Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

Ошалевшая Лаура в оцепенении лежала, уткнувшись лицом в диванную подушку, еле ощущая, как достигает финиша Азамат. Лишь после того, как на ее спину навалилась обмякшая от экстаза масса, девушка начала приходить в себя.

«Сальма!» – первым делом пронеслось в голове, и Лаура быстро повернула голову, чтобы проверить, что сестра не стоит рядом с диваном и не транслирует происходящее в какую-нибудь случайно включенную на трубке Азамата социальную сеть. Но девочки в комнате не было, и она с облегчением вздохнула.

– Что? – вяло спросил Азамат, перекатываясь на бок.

– Я думала, сестра зашла.

Лаура все же не стала искушать судьбу и принялась торопливо одеваться.

«Что ты наделала?! Как ты могла?! – ругала она себя. – Переспать с мужчиной без брака! До чего ты докатилась, притворяясь сестрой! Стыдно!»

Правда… испытанное пару минут назад ощущение было столь пьянящим, почти наркотическим, что несмотря на самоедство Лаура втайне согласна была все повторить, лишь бы снова в него погрузиться. Она выглянула из комнаты и к собственному облегчению обнаружила сестру сидящей на стуле в коридоре, тыкающей что-то в экране. Да уж, чересчур опрометчиво было оставлять девочку вот так в одиночестве. Ладно трубка, с ней самой могло что-то случиться! И как можно было так отключиться от реальности!

– Сати, – позвал Азамат и похлопал рядом с собой по дивану. – Сядь-ка сюда.

– Ты бы оделся, – сказала Лаура, возвращаясь. – Вдруг Сальма зайдет. Или мама вернется.

– Успею, – спокойно ответил он. – Сядь.

Лаура присела рядом с его обнаженной грудью. Лицо Азамата внезапно показалось ей намного более привлекательным, чем она считала прежде. Да, ему не хватало изящной отточенной красоты Илеза, но… Лаура не могла оторвать от него взгляд.

– Ты когда-нибудь кончала раньше? – напрямую спросил Азамат.

– Ну, я…

– Только не ври.

– Нет, – с тяжелым вздохом созналась Лаура и отвела глаза. – Никогда.

– А он знает?

– Нет… Не знаю. Я всегда делала вид… Притворялась, что все хорошо.

Азамат обнял ее за талию и тихо рассмеялся.

– Бедная моя девочка. Ничего, Сати. Я о тебе позабочусь. Со мной ты всегда будешь это испытывать, обещаю.

Лаура хотела было сказать, что это был первый и последний раз, минутная слабость, которая не должна повториться. Однако врать себе не получалось так ловко, как другим, и от этого она чувствовала себя еще ужаснее. Всегда считала распутной сестру, а сама оказалась ничуть не лучше.

– Это… так заметно? – робко спросила она.

– Что ты симулируешь? – переспросил Азамат. – Скажем так, мужчина, которому наплевать, внимания не обратит. Чтобы это заметить, нужно немного прислушаться к своей женщине.

Теперь Лауре было ясно, почему Илез всегда покупался на ее шоу, никогда не ставил под сомнение ее способность испытывать удовлетворение. Он не хотел париться, прислушиваться. Ему было все равно. Обида на Дачиева с новой силой вспыхнула в груди.

– Тебе понравилось? – спросил Азамат, поглаживая ее талию.

– Да. – Лаура потупилась. Она примерно помнила, как хорошо ей было, но воскресить в теле эти ощущения уже не могла. Для этого нужно было испытать их снова, наяву.

– Я готов слушать тебя, Сати. Ты шикарная страстная женщина, но это пока спит где-то глубоко внутри. Я разбужу твою страсть. Хочу, чтобы мы вместе испытывали кайф. А ты этого хочешь?

Лаура смогла лишь слабо кивнуть. Азамат действовал на нее, как нервно-паралитический газ, полностью отключал совесть, здравый смысл, внутренние установки – в общем, все, что могло бы ей помешать.

– Блин, я снова тебя хочу! – Азамат потряс головой и сел, потянулся за футболкой. – Иди, проверь мой телефон, а то я снова на тебя наброшусь, а Сальма в это время утопит его в унитазе.

Лаура вышла из комнаты и присела на корточки рядом с Сальмой, обхватила руками голову. Игра с Азаматом в Сати явно зашла слишком далеко, но как в ситуации с мнимой беременностью, ей не хватало смелости во всем признаться. Вдруг это оттолкнет Азамата, ведь эта ложь тянется уже не один месяц? Вдруг он все же проколется, и отец каким-то образом узнает, что именно драгоценная любимая дочь Лаура, а не безбашенная Сати спит с его шофером? Нет. Пусть пока все остается как есть, а там будет видно.

– Когда примерно вернется твоя мама или Лаура? – спросил Азамат, когда вышел из комнаты.

– Думаю, часов в семь, – ответила Лаура.

– Я заеду за тобой в половине восьмого.

– Как?.. Зачем?.. – опешила девушка.

Азамат надел куртку и подмигнул.

– Затем. Или ты снова хочешь заниматься этим, когда она сидит под дверью? – и он кивнул на Сальму.

– Но я… Это очень поздно…

– А мы быстро.

– Нет… Азамат, я… Наверное, я не смогу… – бормотала Лаура, хотя сама уже придумывала, что сказать маме.

– Я понимаю, что ты очень занята, – Азамат подошел к ней вплотную и провел ладонью по щеке. – Семья, все дела. Сати, милая, я все понимаю. Но… Ты уж постарайся, ладно, кисуль? Я хочу снова побыть с тобой, даже недолго. До вечера.

Он чмокнул Лауру в губы и вышел из квартиры. Она бросила взгляд на экран своего телефона. Еще несколько часов, и она снова окажется в его объятьях и испытает то, чего не мог дать муж. Кому вообще нужен этот эгоист Дачиев? Пусть гоняется за своей Сати хоть до пенсии. Пусть женятся и живут себе долго и счастливо! А у нее теперь есть мужчина, которому не наплевать, которому важно, что она испытывает. И поэтому да, она постарается. Она придумает предлог, чтобы встретиться с ним, поехать куда он скажет, сделать все, что он велит. Лаура счастливо улыбнулась, она снова нашла свое место в этой жизни.

Глава 21

Идеальный Новый год.

Сати боялась хоть на секунду покинуть свой пост возле плиты, чтобы не проворонить запекавшуюся курицу. Она не верила ни рецепту, ни таймеру, не хотела запороть их с Хади праздничный ужин. Они долго решали, где проведут новогоднюю ночь. Был даже вариант разбежаться и отметить каждому по-своему. Но потом как-то единодушно оба решили ограничиться праздничным ужином и потом выйти попускать фейерверки или просто побродить по улицам.

«А потом в кроватку греться!» – подытожил Хади и многозначительно приподнял бровь. Сати на это только улыбнулась и закатила глаза. Ее давно перестали бесить его постельные намеки и шуточки – возможно, потому, что рассыпал он их гораздо реже. Зато она вошла во вкус и неоднократно подкалывала его.

Хотя разговаривать и шутить с Хади можно было на любую тему, и интересы его, как оказалось, простирались намного дальше собственной спальни. Он обожал говорить о работе, о возникавших проблемах и смешных случаях. О машинах, конечно! О политике. О детективах и фильмах про шпионов. И Сати слушала, выражала мнение и даже спорила. Ей никогда не было интересно с подругами так, как с ним.

Хади вышел за шампанским и должен был вернуться с минуты на минуту. Так как обеденного стола в их квартире не было, Сати накрыла «островок», за которым они обычно ели. Она достала из холодильника розетку с красной икрой, как вдруг в дверь позвонили.

Пригрозив курице в духовке пальцем, Сати пошла открывать. Хади ушел не так давно, а до ближайшего магазина ему пришлось бы идти минут десять-пятнадцать. Кто бы это мог быть?

Сати заглянула в глазок: на пороге стояла незнакомая ей девушка от силы лет восемнадцати. Длинные русые волосы, выбивавшиеся из-под шапки, спадали на широкий темный пуховик. Лицо незнакомки было аккуратное, милое, но простое и немного наивное.

– Да? – спросила Сати, открыв дверь. – Я вас слушаю.

– Здравствуйте! – Девушка явно смутилась, увидев ее. – Простите, а Хади здесь?

Сати невольно стиснула челюсть, а дружелюбное настроение как ветром сдуло. В голове мгновенно мелькнула догадка о том, кто эта незваная гостья.

– Нет, сейчас его нет, – она честно не хотела придавать голосу интонацию жены, разговаривающей с любовницей мужа, но вышло именно так. – А что вам нужно?

– Вы, наверное, его жена? – без обиняков спросила девушка. – Мне нужно с ним поговорить. Недолго. Это очень важно.

– Почему бы вам ему не позвонить? – холодно спросила Сати.

– Я звонила несколько раз, но он сбрасывает.

– Возможно, это потому, что он не хочет с вами разговаривать?

– Он просто не знает, что я хочу ему сказать.

– Вы можете сказать это мне. А я передам.

– Эм… Нет, – девушка покачала головой. – Мне нужно переговорить с ним с глазу на глаз.

Незнакомка говорила не нагло, но уверенно. В ней не было ехидства или желания позлить. И все равно Сати злилась. Она знала, что до женитьбы у Хади были девушки, но одно дело – знать и другое – столкнуться с одной из них нос к носу, как с призраком из прошлого. А вдруг этот призрак хочет стать настоящим?

– Я не думаю, что вы можете рассказать ему нечто действительно стоящее, – едко сказала она.

– Когда он вернется? Я подожду, – пропустив ее слова мимо ушей, спросила девушка и как бы невзначай расстегнула молнию пуховика.

Сати раскрыла было рот, чтобы заявить «Никогда!», но, по инерции проследив за расходящейся в разные стороны молнией, обомлела и осеклась. Из куртки девушки вырвался на свободу обтянутый бежевым свитером небольшой, но заметный округлый живот. С замирающим сердцем Сати прикинула, что беременности не меньше пяти-шести месяцев. Она подняла глаза на девушку.

– Это…

– Да, – кивнула та, глядя на Сати без злорадства, а скорее с грустью. – Не знаю, насколько это стоящая информация, но… Мне казалось, ему стоит об этом знать.

Сати молча отступила и жестом показала девушке, что та может зайти. Она тупо наблюдала, как та сняла обувь и по-хозяйски повесила куртку в шкаф-купе, потом, не дожидаясь приглашения, устроилась на диване в гостиной, обхватив живот руками. Она огляделась по сторонам, видимо, проверяя, многое ли изменилось с того момента, как она была здесь в последний раз. Кстати, очень интересно, когда это было? И долго ли она здесь жила? Жила ли вообще или была мимолетным увлечением? Сати никогда не расспрашивала Хади про его бывших девушек, и он предпочитал не распространяться. Они вообще мало говорили о прошлой личной жизни, делая вид, будто ее не существовало.

 

– Тебе… М-м-м… Что-нибудь нужно? – спросила Сати. Она прошла за девушкой в гостиную и неловко встала посередине.

– Воды, если можно, – вежливо ответила та. – Кстати, меня зовут Ира.

– Сати, – представилась Сати. Она вовсе не собиралась с ней знакомиться, ненавидя всем сердцем за то, что она появилась именно сейчас, в праздник. Хотя для такого события никогда не бывает подходящего момента.

– Да, я тебя помню. Ты – сестра Мики Сайларова, верно?

– Да. А откуда ты…

– Я учусь в МГИМО. На журналистике, – объяснила Ира. – Так что мы в принципе коллеги. Да в принципе кто там не знал Мику? Всю их шайку-лейку.

– Понятно.

Сати поднесла Ире стакан воды и присела в кресло напротив дивана. Можно было бы позвонить Хади и поторопить его, но пусть это будет ему сюрприз. Только мысль о том, как ему будет неприятно, немного утешала Сати. А вдруг ему не будет неприятно? Вдруг он обрадуется? Он говорил, что не хочет детей, но… Вдруг он посчитает своим долгом быть с этой Ирой? Сама Сати расходиться с Хади из-за наличия левой беременной девушки категорически не собиралась, но если это будет его выбор, она, конечно, не станет мешать их счастью. При мысли об этом сердце Сати неожиданно с болью сжалось.

– И какой срок? – спросила она, изо всех сил делая вид, что ее это нисколько не тревожит.

– Шесть месяцев, – ответила Ира.

Сати быстро подсчитала, что ребенок был зачат еще до их с Хади свадьбы. Небольшое утешение. По крайней мере, он, как она и просила, не изменял ей в браке. Наверное. Кто его знает? Может, через полгода еще кто-нибудь придет? Не зная больше, что спросить и как поддержать светскую беседу с девушкой, вынашивающей под сердцем ребенка от ее мужа, Сати молча озиралась по сторонам, чтобы не встречаться взглядом с Ирой.

– Ну и как? – спросила Ира сама. – Получился из него образцовый муж?

– Я не жалуюсь… – расплывчато ответила Сати. – Кстати, это ведь не тебя я застукала с ним в постели на следующий день после свадьбы?

Она заметила, как по лицу Иры пробежала тень – девушка не ожидала, что Сати может хладнокровно о таком спрашивать.

– Нет, это была точно не я. Мы… – она опустила голову и вздохнула. – В общем-то никакого «мы» и не было. Это я себе навоображала. А он получил, что хотел, и слился.

– И ты хотела его этим удержать? – Сати указала взглядом на Ирин живот.

– Нет-нет! – замотала головой Ира. – Это получилось случайно! Мне ребенок вообще был не в тему. Я же только на втором курсе…

– Случайно, – патетически сказала Сати. – Вот уж точно несчастный случай!

Она почувствовала наконец в Ире слабину и не удержалась, чтобы этим не воспользоваться. С одной стороны, конечно, ей было немного жаль девушку, но с другой – какие случайности, если тебе действительно не нужна беременность? Особенно от парня с такой репутацией, как у Хади! Только дурочка могла так промахнуться, а дур жалеть – нервы тратить.

«Падающего – толкни», – любил говаривать Хади, и в этом Сати была с ним согласна. Толкни слабого, чтобы он быстрее упал на самое дно и начал работать над собой, чтобы выбраться из ямы. Ну, а кто сломался и предпочитает оставаться на дне, тому нет места под солнцем.

– Почему же ты не сделала аборт? – прямо спросила она. – Раз уж он слился.

– Малыш не виноват, – тихо сказала Ира, – какой бы сволочью ни был его отец. Хади мне не нужен, можешь не беспокоиться. Просто он должен знать, что у него будет ребенок и что…

Ира вдруг умолкла, ее глаза наполнились слезами.

– Что? – с волнением спросила Сати, но Ира не ответила. Она достала из сумочки салфетку и закрыла лицо. – Что случилось? Что-то с ребенком? Он нездоров?

Ира промокнула глаза, пытаясь взять себя в руки, и уставилась перед собой.

– Мне просто нужно поговорить с Хади.

Будущий отец появился через пятнадцать минут тягостного молчания. Сати от нечего делать копалась в телефоне. Продолжать вытаскивать закуски в такой ситуации рука уже не поднималась. Хорошо еще, что успела выключить духовку – когда осознала, что курица начинает не просто источать аромат, но молить о том, чтобы ее достали. А ведь она еще и свечи хотела зажечь… Сати ломала голову, что же такого еще хотела сообщить Ира Хади, но в итоге пришла к выводу, что, возможно, или у ее нерожденного малыша какие-то проблемы со здоровьем, или ее выгнали из дома. Если второе… Сати покосилась на Иру, в руках которой салфетка превратилась в белую стружку. Нет, она не обязана ее жалеть и тем более пускать пожить в их квартиру, если Хади об этом заикнется! Да, ей плевать, куда она пойдет. Да, они с ним в первую очередь друзья, но нет, терпеть его бывшую кралю в соседней комнате даже лучшая подруга не станет!

Открыв на звонок дверь, Сати приняла у Хади бутылки шампанского и вина.

– А у нас гости, – сообщила она нарочито радостно.

– Да, правда? – отозвался Хади, стряхивая с головы капли растаявшего снега. – Кто?

– Ира. Тебе это имя о чем-то говорит?

Хади резко поднял голову и уставился на Сати, потом бросил взгляд за ее спину, изучая недра квартиры.

– Зачем она пришла? – резко спросил он.

– Поделиться с тобой одной радостной новостью.

Она заметила, какое впечатление эти слова произвели на Хади – он сразу догадался, о чем идет речь, и метнулся в гостиную. Сати поспешила за ним.

Ира при виде Хади встала с дивана. Без куртки, в обтягивающем свитере и брюках не заметить ее живот было невозможно. Хади несколько секунд мрачно таращился на него, он явно пребывал в шоке.

– Чего тебе надо? – хмуро спросил он.

– А где же «здравствуй»?

– Здравствуй. Чего тебе надо?

– Поговорить.

– Говори.

Ира быстро посмотрела на Сати. Ей явно было неприятно такое демонстративно небрежное отношение в присутствии постороннего человека.

– Наедине, – добавила она.

Хади уселся в кресло напротив Иры, где до этого сидела Сати, закинул ногу на ногу и подпер рукой щеку.

– У меня нет секретов от жены, – заявил он. – Тем более, тут и так все ясно.

– Нет, тебе еще ничего не ясно…

– Да брось, Ир! Я понял, зачем ты пришла. Сообщить о своей беременности и потребовать бабло. Только сначала после родов ты сделаешь ДНК-экспертизу, чтобы доказать, что я отец.

– Я на сто процентов уверена, что отец – ты! – оскорбилась Ира.

– Ну а я не уверен. – лицо Хади выражало лишь равнодушие. – Думаешь, я не знаю, что ты параллельно мутила с Арсиком? И не успели мы разбежаться, как ты начала встречаться с каким-то козлом из твоей группы? Нет, Ирусь, тут без теста никак.

– Я не спала с Арсеном, просто встречалась… А Денис… Прости, но он по срокам не подходит!

Сати с изумлением наблюдала за этим диалогом. Она-то думала, что Ира умирает от любви к Хади, а тут еще и неизвестно, он ли отец ребенка! От сердца немного отлегло. Во всяком случае, теперь ясно, что сходиться они не собираются.

– Мне все равно! – с раздражением сказал Хади. – Кто знает, с кем ты еще пихонькалась? И потом, прости меня, но ты сама виновата! Ты же вроде какие-то таблетки ела? Гормональные? Ты сказала, что все четко, промашек быть не может. И теперь ты заламываешься в мою жизнь с ребенком, которого я совершенно не хотел!

– Да помню… Я тогда напутала с временем приема… Я не хотела…

– Напутала! А мне теперь разгребать?!

Ира вздохнула и опустила голову. Теперь, когда выяснилось, что она не представляет опасности, Сати могла немного ее пожалеть. Надо же было так напортачить! Они с Хади как-то обсуждали возможность перехода от старого-доброго барьерного метода контрацепции к гормональным таблеткам, но Сати боялась набрать вес и получить еще какие-нибудь побочки. Впрочем, Хади ее почти уломал – все же ритуал «надевания скафандра», как он это называл, порой сбивал романтику, а уж о спонтанном жарком сексе вообще можно было забыть.

– Дело не только в этом, – сказала Ира, снова поднимая взор. – Можно тебя на минуту? Пожалуйста. Если сочтешь нужным, ты все равно потом все сможешь ей рассказать.

Хади закатил взор к потолку и поднялся.

– Сати, подожди здесь, – велел он и знаком велел Ире следовать за ним в спальню.

Не зная, что и думать, Сати бесцельно побрела к холодильнику, достала из него сок и сделала несколько глотков. Ее мучила не жажда, но неизвестность. Если сочтет нужным, Хади расскажет. Ну, а если не сочтет? Так и жить с этим до скончания дней, гадая, какую тайну ему доверила бывшая? В ожидании Сати присела за «островок». Чтобы чем-то занять руки, начала переставлять то вилки, то фужеры. Праздничное настроение пропало, она думала только о том, что у Хади уже весной родится ребенок. Сын или дочь. А ведь он так не хотел семью, детей. Постоянно от этого открещивался в разговорах с друзьями и родственниками. И вот он станет отцом практически в принудительном порядке. Сати почему-то стало завидно, что именно у Иры, а не у нее будет от него малыш, но она постаралась отмахнуться от этих мыслей. Ни к чему мечтать о семье, когда твои отношения – лишь взаимовыгодный договор.

Разговор Хади с Ирой продолжался не слишком долго, уже через пару минут они оба вышли из спальни. Внезапная гостья, не прощаясь с Сати, сразу пошла одеваться и быстро покинула их квартиру. Хади, проводив ее, медленно, словно шел по колено в воде, вернулся в гостиную и сел на диван. Сати удивилась, что он не присоединился к ней за «островком», но судя по бледному лицу Хади, то, что сказала ему Ира, было действительно важным и крайне неприятным.

– Ну, и что у вас за тайны? – спросила Сати и подсела к нему. – Ты обещал все рассказать.

Хади, как робот, повернулся к ней, но смотрел сквозь ее глаза, куда-то вдаль.

– Я ничего не обещал.

– Ну все равно мне же интересно, – Сати старалась говорить бодро, но шокированный вид мужа заставлял сердце судорожно замирать от предчувствия беды. – Ты же не хочешь, чтобы я умерла от любопытства в праздничную ночь?

– Я потом расскажу, ладно? – также отрешенно проговорил Хади. – Это все еще неточно… Я не хочу тебя волновать.

– Хади! – отбросив шуточный тон, сказала Сати. – Когда ты так говоришь, ты уже меня волнуешь. Мало того, что одна из твоих бывших заломилась сюда с пузом и испортила мне праздник, так еще и ты решил поиграть в загадки? Не надо вот этого, ладо? Что она тебе сказала?

Чтобы приободрить его, Сати взяла его за руку, но Хади мягко, но настойчиво высвободился и даже будто бы отодвинулся от нее подальше.

– Я обещаю тебе, Сати, я все расскажу через пару дней, когда все уточню. Прошу тебя… Не спрашивай меня об этом. Прости, что все так вышло с Ирой. Я и сам до конца не могу поверить. Да и не верю я ей! Давай… Давай мы пока просто забудем об этом и расслабимся?

– Я думала, мы друзья, – с обидой произнесла Сати и отвернулась от него. – С Абдулом ты бы не стал миндальничать. «Я тебе потом расскажу!» – нарочно сказала она басом, чтобы спародировать его голос.

– Сати…

– Что у вас там могут быть за тайны такие?! У твоего ребенка проблемы со здоровьем? Что?!

Все также сидя к нему спиной, Сати почувствовала, как ладонь Хади легла ей на плечо, и обернулась.

– Это… Не так-то просто… – с мукой в голосе проговорил он, глядя ей в глаза. – Зачем тебе сейчас лишние мысли? Лишние нервы? Возможно, все обойдется, и меня это не коснулось…

– Что не коснулось?! – вскричала раздраженная Сати.

– У Иры ВИЧ.

– Так, и что тут у нас? – Хади вытащил из упаковки пластиковую дощечку с длинной палочкой, прикрепленной с одного конца. – Как эта штука работает?

Сати взяла у него из рук упаковку и достала инструкцию. Несмотря на прекрасно работавшее отопление, она чувствовала, какие ледяные у нее руки. Однако сейчас это было не главной их проблемой.

– Нужно поскрести вон тем концом с лопаткой по деснам и потом на двадцать минут опустить его в раствор. Если одна полоска, значит, результат отрицательный. Две – положительный.

Хади глянул на прилагавшийся к экспресс-тесту на ВИЧ флакончик.

– Минус на минус дает плюс, – пробормотал он под нос. – Две полоски? Можно подумать, я проверяюсь, не залетел ли от нее.

Сати заставила себя улыбнуться просто чтобы его поддержать. Голос Хади выдавал его крайнее напряжение, хотя после первого шока от разговора с Ирой он уже отошел и бодрился как мог. Как только открылась ближайшая аптека, Сати вызвалась сходить купить экспресс-тесты им обоим, чтобы исключить возможность заражения. Со слов Хади, Ире сказали, что подхватила она ВИЧ достаточно давно, но обнаружилось это лишь когда ее послали сдать кровь для постановки на учет по беременности. Причем и с учетом она не очень торопилась. Вялотекущие симптомы вроде упавшего иммунитета, периодической сыпи и воспаленных лимфоузлов ее не волновали.

 

– Кто первый? – спросил Хади, поигрывая тестом.

– Давай вместе, – предложила Сати.

Не таким она представляла себе первое января. Она поскребла лопаткой теста по деснам и щекам и опустила его во флакончик. Хади сделал тоже самое и отставил флакончики, развернув маркировочными окошками от себя.

– А то я так и буду двадцать минут на них таращиться, – пояснил он.

Однако его взгляд не отпускал злосчастные тесты.

– Слушай, Сати, если тест будет положительным…

– Он не будет положительным, Хади! – оборвала его Сати. – У тебя ничего нет! Все будет в порядке.

«С чего такая уверенность? – в который раз за день закралась крамольная мысль. – Он в последнее время часто болеет. На биологии говорили, что это один из признаков…»

Нет! Не может быть. Этого не могло случиться ни с ней, ни с ним. Это – простое совпадение.

«Всю оставшуюся жизнь постоянно подвергать себя риску заразиться? Жить как на вулкане? Лечить его болячки?..»

Но она не собиралась прожить с Хади всю жизнь. Это лишь договор, который рано или поздно закончится. И они спокойно разойдутся хорошими друзьями. Не она сбежит от него, испугавшись диагноза. Все будет совершенно по-другому. И не сейчас.

Хади склонил голову, но Сати видела, что он продолжает смотреть на тест, будто взгляд мог заставить его выдать нужный результат. Так в молчании они просидели положенные двадцать минут, пока таймер на ее телефоне не известил их о том, что пора получить ответ на вопрос.

Сати первая потянулась к своему тесту и решительно повернула индикатором вверх. Одна розовая полоска четко бросалась в глаза. И правда похоже, словно она проверяет себя на беременность. Правда, Сати такие тесты видела только на картинках. Глядя на единственную полоску, она едва не вскрикнула от радости, хотя почему-то была уверена, что так и будет. Она бы чувствовала, если бы заболела. Наверняка. И все-таки облегчение было столь огромным, что никакой экзамен, никакая курсовая сравниться с этим напряжением не могли.

Хади глянул на ее результат и удовлетворенно кивнул.

– Вот это хорошая новость, – сказал он и взял свой тест. Посмотрел на индикатор. Замер. И будто время остановилось.

Сати потянула его за руку, чтобы увидеть окошко. Две розовые полоски четко бросались в глаза. Сати словно клешнями сжало за ребра и свело вместе, не давая вздохнуть. Не может быть. Этого просто не может быть!

– Какая у него точность? – осипшим голосом спросил Хади.

– Девяносто девять процентов, – ответила Сати, вспомнив данные из инструкции.

Девяносто девять процентов. Почти сто процентов гарантии, что ее лучший друг болен ВИЧ. Что он уже ходячий труп. Это настолько не укладывалось в голове, что Сати даже заплакать не могла. Отрицание – вот все, что было у нее на сердце. Это ошибка. Это неправда. Это все что угодно кроме того самого.

Хади по всей видимости испытывал схожие чувства. Он отложил тест и огляделся по сторонам.

– Ну что ж… Значит, я все-таки залетел, – констатировал он спокойным тоном.

– Нужно перепровериться! Есть шанс, что такт бракованный или что-то повлияло на результат!

– Да, конечно, – Хади снова отрешенно смотрел на свои полоски. – Но есть и шанс обратного, верно?

Сати хотела было обнять его, чтобы ободрить, но обнаружила, что не может этого сделать. Если он болен, она тоже может заразиться. В любую минуту! Она смутно помнила, что ВИЧ не передается через прикосновение… И все-таки до дрожи боялась дотронуться до Хади, будто он стал прокаженным. Даже находиться в одном с ним помещении… Не опасно ли?

Поднимавшаяся в душе паника Сати не нравилась. Она не хотела так думать о нем, не хотела, чтобы что-то менялось в их отношениях. Пересилив себя, она встала со стула и обняла Хади за плечи, прижалась щекой к его спине, мысленно приказывая страху пойти в самые отдаленные места, которые она только знала.

– Это ошибка, понимаешь ты? – упрямо повторила она. – Если бы он был у тебя, был бы и у меня.

– С чего бы это? – равнодушно спросил Хади. – Я всегда предохранялся. Хвала Всевышнему, что ты не стала пить эти таблетки. – Он повернулся к ней, глядя взглядом приговоренного к смерти. – Я бы никогда себе не простил…

– Тсс! – Сати совершила еще одну победу над страхом и приложила указательный палец к его губам. – Больше ни слова, пока не сдадим анализ еще раз. В лаборатории, а не на коленке.

– Тебе сдавать необязательно.

– Я сдам. Вдруг тест ошибся и насчет меня?

Хади взял ее за руку и прижался щекой к ее ладони.

– Если я тебя заразил, я никогда себе этого не прощу.

– Если ты меня заразил… – Что тогда? Простит ли его она? – Ты не виноват. Ты не знал.

«Но это было ожидаемо после стольких контактов, не так ли?»

– Ты не знал, – упрямо повторила Сати.

Она пошевелила пальцами, чувствуя, как знакомо покалывает кожу его щетина. Это ощущение было настолько осязаемым, реальным, что отрицание происходящего снова взметнулось в ее душе пламенем, на которое плеснули спиртом. Хади не мог вот так взять и заразиться смертельно опасной болезнью. Он был слишком живым для этого.

– Знаешь… – Хади нарочно потерся щекой о ее ладонь и сжал кисть сильнее, – ты лучше Мики и Абдула, хоть и не парень.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru