Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

Глава 4

Слезы в мгновение ока закончились, и она медленно повернула голову от руля. В окно на нее взирал друг Мики, Хади, обеспокоенно вглядывавшийся в салон. Не то, чтобы Сати очень заботило, как она перед ним выглядит, но стало неприятно от своей слабости, хотя с другой стороны, это был не самый худший вариант развития событий, и от сердца чуть отлегло.

– С тобой все в порядке? – снова спросил Хади. – Давай вылезай, мы тебя бить не будем.

Он улыбнулся, и Сати стало еще немного спокойнее. Она захватила из сумочки салфетки и телефон и выбралась из машины оценить ущерб. Вокруг голубого спорткара расхаживал длинноволосый и, яростно бросая жвачку от одной щеки к другой, объяснял кому-то по телефону сложившуюся ситуацию, приправляя речь витиеватыми матерными выражениями.

Сати вписалась аккурат в его правый борт, заметно помяв крыло и разбив фару. Ее Мини-Купер пострадал аналогичным образом.

– Как мило они поцеловались, да? – заметил Хади.

– Как тебе удается опошлить любую тему? – съязвила в ответ Сати.

– Почему бы и нет? – пожал плечами парень. – Во всем надо находить светлую сторону. Тем более что это не моя машина.

– Зато эта – моя!

Сати осмотрела Мини-Купер, параллельно представляя, что скажут на это родные.

Отец: «Неужели нельзя нормально водить? Бабы за рулем – это зло. Я тебя предупреждал! С вами сплошное разорение!»

Мама: «Не надо было покупать тебе права! Я ему говорила, что это добром не кончится. Ну и что, что ты пятьдесят занятий откатала с инструктором?»

Илез: «Ты точно не пострадала? Плевать на машину. Впредь будь аккуратнее. Обязательно смотри направо и налево. Следи за знаками. Убедись…»

Руслан: «Я не хочу, чтобы ты водила. В Москве уж точно будь добра не садиться за руль».

Длинноволосый закончил переговоры и обратил на Сати свое внимание.

– А, вылезла, наконец? Отревелась? – он в два широких шага оказался с ней нос к носу. – Кому ты дала, чтобы тебе права начеркали?! Я бы и за деньги такой, как ты…

– Эй, эй, полегче! – Хади ловко вклинился между ними и отодвинул своего друга. – Не наезжай на нее, Абдул. Это сестра моего кореша по универу.

Абдул смерил Сати презрительным взглядом, еле сдерживая себя в руках.

– И что, она типа под твоей протекцией?

– Типа да. – Хади все еще придерживал его за локоть, будто боялся, что тот налетит на Сати с кулаками. – Слушай, я понимаю, новая тачка и все дела… Но ты веди себя хорошо. Она же девушка.

Еще несколько томительных секунд Абдул таращился на Сати, молча донося всю степень своего недовольства, потом сплюнул жвачку под ноги и зашагал к своей машине, бросив через плечо:

– Да пошла она!

Сати, уже полностью пришедшая в себя, собралась было ему ответить, но Хади быстро покачал головой:

– Молчи. Не связывайся с ним. Ему только вчера купили эту машину, его тоже можно понять. Лучше позвони в свою страховую и родным заодно.

– Родным? – при мысли об этом Сати вздрогнула. Слушать ругань родителей и Руслана совершенно не хотелось. Единственный, чьи заботливые слова ободрения пришлись бы кстати – Илез, но ему звонить просто нельзя.

– Понимаю, – расплылся в улыбке Хади, заметив ее замешательство. – Меня в последний раз отец выпилил так, что неделю потом не мог спокойно за руль садиться. Впрочем, было за что… Можешь, конечно, не звонить, но эту царапинку ты вряд ли скроешь.

Переговорив со страховой, Сати некоторое время вертела в руках трубку, гадая, кого «обрадовать» новостью о своей первой аварии в первую очередь, но в конце концов убрала телефон в карман.

– Не хочешь подключить отца? – спросил заметивший это Хади. – Можно было бы разрулить вопрос быстрее. Или тебе нравится долго и жестко?

Снова эти сальные шуточки, которые ее так раздражали в Микином друге. Хади вечно преподносил себя великим соблазнителем женщин, хотя Сати не могла себе представить, какая девушка в здравом уме свяжется с этим коротышкой, у которого на уме только одно. Как и всегда, парень был одет с иголочки, на голове – блестящие гелем пружинки черных кудряшек. Он был вполне симпатичен, но на вкус Сати – слишком красив, даже смазлив. Смотреть на Хади было все равно, что есть ложкой сахар.

– Я имею в виду, судебный процесс, конечно, – уточнил Хади. – А не то, что ты подумала.

Судя по тону, он как раз и добивался того, чтобы Сати подумала ТО САМОЕ. Девушка решила пропустить эту «остроту» мимо ушей.

– У меня нет настроения сейчас с ним разговаривать, – ответила она. – И так все…

Она махнула рукой, не закончив фразу и снова погрустнела. Теперь точно не успеть в салон, а значит придется приехать на эту проклятую помолвку непричесанной. Хорошо, если платье успеет натянуть в туалете ресторана! Сколько еще предстоит выслушать от мамы в придачу к ругани отца за машину. И к угрозам Дачиева, которые он мог осуществить практически в тот же день.

Сати почувствовала, что в горле снова встал ком. Да сколько можно реветь-то?! Она нахмурилась, попыталась ретранслировать тоску в злость.

– Ты кстати не опаздываешь? – поинтересовался Хади, сложив руки на груди. – Куда ты ехала?

– На помолвку, – буркнула Сати. – Я замуж выхожу.

Черная бровь парня взвилась вверх.

– Вот как? И кто же этот несчастный?

– Ты его не знаешь.

– Познакомишь?

– Зачем?

– Хочу принести ему свои соболезнования, ведь он берет в жены колючку от кактуса. Не вижу радости на твоем лице и… Кстати, почему ты не позвонишь ему, раз не хочешь говорить с отцом?

Сати вздохнула и оперлась на капот Мини-купера рядом с Хади, а он с любопытством глядел на нее, ожидая объяснений.

– Не хочу, – коротко ответила она. – Он будет ругаться, а мне сейчас не до этого.

– Он не будет рад, что ты вообще выжила и не пострадала?

– Будет, конечно, только… Знаешь, он старой закалки. Из тех, кто не любит, когда девушка водит машину.

– Что за бред? Многие девушки водят намного аккуратнее парней.

– Очевидно, что я не вхожу в их число, – с грустью заметила Сати, кивнув на голубой спорткар, в котором темнее тучи восседал Абдул.

– Надо просто быть внимательнее, – серьезно сказал Хади и тронул ее за плечо. – А… Чего ты заистерила в машине? Сказала, что лучше бы ты погибла? У тебя какие-то проблемы?

При упоминании о той минуте слабости Сати сильно смутилась и отвернулась от него.

– Нет, все отлично. Все просто супер. Правда. Все… просто замечательно!

Все было хреново. Просто мрак и ужас. Все, чего сейчас ей больше всего хотелось, это оказаться в другом месте, в другое время и в чьей-нибудь другой жизни, легкой и беззаботной.

– Ты кого в этом хочешь убедить, меня или себя? – Хади похлопал ее по плечу и оторвал пятую точку от капота машины. – Наш агент приехал. Давай все сейчас утрясем, а потом еще поболтаем в какой-нибудь кафешке, если у тебя есть время. Или ты предпочитаешь более уединенные места?

Сати глянула на осклабившегося своей шутке Хади и закатила глаза к небу. Он был неисправим, но все же его остроты вызвали слабую улыбку на ее губах.

– Вот так тебе больше идет, – заметил он и, подмигнув ей, вернулся к Абдулу.

Так как виновник аварии был очевиден, оформление документов не заняло много времени. После того, как все формальности были улажены, Хади снова подошел к Сати.

– Есть время?

Девушка сверилась с экраном телефона.

– Есть немного, – кивнула она, смахнув прочь сообщения в Вацап от мамы и Лауры. Не сейчас.

– Тогда оставь тут на паркинге машину, – велел Хади. – Зайдем в одно местечко, в паре домов отсюда.

– Зачем?

– Мне кажется, тебе не помешает взбодриться после всего пережитого. Жениху наверняка будет неприятно видеть невесту в таких расстроенных чувствах. Кстати, он не будет против, если мы посидим где-нибудь вместе?

– Ему вовсе необязательно об этом знать, – зло ответила Сати. – Я пока не замужем и могу делать все, что хочу.

Она поймала на себе задумчивый взгляд Хади. Да, в ее словах не чувствовалось ни любви, ни уважения к собственному жениху, но ей и хотелось показать ему, что она выше всех этих сантиментов и до последнего остается хозяйкой собственной жизни. Скоро все это изменится, но сейчас она будет делать то, что хочет и лучше всего – то, что рассердило бы Руслана. И Илеза, кстати, тоже.

Вместе с Хади они дошли до небольшого бара совсем близко от места аварии. Сати решила, что раз в салон все равно не успевает, то успокоить расшалившиеся нервы – гораздо лучшая идея, чем ехать обратно домой и начать собирать упреки. В полумраке помещения они заняли самый дальний столик, который можно было отгородить от общего зала незатейливой занавеской.

В такое время посетителей было немного, и официантка быстро обратила на них внимание.

– Мне коктейль «Между простынями», – сделал заказ Хади.

Сати начало реально подташнивать от напускной озабоченности своего спутника, но сейчас ей отчаянно хотелось оторваться от реальности хотя бы на полчасика, посидеть и поболтать о какой-нибудь незначительной ерунде.

– А мне капучино, пожалуйста, – сказала она.

– И еще один коктейль, – тут же вставил Хади. – Кто же расслабляется кофе?

– Да нет, – смутилась Сати. – Не надо. Как я потом сяду за руль?

– Ничего тебе не сделается от одного коктейля.

– Но мне правда как-то не хочется…

– Вах, слушай, тебе сколько лет? – скривился Хади. – Зануда жизни. Встретилась с посторонним парнем в кафе накануне помолвки и хочешь отделаться одним кофе?

Сделать что-то НЕ ТО – Сати просто распирало от этого желания. Уже скоро ей придется танцевать под дудку Руслана и вести жизнь благопристойной сельской жены, в тайне тоскуя по другому мужчине… Если конечно этот мужчина не опозорит ее на весь род. Сати в сотый раз засомневалась в принятом решении.

А пошло оно все! Хоть на чуток пусть все горит синим пламенем! Правда, когда перед Сати поставили бокал с коктейлем, она замешкалась. Алкоголь действовал на нее слишком расслабляюще, и она всегда опасалась пить много, потому что потом с трудом себя контролировала. Все мысли, все ее тайные желания грозили сорваться с языка в доверительной беседе с первым встречным-поперечным.

 

– Выпьем за твою счастливую семейную жизнь? – спросил Хади, поднимая бокал.

– Это вряд ли поможет, – покачала головой девушка.

– Тогда за что?

– За счастливую жизнь страховщиков!

– О-о-о, как красиво сказала, – протянул Хади и пригубил напиток. Сати последовала его примеру…

-…и почему-то считают, что могут лезть в мою жизнь! Будто я сама не смогу найти себе мужа, когда захочу! А я просто не хочу блин замуж! Я имею право не хотеть замуж?!

Сати почувствовала, что повышает голос, но ничего не могла с этим поделать. Обида на своих родителей, на свою жизнь требовала быть изложенной в максимально громкой форме.

– Тс-с-с, – дружелюбно шикнул Хади. – Я тебя очень хорошо понимаю. Мои предки такие же. Велят уже задуматься о семье. А мне всего двадцать четыре, между прочим. Я только-только жить начал!

– Как это несправедливо! – с горечью произнесла Сати и допила третий бокал. – Парням в двадцать четыре еще рано, а девушкам – уже поздно! Как так-то? С какой стати? Меня так бесят все эти разговоры.

– Не повезло, – посочувствовал Хади. – А знаешь что еще бесит? Дети. Дети-дети-дети… Все прямо помешались на этих детях! У меня шесть сестер, и у всех есть эти дурацкие дети! Я им говорю… родителям, то есть… Вот вам внуки, меня в покое оставьте да. Нет же. «Подумай о будущем, подумай о потомстве»! Терпеть не могу детей.

– Я тоже, – кивнула Сати, поражаясь, как совпадают их взгляды на жизнь. – Я люблю сестренку, конечно. И Камал тоже ничего. Но самой рожать – да ну на фиг! Лучше бы я занялась карьерой в ближайшие лет пять-десять! Вовсе необязательно для счастья плодиться и размножаться, как ежики, правда? Можно получать удовольствие просто друг от друга.

Она хотела проверить время, чтобы уточнить, не опаздывает ли на помолвку, но от душевного разговора с Хади и выпитого алкоголя на душу опустилось равнодушие и презрение ко всему происходящему. Даже если она и опоздает немного – пусть. Она пережила большой стресс, а еще больший стресс ждет ее впереди, потому что все дерзкие слова придется засунуть подальше. Сегодня, на слегка охмелевшую голову, Сати могла высказать свою боль, а завтра на трезвую будет молчать или поддакивать и фальшиво улыбаться.

Хади активно закивал головой на ее слова и опрокинул в себя остатки чего-то еще, что он там заказывал. Он откинулся на спинке стула и завел руки за голову.

– Я им так и сказал, что можно просто кайфовать. Необязательно это делать исключительно для размножения… То есть, конечно, я им так не сказал, – поправился он и рассмеялся. – Я намекнул. Ой, ты прости, что я такие вещи говорю…

– Ничего, – бодро сказала Сати. – Мне уже есть восемнадцать.

– Ну, раз ты такая взрослая, тогда скажи мне как женщина, – Хади снова облокотился на стол. – Вот вы, бабы, можете просто встречаться и не капать на мозги, что типа женись, давай заведем семью? Тыр-пыр, восемь дыр… Вы можете относиться к этому проще? А то честное слово, задрали уже. Я не могу выстраивать нормальные свободные отношения, как потом обязательно начинаются эти сопливые намеки!

– Не-е-е, – протянула Сати, – ты такую вряд ли найдешь. Таких очень мало. А среди наших так и вообще нет. Какие свободные отношения? Ты что? Это же позор на всю семью. Надо обязательно свадьбу. И дете-е-е-ей! – и она погрозила ему пальцем.

– А да, точняк… Хреново, если так, – вздохнул Хади. – Я сейчас встречаюсь с одной. Но кажется мне, она тоже начнет эту моросню. Ну, жить вместе точно попросится. А мне это вообще не в тему!

– Попросится-попросится. – Сати даже поразилась наивности собеседника. Чтобы девушка встречалась с парнем и мысленно не вышла за него замуж? Все ее подруги после первого же свидания начинали строить такие планы. – Но тебе повезло. Ты же парень. Можешь встречаться, с кем захочешь, а потом бросать. А у нас вышла замуж – все, сиди. А я, может… – она запнулась, подсознанием понимая, что может сболтнуть то, что вернуть уже не сможет, но спирт в крови не давал ей молчать. – Я вообще-то тоже хочу, как ты!

Сати порой представляла, что было бы, если бы она пошла по этой дорожке. Если не брать в расчет родительский гнев, она могла бы сбрасывать скапливавшееся напряжение на стороне и, возможно, смогла бы быстрее забыть Илеза. Может, так она бы нашла свое истинное счастье, а даже если и нет – все же жить стало бы намного легче. Но она не могла. Это было немыслимо, недопустимо – даже сама мысль об этом в ее обществе считалась греховной. Получить желаемое можно было только через замужество, семью, а Сати не ощущала себя готовой нести такую ответственность.

Хади, прищурившись, с любопытством посмотрел на нее.

– То есть ты что, тоже хочешь секса без обязательств? – переспросил он. – И не стала бы приседать на мозги парню, с которым встречаешься, чтобы он звал тебя замуж?

– Да, – дерзко ответила Сати. – Кому нужна эта семья? Мне нет! Я к этому не готова и вряд ли когда-нибудь подготовлюсь.

«Без Илеза не нужна», – могла бы добавить она, но не стала. Илез – пройденный этап, вернуться на который невозможно.

– Да ты идеал девушки! – воскликнул Хади. – Правда, тяжко тебе придется, раз ты все же замуж собралась.

– Не напоминай мне об этом! – скривилась Сати. Ей показалось, что пора бы уже собираться на выход, но сидеть и откровенничать с Хади оказалось так приятно и весело, что она снова не стала проверять часы.

– Выпьем за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями? – предложил тот, процитировав известную фразу, и Сати согласилась.

Хади заказал что-то еще, и Сати почувствовала, как говорить захотелось еще сильнее. В помещении бара народу прибавилось, стало шумно, и на их разговор никто не обращал внимания. Хади достал сигарету и закурил, обводя присутствующих маслянисто-нефтяным взглядом, потом снова перевел его на Сати.

– Ты должна была родиться парнем, – заявил он. – Ох уж мы бы с тобой задали им всем жару!

– Ага. Я сама так думаю, – сказала Сати, так как он снова угадал ее мысли. – Просто во мне столько… Столько всего… Что я иногда просто не могу. Когда раздавали мужской и женский пол, со мной точно накосячили.

– Что ты имеешь в виду? – заинтересовался Хади. – Ты что… Эта?.. Ну, лесби?

– Фу, нет! – Сати замахала руками, передернувшись от этой мысли. – Как тебе такое в голову пришло?

– Ты сама так сказала.

– Я не то имела в виду.

– А что тогда?

– Ничего…

Сати ужасно хотелось обсудить этот вопрос с Хади – то ли из-за выпитого, то ли потому что не было сил носить это в себе и переживать в одиночестве. Среди подруг она не смогла найти тех, кто бы ее понял, а с Хади они будто говорили на одном языке. Он мог бы стать ее лучшей подругой, если бы перестал пробрасывать грязные шуточки и вел бы себя естественно, как сейчас. Сати широко улыбнулась мысли о новой подружке.

– Ну что, скажи? – настаивал Хади. – Я же умру от любопытства.

– Ну я просто… Понимаешь, я иногда так сильно хочу, что просто не могу ни о чем думать. Меня как будто распирает так, что я готова запрыгнуть на любого парня. Очень сложно жить с этим, когда ты девушка да еще и в нашем обществе, понимаешь?

– А-а-а… – протянул он и ухмыльнулся. – Ну ты точно бомба, не ожидал от тебя. С виду ты – бревно бревном, хоть и симпатичная. Уж не обижайся. Даже завидую твоему будущему мужу. Раз у тебя так горит, ты наверное его изнасилуешь в первую брачную ночь? – Тут Хади прищурился и заговорщицки ей подмигнул: – Или вы уже успели порезвиться?

– Не-е, – закатила глаза Сати. – Он не такой. Не удивлюсь, если он еще девственник! Да и сам пойми, это же опасно. Дашь так парню, а он тебя продинамит. И куда потом деваться? Уже ведь не девушка.

Это был последний раз, когда Сати подумала, что пора бы уже выдвигаться. Она больше ориентировалась на звук телефона, чем на часы: раз никто не звонит, значит еще не слишком опоздала. Она отпила большой глоток и полностью забыла о том, что кое-куда собиралась.

Дальнейший разговор с Хади она помнила плохо, обрывками. От темы девственности парней и девушек они плавно перешли к обсуждению идеальной внешности партнеров. Сати помнила, как сказала Хади, что рост мужчины для нее очень важен.

– Ты прости, – заплетающимся языком говорила она, – но с тобой в постели нормально будет только какой-нибудь мелюзге.

– Это почему? – таким же размазанным голосом возмутился парень.

– Ну смотри… Когда ты целуешься, ты не достаешь… ну, там… внизу… А когда ты там, то ты не можешь целоваться! – и она захихикала, представив себе эту картину, правда в ней Хади был ростом от силы метр и уж точно был слишком мал для любой девушки.

– Да что ты понимаешь в размерах?! – обиделся он. – Я могу одновременно!

– Но это невозможно, – снисходительно улыбнулась Сати. – Это с точки зрения химии не-воз-мож-но!

– Химии?

– Ну, геометрии…

– Может, биологии?

Они оба рассмеялись, пытаясь сообразить, к какой области наук относится их вопрос.

– Я тебе сейчас докажу, что все я достаю, – заявил Хади и, шатаясь, поднялся из-за стола.

– Как? – снова пьяно засмеялась Сати. – Прямо здесь что ли? В целях эксперимента?

– Да просто встань сюда, – он указал на место перед собой. – И сама поймешь, что у меня идеальный рост.

– До идеального тебе точно далеко, – пробормотала Сати и встала. Пол от резкого движения уехал из-под ног, и она схватилась за спинку стула.

«Блин, что со мной? – со слабым удивлением подумала она. – Я что, так наклюкалась?»

– Вот сюда.

Хади взял ее за руку и притянул к себе. Сати оказалась выше парня на целую голову и теперь смотрела на него сверху вниз. Только Илез приближался к ней на такое возмутительное расстояние, и от неожиданной близости она снова покачнулась.

– Видишь, – с гордостью сообщил он, – вот тут мы одного роста.

С этими словами он бесцеремонно обхватил Сати за талию и прижал к своим бедрам, чтобы на практике доказать свою правоту. И совершил ошибку.

Да, там они оказались почти на одном уровне. Сати судорожно вздохнула. Ее окутал приятный запах одеколона Хади, оттененный сигаретным дымом, и какой-то еще аромат – чего-то неуловимо терпкого, страстного и манящего. Девушку оглушило взметнувшееся в теле неистовое желание. Она еле противостояла ему на трезвую голову, а на хмельную даже не подумала о том, что нужно сопротивляться. Хади вдруг перестал ей казаться чересчур смазливым. Наоборот, взгляд его карих глаз так манил в свои омуты, так хотелось запустить пальцы в его чудесные кудри, постоянно чувствовать эту непозволительную близость его тела.

Шум бара отступил на задний план, Сати не волновало и то, что они как два истукана стоят у своего столика, прижавшись друг к другу, и таращатся глаза в глаза. Ее дыхание еще больше участилось, когда она заметила, как вдруг изменился взгляд Хади. Отстраненно-мутная пьяная пелена спала с его взгляда, и он узнал, почуял своим нутром искушенного охотника, что с ней творится. Его рука скользнула по талии на пару сантиметров ниже, и едва заметно сжалась. Сати невольно приоткрыла губы от новой искристой волны, которая прокатилась по животу от этой ничтожной ласки. Ее тело просило, умоляло о большем – гораздо большем. В ту же секунду Хади подался вперед, она склонилась к нему, и их губы сошлись в яростном поцелуе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru