозвалась Сати, гордая тем, что сумела первая с ним познакомиться. – Это моя сестра, Лаура. Лаура, это Илез.

– Очень приятно, – кивнул он. – Вы близняшки, да? Ты про нее говорила…

Когда девушки шли обратно в дом, Лаура сжала руку Сати:

– Боже, какие у него глаза! Ты видела? Просто идеал! И такой высокий…

Глаза младшей сестры так сияли, что Сати стало тошно.

– Слушай, Лаура, – сказала она жестко, когда они подошли к дому, – давай вот без этого.

– Почему? – наивно спросила она.

– Я первая его заметила. И познакомилась первая тоже я. Тебе вечно достается все самое хорошее. Но не в этот раз. Илез мой, ясно?

– А… Так… – удивление во взгляде Лауры сменилось тоской. – Он тебе тоже нравится?

– Да.

Лаура помялась, прикусив губу с досады. Она не привыкла спорить с Сати – та была сильнее в психологическом плане, но, зная, свой напор, часто милостиво ей уступала. Не в этот раз.

– А если… – все же сказала она. – Что если я понравлюсь ему больше?

– Не понравишься, если не будешь лезть и ПЫТАТЬСЯ ему понравиться. Тебя и так постоянно сватают с шестнадцати лет. Дай и мне устроить свою личную жизнь!

– Ладно, – окончательно упавшим голосом согласилась Лаура. Она и правда пользовалась популярностью среди ребят в институте и знакомых их родителей. Тем не менее, она ни с кем не общалась, держа всех на приличной дистанции, но этим вызывала еще больший к себе интерес. Сати же наоборот, мечтавшая завести хоть какие-то отношения, все время пребывала в одиночестве. Она не умела быть нежной и загадочной, как сестра, но и брать общительностью и раскрепощенностью, как некоторые из ее подруг, тоже не получалось. Несмотря на почти идентичную внешность, парни почему-то всегда выбирали Лауру.

А Илез выбрал ее, Сати. Они достаточно быстро поняли, что нравятся друг другу, переход на новый уровень был лишь делом времени, и Сати его с нетерпением ждала. Она уже заранее знала, что позволит ему не только романтичные встречи в парке, но и поцелуи. Да, это противоречило традициям ее народа, и сохранялась вероятность, что Илез в этом плане придерживается строгих правил и не станет форсировать события. Но сама Сати считала эту условность пережитком прошлого. Что может случиться от простого поцелуя? Только вот все пошло не совсем по плану.

Илез пригласил Сати на тусовку по поводу своего дня рождения, который он решил отметить, сняв с финансовой помощью отца небольшой пароход. Правда, чтобы это выглядело прилично, ему пришлось пригласить и всю остальную молодежь семейства Сайларовых. Лаура держалась сторонкой, Надим и Мика ни о чем не подозревали и не были склонны следить за сестрами. Илез был постоянно неподалеку, загадочно улыбался и жмурился, как кот на солнышке. Наконец в какой-то момент, когда братья затерялись в толпе гостей, Илез подошел к Сати и бережно взял за руку.

– Идем, я кое-что тебе покажу.

Сати поймала на себе завистливый взгляд сестры и с довольным видом последовала за ним. Прикосновение Илеза выглядело по-дружески невинным, но значило для нее слишком много, ведь он никогда не позволял себе до нее дотронуться. Они вместе спустились с общей палубы куда-то вниз и оказались у борта корабля. Здесь царил шум работающих механизмов и бьющего о воду винта. Наступала ночь, с реки тянуло прохладным ветром и свежестью пресной воды. Сати поежилась, и Илез снял с себя пиджак и накинул ей на плечи. Как в фильме. И как в фильме, почему-то задержался, не отпуская до конца ткань.

– Что ты хотел показать? – спросила Сати, взглянув на него снизу вверх.

Он несколько мгновений стоял молча, будто пытался заранее прочесть по лицу ее реакцию, и у нее сладко затянуло в животе от предвкушения чего-то особенного, что вот-вот должно было произойти.

– Свое сердце, – наконец тихо произнес Илез.

– То есть?

– Я хочу раскрыть тебе один секрет, который в нем хранится.

– Какой секрет? – по его взгляду Сати уже все поняла.

– Ты мне нравишься, Сати. Очень.

– Спасибо, – с улыбкой ответила она, хотя внутри готова была орать «Я люблю тебя!», кинуться ему на шею и спросить, когда свадьба. Однако она сдержалась. – Это очень мило.

Илез рассмеялся и не спрашивая обнял ее, как она и мечтала.

– Ну? – спросил он.

– Что ну?

– Хм, на это же должен быть какой-то ответ.

– Я сказала «спасибо».

Сати уже давилась от смеха, уткнувшись носом в его рубашку, согретая нежностью его рук.

– Тогда я спрошу по-другому…

Тут Илез немного отстранил ее и поцеловал. Сати часто представляла себе этот момент. Она столько раз видела поцелуи в кино, читала про них в книгах, но это не было и на сотую долю также волнительно и прекрасно, как когда их губы встретились по-настоящему. Илезу пришлось склониться, чтобы она могла до него дотянуться, и от этого Сати было еще приятнее осознавать, что такой высокий и сильный парень теперь принадлежит ей.

Спустя время она часто задумывалась, что было бы, если бы она тогда просто дала ему пощечину и не подпустила ближе. Наверное, он бы довольствовался тем, что она ему разрешит – обычными встречами на пионерском расстоянии. Возможно, тогда его любовь, не нашедшая физического воплощения, подстегнула бы его скорее заговорить о женитьбе. Но тогда Сати смотрела на вещи иначе. Ослепленная острым и ярким чувством, она мечтала нравиться Илезу во всем, не думая о том, чем это может обернуться. Она позволила ему себя поцеловать…

Первые несколько секунд их поцелуй был нежным и робким, но Сати этого было мало. Она раскрыла губы, чтобы впустить его язык, и Илез с готовностью принял приглашение. Теперь он целовал требовательно, с напором, но и Сати не отставала. Даром что ли она перечитала об этом столько статей в интернете, не говоря уж о видео, которые она порой смотрела глубокой ночью, спрятавшись под одеяло от сестры?

Почувствовав, что Сати его не стесняется, Илез пустил в ход руки, и она не посмела его остановить. В грохоте корабельного мотора тяжелое дыхание девушки не долетало до веселившихся наверху гостей, зато было хорошо слышны ее спутнику. Забыв о данном себе обещании не пускать его дальше поцелуев, Сати была не в силах сдерживаться – она хотела показать ему, что ей приятно. Ласки Илеза ограничивались верхней частью ее тела, но и этого хватало, чтобы она постанывала ему в губы от скапливавшегося возбуждения.

– Боже, какая ты горячая, – прошептал Илез. Его глаза, темные и блестящие от желания, совершали с ней то, что не позволяла сделать по-настоящему обстановка.

В ответ на это Сати лишь загадочно улыбнулась. Илез спустился губами по ее шее, для чего ему пришлось наклониться еще ниже. Тело Сати буквально искрилось, она сама не ожидала, что будет так отзываться на его прикосновения. Какие там поцелуи? Она с замирающим сердцем вдруг осознала, что вряд ли сможет на них остановиться после того, как познала большее.

– Илез! – раздался окрик где-то неподалеку, и они отскочили друг от друга на безопасное расстояние. – Куда ты пропал, именинник?!

Сати сунула ему в руки пиджак и забилась подальше в темный угол за лестницей, а Илез наоборот быстро зашагал наверх, чтобы не дать кому-то из своих друзей спуститься и обнаружить ее. Он на мгновение обернулся. На его губах блуждала по-пацански самодовольная ухмылочка. И без ее признаний он понял, что она согласна на очень многое ради него.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru