Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

Глава 17

Илез неподвижно стоял посреди кабинета УЗИ, устремив перед собой невидящий взгляд. Его рука все еще стискивала телефон, на скулах медленно перекатывались желваки. Лаура находилась на грани обморока, но никак не могла в него провалиться. Это было бы настоящим спасением от охватившего ее отчаяния. Не имея возможности отключить сознание, она до рези в глазах всматривалась в пустое лицо Илеза, пытаясь мысленно донести до него, что он не может развестись, особенно теперь, когда, судя по всему, у Сати с ее мужем все срослось.

Но Илез явно не хотел этого принимать. Механическим движением он опустил сотовый в карман и закрыл лицо руками. Наташа все еще сидела у экрана с датчиком в руках и с изумлением наблюдала за развернувшейся перед ней семейной драмой. Прошло несколько томительных секунд. Лаура боялась пошевелиться или издать хоть какой-то звук. Может быть, тишина успокоит его, он одумается, и они вместе поедут домой. И все будет как прежде, в первый год после свадьбы. Пока не влезла ОНА!

– Илез… – осторожно позвала Наташа. Она подошла к нему и тронула за плечо. Лаура моментально вспыхнула ревностью. Никто не смел трогать ее мужа, даже если он только что дал ей развод!

– Ты во всем виновата, – процедил Илез. Он убрал руки от лица и с ненавистью взглянул на Лауру. – Ты со своей чертовой беременностью! Если бы ты не соврала мне, я бы послал тебя подальше еще давным-давно и не дал ей выйти замуж! Проклятая лгунья! Ты все испортила!

Каждая брошенная им фраза будто выжигала сердце Лауры раскаленным железом. Ему было мало слов развода, теперь он хотел раздавить ее окончательно, оплевать и уничтожить. Она все еще сквозь слезы цеплялась за его взор, пытаясь вызвать хоть каплю жалости, но Илез, страдая сам, явно получал удовольствие от того, что есть кому разделить с ним душевные муки.

– Илез, успокойся, пожалуйста, – бывшая одноклассница приобняла его и повела к двери. – Не горячись. Идем. Идем, поговорим.

Поддаваясь ей, Илез побрел прочь из кабинета. На пороге он, не оборачиваясь, бросил.

– Жди у машины.

Лаура не знала, о чем ее муж мог говорить с Наташей. Она покорно встала возле закрытого джипа и ждала, как он и велел. Ненависть к Сати переполняла сердце. Лаура не представляла, что Илез мог сам так измениться и снова потянуться к сестре, если она к нему охладела. Не могло такого быть. Наверняка она его провоцировала! Лезла к нему, строила глазки! А он и не устоял. Мужик ведь, их всех тянет налево. Еще мама говорила, что все мужики по сути кобели. Но Лаура надеялась, что Илез не такой, что они будут жить долго и счастливо, сохраняя верность друг другу…

Когда муж вышел наконец из клиники, Лаура взмолилась Небесам, чтобы Наташа уговорила его не торопиться с разводом. Она страшно боялась его потерять, но еще больше – расстаться с Камалом, а при разводе Илез наверняка захотел бы оставить сына себе. Не говоря ни слова, Илез открыл машину и сел за руль. Всю дорогу он не смотрел на Лауру, а она боялась спросить его, куда они едут. Только спустя несколько километров она поняла, что он везет ее к матери.

– Илез, – жалобно сказала она, ощущая, как снова пелена слез застилает глаза. – Пожалуйста, прости меня!

– Молчи, – ледяным тоном сказал он. – Просто молчи. Не доводи до греха.

– Прошу тебя… Не отнимай у меня Камала! Я этого не вынесу, Илез!

– Надо было думать раньше, а не врать.

– Когда раньше?! – не сдержалась Лаура. – Когда раньше?! Когда ты целовался с ней на кухне?! Или еще раньше?! Когда она начала к тебе липнуть?

– Что за бред! – рявкнул Илез. – Она ко мне не липла!

– Да?! Тогда почему ты стал таким?! Ты ведь любил меня! Ты женился на мне, а не на ней! А ей просто стало завидно, вот она и лезет… – Лауре казалось, что с криком становится немного легче, но ощущение было ложным. Рвавшаяся наружу недосказанная правда обжигала еще больнее.

– Заткнись ради Всевышнего! Ты не соображаешь, что говоришь! – закричал Илез в ответ на ее истерику. – Я никогда тебя не любил! Ты мне нравилась, да… Я думал, что полюблю. Что ты будешь такая же, как она, ведь вы сестры. Близнецы! Но я ошибся. Ты совершенно не такая, как Сати, и никогда такой не станешь. Ты никогда не сможешь ее заменить!

Лаура, широко распахнув глаза, смотрела на него и не хотела дышать. Он не просто растоптал ее гордость. Он ее убил. Прикончил ее душу. Илез покосился на нее, едва оторвав взгляд от дороги.

– Я не хотел, чтобы так вышло, – сказал он чуть спокойнее. – Я думал, все получится. Все так быстро произошло. Ты не виновата. Ты просто не для меня. Я хотел дать тебе развод еще раньше, но все не решался… Медлил. Когда ты сказала о беременности, я решил отложить его, потому что… Мне просто было тебя жалко.

– А если бы я была беременна… – прошептала Лаура.

– Я бы развелся с тобой позже. Я больше так не могу, Лаура. Я устал притворяться, что у нас все хорошо. Я не хочу больше никого обманывать. И раз уж ты не беременна, думаю, дальше тянуть это не стоит. Тем более что из-за твоего вранья она вышла за этого ублюдка, пусть даже и говорит, что это понарошку!

Машина въехала во двор дома, где жила Альбике. Лаура, уставшая плакать и вообще жить, ощущала, как медленно заканчивается под ногами доска, ведущая в открытое море.

– Илез, ну пожалуйста! – снова взмолилась она. – Я слышала… Ведь она… Она уже с ним! Мы могли бы начать все сначала!

– Выйди из машины.

– Ты не можешь забрать у меня сына! – Лаура схватила его за руку, но Илез холодно отстранился. – Он еще слишком маленький! Ему нужна мать!

– Камал останется со мной. Я буду привозить его, обещаю. А теперь выйди, пожалуйста, из машины.

Лаура трясущимися руками открыла дверь джипа и вылезла из салона. Даже когда Илез уехал, она еще долго стояла в оцепенении с бегущими по щекам слезами, пока окончательно не замерзла на октябрьском морозце – только тогда медленно пошла к подъезду.

Альбике, увидев состояние дочери и выяснив все подробности, бросилась звонить Эмрану, и у Лауры затеплилась слабая надежда, что еще не все кончено. Развод среди ее земляков никогда не был личным делом мужа и жены – в процесс включались обе семьи, пытались примирить супругов, и нередко им это удавалось. Если отец уломает Дачиевых, а они, в свою очередь, надавят на Илеза, он ее вернет. Сила родительского мнения имела на него огромное влияние, как и на большинство мужчин их нации. Несмотря на унижения, которые Лаура перенесла, несмотря на признание мужа в том, что он ее просто использовал как суррогат сестры, без Илеза она ощущала настоящую ломку, которая лишь усиливалась вместе с тоской по сыну. Она готова была перетерпеть все, чтобы снова быть рядом с Камалом и с ним.

***

Первый рабочий день после долгого отпуска оказался весьма напряженным, и Сати еле дождалась шести, чтобы поскорее убраться из офиса. Она захватила по пути мимо кафе большую порцию капучино и зашагала к лифту, ведущему в подземный паркинг. Как оказалось спустя пару минут, ждал ее там не только Мини-Купер, но и присевший на капот машины Дачиев.

Увидев Илеза, Сати вздрогнула, сильнее сжала стаканчик с кофе и внутренне подобралась. Вот уж принесла нелегкая! Еще разборок не хватало в конце рабочего дня. Наверняка сейчас начнет выносить мозг, расспрашивать о том, что у них там было с Хади… Сати пыталась разозлиться на него, вызвать в душе побольше отрицательных эмоций, но радость от встречи ничто не могло затмить. Она очень по нему соскучилась и от этого сердилась на себя саму.

«Только не вздумай показать ему, что рада! – пригрозила она себе. – То, что он дал развод Лауре, ничего не значит. ТЫ замужем! И никаких обнимашек, никаких поцелуев!»

Однако последнее предупреждение было излишним – Илез явно не горел желанием заключать ее в объятья, хотя на парковке никого не было, и он мог бы воспользоваться случаем, если скучал также, как она.

– Привет, – как ни в чем ни бывало сказала Сати, когда подошла к машине. – Ну что, получил, наконец, долгожданную свободу?

– Ты не очень этому рада, как я погляжу, – заметил он.

– Тут нечему радоваться, Илез. Ты дал развод моей сестре, отнял у нее ребенка. Ты что, думал, что после этого я брошусь тебе на шею? Да после этого я тебя презираю!

Снова ложь. Можно скрывать правду, не давая ей сорваться с языка, но из сердца-то не вытащишь. Сати терзала обида за Лауру, но все же в глубине души факт, что он смог сделать шаг, о котором так часто говорил, льстил ей.

– А дело только в ней? – ледяным тоном спросил Илез. – Или есть еще причина, почему ты не собираешься бросаться мне на шею?

– Я говорила, что мы не сможем быть вместе ни при каких обстоятельствах, – осторожно сказала Сати, догадываясь, к чему он клонит. – Тебе не стоило этого делать. Верни ее, Илез. Не мучай ее, не разрушай семью. Так будет лучше для нас обоих.

– Для нас или для тебя? Ты-то уже по ходу нашла мне замену.

Он не сводил с нее пристального взора, и Сати отчаянно захотелось оправдаться – только бы он не злился на нее. Можно сказать, что Хади наврал, чтобы его позлить. Что, мол, между ними ничего не было, и она до сих пор ему верна. Илез медленно слез с капота и подошел, так что Сати пришлось задрать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Он сомневался – она это ясно видела. Он тоже считал, что Хади просто перегнул палку, и ждал подтверждения от нее.

– Ты спала с ним? – без обиняков спросил Илез.

«Нет! Как ты можешь так думать?! Я же сказала, что это фиктивный брак. Он просто погорячился, решил подшутить!» Вместо этой тирады Сати почему-то удалось выдавить лишь:

– Прости меня… – Толком не зная, за что она извиняется, Сати опустила голову и стиснула губы. Одну жирную черту провел Хади, а она еще и порвала всю страницу. Промотать бы эти объяснялки на двойной скорости и оказаться уже по ту сторону надвигающегося скандала.

Пауза. Она даже не слышала его дыхания, вперившись взглядом в асфальт вокруг его черных замшевых ботинок. Как, о, Всевышний, избавиться от этого проклятого чувства вины?!

 

– Сволочь, – так же без эмоций произнес Илез. – Какая же ты тварь. Говорила, что это все фикция… И вот не проходит и месяца, как ты трахаешься с этим козлом.

Дачиев умел унижать. Сати по опыту знала, что отвечать бесполезно. Если ему перечили, Илез заводился еще больше, и тогда оскорбления будут такими, что потом пару дней придется собирать себя по кусочкам. Он ревновал, бешено, и в таком состоянии выговаривался, что называется, от души. Потом, конечно, просил прощения и делал это мастерски – не подкопаешься и веришь.

– Наверное, я все же был прав насчет тебя, – продолжал Илез. – Не может нормальная девушка клясться в любви одному и раздвигать ноги перед другим. Так поступают только те, у кого вместо мозгов одно место.

– Это вышло случайно… – Сати не смогла удержаться от искушения хоть как-то выбелить свое поведение. Она не понимала, почему так робеет перед Илезом и стремится выглядеть хорошей. В глубине души она ощущала себя именно той, какой он ее описывал – озабоченной сексом развратной девицей, недостойной нормального парня.

– Ты дала ему случайно? – насмешливо повторил Дачиев. – Конечно. Это наверняка в твоей манере – случайно давать всем, кто попросит. А я-то дурак оберегал ее… Пытался верить, что эта девушка – невинная овечка.

Внезапно он схватил ее за плечи и притянул к себе. От неожиданности Сати выпустила стаканчик с кофе из рук, крышка отлетела, напиток расплескался, заливая их обувь. Смешанный с кофе, запах любимого одеколона ворвался в легкие и разнес по телу всполохи воспоминаний. Лучшие минуты их встреч – лежать с ним рядом в одной постели, ощущать стук его сердца под щекой, вдыхать этот запах классики, смешанный с ароматом его кожи.

– А если я сейчас попрошу, ты мне дашь? – зашептал Илез на ухо Сати. – Тебе же терять-то нечего! Даже если ты зашивалась, после свадьбы уже все можно. Уже никто не проверит…

Благородный букет «Хьюго Босс» стал удушающим. Онемевшая от испуга, Сати заметалась в его лишенных ласки объятьях, но Илез усилил хватку и потянулся к ней, пытаясь поймать ее губы. Сати почувствовала, как он грубо лапает ее, но брючный костюм не давал ему разойтись.

– Ты же хочешь этого, – снова услышала она его страстный шепот. – Я знаю, что хочешь! Я хочу тебя, милая… Я скучал по нашим играм. Зато теперь я смогу сделать это по-настоящему…

– Отпусти меня! – прохрипела Сати, с трудом обретая голос.

Она хотела дать ему пощечину, оттолкнуть, но не могла высвободить руки. Конечности сводило от ужаса при мысли, что он возьмет ее силой прямо на парковке, но она продолжала вырываться. Это не был тот ласковый Илез, которого она любила, но и проснувшийся в нем уязвленный зверь был ей хорошо знаком.

– Эй, парень! Ты что там творишь?! – вдруг крикнул кто-то, и хватка Илеза моментально ослабла. Сати отшатнулась к двери машины и трясущимися руками попыталась открыть ее. Удалось не сразу.

– Сати… Прости меня… Я не знаю, что на меня нашло!

И это все знакомо.

– А ну отвалил от нее! – мужской голос раздался ближе.

Сати мельком посмотрела в ту сторону и увидела двух пожилых мужчин в деловых костюмах, которые быстрым шагом шли от лифта в их сторону.

– Клянусь, я не хотел…

Она поймала растерянный взгляд Илеза и отвернулась – не было никаких моральных сил его лицезреть. Ее чаша терпения не переполнилась, а высохла, лишь на дне плескались боль и смятение.

Сати залезла в салон Мини-Купера и, включив зажигание, резко вырулила с места. Она успела заметить, как мужчины подошли к Илезу, видимо, выясняя, кто он и откуда. Он, не слушая их, с отчаянием ловил ее взгляд. Тело все еще колотило, а руки до боли вцепились в руль, как в спасательный круг. Перед глазами все расплывалось, но не от слез – память снова и снова возвращала ее обратно на паркинг, подсказывала клеткам кожи, как любимый мужчина нагло тискал ее, считая шлюхой, способной лечь под каждого, кто поднажмет.

Все как в тот раз, когда они разругались до разрыва. Разве что тогда был не паркинг, а дом Илеза, когда подвернулся удачный момент… Тогда его так сильно накрыло, что Сати думала, что не сумеет вырваться. Слова о том, что он будет ждать до свадьбы, благополучно забыты. Его ласки становились все более настойчивыми, и в конце концов он заявил, что не намерен больше ждать. Что хочет проверить, действительно ли она не потратила свою невинность на другого. Сати, не смевшая переступить эту последнюю черту, отказалась, и это навело его на еще большие подозрения.

От вкрадчивого «Тебе нечего бояться, я всегда буду с тобой» Илез быстро перешел к «Не успела зашиться, да?» и «Если сейчас же не докажешь мне, что ты чиста, между нами все кончено!» Зажатая в его длиннющих руках, боявшаяся потерять его, как лишиться кислорода, Сати не смела бороться с ним по-настоящему, лишь пыталась выкрутиться и умоляла этого не делать. Ей повезло, что в тот момент она была в белье. Когда Илез потянулся его снять, она окончательно поняла, что не готова идти до конца, схватила со стола возле кровати электронный будильник и ударила его по голове. Воспользовавшись его секундным замешательством, Сати вывернулась, упала с кровати и отползла в сторону. Она ждала бурю. Вместо этого Илез, рассеянно потиравший ушибленный затылок, бросил:

– Я так не могу. Уйди, Сати, от греха подальше. Я пытался, но… Я не могу быть с девушкой, к которой у меня нет доверия.

А потом, спустя свадьбу с Лаурой, он решил все отмотать обратно.

Сати плохо помнила, как доехала до дома. Скорее всего, прилетит пара штрафов, когда она не в силах ждать, ехала по полосе для автобусов, а где-то и превысила скорость, поймав свободную дорогу. Просто чудо, что в таком состоянии она никуда не врезалась. Сати заглушила мотор, уронила голову на руль и несколько минут сидела не шевелясь. Илез будто все еще был рядом, бесцеремонно сжимал ее попу, целуя куда удалось попасть. Хотела ли она его? Да. Вот так? Нет.

Когда пальцы наконец расслабились и смогли оставить руль в покое, Сати вышла из машины. Дрожь прошла, она постепенно приходила в себя, однако циничные слова Илеза все еще больно отдавались в сердце. А разве он не прав насчет нее? Конечно, прав – во всем, кроме ее бурного прошлого. Но это по сути такая мелочь.

Хади уже был дома, сидел на диване в гостиной, листая что-то в планшете. С того момента, как он пообщался с Илезом по телефону, их с Сати отношения словно поставили на паузу. Или вовсе на стоп. Прошедшую ночь он провел на этом же диване, и Сати постеснялась спрашивать, пришел ли конец их договору.

– Вернулась? – спросил Хади, едва взглянув на нее. – Как дела на работе?

– Хорошо, – бесцветно ответила Сати, разулась и прошла к плите.

Ей все же нужно что-то выпить. Может, что-то покрепче кофе? Как забыть все то, что наговорил Дачиев? Как перестать быть ТАКОЙ?! Она покосилась на Хади, вспомнив, как они развлекались в Турции, чего только не вытворяли за последнюю пару дней. Ему нравилось. Естественно. Он же любит разврат.

Сати заварила растворимый кофе и полезла в шкафчик, где Хади хранил пару бутылок с алкоголем на случай нежданных гостей, взяла початый виски и щедро плеснула в кружку. Говорят, это помогает расслабиться и хоть ненадолго отвлечься. Правда, после последнего возлияния она и оказалась в этой квартире, но сейчас она и так здесь. И терять нечего. Сати пригубила получившийся напиток и сморщилась от горечи.

– Если хочешь меня, необязательно напиваться, – подал голос Хади. – Просто скажи волшебные слова.

Сати подняла на него глаза – он наблюдал за ее экспериментом. Сказано это было довольно сухо, но от привычной шутки ей сразу стало легче. Она не хотела враждовать с Хади, единственным человеком, которому можно было открыться. Сати отвернулась и сделала еще пару глотков.

– Эй, – снова позвал Хади. – Я запрещаю тебе напиваться в моем доме. Иди сюда.

Не расставаясь с чашкой, Сати подошла к дивану и присела рядом. Парень несколько мгновений выжидал, не собирается ли она поделиться с ним своими проблемами, но Сати не торопилась начинать разговор.

– Что случилось такого, что моя трезвенница-жена взялась за бутылку? – мягко спросил Хади.

– Илез Дачиев приходил ко мне на работу, – призналась Сати и заметила, как участливый взгляд ее мужа мгновенно стал суровым.

– Что ему было нужно?

– Он хотел знать, правда ли то, что ты ему сказал.

– И?

– Я сказала, что правда…

Глаза вдруг защипало, и Сати начала плакать, хотя так долго держалась и уже думала, что пронесет мимо очередной истерики.

– А он что?

– Он… Он начал меня оскорблять… – Сати задохнулась от всхлипов. – Сказал, что я так себя веду… Потому что я гулящая… Потом он набросился на меня… Сказал, что раз я всем даю, то и ему могу…

– Вот гаденыш! – воскликнул Хади. – Он что… Он тебя?..

– Нет-нет. Там пришли люди, он отстал, и я уехала.

Сати ощутила, как Хади подсел ближе и обнял ее за плечи. Она старалась не рыдать, поскорее утирая краем блузки набегавшие слезы, а он просто обнимал ее, слегка гладя по спине. Присутствие Хади успокаивало, отвращение к себе, которое всколыхнул в ней Илез, перестало бурлить, выплескиваясь наружу.

– Я выстегну этого подонка, – сказал Хади. – Теперь он точно нарвался.

– Пожалуйста, не надо, – затрясла головой Сати. – Я не хочу, чтобы ты с ним устраивал разборки…

– Зачем ты его защищаешь? Чтобы он где-нибудь тебя зажал?

– Он не зажмет, он… извинился.

– Как благородно. Он лапал тебя! Я не собираюсь так это оставлять!

– Хади, пожалуйста! – Сати подняла голову и посмотрела на разозленного Хади. – Не надо! Его это задело, но… Все кончено. Он больше не полезет. Он никогда мне этого не простит теперь, когда знает точно.

– Вот и хорошо.

Сати мысленно подивилась, как можно обсуждать с ним такие темы. Плакаться в плечо мужа из-за другого мужчины. Впрочем, анализировать их с Хади отношения сил не было, и она решила просто принимать все как есть. Она усилием воли окончательно подавила рыдания, вытянула ноги вдоль дивана, устроившись головой на его коленях. Хади снова устремил взгляд в лежавший рядом планшет, задумчиво перебирая ее волосы. Вот с такого ракурса он был идеального роста, подумалось Сати. Она без стеснения смотрела на его лицо, и воспоминания о мерзких домогательствах Илеза уступали более приятным картинкам.

– Что это у тебя? – Сати подняла руку и коснулась щеки Хади, на которой красовалось несколько красных пятнышек. – Ты возвращаешься в подростковый возраст?

– Это? Надеюсь, что нет, – ответил он отвлеченно. – Наверное, аллергия. На теле тоже немного обсыпало.

– Покажи.

– Ща…

Он задрал футболку до подбородка, и Сати увидела у него на груди и боках еще высыпания.

– Что ты ел? – спросила она, борясь с желанием притронуться к его коже. Никакая сыпь не могла остановить разгорающееся воображение.

– Я выпил какой-то экзотик-фреш в кафе у нас на работе. Может, на него?

– Может быть… – Сати на всякий случай приложила ладонь к его лбу. – А у тебя температуры нет? Какой-то ты горячий.

– Так я ведь горячий парень, – губы Хади тронула ухмылка. – Что, хочешь поиграть в доктора и пациента?

Пауза оказалась непродолжительной, он явно предлагал продолжить исполнение договора.

– Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь для игр? – спросила Сати, все еще трогая его подозрительно горячий лоб.

– Конечно, – заявил Хади. – А ты знаешь, что больным всегда прописывают постельный режим?

Рука Сати скользнула на его щетинистую щеку, пальцы притронулись к губам, а он не упустил момента и обхватил ее мизинец губами, провел по нему языком. Живот сразу окаменел. Илез растворился в обжигающем взгляде Хади. Сати пересела верхом к нему на колени нарочно подольше смотрела в его черные глаза, наслаждаясь возбуждением, нараставшем в теле, как лавина. Ну и что, что он все время смотрит на нее снизу вверх. Зато как!

– Доктор, как вы себя ведете? – строго спросил Хади, пряча улыбку. – Вы пристаете к пациенту!

– Это самое современное средство, больной, – Сати приблизилась к его лицу так, что кончики их носов соприкоснулись. – Расслабьтесь и получайте назначенное вам лечение.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru