Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

Глава 28

Лаура без единой толковой мысли в голове смотрела на последнее сообщение. Если бы Азамат попросил сумму поменьше, возможно, она бы еще постаралась как-то незаметно ее ему передать, чтобы спасти репутацию Сати. Но взять и с бухты-барахты перекинуть куда-то сотню тысяч рублей Лаура не могла – у нее просто не было таких денег. Илез хоть и не был жадным, предпочитал знать, на что расходуются его средства, не считая мелких покупок. Да и потом… Кто ей пообещает, что, получив требуемую сумму, Азамат не продолжит и дальше ее шантажировать? Никакой гарантии, что он удалит это видео, не было.

Нет, ни о каких деньгах не могло быть и речи, только… Если Азамат действительно каким-то образом найдет телефон Хади и сбросит ему это видео, что будет с сестрой? Они не так давно помирились после той непонятной истории с его беременной кралей… Невозможно было с точностью сказать, кто из них заснят на видео, и Хади вполне мог поверить, что Сати ему изменила. Если кто и поймет, что это Лаура, то только сама Сати, потому что она-то будет знать, что это не она. А благодаря репутации заподозрить Лауру было невозможно.

«Ты могла бы предупредить их, – подсказал внутренний голос. – Признаешь заранее, что это ты на видео, и Хади не станет устраивать Сати разборки. Все замнется самой собой».

При мысли о том, что придется раскрыть Сати и вдобавок ее мужу такой постыдный секрет, Лауру пробрал мороз. Этот вариант тоже отпадал. Ни за что она не станет так перед ними унижаться.

Приняв окончательное решение, немного успокоившаяся Лаура вышла из ванной. Никому никаких денег не переводить, никому ничего не рассказывать. Хади сам хорош, так что измену Сати должен простить. А если и нет, это будет ей наказание за то, что мутила с Илезом. А может, Азамат вообще ее просто запугивает. Откуда ему достать телефон Хади!

Весь следующий день Лаура пыталась вызвать в душе злорадство, найти сладкий привкус свершившегося возмездия, но в итоге, слабея, боролась с возрастающим чувством стыда перед сестрой.

***

На подгибающихся от усталости ногах Сати выползла из своей машины и нажала на кнопку блокировки дверей на брелоке. Денек выдался насыщенный. После работы она успела заглянуть в фитнес-центр, на групповую тренировку, и теперь чувствовала во всем теле и в мыслях приятную усталость. Дома ее ждала теплая ванна с морской солью и ароматными шариками и любимый мужчина – что может быть лучше в качестве плана на вечер? Подумав о Хади, она подняла голову посмотреть на окна их квартиры, выходившие во двор дома. Среди множества темных квадратов, эдаких порталов в другие, пустые измерения, окно гостиной светилось мягким желтоватым светом.

На лицо упало несколько редких снежинок, и Сати сморщила нос и улыбнулась. Как и всегда, она верила, что все как-то разрулится, даже несмотря на болезнь Хади. Она так давно не чувствовала на душе спокойствия, а теперь наслаждалась им каждый день, несмотря на цейтноты на работе и кратковременные, но выматывающие всплески депрессии у него.

Сати уже сделала было шаг в сторону подъезда, как вдруг из темноты ее кто-то окликнул.

– Эй, Сати!

Смутно знакомый густой и приятный голос. Девушка обернулась и увидела припаркованную чуть поодаль чистенькую темную Ладу. Фары машины тускло горели в темноте зимнего вечера – видимо, водитель, поджидая ее, не выключал мотор, чтобы не замерзнуть. Из Лады вылез мужчина в сером спортивном костюме и дутой безрукавке. Она сразу его узнала, хоть и видела всего пару раз в жизни – отцовский шофер.

Сати вспомнила, что не так давно мать рассказывала, что Эмран его уволил из-за неоднократных опозданий и лихачества. Значит, его появление здесь не должно быть связано с Сайларовыми… Или все же что-то произошло?

– Что случилось? – обеспокоенно спросила Сати, подходя ближе. – Тебя зовут Азамат, верно?

– Уже забыла? – с ухмылкой переспросил Азамат.

– А я должна была помнить? – не поняла Сати. Она остановилась на полпути – выражение лица мужчины ей совсем не понравилось.

– Ну, как бы да, – Азамат сам подошел к ней. – После всего, что между нами было. Или ты решила уйти в несознанку? Боюсь, у тебя ничего не выйдет.

– Что??? Ты чего обкурился?

Сати не понимала, что ли она чего-то не догоняет, то ли у Азамата слетели шарики и ролики. То, что он ее с кем-то спутал, отпадало, ведь он назвал ее имя.

– Ты получила мое видео?

– Не понимаю, о чем ты!

– Все ты понимаешь.

– Иди лучше проспись! – дерзко сказала Сати. Наезды Азамата здорово ее напугали, но она не собиралась этого показывать. – Правильно, что отец тебя уволил.

Она развернулась и пошла к подъезду, чтобы не тратить время на бессмысленный разговор. Болтать с человеком под кайфом или под чем он там, могло быть опасно для жизни.

– Это последнее предупреждение, Сати! – крикнул ей вслед Азамат. – Я же по-хорошему хотел это дело уладить. Ну раз не хочешь, придется твоему муженьку все-таки послать тот видосик. Думаю, ему будет интересно.

От природы будучи любопытной, Сати не смогла не притормозить и попытаться прояснить ситуацию.

– Да какое видео?!

– То, которое я тебе послал.

– Я ничего от тебя не получала! Да и с какой стати? Кто ты мне такой, чтобы какие-то видосики сбрасывать? Я тебя видела-то пару раз в жизни!

Презрительное выражение медленно сползло с лица Азамата, сменившись недоумением. Он сделал пару шагов к ней навстречу и вгляделся в ее лицо.

– Притворяешься неплохо, – заявил он, но его тон уже не был столь самоуверенным. – Только это тебя не спасет. Не скинешь к завтрашнему вечеру сотку, пеняй на себя.

– Ты меня явно с кем-то спутал.

– И что, номер, оканчивающийся на четыре пятерки, тебе ни о чем не говорит?

В горле Сати возникло отвратительное давящее ощущение. Номер, оканчивающийся на четыре пятерки, был ей очень хорошо знаком – это был номер Илеза. Она все еще не могла понять, что творится в голове у Азамата, откуда он взял номер мужа Лауры и что собирается ему отправлять, но вся эта история напрягала ее все больше.

– Это номер твоего мужа, верно? – спросил Азамат. – Он был подписан у тебя в телефоне.

– Подписан? У меня в телефоне? – ошалело переспросила Сати. – У тебя точно крыша поехала! Не знаю, откуда ты взял номер Дачиева и о чем собирался с ним болтать, но ко мне он не имеет никакого отношения. Он – муж Лауры, моей сестры, если ты вдруг не в курсе.

– Это – номер Илеза Дачиева? – Мужчина несколько секунд прожигал ее насквозь, пытаясь понять, врет ли она. – Но как же… Не может быть…

Впрочем, его лицо недолго выражало смятение и быстро посветлело.

– Так, ну все понятно, – с усмешкой пробормотал он и почесал бороду. – Ты, значит, Сати, да? Забавно… Хотела меня обмануть, зараза… Вот что я скажу: не повезло тебе с сестрой.

С этими словами Азамат развернулся и, не проронив больше ни слова, быстро пошел к своей машине.

Сати с тяжелым сердцем поднялась на свой этаж и открыла дверь квартиры. Умиротворенную негу как рукой сняло. Из головы не шел странный разговор с отцовским водителем.

В коридор вышел Хади, облаченный в ее белый фартук, с большой деревянной ложкой в руке. Правда, выглядел он не слишком радушно.

– Что это за чувак, с которым ты терла под окнами? – насуплено спросил он.

– Ты следишь за мной? – с улыбкой спросила Сати, снимая пуховик.

– Естественно! Приходится присматривать. Того и гляди украдут.

Сати подошла к мужу, обняла и заодно слизнула несколько рисинок с ложки. Хади приобнял ее в ответ, и она, интуитивно проследив его действие, склонилась, чтобы ему легче было поцеловать ее в щеку.

«А вдруг ты…»

Хватит!

Когда уже прекратятся эти глупые звоночки?! Сати знала, что не сможет заразиться ВИЧ от облизанной ложки или поцелуя в щеку, но… Все равно мрачные мысли нет-нет пробирались в голову, подкармливая страх.

– Плов? – уточнила она, когда ощутила на языке привкус баранины и зиры.

– Да, – с гордостью кивнул Хади. – Ты знала, что в некоторых странах плов имеют право готовить только мужчины?

– Не уверена, что слышала об этом, но, по-моему, отличная традиция.

Сати прямо на кухне помыла руки и присела за «островок», а Хади вернулся к кастрюле на плите.

– Так кто это был? – снова спросил он.

– Бывший отцовский шофер.

– Все в порядке? Что ему нужно?

– Я толком не поняла, – Сати запустила пальцы в волосы, будто это помогло бы сопоставить разрозненные картинки рассыпанного перед ней паззла. – По-моему, он был под кайфом. Нес какой-то бред…

Хади открыл крышку кастрюли и выпустил на свободу облачко душераздирающе ароматного пара.

– Например? Люблю слушать бредни нариков.

– Он сказал, что послал мне какое-то видео, которого я не получала. И что я должна скинуть ему сотку… сотку чего? Сто долларов что ли?.. Иначе он пошлет это видео тебе. Но при этом почему-то сказал номер Илеза. Я, наверное, туплю после работы, но я ни хрена не поняла.

– Мгм, – задумчиво произнес Хади, раскладывая плов по тарелкам. Сати наблюдала за его действиями, гадая, скольким еще ее землячкам повезло до такой степени, что их мужья периодически готовят им ужин и даже накрывают на стол. Правда, ей не хотелось, чтобы Хади делал это лишь в знак благодарности за то, что она с ним осталась. – Интересно, что за видео он имел в виду? Звучит как шантаж.

– Но меня нечем шантажировать, – пожала плечами Сати. – Я его знать не знаю!

– Может, он перепутал тебя?

– Я тоже так подумала, но с кем? Не с Лаурой же.

– Вы близнецы, – напомнил Хади. Он поставил перед ней тарелку с пловом и бросил туда щепотку нарезанной зелени.

– Да, но Лаура вряд ли бы попала в ситуацию, где ее… – Сати на мгновение умолкла, вспомнив оброненную Азаматом фразу. – Он сказал, что мне не повезло с сестрой… И еще спросил, точно ли я – Сати.

По спине пробежала стайка мурашек от возникшего в голове предположения. Но это было просто невозможно. Не Лаура. Она никогда бы не допустила никакой компрометирующей себя ситуации. Никогда! Хади засунул в рот полную ложку плова.

 

– Она тебя по ходу подставила, – сквозь набитый рот сказал он. – Куда-то вляпалась и небось прикинулась, что она – это ты. Вот этот парень и пришел спрашивать с тебя.

– Нет… – качнула головой Сати. – Не может быть. Она не такая. В смысле, она бы не вляпалась…

– Но подставить могла бы?

– Не думаю… Я не знаю.

Сати хотелось верить, что все их домыслы ложные и Лаура не могла с ней так поступить. Не могла же она быть настолько обижена на нее из-за Илеза, что до сих пор не простила и более того, решила прикрыться ее именем, чтобы что-то учудить?

– Позвони ей, – предложил Хади. – Выясни, что она об этом знает.

– Позвоню попозже. Но мне кажется, даже если что-то и произошло, она ничего не расскажет.

– Ну и пусть тогда сама выкручивается, раз ее маленький обман раскрылся.

После ужина они вместе устроились на диване перед выключенным телевизором. Сати по обыкновению положила голову на колени Хади. Она знала, что он любил положения, когда мог смотреть на нее сверху вниз – старый комплекс отступил, затаился на фоне обнаруженной болезни, в сравнении с которой низкий рост казался мелким недоразумением, но Сати на уровне инстинкта еще чувствовала его в муже. Хади о чем-то думал, теребя пальцами губу, глядя в окно. Она взяла в руки телефон, но не торопилась набирать Лауре, будто оттягивание момента истины могло сгладить эффект от правды, которая вот-вот раскроется: ее правильная сестра в чем-то подставила ее, в чем-то настолько непривычном, что побоялась сделать это под своим именем.

– Ты позвонишь? – спросил Хади. – Я умираю от любопытства.

– Я боюсь, – призналась Сати. – Боюсь, что она встряла так, что ей вовек не выпутаться. Что за дела у нее могли быть с каким-то шофером?

– Ясно какие, – с ухмылкой сказал Хади.

– Ты всегда все опошляешь.

– Жизнь – это пошлость.

– Ты стал философом?

– Тут кем угодно станешь, когда висишь на грани жизни и смерти.

– Перестань, – Сати сердито стукнула его кулаком в грудь. – Ты не на грани. Пил таблетки?

– Пил. Мне от них хреново.

– Придется потерпеть, если хочешь еще немного задержаться в этой пошлой жизни.

– Только ради тебя, – Хади склонился к ней, и Сати ответила на ожидаемый легкий поцелуй. Он отстранился и внимательно посмотрел ей в глаза. – Я ввязался во все это только ради тебя. Если с тобой что-то случится, я все брошу к черту. Иногда мне кажется, что все это бесполезно, и мне осталось недолго. Сейчас у меня такие показатели, что… и думать страшно. Но ты здесь. И мне хочется тебя… это… того… А я не хочу тебя заразить.

– Ты лечишься только ради секса со мной? – фыркнула Сати.

– Конечно, – с хитрой улыбкой сказал он.

– Ты мог бы найти себе положительную девушку и ничего не бояться. Даже несколько положительных девушек. Для тебя это не проблема, – поддела она его, хотя при мысли о других женщинах в его жизни в груди забулькала кипящая ревность.

Лицо Хади стало серьезным. Его брови чуть сдвинулись, и на переносице пролегла морщинка, а темные глаза выражали беспокойство. Ему что-то не нравилось, но Сати не могла понять что. Однако спустя пару мгновений туча сбежала, и он, также глядя ей в глаза, сказал:

– Мне не нужны положительные, мне нужна отрицательная. Одна. – Сердце Сати недоверчиво замерло, а он продолжал: – Знаешь, я сейчас вспомнил, как привел сюда одну, сразу после свадьбы. Помнишь? Каким же я был идиотом. Я так боялся этой свадьбы, как девчонка какая-то. Я хотел доказать, что я – вольная птица. Не хотел никому принадлежать, да и мне особо никто не был нужен.

– Я помню, – тихо сказала Сати.

– Мне стыдно, что я так с тобой тогда поступил, но дело не в этом. Когда я дал тебе развод, после анализа, то вдруг понял, как ты мне нужна. – Хади приложил ладонь к щеке Сати. – А когда ты вернулась, я просто не мог поверить… Не мог поверить, что ты это сделала. И ты сделала это не из жалости. Ведь такие вещи не делаются только из жалости, правда?

– Правда…

– Ну а когда я все-таки поверил, то понял еще одну вещь: я больше не боюсь быть привязанным. И не думай, пожалуйста, что это из-за того, что у меня… – Он запнулся, не хотел повторять вслух три проклятые буквы. – Это не от отчаяния. Ты нужна мне в любом случае, здоров я или подыхаю.

Сати зажмурилась, чтобы сдержать слезы радости, хлеставшей из ее сердца. Даже от чувств она не хотела рыдать перед Хади, как влюбленная дурочка.

– Ты чего ревешь? – спросил он и погладил ее по голове.

– Ты меня довел, – буркнула Сати, шмыгая носом. – Не говори мне такие вещи. Терпеть не могу плакать!

Хади рассмеялся и привлек ее к себе, а она крепко стиснула его в ответ. Ей не нужно было слышать три главных слова – то, что Хади сказал, значило для нее намного больше, чем «Я тебя люблю».

– А как же договор? – не удержалась Сати. Вжавшись щекой в его плечо, вдыхая родной запах Хади, ее мужчины, она примерно знала, что он скажет, и так приятно было чувствовать эту уверенность.

– Я его нарушил. Можешь подать на меня в суд.

Глава 29

– Сати, прошу, прости меня! – тихие всхлипывания Лауры в трубке были хорошо слышны через громкоговоритель. – Я не знаю, как это вышло… Я не думала, что он так со мной поступит…

Сати была безмерно счастлива, что ей выпало переживать предательство сестры не в одиночку. Она чувствовала спиной грудь Хади, приобнявшего ее одной рукой и слушавшего весь разговор. Подставляя в голове разные варианты ситуации, она могла представить многое, но не то, что только что услышала. Мало того, что Лаура замутила с каким-то непонятным типом, так еще и делала это, прикрывшись ее именем! И теперь у Азамата есть видео – доказательство их приятного времяпрепровождения, которое он собирается переслать Илезу.

– Я не знаю, что делать, – через всхлипы продолжала Лаура. – Если он скинет видео Илезу, это конец! Я не переживу такого позора.

«Надо было думать об этом раньше», – подумала Сати. А что толку говорить это теперь, когда дело сделано. Она представила, что будет, если ролик попадет к Дачиеву. Развод и полный запрет на свидания с сыном гарантированы. И неважно, что когда Лаура связалась с Азаматом, она была как бы разведена – она посмела сделать это вне брака, а такая мать ребенка ничему хорошему не научит.

– Сати, а у тебя случайно нет таких денег? – жалобно спросила Лаура. – Может, если их ему отдать, он от меня отстанет? Я бы потом вернула.

– Как? – с издевкой спросила Сати. – Ты же не работаешь.

– Я выйду на работу! Я все отдам. Только бы от него избавиться.

– Нельзя давать ему ни копейки, – прошептал ей на ухо Хади. – Он так и будет ее доить, пока у него есть этот видос.

Сати кивнула, она была с ним согласна.

– Это не выход, Лаур, ты сама это знаешь…

– Что мне тогда делать? Я хочу покончить с собой… Я только все порчу! С Микой тогда… С Илезом. Знаешь, он ведь признался, что изменяет мне. Даже не постыдился. А мне, знаешь, плевать на него. Я и рада бы уйти, но… Не так!

Лаура пыталась говорить тихо. Сати представила, как она сидит где-то в темноте кухни или заперлась в ванной, чтобы никто не подслушал их разговор. Новость о том, что Илез ушел налево, ее не слишком удивила. Он любил взаимность в отношениях. Он потерял ее, Сати, не испытывал любви к жене – это должно было рано или поздно произойти. Несмотря на то, что Лаура тоже не сильно переживала по этому поводу, Сати стало ее жалко. Сестра запуталась так, что ей, обнаружившей себя в постели Хади в день помолвки с Русланом, наверное не было так хреново, как сейчас Лауре.

– Может, можно как-то с ним это обсудить? – предложила Сати. – Или, может, выкрасть у него трубку?

– Как?!

– Ты могла бы встретиться с ним… Для вида.

– Я не могу, Сати! Дачиев меня вернул. Я не могу встречаться с посторонним мужчиной. А если он об этом узнает…

– Он так и так узнает, если ничего не предпринимать!

Хади тронул Сати за плечо.

– Не сможет она с ним ничего сделать. Спроси, она знает, где он живет?

Девушка повторила вопрос.

– Да. Знаю, – горько ответила Лаура. Очевидно, место жительства Азамата было ей хорошо известно не случайно.

– Дай-ка сюда, – Хади взял у Сати трубку и поднес к губам. – Лаура, слушай сюда. Завтра поедем на тот адрес, и я просто выстегну этого козла. Иначе ты с ним не договоришься. Поняла меня? Не бойся ничего. Я его прижму, и он навсегда забудет твой номер.

– Хади? – удивленно переспросила Лаура. – Ты не сможешь. Он… Он побьет тебя, он… очень крепкий.

Сати была благодарна ей за то, что мысль «Ты слишком маленький для драки» она выразила деликатно и вообще побеспокоилась за ее мужа.

– Так я буду не один, – ответил Хади. – В общем, разберусь. Твое дело – показать адрес и выманить урода. Назначь ему свиданку, придумай что-нибудь. А мы его встретим и пообщаемся.

– Хорошо, – немного успокоившись, сказала Лаура. – Спасибо тебе большое!

– Бывай!

Хади сбросил вызов и отложил телефон Сати в сторону, по привычке помял губы, прикидывая нюансы завтрашней операции.

– Может, не стоило? – робко спросила Сати. Мысль о том, что он собирается с кем-то драться, уже не тешила ее так, как когда Хади схлестнулся с Илезом.

– Ты видишь другой выход? – вопросом на вопрос ответил он. – Я нет. Этот крендель оборзел. Такие понимают только силу.

– А вдруг он тебя покалечит?

– Не покалечит. Я позову на стрелу Абдула и еще кого-нибудь.

– Но это же нечестно?

– Да. Так поступают с теми, кто нечестно шантажирует девушку снятой втайне порнушкой.

Сати обняла Хади, поудобнее устраиваясь на диване. Она предпочла бы, чтобы ее муж ни с кем не дрался, но иного выхода и впрямь не было. В этой чудовищной ситуации Сати нащупала лишь один положительный момент – кажется, из-за угрызений совести Лаура окончательно простила ее за поцелуй с Илезом.

Тем временем Хади потянулся и поднял с ковра свою трубку, набрал чей-то номер.

– Кому ты звонишь? – спросила Сати.

– Абдулу.

– Ты же не расскажешь ему про Лауру?

– Нет, – Хади сосредоточенно вслушивался в гудки. – Слава Всевышнему, Абдул из тех пацанов, которые сначала бьют за компанию, а потом спрашивают, что случилось… Хоу, брат? Ты? Что поделываешь?.. Да, у меня к тебе дело. Надо завтра одному козлу лицо почистить. Ты в деле?.. Без лишних вопросов, бро. Он оскорбил одну девушку и должен за это ответить… Значит, я на тебя рассчитываю? Отлично. Завтра созвонимся тогда, Зёму тоже подхвати на всякий случай, он же у нас кунг-фу панда…

– Вон там он живет.

Лаура, сидевшая на заднем сиденье «Лексуса» Хади, указала на неприметную дверь неприметной блочной одиннадцатиэтажки. Сати уже устала удивляться ситуации, в которую влезла ее сестра. Сейчас ей хотелось только одного – чтобы они поскорее разобрались с этим делом, и позорный видеоролик был стерт из этого мира.

– Значит, какой у нас план? – спросил Абдул, сидевший на переднем сиденье рядом с Хади. – Бьем морду и сваливаем?

– Примерно, – согласился тот. – И мне нужна его трубка.

– Запросы все выше. А если он выйдет без нее?

– Значит, прижимаем так, чтобы он мог доползти до квартиры и выдать ее нам. Зёма тут?

– Да, вон его тачка. Он ждет сигнала.

Хади обернулся к Лауре.

– Давай, звони ему. Отойди подальше от машины, чтобы он ничего не заподозрил.

Девушка испуганно закивала. Она достала свой телефон, и Сати заметила, как дрожат ее руки.

– Лаура, – она накрыла ее холодные бледные кисти своими теплыми ладонями и посмотрела в глаза сестре. Злости она не испытывала, они обе порядочно изгадили друг другу жизнь, пришла пора налаживать ее заново. – Возьми себя в руки. Все будет хорошо, слышишь? Ты сильная. Ты сможешь…

– Господи, ей просто надо набрать номер и сказать, чтобы ублюдок вышел на улицу! – встрял Абдул. – Не знаю, что у вас за история, но давайте вот без этой розовой фигни! – и мгновенно словил подзатыльник от Хади.

Лаура глубоко вдохнула, выдохнула и послала вызов. Едва на том конце трубки ответили, ее лицо вдруг стало жестким и решительным.

– Да, я привезла деньги… – сообщила она Азамату жалостливым голосом. – Нет, перевести не получилось… Я уже подхожу к подъезду.

С этими словами она вышла из машины и зашагала прочь, прижимая к груди сумочку, будто там лежали сто тысяч рублей. Сати, как и ее муж с другом с тревогой наблюдали за ней. В салоне повисла напряженная тишина. Вот Лаура оказалась почти у подъезда, но не стала подходить ближе, как и велел Хади – чтобы Азамат не успел сбежать. Вот через пару минут дверь распахнулась, и к ней вышел сам Азамат, в легкой ветровке, несмотря на мороз – он явно не собирался задерживаться.

 

Абдул быстро стянул с себя пуховик и схватился за ручку двери. Едва дверь в подъезд закрылась, отрезая Азамату путь к отступлению, он коротко скомандовал «Давай!» и вышел из машины.

– Будь осторожен, – сказала Сати. Хади поймал ее взгляд и улыбнулся в ответ.

– Я осторожен только с тобой, лапуля!

С этими словами он вылез из салона и захлопнул дверь. От Азамата их отделяло метров пятьдесят. Мужчина еще не чувствовал угрозы, когда Хади и Абдул двинулись от машины в его сторону – мало ли бездельников болтается по спальному району мегаполиса. Сати заметила, как из черной иномарки, стоявшей почти у подъезда, вышел еще один друг Хади… Все это, как в замедленной пленке, проплыло перед ее глазами.

Дальше события начали разворачиваться намного быстрее. Азамат в это время взял у Лауры сумочку и заглянул внутрь. Не обнаружив там вожделенных денег, он отшвырнул ее в сторону, и это послужило сигналом, чтобы вся троица с места в карьер бросилась в их сторону. Видимо заметив враждебно настроенных парней, Азамат метнулся к подъезду, но было уже слишком поздно. Сати видела, как первым его догнал Зёма и пинком придал ускорение. Азамат потерял равновесие и упал. Его участь была решена. Пара десятков ударов от каждого, и тело в полуобморочном состоянии начал обыскивать Хади.

По счастью, телефон у Азамата оказался с собой. Хади выхватил трубку из кармана его штанов и со всей дури шарахнул о стену. Девайс подпрыгнул и отлетел обратно. Хади поднял его и произвел процедуру еще несколько раз. Сати не была видна марка телефона, но она надеялась, что он дорогой. Затем, видимо по подсказке одного из друзей, Хади выковырял из обломков аппарата карту памяти и демонстративно сломал пополам. Он присел на корточки и начал что-то объяснять скорчившемуся на земле Азамату, а наговорившись всласть, поднялся и кивнул стоявшей в стороне Лауре.

Всю дорогу, пока они везли Лауру обратно домой, она молчала, отвернувшись к окну. Когда машина подъехала к дому Дачиевых, Сати вышла проводить сестру до порога. Она не боялась встретиться с Илезом, теперь она могла смотреть ему в глаза, и ничто бы в ее сердце не всколыхнулось и не потянулось к этому человеку.

– Спасибо за все, что вы для меня сделали, – сказала Лаура, отводя взор. – Знаешь, я считала, что Хади – пустой человек, у которого в голове одни бабы. Думала, не пройдет и пары месяцев, как вы разбежитесь… А теперь я тебе так завидую.

Она с тоской посмотрела на возвышавшийся над ними особняк, словно собиралась вернуться в тюрьму.

– Ты знаешь, с кем он встречается? – спросила Сати.

– Нет. Мне на самом деле все равно. Все перегорело, только… – Лаура поежилась и вздохнула. – Обидно. Это очень обидно.

– Тогда зачем ты с ним живешь? Почему не уйдешь от него?

– Меня отец вернул. Я не могу идти против него. Да и Камал… Как он будет без меня, если я уйду?

– Уходи с ним. Просто бери и уходи. Не думаю, что он будет дергаться теперь, когда у него появилась новая баба.

– Тебе легко сказать…

– Тебе нечего терять, Лаура. Дальше будет только хуже, – Сати взяла сестру за руку, пытаясь передать ей немного решимости. – Ты знаешь, что будет. Он женится второй раз, как наш отец. Или просто будет жить с ней. Ты останешься на задворках. Уходи сейчас. Не трать свою молодость на это болото. Ты еще найдешь свое счастье.

– Я никому не нужна, – покачала головой Лаура. – Я не знаю, как я буду одна?

– Как-то будешь. Умереть не дадим.

– Не знаю…

Сати почувствовала, что стучится в закрытую дверь. Лаура была слишком слаба, чтобы радикально менять свою жизнь, уходить с ребенком от мужа, особенно после того, как отец столько старался свести их снова. Она считала себя должной всем, но не себе. Послушная девочка, взбрыкнувшая один раз, когда ей показали каплю внимания и заботы, она снова возвращалась в свой жесткий, но родной кокон постоянства. Сати с Хади могли помочь ей справиться с внешними проблемами, но решить за нее, как ей жить, они были не в силах.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru