Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

У Сати были причины не звонить отцу и избегать с ним встреч. Для начала, она никак не могла забыть то, что произошло в их семье после его второй женитьбы. Она всецело была на стороне Мики и не знала, сможет ли когда-либо простить отцу изгнание брата из семьи – хотя и понимала, что иначе он поступить не мог.

Второй причиной стало негативное отношение отца к Хади. Оно сквозило в каждом его вопросе и замечании, а зная свою неспособность молчать, когда следует сохранять тишину и спокойствие, Сати предпочитала избегать таких моментов. Ей легче было не разговаривать с Эмраном вовсе, чем пропускать мимо ушей его колкости и попытки выяснить, не появилось ли причин забрать ее у мужа.

А еще эта домработница, которую отец привел в свой дом, когда вновь решил перебраться за город, в частный сектор. Да, они с мамой развелись, и он не обязан был хранить ей верность. Да, такой человек, как Эмран, не мог долго оставаться в одиночестве. И все же Сати испытала досаду и отвращение, когда Хади заметил, что домработниц с проживанием одинокие мужчины типа ее отца просто так не берут.

– О чем задумалась?

Из спальни в совмещенный с кухней зал выполз Хади, потягиваясь и почесываясь. Сати вздрогнула от неожиданности и отвлеклась от неприятной мысли о том, что по просьбе мамы надо бы съездить навестить отца.

– Да так, – повела плечом она. – На выходных, наверное, надо будет к отцу заехать…

– Думаешь, мне стоит там показываться?

– Думаю, пока не стоит.

Хади кивнул и подошел ближе, приобнял Сати за талию и заглянул через плечо.

– Это что? – спросил он, глядя на сковородку с ее стряпней.

– Минимен. Что, не видно?

– Менемен, – прыснув, поправил Хади. – ТЫ готовишь? У нас праздник?

– Нет. Просто так, – пожала плечами Сати. Ей действительно просто так вдруг захотелось приготовить традиционный турецкий завтрак, по которому скучал Хади и не раз об этом говорил за утренним стаканом йогурта или смузи с бутербродами вприкуску.

Хади бесцеремонно сел на мраморную разделочную поверхность недалеко от плиты и наблюдал за ее движениями.

– Сильно не мешай… Не перегрей, а то сухой будет… – командовал он. – Колбасу добавила? Нет? Блин, жалко. Я люблю с колбасой… Все, туши огонь и закрой крышкой.

Когда Сати, уже привычно повинуясь ему, выключила электрическую плиту, Хади подтянул ее к себе за резинку домашних штанов и зажал между ног. Сидя на столе, он был с ней на одном уровне, и Сати могла смотреть на него не сверху вниз. Хотя в постели несмотря на рост он, наоборот, часто смотрел на нее сверху. Задумавшись на мгновение об этой любопытной особенности, Сати улыбнулась.

– Что такое? – Хади также улыбаясь, провел руками по ее телу. – Ты подсыпала туда яду?

– Нет, скорее успокоительное, – Сати попыталась выкрутиться из плена, но он сжал ее бедра ногами еще сильнее. – Хади, серьезно! Дай мне завтрак накрыть…

– Завтрак никуда не убежит, а у нас еще час до работы, – промурлыкал он, снова пытаясь привлечь ее ближе. Сати не могла справиться с быстро нараставшим желанием и почти моментально сдалась.

– Ну, перестань… – еще отнекивалась она, когда он потянулся губами к ее шее. – Хади! Озабоченный маньяк!

– От маньячки слышу.

Хади поймал ее губы и заставил замолчать. Сати без сильных сожалений попрощалась с мыслью спокойно позавтракать и прижалась к нему, жадно отвечая на поцелуй. Она все ждала, когда же ей это надоест, но… не надоедало.

Когда Хади уже собирался перейти к действию, у Сати зазвонил телефон.

– Не бери… – прошептал он, покрывая ее грудь поцелуями. – К черту всех.

Сати, несмотря на плен, все же дотянулась до трубки – все равно сосредоточиться под громкие трели не получилось бы. Прежде чем сбросить вызов, она взглянула на экран и обомлела. Это был Илез.

Он как чувствовал, в какой момент позвонить! С их последней встречи на парковке прошло уже две недели. Сати решила, что теперь их отношения точно подошли к концу, но вот – он звонит снова. Хади заглянул в экран, чтобы проверить, чей звонок им помешал, и недовольно что-то буркнул.

– Ну, бери, – хмуро велел он. – Чего не берешь?

– Я не хочу с ним разговаривать, – ответила Сати.

Трубка еще понадрывалась несколько секунд и затихла, а спустя пару мгновений вжикнула сообщением. Хади взял ее из рук Сати, и она даже не попыталась ее отнять. Слишком много лжи и секретов. Довольно! Она не будет врать Хади – надоело.

– «Прости за то, что произошло. Нам надо все обсудить. Скажи, где и когда мы можем встретиться? Люблю тебя», – прочитал Хади и поморщился. – Да этот баран никак не уймется!

– Я не хочу с ним встречаться.

– Отчего же? – Хади отстранился и слез со столешницы. – Обсуди. Донеси ему, что он нарывается.

– Хади, слушай, я правда не хочу. – Сати растерянно смотрела, как он швыряет на тарелку куски турецкого омлета. – Давай я сделаю вид, что никакого сообщения не было. Если долго его игнорировать, он успокоится.

– А если не успокоится?

Сати села за стойку рядом с Хади, а тот нервно макал в соус из-под помидоров хлеб и забрасывал в рот так, будто метал гранаты.

– А что ты так нервничаешь? – с улыбкой спросила она. – Ревнуешь?

Хади замер на секунду, глядя перед собой, потом перевел взгляд на Сати. Ей показалось, что за это мгновение он тоже провел в голове какой-то тест на влюбленность. Его боязнь оказаться привязанным к кому-то не переставала ее забавлять.

– Я не ревную, – отчеканил он. – Это другое. Просто он лезет не в свое дело. Только скажи, что ты хочешь к нему вернуться, и я сразу тебя отпущу. Ты ведь еще не решила.

Сати покачала головой и ничего не ответила. Ей не хотелось спорить. Безусловно, ей было любопытно, что ей хочет сказать Илез. Неужели готов простить ее «измену» и снова хочет быть с ней? Все равно. Даже после развода Лауры.

– Знаешь что? – сказал немного успокоившийся Хади сквозь набитый рот. – Ты напиши ему, что встретишься с ним. А приду я. И все ему доступно объясню.

– Представляю, как ты будешь объяснять, – усмехнулась Сати. – Нет уж. Если хочешь с ним поговорить, то только в моем присутствии. Можем прикинуться влюбленными голубками.

– Идет.

Сати боялась этой встречи. Пока она держалась от Илеза подальше, она могла тешить себя надеждой, что находится на пути излечения от причинявшей страдания любви. Встретив его вновь, вживую, разведенного и такого доступного – это было опасно. Однако она надеялась, что увидев ее вместе с Хади, Дачиев поостынет и не станет напирать.

И Сати оказалась права отчасти. Илез не стал напирать. Просто не успел.

Когда Сати и Хади вошли в кафе, где она назначила встречу, он уже был там. Девушка почувствовала, как встрепенулось сердце при виде знакомой высокой фигуры, пронзительных зеленых глаз… Только вот Хади не было дела до привлекательности Илеза. Он решительно прошагал мимо столиков и ни с того ни с сего нанес возмутителю спокойствия его жены резкий и мощный удар в лицо.

Сати, раскрыв рот от неожиданности, остановилась посреди кафе, а двое мужчин уже сцепились не на жизнь, а на смерть. Ближайшие столики отлетели в сторону, а посетители повскакивали с мест. Пользуясь внезапностью, Хади оказался сверху и успел еще пару раз двинуть Илезу в лицо, прежде чем тот, в свою очередь воспользовавшись размерами, скинул его с себя и начал контратаку.

Сати не знала, за кого волноваться больше, но встревать в драку считала бессмысленным. В любом случае, потасовка быстро завершилась, когда прибежали официанты и разняли дерущихся.

– Клянусь, я тебя прикончу, если еще раз к ней подойдешь! – бесновался Хади в цепких объятиях двух парней.

Илез, ни отвечая на наезды, прикладывал пачки салфеток к разбитому носу и губе. Он поднял взгляд на Сати, словно ждал, к кому она подойдет. На чью сторону встанет. Недолго думая, она направилась к Хади и демонстративно приложила руки к его лицу.

– Успокойся, пожалуйста! Ну? Все, хватит. Хочешь, чтобы они вызвали полицию? – она погладила Хади по щекам, пытаясь перенаправить его полный злости взгляд на себя. Хади нехотя подчинился. Он все еще тяжело дышал после драки, но его вид из агрессивного быстро сменился на виноватый. – Пойдем, раз вы уже поговорили.

Сати кивнула официантам, и они отпустили Хади. Он оправил куртку, и Сати поспешила взять его под руку, чтобы не дать броситься на Илеза снова. Она в очередной раз поймала улыбки и взгляды посетителей, неизменно сопровождавшие их с Хади, где бы они ни появились, но теперь они ее мало тревожили. Он – ее лучший друг, и ей плевать, что там кто думает. Сати повернулась к Илезу спиной и ощутила прилив гордости за себя, будто совершила подвиг.

– Что на тебя нашло? – спросила она, когда они сели в машину. – Ты вроде хотел поговорить…

– А что с ним разговаривать? Надеюсь, теперь его проняло. – Хади захлопнул дверь. Он пристегнулся и сделал несколько глубоких вдохов, потер лицо. – Что-то как-то все слишком сложно.

– Прости, – виновато сказала Сати. – Я не хотела, чтобы ты вмешивался. Я вообще не хотела…

– Забудь! – махнул рукой Хади. – Было прикольно. За тебя стоит начистить морду, женушка. Особенно такую смазливую!

Он зажмурился и тряхнул головой, потом потянулся завести мотор. Сати заметила, как его лоб хмурится, будто ему сложно сконцентрироваться на своих действиях.

– С тобой все в порядке? У тебя нет сотрясения? – с беспокойством спросила она.

– Нет… Не думаю. – Хади не спешил трогаться с места. Он достал из бардачка недопитую бутылку воды и сделал несколько глотков. – Я с утра как-то неважно себя чувствую.

Сати приложила ладонь к его лбу.

– По-моему, у тебя температура, – сказала она. – Невысокая, наверное. Я не уверена. У тебя ничего не болит?

– Горло немного. – Хади в конце концов снял машину с ручника и выехал на дорогу. – Выпью Тера-Флю и буду как новенький.

– Надо купить тебе какие-нибудь фрукты, – предложила Сати. – Имбирь. Чеснок. А то так и будешь цеплять любую простуду всю зиму. Только недавно вроде я тебя вылечила.

 

– Сваришь глинтвейн, когда приедем. Это лучшее лекарство!

– Не думала, что ты такой болезненный.

– Да вроде не был таким. Надо снова в зал походить. С нового года начну. Ненавижу болеть!

Сати мысленно начала перебирать все средства повышения иммунитета, которые использовала мама, но все время возвращалась к произошедшей в кафе стычке. Она не могла врать себе: то, что из-за нее подрались двое мужчин, льстило самолюбию. Она гордилась поступком Хади, несмотря на то, что его порыв был не результатом ревности, а скорее желанием защитить честь семьи, которую Дачиев в открытую пытался скомпрометировать. Ей оставалось надеяться, что уж это его проняло, и он вернет Лауру. Вернет, полюбит и станет образцовым мужем, каким всегда и казался. И тогда они снова смогут стать подругами… Наверное…

Глава 20

– Лаура, Азамат только что звонил. Он подъехал!

Альбике вошла в комнату взглянуть, готова ли дочь. За ней семенила Сальма, уже одетая в теплые штанишки и кофточку. Традиционный воскресный визит к отцу. Недавно Эмрана осенило, что такси можно заменить собственным водителем в комфортном авто, особенно если учесть, что теперь он настаивал, чтобы Лаура брала с собой Сальму.

– Ты готова?

Лаура закрыла тушь и кивнула, взглянув на мать, потом подмигнула Сальме.

– А ты готова, красотка? – весело спросила она. – Идем, покатаемся!

– В кои-то веки у тебя хорошее настроение, – с улыбкой заметила Альбике.

– А чего мне страдать? – Лаура покидала кое-что из косметики в сумочку и отошла от зеркала. – Одень ее, я почти готова.

Альбике увела Сальму в коридор, а Лаура быстро сменила домашний свитшот на ярко-красную с люрексом кофту, а теплые уютные треники – на максимально узкую джинсовую юбку до колена. Маме точно не понравится.

– Ты с ума сошла?! Такая стужа, Лаура! Куда ты в джинсовой юбке собралась? – встретила дочь Альбике причитаниями, едва та появилась в коридоре.

– Мам, я же в машине, – отмахнулась та, быстро надевая пуховик, чтобы не идти переодеваться.

– Заработаешь себе цистит, помяни мое слово! – проворчала Альбике. – Ты знаешь, что такое цистит?

– Я знаю, что такое цистит.

«…И он меня не остановит от того, чтобы показаться перед ним в этой юбке» – мысленно закончила Лаура.

– Шапку надень!

– Ма, я в машине…

– Шапку надень, кому говорят!

Легче было согласиться. В такие моменты Лаура сильно скучала по замужней жизни, когда она сама была себе хозяйкой и делала почти все, что считала нужным. Илез мало что ей запрещал в плане одежды. Доверял ее выбору? Или ему было наплевать? Лаура натянула белую шапку с пушистым бежевым помпоном – такую же, как у Сальмы. Купить одинаковые шапки для прогулки была ее идея.

– Вы мои красавицы! – воскликнула Альбике и склонилась поцеловать младшую дочь, а та уже крутилась у двери в предвкушении прогулки с сестрой.

Лаура, держа за руку Сальму, вышла на лестничную клетку и вызвала лифт, но не спешила спускаться на первый этаж. Оставалось еще кое-что. Она вышла на втором этаже и раскрыла сумочку. Помада поярче, подводка. Стрелки рисовать времени не было, но и так сойдет. Лаура расстегнула молнию на куртке до уровня груди и раздвинула побольше, раскрывая в меру глубокий вырез на кофте, сбрызнула кожу духами из пробника, спрятанного на дне сумочки. Сальма потянулась к ней, и девушка в шутку подушила и ее.

Черный «Майбах» стоял возле самого подъезда. Заметив их, Азамат быстро вылез из салона и открыл заднюю дверь, чтобы усадить Сальму в детское кресло. Та пока не умела разговаривать, но приветствовала поездку радостными вскриками и непонятными слогами.

– Привет, – сказала Лаура, поймав взгляд Азамата. Она мысленно окутала себя аурой флирта и провокации Сати – именно для этого нужны были косметика и юбка. Лаура предпочла бы теплые широкие брюки. И меховые сапоги на низкой прочной подошве, а не на широких, но высоких каблуках, вовсе не предназначенных для снега. Даже несмотря на то, что пройти до машины нужно было не больше десяти метров.

– Привет, – отозвался Азамат и широко улыбнулся. – Эмран Раифович вроде говорил, что приедет Лаура…

– У нее не получилось. А что, ты хотел ехать с ней? – Лаура состроила обиженный вид.

– Нет, просто… – Азамат на минуту отвлекся, пристегивая Сальму. – Просто это приятный сюрприз, – закончил он и жестом пригласил ее сесть в салон. – Мы не так уж часто пересекаемся в отличие от твоей сестренки. Я имею в виду старшую.

«Знал бы ты, сколько раз ты на самом деле видел Сати», – ехидно подумала Лаура. Она и сама не знала, сколько раз Азамат видел ее сестру, но так как все шло тихо и никто не предъявлял ей претензий в обмане, значит, скорее всего, он так и не пересекался с ней вовсе. Единственный визит Сати к отцу, которого опасалась Лаура, пришелся на субботу, и по счастью у Азамата был выходной. Снова пронесло. Эта игра нравилась Лауре все больше, и ей уже с большим трудом удалось сдержаться в прошлый раз и предстать перед ним в собственном образе, чтобы как-то удерживать баланс встреч. А быть самой собой означало не смотреть на него лишний раз, не флиртовать, не поддразнивать и вообще придерживаться роли чопорной зануды.

Лаура чувствовала, что, заигрывая с Азаматом, все ближе подбирается к некой грани, перед которой придется остановиться и развернуть его, дать понять, что это все блеф. В конце концов, он – обычный шофер, мелкая сошка, с которой ей бы никогда не позволили связать жизнь. Он не должен испытывать иллюзий на этот счет. Шалость с подменой на сестру помогала Лауре легче переносить разрыв с Илезом, поэтому она и не хотела от нее отказываться, пока это было возможно.

– О чем задумалась, красавица? – спросил Азамат, лишь на секунду оторвав взгляд от дороги. Машина быстро скользила по гладкому покрытию, укачивая. Повалил снег.

– О своем, о женском.

– А о чем обычно думают женщины?

– Тебе лучше не знать.

– Что, все так плохо? – ухмыльнулся Азамат.

– Очень, – загадочно ответила Лаура.

– Да ты плохая девочка?

Лаура с улыбкой закатила глаза к потолку. Уж она старалась, чтобы он именно такой ее и считал. Не ее, а Сати, конечно.

– А знаешь, что бывает с плохими девочками?

– Что же?

– Их наказывают…

– Как?

– О-хо-хо! Тебе лучше не знать, – передразнил Азамат.

Лаура прекрасно поняла намек, и от слов мужчины в животе вдруг зарделось знакомое сладкое чувство, возникавшее прежде, когда ее касался Илез. Она ощутила, как сердце участило ритм, а внизу все напряглось от возбуждения при мысли о том, как наказывает Азамат.

– Все так плохо? – спросила она, повторяя его слова.

– Очень, – кивнул Азамат. Все еще глядя на дорогу, он вдруг положил руку на ногу Лауры, и она через ткань ощутила, как он еле заметно сжал ее бедро. – Но я могу рассказать тебе по секрету. Или показать. – Быстрый взгляд в ее сторону, не оставлявший сомнений в его намерениях.

Неужели граница уже достигнута? Мало же ему нужно было времени. Лаура уже не могла не думать о том, на что намекал Азамат. Но это было недопустимо. Совершенно невозможно. Даже если учесть, что она разведена… Нет, она же типа Сати, она вообще замужем! Как все запуталось… Но почему ее так к нему влечет и как теперь бороться с одурманивающим желанием быть «наказанной» Азаматом?

– Можно было бы встретиться, сходить куда-нибудь. Мне кажется, мы могли бы найти общий язык, – добавил Азамат, положив руку обратно на руль.

– Тебя не смущает, что я замужем? – Лаура пыталась не растерять игривость и полу-шуточный тон.

Он лишь усмехнулся и качнул головой. Лаура отвернулась к окну, чтобы не встречаться с Азаматом взглядом – чтобы он не заметил, что с ней происходит. Жалкие десятки сантиметров, разделявшие пассажирское и водительское кресло, оказались внезапно пугающе ничтожным расстоянием. Прямое предложение о свидании не выходило из головы. Если так подумать, она бы могла зайти в этой игре еще немного дальше. Встретиться с ним в людном месте. Просто чтобы развеяться. Чтобы поскорее забыть Илеза. Ничего выходящего за рамки. А там и признаться, что она на самом деле Лаура? Мысли вихрем крутились в голове, а ногу еще жгло в том месте, где ее коснулся Азамат.

В салоне повисло молчание. За окном проносился унылый загородный бело-серый пейзаж. Лаура затаилась, готовая сделать вид, что никаких предложений не поступало. Она ужасно боялась согласиться встретиться с Азаматом, но и хотела этого одновременно, изголодавшись по мужскому вниманию, растеряв с Илезом веру в себя как в привлекательную хоть для кого-то женщину.

Вскоре Азамат свернул налево, на небольшую дорогу, которая через пару километров упиралась в ворота закрытого коттеджного поселка, где обосновался Эмран. Снег сыпал с неба не переставая, и лес за окнами погрузился в белесую пелену, отчего в салоне автомобиля было еще теплее и уютнее.

Когда машина начала притормаживать, Лаура сразу это почувствовала, но решила, что Азамат решил ехать медленнее ради их с Сальмой безопасности. Однако «Майбах» свернул к обочине и полностью остановился, не доехав до поселка добрых полкилометра.

– Что случилось? – спросила Лаура.

Она вынуждена была обернуться к Азамату. Он глянул на задремавшую Сальму, потом молча перевел взгляд на Лауру, гипнотизируя, лишая возможности мыслить здраво. Его рука снова медленно легла на ее бедро. Все также внимательно следя за ее реакцией, Азамат начал медленно водить по ноге Лауры. Не в силах справиться с дыханием, Лаура сделала глубокий вдох, который сложно было скрыть. Она хотела отпрянуть, отвести глаза, но не могла. Губы Азамата тронула еле заметная понимающая улыбка. Широкая крепкая ладонь легла на ее затылок и требовательно притянула к себе. Искушение оказалось слишком велико, и Лаура поддалась.

Полные губы Азамата накрыли ее рот, буквально поглощая страстным, без лишних сантиментов поцелуем. Лаура, немного опомнившись, попыталась отстраниться, но давление на затылок усилилось, не давая ей это сделать. И она снова повиновалась, потому что чего греха таить – ей понравилось с ним целоваться. Ощущения во всем теле были столь восхитительны, что требовалась бы невероятная сила воли, чтобы от них отказаться. У Лауры ее не было.

Вторая рука Азамата пробралась к ней под куртку и сжала грудь, что буквально выбило у девушки искры из глаз. Она снова слабо дернулась.

– Ш-ш-ш, – прошептал ей в губы Азамат. – Сати…

Да. Она Сати. Она не Лаура. Никто не узнает, что она себе позволяла. Маленькая слабость. У каждого есть за пазухой свои маленькие грешки, разве нет? Лаура расслабилась насколько могла, позволяя Азамату ласкать через кофту ее грудь, покрывать губы и шею влажными поцелуями.

– Ух, ты плохая девочка, Сати, – выдохнул Азамат, отрываясь от нее на мгновение. – Не хочешь мне помочь, а то боюсь не довезу тебя до места назначения?

– Помочь? В смысле? – Лаура чувствовала, как горят от его бороды и пульсируют губы и им вторит ее нутро.

– Ну… Приласкай его, – сказал Азамат и многозначительно указал взглядом на свою ширинку, топорщившуюся от желания.

Лаура сразу поняла, на что он намекает, и затрясла головой.

– Ну, давай. Что тебе, сложно? Ты наверняка это умеешь…

Азамат начал расстегивать молнию, но тут на счастье Лауры на заднем сиденье с недовольным криком проснулась сопревшая от тепла Сальма. Сгорая от стыда, Лаура отшатнулась от мужчины и обернулась. Зазвонил телефон Азамата.

– Да? – недовольным тоном ответил тот. – Да, Эмран Раифович, подъезжаю… Задержались? Так метель началась. Все в порядке, мы уже близко.

Лаура всучила хныкавшей Сальме игрушку и дрожа всем телом села обратно, нарочно уставилась перед собой, чтобы не смотреть на Азамата. Что это было? Она серьезно позволила себе с ним целоваться? Милана бы упала от шока! Сати бы упала от шока! Что сделали бы родители, и думать страшно.

– Как реклама в середине фильма. В самый интересный момент! – шутливо воскликнул Азамат.

– Так всегда и бывает, – отозвалась Лаура.

– И что теперь, ждать до следующей недели, или когда там ты захочешь посетить отца?

Лаура снова молчала, будто этим могла стереть повисший в салоне машины вопрос. Она ничего не могла решить, привыкла, что всегда кто-то решал все за нее – отец, мать, братья. Милана. Илез. Теперь никого не было рядом.

– Сати… – Азамат все еще не торопился заводить мотор. Он снова притянул ее к себе и поцеловал, но уже нежно, не дальше губ. Проснувшаяся Сальма его не смущала – при всем желании она не смогла бы ничего рассказать. Лаура ответила на поцелуй, уже смелее положив ладонь на его бородатую щеку. – Дай мне свой номер. Я наберу, когда буду свободен.

 

– Я не думаю, что стоит это делать, – нерешительно сказала она. – Если узнает отец…

– Боишься папочку больше, чем мужа? – вскинул бровь Азамат, и Лаура мысленно обругала себя за забывчивость. Если кто-то когда-то и обнаружит ее секрет, то только потому, что она сама проболтается.

– Он мне ничего не сделает, – выкрутилась она. – Он не захочет терять такого зятя, как Сайларов. А вот тебя отец точно уволит.

– Я себе не враг, чтобы болтать об этом. Разве что ты меня сдашь? – Азамат снова поцеловал ее. – Сдашь меня?

– Нет…

– Давай номер.

Лаура привыкла подчиняться. И подчиниться Азамату было проще и приятнее, чем отнекиваться. Она продиктовала ему свой номер, убеждая себя, что это ее ни к чему не обязывает. Просто номер телефона. Это не значит, что она с ним готова переспать.

– Привет, Сати! Чем занята?

– Привет, – как ни в чем ни бывало ответила Лаура, хотя в груди все колотило от напряжения.

Он позвонил! Давно она с таким нетерпением не ждала звонка. Даже от Илеза уже не ждала, хотя он регулярно набирал ей по субботам, чтобы уточнить, куда и на какое время он привезет Камала. Лаура перестала верить, что муж вернет ее, а после неожиданного поворота в шутке над Азаматом поймала себя на мысли, что совершенно не хочет к нему возвращаться. Теперь рядом был мужчина, смотревший на нее не как на пустое место или средство удовлетворения своих физиологических потребностей. Азамат не признавался ей в любви, но ей хотелось верить, что она ему действительно нравится. Что из этого получится дальше, загадывать Лаура боялась. Лишь мысли о сыне не давали ей полностью отпустить вариант возвращения к Дачиевым.

– Я ничего такого не делаю. Дома сижу, – продолжала она.

– Ты не на работе?

Проклятье. Настоящая Сати наверняка высиживает сколиоз в офисе.

– Я дома у мамы, – придумала Лаура. – Она попросила меня посмотреть за сестрой.

– А разве за ней не Лаура смотрит? Если ты свободна, я хотел пригласить тебя куда-нибудь сходить вместе. Пока мой шеф в отъезде.

– Лаура… Она… Поехала к какой-то подруге, – на ходу врала Лаура, поражаясь собственной изворотливости. – Что-то ей там нужно было срочно. Ну, ты же знаешь, какая она. Ничего толком не рассказала. А мне пришлось взять отгул, пока мама в магазине.

В первое время после истории с Микой, когда Эмран Сайларов еще пытался вернуть жену, он помог Альбике открыть у себя в районе цветочный магазин в нескольких остановках от их дома. Альбике не было необходимости работать там с утра до вечера, но в составлении букетов и общении с посетителями она находила умиротворение и поэтому, как только Лаура получила развод и переехала к ней, ушла в бизнес-отрыв и пропадала в магазине день напролет. Лаура была не против, все равно весь день она сидела дома, ощущая свою бесполезность, хотя работать тоже не торопилась. Правда, сегодня роль няньки оказалась некстати.

– Хочешь, я все-таки заеду? Можем выйти прогуляться все втроем.

– Хорошо, давай.

– Я скоро. Целую.

Девушка заулыбалась этой простой фразе и вспомнила их с Азаматом поцелуй в машине. И другой, на заднем ряду кинотеатра в полу-пустом зале. И в подъезде, когда Азамат провожал ее с вечерней встречи. Так как Азамат работал, да и Лаура в образе Сати как бы тоже была занята то на работе, то «семейными» делами, встретиться они успели всего три раза. На третьей Азамат без обиняков предложил ей поехать к нему, но Лаура отвертелась. Все же заводить столь личные отношения без брака было, по ее мнению, нехорошо, и она всячески старалась держать себя в руках, чтобы не сорваться и не опуститься до этого, хотя искушение сделать это под маской Сати было велико.

С приятными мыслями о предстоящей встрече с Азаматом Лаура бросилась прихорашиваться и прикидывать, что можно надеть, что и для зимней прогулки бы подходило, и выглядело симпатично. Она как раз успела одеться и накраситься, когда в дверь позвонили. Лаура вздрогнула от неожиданности. Она думала, Азамат наберет ей на мобильный и попросит спуститься, но… Вот он стоит собственной персоной по ту сторону двери и ждет, пока ему откроют.

– Ты быстро, – сказала Лаура открывая дверь. – Заходи. Подождешь, пока я Сальму одену?

– Погоди, – Азамат поймал ее за локоть и притянул к себе. Лаура сама уверенно подалась навстречу его губам, ощущая себя желанной по-настоящему, а не в качестве суррогата.

– Атя! – прервал их возглас стоящей в дверях комнаты Сальмы. – Атя!

– Да-да, дядя приехал, – помахал ей Азамат и перевел взгляд на Лауру. – Вы, значит, одни дома?

– Да, мама на работе.

– Надолго?

– Не знаю. Может, и до вечера. А что?

– Атя! – Сальма подошла поближе, и чтобы от нее отделаться, Азамат вручил ей свой телефон, запустив какой-то мультик.

– Надеюсь, она не позвонит в службу спасения, – пробормотал он и снова начал целовать Лауру.

Он сделал несколько решительных шагов ей навстречу, заставляя отступить, пока она не уперлась спиной в стену. Лаура позволила Азамату прижать себя к ней всем телом, наслаждаясь его напором и властностью.

Азамат бессовестно задрал свитер Лауры и проник ладонью в бюстгальтер, чего раньше себе не позволял, потому что не было возможности. Другая рука через толстую шерстяную ткань брюк грубовато сжимала ее между ног. По бедрам девушки пробежала судорога желания, она не выдержала и издала какой-то животный стон, потом испугалась, что на это обратит внимание Сальма, и сжала губы.

– Ты так сексуально стонешь, Сати, – прошептал ей на ухо Азамат и, быстро расстегнув пуговицу на ее брюках, дорвался до ее плоти. Под его умелыми ласками Лаура окончательно потеряла контроль над ситуацией.

Азамат решительно подтолкнул ее в комнату, подальше от глаз сестры, и уложил на диван. Когда он снимал с нее свитер, Лаура еще слабо сопротивлялась. Когда он стаскивал с нее брюки зараз с нижним бельем, она попыталась не дать ему это сделать, чисто для проформы, но Азамат был слишком возбужден, чтобы тратить время на уговоры, поэтому просто резко рванул с нее одежду. И это Лауре тоже нравилось.

– Сати… – прохрипел он, когда она в последней попытке свела колени, понимая, что это уже ничего не изменит. – Пусти меня… Ты же хочешь меня! Я знаю, что хочешь. Тебе понравится, обещаю!

Никто не узнает. Даже он не узнает правды. Так почему бы и нет? И даже если он когда-либо растреплет, что спал с дочкой Сайларова, крайней окажется Сати, а не она. Лаура с облегчением отпустила ситуацию и приняла Азамата в свое изнывавшее тело.

Мужчина действовал достаточно быстро, без нежности. Его горячее, с хрипом, сбивчивое дыхание обдавало шею Лауры. Азамат то припадал к ее губам, безжалостно вбирая их в себя вместе с языком, то отрывался и шептал ей на ухо пошлости, от которых щеки Лауры вспыхивали румянцем, а нутро – новым спазмом. Однако Лаура знала, что за этим ничего не последует. Наросшее возбуждение так и останется с ней, а когда Азамат кончит, оно потихоньку стихнет. Она сама не знала, как достичь пика, поэтому, чтобы сделать ему приятное, поступила так, как привыкла поступать с Илезом – сымитировала. Надежное средство поощрить мужчину за его труды, ведь ей в любом случае было приятно.

Когда Лаура сжала Азамата в объятиях посильнее, а потом обмякла на диване, он прекратил двигаться в ней и вгляделся в ее лицо.

– Хочешь сказать, что ты кончила? – недоверчиво спросил он.

– Мгм, – кивнула Лаура, демонстрируя расслабленность, и улыбнулась. Она не знала, почему даже ему, человеку, который по сути ей никем не являлся, не может сказать правду. Так было легче. Так она не ощущала себя ущербной.

Азамат пригладил ее волосы и с усмешкой поцокал языком.

– Симулянтка. Зачем врешь?

Не успела Лаура ничего возразить, как он перевернул ее на живот и снова вошел, одновременно лаская рукой. Дыхание у Лауры сперло, в глазах потемнело, а все ощущения словно перекочевали в клетки кожи, где их касались пальцы Азамата. Не прошло и минуты, как там зародилось нечто наподобие сильного зуда. За считанные секунды оно набрало мощь настоящего урагана и пронеслось по телу Лауры до самого мозга. Из ее горла на волю вырвались глубокие утробные стоны, которые невозможно было сдержать и подделать, а в животе все запульсировало спазмами, которых она никогда прежде не ощущала. Потом волна, как пронесшееся цунами, спала, и пришла настоящая нега.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru