Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

– Пока не надоест? – напомнила она.

– Не знаю, как ты можешь надоесть.

Сати почудилось, что взгляд Хади начал источать нечто новое. Не голую похоть, как прежде, а восхищение, уважение и… Может, что-то еще, чему она не решалась поверить? Все также лежа на ней сверху, Хади проводил кончиками пальцев по ее волосам и щекам, словно видел впервые в жизни.

– Что мне делать? – спросил он. – Я так хочу тебя, но пока не начну терапию, я к тебе не притронусь. Даже не проси.

Сати лукаво на него взглянула, притянула ближе к себе и прошептала на ухо:

– Можем придумать что-то другое. Как там было «Спокойной ночи» по версии той девчонки?

Хади хрюкнул от смеха и уже смелее ее поцеловал. Он почти вернулся.

– Почему ты спал на диване?

Лежа в их общей постели, Сати задумчиво гладила обнаженную грудь Хади. Они пришли к соглашению, что не станут заниматься любовью, пока он не снизит показатели вирусной нагрузки, которые сейчас наверняка высоки, но были и другие способы удовлетворить друг друга. Сати не избавилась от страха, однако рядом с Хади в кои то веки она чувствовала себя на своем месте и ни за что не собиралась это место сдавать. Забавно. Ей казалось, что после Илеза никто никогда не сможет подарить ей это ощущение. Она думала, что никого не сможет любить так же сильно, как его.

– Я не знаю, – ответил Хади уклончиво, и Сати приподнялась на локте и с интересом посмотрела на его смущенное лицо.

– Нет, ну правда?

– Туда далеко было носить хавчик.

Тоже причина, но она видела, что дело не в этом.

– Я серьезно.

– Я тоже.

Хади осклабился, но потом, заметив, что Сати этот ответ пришелся не по нраву, провел рукой по ее щеке, убирая прядь волос.

– Это кровать… Она напоминала мне о тебе, – признался он. – А я не хотел вспоминать. Я думал, что все кончено. Вообще не представляю, зачем я тебе сдался. Ты достойна большего. Не того козла, конечно, но не больного лилипута на краю могилы.

– Ни слова больше, – Сати прижала палец к его губам. – Хватит ныть. Тебе не идет. Я здесь, потому что мне хорошо с тобой, вот и все.

– Звучит эгоистично.

– А тебе со мной плохо что ли?

– Слишком хорошо. А всему хорошему когда-то приходит конец…

– Не придет, если не будешь давать мне развод по всякой ерунде.

Хади привлек ее к себе и крепко-крепко обнял.

– Больше никаких разводов, клянусь!

Сати уткнулась в плечо мужа и вдохнула запах, ставший таким родным, что хотелось прослезиться от счастья. Неужели он забудет про их договор и действительно не бросит ее никогда?

Глава 26

Жизнь Лауры очень быстро, практически моментально вошла в старое русло. Едва стало ясно, что Дачиев собирается ее вернуть, девушка удалила из телефона все переписки с Азаматом. Она коротко объяснила ему, что между ними все кончено, а тут очень кстати и Сати решила вернуться к своему гулящему супругу, так что все опять складывалось идеально. Азамат пытался звонить пару раз, но Лаура заблокировала его номер в надежде, что он не станет искать с ней встреч лично. Если бы он наткнулся на настоящую Сати, она бы очень удивилась и, может, обо всем бы догадалась, а Лауре совершенно не хотелось, чтобы ее постыдный секрет выполз наружу.

Все делали вид, что и не было никакого развода. Что там, молодые побуянили и воссоединились. Свекры, души не чаявшие в снохе, делали все, чтобы она чувствовала себя комфортно и не помышляла об уходе, потому что Илез – как и прежде – относился к ней подчеркнуто отстраненно. Как и прежде, его обращение к ней ограничивалось «Принеси» да «Подай», и Лаура механически выполняла его просьбы, потому что иначе замужнюю жизнь представить не могла.

Однако строить из себя послушную жену было непросто. Из головы Лауры не выходил ее недолгий роман с Азаматом, который мог бы перерасти во что-то большее, если бы не вмешался Илез. Если раньше она умирала от тоски из-за холодности мужа и целыми днями ломала голову над тем, как вернуть его внимание, то теперь даже безразличие очень быстро сменилось неприязнью. У Лауры словно открылись глаза – обидные слова, пренебрежение, его повышенное внимание к Сати, которое она раньше считала лишь обычным дружеским интересом – все это еще больше ранило и причиняло боль ее и так пострадавшему сердцу.

Несколько дней подряд после их воссоединения Илез не приближался к Лауре, и она молила Всевышнего, чтобы так все и оставалось. Ей было противно от мысли, что, отдавая ей супружеский долг, он на самом деле все еще мечтает о Сати. Но Илез видимо не мог сдерживаться слишком долго. В одну из ночей он вновь перелез на половину кровати Лауры и молча приник губами к ее шее, по-хозяйски запуская руки в вырез ночной рубашки. Почти уснувшая Лаура вздрогнула всем телом от неожиданных прикосновений, вызывавших теперь лишь одно желание – залепить ему пощечину. Она не имела права отказывать мужу без веской причины и приготовилась, как и в прошлый раз, молча перенести акт «любви», больше напоминавший ей моральное и физическое надругательство.

Илез, уже раздевшийся и занявший исходную позицию, навис над Лаурой и поцеловал в губы. Когда-то один его поцелуй возносил ее почти до небес, оживляя в животе пресловутых бабочек. Сейчас Лаура ощущала лишь отвращение и не смогла разжать губы, чтобы пустить его глубже. Пропади он пропадом! Пусть делает, что нужно, но не просит, чтобы она ему хоть как-то в этом помогала!

– Что стало? – хмуро спросил Илез, не получив ответных поцелуев.

– Ничего, – равнодушно ответила Лаура.

– А что тогда лежишь, как бревно?

– А чего ты ожидал после всего, что мне наговорил? Что я буду изображать Сати?! – не сдержалась она.

Илез отпрянул от нее, застыл на несколько секунд, будто до него туго доходили произнесенные женой слова, потом ни слова не говоря, вышел из комнаты. Спал он в ту ночь видимо на диване в одной из гостевых спален.

Одна ночь сменяла другую, а он больше не делал попыток сойтись с ней. Лаура предполагала, что он ждет, пока она сама попросит прощения, но не подозревал, что его обида была ей только на руку. Пока Илез ее не трогал, она еще могла существовать в этом доме, отвлекаясь на рутину домашних дел и сына, ради которого по большей части вернулась.

За окном раздалось шуршание шин подъезжавшей машины. Так как Дачиев-старший уже вернулся с работы, это мог быть только Илез. Лаура бросила взгляд на часы, висевшие на стене – стрелки подползали к двенадцати ночи. Она выглянула в окно и в слабом свете фонарей увидела джип мужа у рольставня гаража. Дождавшись, пока он полностью отъедет вверх, Илез завел машину внутрь.

Лаура достала из посудомойки оставшиеся тарелки и расставила в шкафу. У нее было не так много дел, чтобы задерживаться внизу допоздна, просто сериал попался интересный, и они со свекровью посмотрели аж три серии подряд. А турки умеют затягивать сериалы… По ее жизни тоже можно было бы снять короткий фильм, с печальным финалом.

Илез сухой смс-кой предупредил ее о том, что вернется позже – по его словам, должен был заехать к какому-то другу. Правда это или ложь, Лаура не слишком задумывалась. Она понимала, что вечно эта немая изоляция продолжаться не может, и либо он возобновит свои поползновения, либо найдет кого-то на стороне. Сати, признавшаяся, что любит своего мужа, вроде как выпала из списка конкуренток, но для такого видного мужчины как Илез найти любовницу не составило бы особого труда. А так как он уже позволил себе целоваться с Сати, значит, такой аспект как отношения вне брака для него препятствием не был – в отличие от Лауры, для которой подобные вещи были строжайшим табу, как бы ей ни хотелось продолжать встречи с Азаматом.

Илез зашел в дом спустя несколько минут. В былое время Лаура бросалась ему навстречу, чтобы помочь снять куртку, показать себя хорошей женой. Не в этот раз. Она включила электрический чайник, чтобы приготовить себе кофе, и уставилась в телефон.

– Мне тоже чай сделай, – без приветствия велел Илез, на секунду заглянув в кухню.

Лаура кивнула, демонстративно не отрывая взгляд от экрана. Когда чайник вскипел, она заварила себе кофе, мужу – черный чай с сахаром и, взяв чашку, двинулась прочь из кухни, чтобы не сидеть с ним за одним столом в тягостном молчании. В дверях она столкнулась с Илезом.

– Ты куда? – спросил он немного удивленно.

– В гостиной посижу.

– Почему?

– Просто.

Илез не стал ее останавливать. Лаура устроилась в кресле с чашкой кофе, сильно разведенного молоком, чтобы сгладить его бодрящий эффект и не проворочаться полночи в постели, и лениво пролистывала странички подруг в Инстаграм, хотя мыслями была далеко – в объятьях Азамата. Не то чтобы она в него серьезно влюбилась, но… Чего греха таить, с ним было очень хорошо, а такое трудно забывается.

Лаура услышала, как Илез сполоснул за собой чашку.

– Я спать, – сообщил он из коридора. Ступени под тяжестью его ног заскрипели, затем дом погрузился в тишину.

Убедившись, что он действительно поднялся наверх, Лаура быстро встала с кресла и направилась в коридор, где висела его куртка. До этого дня она никогда не шарила в карманах Илеза нарочно, разве что когда собиралась стирать его вещи. В ту пору, когда она подозревала у него наличие любовницы, а оказалось, что он увивается за Сати, лазать по карманам, рыться в телефоне, пытаться взломать соцсети Лаура считала занятием ниже своего достоинства, да еще и до дрожи боялась, что ее шпионаж каким-то образом вскроется, и Илез снова будет недоволен. Теперь обстоятельства несколько изменились. Ей стало интересно, верны ли ее подозрения, и лишь поэтому она запустила руку в карман.

Бывает так, что тебе до смерти любопытно узнать какую-то информацию, и ты идешь на многое, чтобы ее получить. А получив, понимаешь, что была к этому абсолютно не готова, и не знаешь, что теперь с ней делать. В такую же ситуацию попала и Лаура, когда выгребла из карманов куртки Илеза початую пачку жвачки, скомканную салфетку, обертку от протеинового батончика, несколько монет и пару смятых чеков. Один из них оповестил ее о том, что ее муж вчера заправил машину на бензоколонке неподалеку от их поселка, а второй – что он приобрел в аптеке упаковку презервативов «Дюрекс» и гель-лубрикант. Чек был выдан счастливому покупателю сегодня в 19.45 – время, когда Илез обычно возвращался домой. И не вернулся, поскольку навещал «друга».

 

Лаура почувствовала, как ее сердце рухнуло в бездну. Эти покупки были точно не для нее, ведь она продолжала принимать противозачаточные таблетки, и Илез прекрасно об этом знал. Она еще несколько раз пробежала глазами позиции чека, потом быстро смяла его как было и положила обратно в карман.

«Быть может, он и правда купил это для кого-то другого? – пискнула в голове прошлая Лаура, любительница оправдать любой косяк мужа».

«Ну, конечно! – язвительно ответила ей Лаура новая. – Купил другу резинку? Что за друзья у него такие, что не могут сами ее себе купить? Хватит! Ты искала доказательство? Ты его получила. И что теперь?»

Лауре казалось, что узнай она о наличии у Илеза другой женщины, ничто не дрогнет в ее душе, ведь он успешно вытравил из нее любовь к собственной персоне. Но что-то все же дрогнуло. Задетая гордость и обида на очередную его несправедливость защипали слезами в глазах. Лаура, тяжело дыша, привалилась к стене и зажмурилась.

И что теперь?

Она не могла представить себе, кто эта женщина. Сотрудница офиса? Случайно подцепленная баба с улицы? Проститутка? Последний вариант сразу отпал – Илез был слишком брезглив для этого да и не нуждался в услугах жриц любви, когда вокруг столько девушек, готовых ублажить его бесплатно. И не все ли равно, кто она? Факт остается фактом, и с ним надо что-то делать. Или не надо? Снова закрыть глаза, заклеить себе рот, изобразить покорную жену? Лаура знала, что немало женщин из ее соотечественниц терпели измены мужей ради сохранения семьи. Да что далеко ходить за примером – ее мама была образцом терпилы, сполна наглотавшейся измен от отца.

Лаура постаралась проглотить слезы и взять себя в руки, но получалось плохо. Ее колотило от всплеска адреналина, сердце буквально сводило судорогой от горечи унижения. Вот не мог он просто оставить ее и веселиться с кем пожелает?! Обязательно нужно было вернуть ее в дом, чтобы вытереть об нее ноги, связавшись с другой женщиной?! Хотя чек покоился в кармане куртки, перед глазами Лауры будто выжженные огнем, горели названия его покупок. Она закусила губу, чтобы не зарыдать.

Через несколько минут дрожь потихоньку прошла, слезы высохли, и Лаура, ополоснув лицо в туалете внизу, поднялась наверх. В конце концов, это была просто обида. Она бы наверное умерла там в коридоре от ревности и горя, если бы еще его любила. Переодевшись в темноте, Лаура юркнула под одеяло и подумала, что в появлении у Илеза любовницы есть один неоспоримый плюс – он больше не станет к ней приставать. Возможно, больше никогда в жизни.

Однако она ошиблась. Когда она легла в постель, Илез ни с того ни с сего тут же подобрался к ней, будто и не было между ними ссоры и брошенной про Сати фразы.

– Я хочу тебя, – прошептал он в темноте таким тоном, будто сообщал, что хочет еще чая.

Лаура мысленно дала ему пощечину и врезала коленкой в пах, однако поднимать на него руку по-настоящему не осмелилась. И все же она сделала то, о чем раньше и помыслить не могла.

– Я тоже, – Лаура ласково обвила шею Илеза руками. Пульс в висках танцевал самбу от безумной дерзкой идеи, но остановиться она уже не могла.

Приободренный податливостью жены, Илез принялся покрывать ее тело поцелуями. Одновременно он занял позицию сверху и когда уже был готов войти в нее, Лаура, глядя ему в глаза, спросила:

– Ты не забыл надеть «костюм», который сегодня купил?

Илез замер, видимо, не до конца поверив в услышанное. «Костюмом» Лаура изредка называла презерватив, стесняясь произносить при муже обычное название, хотя чаще ограничивалась словом «это».

– Какой костюм? – переспросил он с подозрением.

– Ты знаешь какой, – мило ответила Лаура. – И смазка тоже будет очень кстати. Спасибо, что побеспокоился обо мне.

Глава 27

От собственной наглости она готова была потерять сознание, но игра в Сати не прошла бесследно – ей ужасно хотелось ему нахамить. Лаура опасалась нового взрыва и в то же время ждала его, чтобы раз и навсегда положить конец двуличному поведению Илеза. Если он любит Сати и шляется по бабам днем, пусть не строит из себя мужа ночью!

– Откуда… – Илез запнулся, но догадка быстро помогла ему продолжить. – Ты лазила по моим карманам?!

– Да! – бросила ему в лицо Лаура. – Да! Я лазила по твоим карманам! А ты где лазил до двенадцати ночи?

– Не твое дело! – Илез быстро слез с кровати и натянул спортивки и футболку, явно собираясь ретироваться с места допроса. – Не смей копаться в моих вещах!

– А то что?

– А то быстро вылетишь отсюда обратно к мамочке!

– Скорее бы!

От этих слов Илез снова впал в секундный шок, явно не узнавая свою прежде покорную и молчаливую жену.

– Ты хочешь развода?! – он склонился к Лауре, опершись руками на кровать. – Ты этого хочешь?! Я могу тебе это устроить!

– Я вообще не понимаю, зачем ты меня вернул! – парировала Лаура и придвинулась к нему так, что чуть не врезалась носом. – Раз ты тащишься от Сати, зачем я тебе нужна?

– Да меня просто родители достали! «Верни ее, верни ее. Она нам нравилась. Ребенок растет без матери», бла-бла-бла! Ты здесь только из-за Камала и из-за них. Все. Больше причин нет!

– Зачем ты тогда ко мне лезешь?

Илез выпрямился и сложил руки на груди.

– Ты – моя жена. И у меня есть обязательства перед тобой.

– Да что ты говоришь? – вскипела Лаура. – Когда это ты обо мне беспокоился? Всегда делаешь только то, что ты хочешь! Захотел – взял, захотел – бросил! Удобно же ты устроился: игнорируешь меня весь день, а когда приспичит, делаешь вид, будто ничего и не произошло?! И это у тебя называется «исполнением обязательства»?

– Ты думаешь, я сплю с тобой потому, что мне приспичило? – с усмешкой переспросил Илез. – Поверь, мне есть с кем спать и без тебя.

– Да уж, судя по чеку, для тебя это не проблема.

– Абсолютно не проблема!

– Вот иди и спи с ней! А ко мне не прикасайся!

– Больше не прикоснусь, раз тебя это так напрягает. Не беспокойся!

С этими словами Илез вышел из спальни. Лаура откинулась на подушку и закрыла глаза. Если исходить из его слов, у него есть с кем справлять свои физиологические потребности, и он действительно лишь исполнял с ней супружеский долг? Как благородно! Но она в этом не нуждается. Вымотанная короткой, но содержательной ссорой, Лаура без сна таращилась в темноту комнаты. Интересно, что сейчас делает Азамат? Тоже резвится на стороне, забыв про их отношения? Несмотря на строгий запрет искать с ней встречи, она надеялась, что он все же что-то придумает. Будет пытаться с ней поговорить, умолять ее вернуться, предложит развестись с мужем и выйти за него замуж. Но в ответ лишь тишина и пустота.

Лауру вдруг обуяло жгучее желание снова встретиться с Азаматом – такое, что живот разгорелся пламенем, как будто сам Азамат начал ее ласкать. И это было бы несложно – всего-то предложить отцу приехать в гости и попросить прислать водителя, но… как объяснить, что он забирает Сати из дома Лауры да еще и с сыном сестры? Проклятая ложь! И потом, зачем эта встреча? Изменять Илезу, какой бы гнидой он ни был, она не станет. Просто посмотреть, поговорить… Тут Лауру осенила еще одна версия: а вдруг Азамат пытается на нее выйти, но не может, опасаясь спалиться перед Эмраном? Вдруг он все же хочет предложить ей выйти за него?

Раздираемое сомнениями сердце Лауры никак не успокаивалось, и сон не шел. Девушка проклинала свою трусость и вечное желание угодить всем, кроме себя. Она могла бы отказаться возвращаться к Дачиеву, настоять на своем, да не хватило духу. Она могла бы постараться забрать Камала, но побоялась ругани и разборок. Но если она получит поддержку от Азамата, возможно, еще не поздно все исправить? Решено! Она поговорит с ним, расскажет, кто она на самом деле, и поставит перед выбором: будут ли они вместе бороться за свое счастье, или – если ему это не нужно – она останется с Илезом до самой смерти (или пока он не рассердится настолько, что прогонит ее, невзирая на мнение родителей).

Набрать номер Азамата оказалось непросто. Лауру мучил стыд за то, что она собиралась сделать. Она, замужняя женщина, будет общаться с посторонним мужчиной – не просто по делу, но узнать о его чувствах к ней. Вопиющее нарушение привитых с детства установок. И все же это был шанс уладить свою личную жизнь. Лаура испытывала необъяснимый страх перед возможностью получить развод от Илеза и вновь отправиться к маме, хотя уже однажды прошла этот путь. Уйти к кому-то было бы намного спокойнее, а вне семьи свою жизнь она не представляла.

Когда Илез с утра отправился на работу, Лаура вышла прогуляться с Камалом, прихватив няню, чтобы была возможность спокойно отойти и позвонить. Она с тоской смотрела на сына, мысленно ругая себя за то, что поторопилась с беременностью – теперь принять решение о разводе было намного сложнее.

Разблокировка контакта и несколько долгих гудков, потом секунда тишины и знакомый голос:

– Алло? Сати?

– Э… Да, это я. – Лаура обругала себя за трусость, но у нее снова язык не повернулся признаться во лжи. – Как дела?

– Нормально. Куда ты пропала? Что так резко соскочила?

Лауре показалось, что он рад ее слышать, но не настолько, насколько она.

– Ты же знаешь, я вернулась к мужу.

– Ну… Раньше нам это не мешало, – многозначительно заметил Азамат.

– Да, но… Я так больше не могу. Прости. – Боже, почему она перед ним извиняется за то, что не хочет изменять мужу?

– Нам ведь было хорошо вместе, Сати. Ты мне нравишься, правда. Может, все-таки как-нибудь встретимся? Посидим, поболтаем…

Все не то! Не это хотела услышать от него Лаура. Она ждала, что Азамат будет клясться ей в любви, говорить, что скучает и пойдет на все, чтобы они были вместе. А не «Поболтаем». Ясно, чем бы он захотел закончить эту болтовню. Горечь разочарования была хуже полыни.

– Я не думаю, что это хорошая идея, – упавшим голосом сказала она.

– Тебе ведь нравилось, – напомнил Азамат. – Что изменилось?

«Я действительно вернулась к мужу, потому что я – не Сати, а Лаура,» – мысленно ответила девушка. Озвучивать правду уже не имело никакого смысла. Она должна собрать в кулаки остатки гордости и оставить это бесперспективное общение.

– Я просто больше этого не хочу, – твердо сказала она. Детскую площадку, на которой под присмотром няни игрался Камал, заволокло пеленой.

– Сати, подумай…

– Нет.

– Тогда зачем ты позвонила?

– Я… – Лаура замешкалась. – Я просто хотела узнать, как у тебя дела.

– И все? – лукаво уточнил Азамат. – А я думал, ты скучаешь.

– Слушай, мне пора! – торопливо сказала Лаура. – Рада, что у тебя все хорошо…

– Погоди-погоди, – перебил ее Азамат. – Ты знаешь, что я больше не работаю на твоего отца?

– Нет, я не знала…

– Да, я ушел на днях. Подвернулось одно дельце. Хотим с родственником попробовать его раскрутить… – голос Азамата утратил нагловатый оттенок, зато приобрел заискивающие нотки. – Прости, что обращаюсь к тебе с такой просьбой, но… Ты не могла бы одолжить мне кое-какую сумму? Я отдам. Просто все сейчас вложил в это дело, оказался на мели. Понимаешь?

Лаура поморщилась. Азамат уже второй раз просил у нее деньги, хотя в прошлый причина была веская.

– Сколько тебе надо?

– Тысяч двадцать-тридцать. Я все отдам, отвечаю. Такая вот ситуация получилась. Мне очень неудобно у тебя просить…

– Ничего страшного, – сказала Лаура. – Я одолжу.

– Спасибо тебе огромное! Ты меня очень выручила! Я хотел бы как-то отблагодарить тебя… Подумай, может, нам удастся как-то пересечься? Ммм? Я бы от души тебя отблагодарил.

Намек, посылаемый Азаматом, вызвал в Лауре чувство омерзения. Ей неприятно было осознавать, что ему не нужна ее любовь, лишь тело и деньги. После Илеза Азамат стал вторым мужчиной, к которому Лаура привязалась, но и он, оказалось, искал в ней только выгоду для себя. Хорошо только, что он не старался это скрывать, считая, что у них не романтические, а взаимовыгодные отношения. Существует ли вообще где-нибудь мужчина, который оценил бы и полюбил ее по-настоящему?

– Мне надо идти, – снова соврала Лаура.

– Как скажешь, – беззаботно ответил Азамат. – Не забудь только скинуть, ладно? Думаю, я отдам тебе на следующей неделе.

– Хорошо. Пока!

– Пока, моя тигрица.

Однако так просто распрощаться с Азаматом не получилось. Лаура перевела ему нужную сумму денег и даже где-то надеялась, что он действительно их вернет. Она больше переживала за то, что ошиблась в человеке, и надеялась, что теперь, когда он перестал работать на ее отца, ему не захочется похвастаться своими отношениями с дочкой миллионера – хотя бы в знак благодарности за то, что она его проспонсировала. Конечно, лично Лауре ничего не грозило, но она не хотела, чтобы позор пал на Сати – не потому, что сильно переживала за нее, просто из-за этого пострадала бы репутация всей семьи Сайларовых. Во второй раз. Что будут говорить про них люди?

 

Азамат позвонил с незнакомого номера спустя пару недель после их последнего разговора. Поначалу Лаура не хотела принимать вызов. Ей почему-то почудилось, что это может звонить любовница Илеза, чтобы наговорить каких-нибудь гадостей. Как раз накануне ночью он вообще не вернулся домой. Лауру не волновало, где он обретается, но свекровь попросила узнать, не случилось ли чего, и девушке пришлось позвонить.

На вопрос, где он, Илез насмешливо ответил:

– Догадайся.

Пришлось соврать, что он остался у друга в городе.

Лаура сидела дома перед телевизором, когда ее мобильник завибрировал. Она провела пальцем по экрану, отклоняя вызов. Мобильник зазвонил снова. Лаура насторожилась. Чутье подсказывало ей, что брать не стоит, и она просто смотрела на светящийся экран, пока он не погас и в уведомлениях не появился «Непринятый вызов». А спустя минуту в ее Телеграм пришло сообщение:

«Перезвони, надо поговорить. Это Азамат».

Лаура замешкалась. Знакомое имя притягивало взгляд, но остальной текст вызывал тревогу. На то, что он передумал и хочет быть с ней, она не рассчитывала. Возможно, он хочет уточнить номер ее карты, чтобы вернуть деньги? Но он мог бы спросить в письменном виде, для этого необязательно названивать.

«Я не могу говорить. Что случилось?» – написала Лаура в ответ.

Еще пара минут волнительного ожидания. Лаура покосилась на сидевшую неподалеку свекровь. Ей вдруг показалось, что у нее на лбу написано, чем она занималась, когда получила развод от Илеза. Сейчас, спустя время, Лаура очень жалела о том, что изменила своим принципам и поддалась страсти. Хотелось как-то вычеркнуть этот постыдный эпизод из своей жизни, и ей это почти удалось, если бы Азамат снова не проявился.

Новое СМС.

Лаура опасливо раскрыла Телеграм и едва не потеряла сознание от ужаса: там ее ждала короткая видеозапись с ней и Азаматом в главной роли. В его съемной квартире. В его постели.

У Лауры перехватило дыхание. Она моментально закрыла приложение, чтобы ненароком не заметила свекровь, и, стараясь выглядеть непринужденно, вышла из гостиной и едва ли не бегом устремилась в ванную. Там, закрывшись на щеколду, она снова включила ролик. Съемка скорее всего велась с предварительно установленного на нужную позицию телефона или камеры. Лаура припомнила, что на тумбочке, с которой открывался именно такой вид на кровать Азамата, стояло несколько электроприборов, включая навигатор, MP-3 приемник и еще какое-то барахло. Она тогда не обратила внимания на этот технический беспорядок. Азамат вполне мог припрятать там записывающую камеру или какой-нибудь видеорегистратор.

Сердце то и дело пропускало удары, пока Лаура смотрела пятнадцатисекундный ролик. Лица Азамата видно не было, так как он лежал на спине, затылком к объективу, а вот ее покрытое легкой испариной тело от бедер до макушки красовалось чуть ли не на полэкрана.

«Красивое видео, да?» – пришло вслед за роликом, а за ним: «Если не хочешь, чтобы его увидел твой муж, переведи на мой счет сто тысяч».

Лауре показалось, что это какой-то дурной сон. Азамат, с которым она собиралась чуть ли не связать жизнь, ее шантажировал! Более того, день, в который велась съемка, был не последним из их встреч – Лаура хорошо помнила каждый из них. Значит, он уже тогда прорабатывал возможность вымогать у нее деньги, пугая тем, что раскроет их связь ее мужу! Как хорошо, что она прикидывалась Сати. Еще не хватало, чтобы это видео попало к Илезу. Несмотря на отсутствие чувств, а может и именно из-за этого он бы не просто выгнал ее из дома, но и рассказал бы всем точную причину своего поступка.

«У тебя ровно сутки».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru