Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

– Долго ехать? – спросила она Хади, когда они погрузились в машину его двоюродного дедушки.

– Часа полтора, – ответил он с переднего сиденья. – Бабуля с дедом живут в Ялове, под Стамбулом.

– Так долго?! А у них большой дом?

– Приличный. Немного больше вашего прошлого в Подмосковье. Больше комнат.

– Они там вдвоем?

– Нет, но там постоянно кто-нибудь обретается.

Сати это совершенно не понравилось. Она не любила быть на виду, особенно на виду у незнакомых людей, которые к тому же имеют возможность перемывать тебе косточки, не переходя на шепот. Вся афера с женитьбой в который раз показалась ей самой большой глупостью, которую она совершила в своей жизни (после исторической ночи с Хади, естественно). Однако Илез был далеко, Лаура должна быть спокойна – ради этого стоило немного помучиться.

– Сколько у тебя их всего? – спросила Сати, чтобы примерно прикинуть размах грядущего испытания.

– Родственников? – переспросил Хади. – Ну так… Близких не очень много. У матери только один брат, чуть младше, но он не семейный.

– Почему?

– Потому что он педик.

– Почему педик-то? – Сати удивилась, каким спокойным тоном это было сказано.

– Потому что ему уже под сорок, а он еще не женат.

– Этого достаточно, чтобы так считать?

– Ага, – Хади обернулся к ней и усмехнулся. – Да нет, все знают, что он гомик. Это не обсуждается, но ты сама это поймешь, когда его увидишь. Он наверняка приедет на тебя посмотреть, потому что я тыщу раз говорил ему, что никогда не женюсь, а тут вот… Он был в шоке, когда я ему сказал. Классный чувак на самом деле. Очень много для меня сделал. Он и дед. Машина, квартира – это все от них, отец бы никогда не потянул, только-только сплавил замуж пятую сестру.

– Видно, они тебя сильно любят.

– Ну. Я же единственный внук, получается. И единственный племянник.

Фарук, который, очевидно, не мог терпеть, когда в его присутствии обсуждали что-то, что он не мог понять, снова активировался и что-то заговорил. Хади закинул руки за голову и лениво ему отвечал, то и дело зевая. Сати не стала больше задавать вопросов. Глаза слипались, а тут еще и Фарук включил автомагнитолу с национальной турецкой музыкой, даже не попсой. Сати привалилась головой к окну и проспала всю оставшуюся дорогу.

– Эй, Сати! – разбудил ее громкий шепот Хади. – Просыпайся. Приехали!

Девушка с трудом разлепила глаза и выглянула в окно. В темноте проступали силуэты высоких деревьев в саду, какие-то кусты и темный массивный каменный дом впереди. Два этажа и мансарда, рядом гараж. Хади с Фаруком тем временем вылезли из машины и выгрузили чемоданы.

– Он говорит, что все уже спят, – перевел парень очередную фразу Фарука. – Пошли, завтра со всеми познакомишься. Ты голодная?

– Нет. Спать хочу.

– Сейчас организуем.

Они втроем прошли в дом и попали в просторный холл, почти сразу переходивший в гостиную. С обеих сторон виднелись закрытые двери в комнаты. Хади подволок чемоданы к одной из них, и Сати нажала на резную золоченую ручку.

Едва она переступила порог и включила свет, как по коже забегали противные мурашки. Комната была небольшая, уютная. С длинным зеркальным шкафом-купе вдоль одной стены. С туалетным столиком и парой стульев у другой. С двуспальной кроватью в центре, застеленной явно на две персоны. Две большие пышные подушки в красных наволочках с золотым узором, огромное во всю кровать одеяло, заботливо отогнутое с обеих сторон – все удобства для влюбленных молодоженов. Сати как вкопанная остановилась в дверях.

Глава 13

– Ну? Что встала? Проходи! – поторопил ее Хади.

– Это чья комната? – холодно спросила Сати.

– Наша. Чья еще? – Хади обернулся пожелать Фаруку спокойной ночи и закрыл за ним дверь.

– И где ты будешь спать?

– Справа.

– Я хочу спать в другой комнате!

Хади закатил глаза к потолку и склонился раскрыть свой чемодан. Краем глаза Сати заметила, что одну часть содержимого занимает целая стопка аккуратно сложенных футболок разных оттенков, не меньше десяти штук.

– Да не трону я тебя, можешь не волноваться, – Хади осторожно вытащил из этого стратегического запаса чистую бежевую футболку. – Я устал как собака. Может, завтра, но точно не сегодня.

Сати с шумом выдохнула, намекая, что он снова нарушает ее просьбу.

– Дело не в этом! Я не могу спать с тобой в одной комнате!

– Да ну? И как я это объясню родным? С какого перепугу моя жена спит не со мной? – С этими словами Хади по привычке бесцеремонно оголил торс и переоделся. Сати по привычке отвела взгляд. – Ты хотела выйти беленькой и пушистенькой перед своими предками, так знаешь, я тоже хочу, чтобы все выглядело достоверно. Я очень многим обязан своим старикам и хочу, чтобы они искренне за меня порадовались. Даже если на самом деле это блеф. – Хади подошел к ней вплотную и предупреждающе поднял указательный палец. – Так что будь добра, на две недели сделай вид, что у нас все по чесноку, тамам мы?

– Чего? – только и смогла переспросить опешившая от такого наезда Сати. Она не ожидала, что Хади так трепетно относится к бабушке и дедушке.

– Я сказал, «ладно?», – пояснил Хади. – Сбиваюсь, извини. В общем, поняла меня? Спишь здесь и без всяких. Но если ты так боишься, что не сдержишься и опять начнешь ко мне лезть, я так и быть посплю на полу!

С этими словами он демонстративно стащил с кровати огромную квадратную подушку, швырнул на тонкий коврик у двери и улегся на пол, отвернувшись от нее. Сати могла бы подать ему одеяло, но увы на кровати оно было одно. Ужасная ситуация. Конечно, она не хотела, чтобы Хади две недели спал на полу, и чувствовала себя отвратительно, но что она могла поделать? Лечь с ним в одну кровать – это уже ни в какие ворота не лезло! Сейчас из-за его присутствия она не могла даже нормально переодеться.

– А… Где тут ванная? – спросила она робко.

– Выйдешь и сразу направо, через дверь, – буркнул Хади и отвернулся к стене. Ему явно было неудобно. – И давай быстрее, чтобы можно было уже вырубить этот чертов свет!

Сати быстро достала из чемодана свободные домашние штаны и широкую футболку и выскользнула из комнаты в темноту дома. Поход в ванную обошелся без происшествий, а когда она вернулась, Хади уже крепко спал, обхватив себя руками. Вздохнув, Сати закрыла дверь комнаты на щеколду, накрыла его одеялом с постели, а сама завернулась в простыню и провалилась в сон, едва голова коснулась подушки.

***

Глыба льда. Натуральный айсберг. Лауре показалось, что стоит прикоснуться к мужу, и она ощутит пальцами холод в прямом, а не переносном смысле слова. Илез сидел за большим кухонным столом, листая страницы «Коммерсанта», то и дело нащупывал чашку кофе и, едва пригубив, отставлял снова. Убрав со стола, Лаура присела напротив него, любуясь его отстраненным лицом.

Сати наконец-то вышла замуж и укатила со своим чудаковатым муженьком за границу, но на сердце у Лауры все равно было неспокойно. Она почему-то внушила себе мысль, что после свадьбы сестры их с Илезом отношения начнут налаживаться, но… прошла уже неделя, а ничего не менялось. Быть может, нужно, чтобы прошло побольше времени? Но у Лауры его уже практически не было – беременность так и не наступила, а с той ночи, когда ей удалось соблазнить Илеза кэтсьютом, он больше к ней не прикасался все по тем же избитым причинам. «Занят», «устал», «завтра», «не хочется». И никакое белье, никакие кэтсьюты его не пронимали.

Каждый раз, наступая на горло своей гордости, Лаура робко тянулась к нему, пыталась зажечь хоть малюсенький огонек, и натыкалась на отсыревшую древесину. Однако выбора у нее не было. Все вокруг считали ее беременной, и она из последних сил пыталась ею стать. Илез исправно приносил фрукты и свежий творог, свекры уже подбирали имя второму внуку или внучке, а подруги расписывали плюсы и минусы взращивания погодок. Лаура ощущала, как маленькая ложь огромным вязким болотом растеклась по ее жизни, все ближе подбираясь к горлу, стремясь поглотить ее окончательно. Врач-гинеколог, у которой Лаура прошла все обследования от стандартного мазка до анализа уровня гормонов, сказала, что с ней все в порядке, и просто нужно запастись терпением. Оставалась вероятность, что причина в Илезе, но его Лаура по понятным причинам привести на обследование не могла. От отчаяния она даже задумалась о том, чтобы сделать искусственное оплодотворение, но, во-первых, она не была уверена, что сможет воспитывать ребенка, зная, что он от чужого мужчины, а во-вторых, процедура требовала затрат, которые пришлось бы объяснять либо мужу, либо отцу.

Еще от силы месяц. Потом плоский живот станет заметен даже Илезу. Лаура встала и с тяжелым сердцем подошла к мужу со спины. Признаться бы… Сказать, что соврала ради сохранения и семьи… Сказать, что она знает о том, что было между ним и Сати… Что это он толкнул ее на постыдную ложь. Лаура все также безвольно смотрела на его затылок и не могла заставить себя открыть правду. Она до дрожи боялась его реакции, боялась, что он немедленно разведется с ней и выставит из дома, забрав Камала. Нет. Только не правда.

Илез наверняка знал, что она стоит у него за спиной, но никак не реагировал – наоборот, неторопливо перелистнул страницу и поднес газету ближе к глазам. Лаура положила руки ему на плечи и, склонившись, легко поцеловала в щеку. Ноль эмоций. Она провела руками по его скрытой футболкой груди, коснулась губами шеи, потом зашла сбоку и убрала газету, чтобы сесть ему на колени.

– Ну что ты? – с укором сказал Илез, отстраняясь. – Родители заметят.

– Они взяли Камала и пошли к соседям, – ответила Лаура, мысленно поблагодарив Всевышнего за идеальных свекров, готовых днями напролет возиться с внуком.

Илез бросил на нее быстрый взгляд и попытался вернуть газету на место, но Лаура придвинулась ближе и нежно сжала его пах. Беременность беременностью, но ей хотелось и кое-чего другого. Несмотря на неспособность получать оргазм, Лауре нравилось заниматься с ним любовью. Из-за холодности мужа в ней скапливалась сводившая с ума, не имевшая выхода жажда, с которой она не знала что делать.

 

– Лаура, ты что? – спросил Илез, но она заметила, как он сдержал возбужденный вздох. – Я читаю.

– Почитаешь потом.

Она приникла губами к его губам, и Илез ответил. Задрожав от нетерпения, Лаура целовалась с ним в ожидании, когда он продвинется дальше. Однако Илез осторожно прервал поцелуй и просунул между ними газету.

– Вечером, ладно? Мне скоро выходить.

– Куда? Мы же собирались поехать погулять с Камалом…

– Да? Прости, я наверное забыл. Завтра. Сегодня я обещал Зейду, что заеду.

– Но ты же обещал! – не в силах проглотить обиду, Лаура сразу перешла на повышенный тон.

– У меня и так полно дел, я не могу помнить обо всем, – ровным тоном ответил Илез. – Я же сказал, завтра свожу вас куда-нибудь.

– А ты не можешь съездить к Зейду завтра? Что я скажу Камалу?

– Ой, да брось, он еще ничего не соображает!

– Если не хочешь с нами никуда ехать, так и скажи! – Лаура отскочила от него. Не разреветься бы… – Мы и сами съездим!

Илез поднял на нее строгий взгляд.

– Сиди дома, – с раздражением сказал он. – Завтра отвезу. У тебя горит что ли?

– Да, горит! – запальчиво отрезала она. – Ты обещал мне! Тебе твои друзья дороже семьи, да?

– Не говори глупости! Что на тебя нашло?

– Это что на тебя нашло! Ты относишься ко мне так, будто я для тебя ничего не значу! Ведь ты не был таким!

Илез быстро встал, видимо собираясь сбежать с поля боя и не поднимать больные темы. Лауре хотелось плакать, бить посуду, бить его, только бы вытрясти правду, которую она совершенно не готова была услышать.

– Нет, ответь мне! – закричала она, вставая у него на пути. – Ответь мне! Ты больше не любишь меня?!

– Ты в неадеквате. Выпей валерьянки что ли, – холодно сказал Илез, пытаясь убрать ее с дороги, но Лаура больше не могла держать себя в руках. Плевать на то, что он не любит истерики и ссоры. Плевать на него так, как он наплевал на нее!

Лаура вывернулась у него из рук и схватила за футболку.

– Скажи мне!!! Скажи мне правду! Зачем ты меня мучаешь?!

Она трясла его изо всех сил, но пошатнуть двухметровую скалу было не так-то просто. Илез несколько секунд выслушивал ее истерику, потом перехватил руки и крепко сжал, отводя в сторону.

– Какую правду ты хочешь услышать, идиотка бешеная?! Я люблю тебя и сына, успокойся! Ты пьяная что ли?!

– Ты врешь! Ты любишь Сати! – выпалила Лаура, и сердце в груди взорвалось на тысячи мелких кусков. Выпущенный на свободу тайный страх заполнил ее душу беспросветным отчаянием.

Услышав эти слова, Илез замер, будто получил удар в спину, которого не ждал, однако замешательство было недолгим. Его темные брови сошлись на переносице, глаза полыхнули зеленым пламенем. Все еще держа брыкающуюся Лауру за руки, он как следует ее встряхнул.

– Что за бред ты несешь! Совсем рехнулась, да?! Такие вещи мне предъявлять!

– Я видела, как вы целовались!

– Чт… Когда?!

– Тогда, в гостях у мамы!

– Это вышло случайно, – отрезал Илез и отпустил ее. – Не бери в голову.

Лаура отступила от него. Ярость сменилась воющей пустотой, подоспели и слезы.

– Зачем ты женился на мне? Зачем?! Ты мне всю жизнь разрушил! Вы оба! Сволочи! Ненавижу вас!

Сотрясаясь в рыданиях, она привалилась к дверному косяку.

– Лаура, перестань… – Илез сразу пошел на попятную и попытался ее обнять. – Успокойся, ну?.. Тебе нельзя нервничать. Подумай о ребенке… Ты все не так поняла.

– Не прикасайся ко мне!!! – исступленно закричала девушка и метнулась прочь из кухни. В холле она столкнулась с вернувшимися свекрами, но даже не поздоровалась с ними и быстрее бросилась наверх по лестнице, чтобы избежать объяснений.

Он любит Сати! Всевышний, за что ей такое наказание?! Ее муж любит ее сестру! Лаура закрылась в ванной и, сев прямо на пол, позволила рыданиям вырваться наружу. Ей хотелось умереть от разрыва сердца, но оно лишь судорожно сжималось, заставляя ее с трудом делать вдох, а потом снова назло уверенно стучало в груди.

Как Илез мог так жестоко ее обмануть? И зачем?! Если они оба любят друг друга, какого хрена они не поженились?! Какого черта он втянул в это ее?! Неужели он думал, что раз они близнецы, значит совершенно одинаковы?!

Лаура плакала очень долго, но никто так и не пришел постучать в ванную, чтобы узнать, как она. И к лучшему. В эту минуту она ненавидела всех Дачиевых, и срывавшиеся шепотом с губ проклятия могли быть обращены даже на свекров.

– Лжец! Чертов врун! – сквозь всхлипывания повторяла Лаура.

«Но разве ты сама не хотела быть обманутой? Разве ты не догадывалась, что между ним и Сати не все так просто?»

– Он убедил меня! Сказал, что между ними все кончено!

«Тебе немного было нужно, чтобы в это поверить».

– Он посватался ко мне!

«Ты не оставила ему выбора. Ты рассказала про ваши отношения маме, зная, что она поспешит расспросить его мать и будет всячески продавливать идею сватовства».

– Он мог отказаться! Он мог не свататься вообще и все оборвать!

«Мог. И ты могла. Ведь ты подозревала, что он мстит ей за что-то. Что он сам запутался и, возможно, использует тебя».

– Он виноват, а не я!

«Да. Но от этого не легче».

– Ненавижу этого проклятого ублюдка! Ненавижу!!!

«Ты любишь его несмотря на все, что он с тобой делает. Как бы он тебя ни унижал и не отталкивал, ты все равно приползешь к нему и снова обманешься жалкими крохами внимания, которые он тебе стряхнет. Сейчас ты отрыдаешься, выйдешь из ванной и будешь радоваться даже брошенному исповдоль взгляду, лелея глупую надежду однажды завоевать его сердце».

Новые рыдания сдавили грудь Лауры, когда она поняла, насколько по сути зависима от Илеза.

Спустя пару часов, когда слезы окончательно иссякли, а свекров удалось убедить, что это всего лишь бушующие гормоны и мелкая ссора, Лаура села в такси и вместе с сыном поехала к отцу. Ей срочно нужно было хоть на время вырваться из этого дома, но самые близкие подруги как назло оказались заняты. Можно было бы податься к маме, но Лаура боялась, что та нутром почует, что с дочерью что-то происходит, а врать еще и Альбике она была не в силах. Оставался отец. Уборка, готовка – механическая работа, всегда помогавшая Лауре успокоиться. А Эмран никогда бы не стал расспрашивать ее об отношениях с мужем – это было не принято. То, что надо.

На Лауре был специально подобранный максимально строгий серый костюм с черными взглядонепроницаемыми колготками. Она нанесла в меру яркий, аккуратный макияж, а волосы убрала в пучок. Эдакая чопорная, но в то же время привлекательная леди. Этот стиль Лаура теперь использовала, появляясь перед Азаматом под собственным именем. Сати была слишком небрежна и ленива, чтобы так возиться со стрелками и пучками и уж точно никогда бы не надела неудобную юбку-«карандаш» ниже колена.

– Лаура, да? – добродушно спросил Азамат, открыв им с Камалом дверь.

– Естественно, – с пренебрежением ответила Лаура. – У Сати нет ребенка, неужели это так сложно запомнить?

В этом обличии ей приходилось вести себя кардинально иначе – высокомерно, но не хамски, а подчеркнуто вежливо, не допуская сокращения дистанции до дружеской беседы. Как и подобает вести себя с прислугой книжной дочке миллионера.

– Займи его чем-нибудь, – велела она Азамату, кивнув на Камала. – Я пока приготовлю обед.

Только сейчас Лаура сообразила, что готовить и прибираться в костюме будет не слишком удобно, но конспирация была важнее.

– Лаура, солнышко мое! – в коридор выкатил Эмран и распростер объятья. – Давно не заезжала. Как у тебя дела?

– Все отлично, – ответила Лаура, усилием воли сглотнув слезы при воспоминании об утренней ссоре с Илезом. Эмран кивнул, с гордостью и любовью рассматривая ее с ног до головы.

– Ты моя красавица, – благодушно сказал он. – Единственная моя отрада. А где мой бандит?

Азамат, державший за руку маленького Камала, отпустил его, и мальчик с улыбкой поковылял к дедушке. Почему-то дети тянулись к нему, хотя Лаура знала, что через десять-пятнадцать минут Эмран устанет от мальчика и займется своими делами. Она для приличия немного постояла в холле, а потом прошла на кухню.

– Голубцов приготовь, дочка, – крикнул ей вслед Эмран и уже тише добавил, обращаясь к Камалу. – Клянусь, никто не делает такие вкусные голубцы, как твоя мама!

Чтобы приготовить одно из любимых блюд Эмрана, Лауре пришлось отправить за ингредиентами Азамата. Пока он ходил, она присела за стол на кухне и зашла в Галерею. На глаза попались их совместные фотографии с Илезом в кафе – он тогда состроил натянутую улыбку и сфотографировался только затем, чтобы Лаура смогла послать их фото маме, которая в свою очередь собиралась похвастаться ими перед какими-то подругами. Неужели он никогда, вообще никогда ее не любил?

Лаура скривилась не в силах удержать боль внутри, но плакала беззвучно, чтобы не потревожить отца. Когда Азамат вернулся, он не мог не заметить ее распухшие покрасневшие глаза и шмыгающий нос.

– Что-то случилось? – спросил он, занося в кухню продукты, и огляделся вокруг в поисках источника ее слез.

– Нет! – чересчур резко ответила Лаура. – Все отлично!

– Может, я могу как-то помочь?

«Набей рожу моему мужу», – мысленно попросила Лаура, мельком оглядывая Азамата. А он бы мог… Достаточно сильный, хотя на десяток сантиметров ниже Илеза. Но таскать на себе инвалида – это не бумажки в офисе перебирать, так что шанс бы у него был.

– Нет, спасибо. Лучше разбери пакеты.

Азамат беспрекословно принялся выполнять поручение, пока Лаура, засучив рукава, осторожно мыла капусту, стараясь не забрызгать белую водолазку. Эх, каким еще можно было покомандовать мужчиной, кроме отцовской няньки!

– Кстати, а как твоя сестра поживает? Сати? – вдруг спросил Азамат. – Она давно не заходила.

– Она уехала в Турцию с мужем, разве отец тебе не говорил?

– Нет, – покачал головой Азамат. – Твой отец не из любителей поболтать, особенно о семье. Если, конечно, этого не требуют обстоятельства.

– Я считаю, это правильный подход, – заметила Лаура.

– Я тоже, – согласился он. – Мне просто было интересно, наладилось ли у нее там все.

Лаура нарочно отвернулась от Азамата, чтобы скрыть злорадную ухмылку. Сати… Сати… Далась им эта Сати!

– Не очень-то, – ответила она, решив воспользоваться ситуацией, хотя откровения с отцовским слугой не вписывались в ее имидж. Но искушение было слишком велико. – Понимаешь, моя сестра… Она… – Лаура тяжело вздохнула и нахмурилась, словно эта тема была слишком болезненна, чтобы ее обсуждать. Заинтересованный Азамат терпеливо ждал с банкой томатной пасты в руке. – Видишь ли, у нее и так не очень-то хорошая репутация. И этот брак… Он был больше на руку отцу, чтобы ее усмирить. А самой Сати он в тягость, она ведь вышла не по любви… Она этого парня терпеть не может и переспала с ним на спор… Ой! – Лаура, вскрикнув, закрыла себе рот рукой, будто не собиралась говорить последнюю фразу. Она сразу же сделала строгий вид и окатила Азамата ледяным взглядом: – Забудь об этом! И не смей никому рассказывать!

– Я – могила.

Азамат сделал вид, что речь идет о пустяке, не стоящем его внимания, но Лаура видела, как в его глазах мелькнула усмешка, говорящая «Вот уж чудаки эти богатеи. Умеют найти проблемы себе на голову!» Она не представляла, что будет делать Сати, если Азамат заикнется об этом, когда они столкнутся… а он обязательно заикнется, сразу видно – тот еще любитель активного расчесывания языка и панибратского отношения со всеми, кто попадется под руку. И еще лучше было бы, чтоб он полез к сестре, считая, что она дает всем подряд. Чего бы не замутить с дочкой миллионера, правда? Разумеется, тогда вся правда откроется… Ну и что! Жаль, не удастся при этом присутствовать.

Все время, проведенное у отца в гостях, Лаура посматривала на Азамата, гадая, таков ли он, каким она его представляла: типичный простак, которому вовремя подвернулась непыльная, хорошо оплачиваемая работенка. Не слишком праведный, чтобы чураться флирта с девушками, наверняка считающий, что он великолепен уже потому, что является выходцем с Кавказа. Когда ничего не надо было делать, Азамат ковырялся в телефоне и, судя по частому вжиканью и птичьей трели, активно с кем-то чатился. Эмран обращался к нему исключительно в приказном тоне, и Азамат без лишних вопросов и комментариев выполнял все его желания.

Псведо-шпионская разведка и маленький стеб, который сама себе придумала Лаура, немного отвлекли ее от грустных мыслей, однако когда пришла пора возвращаться, на душе опять заскребли кошки. Успевшая поплакаться паре лучших подруг, Лаура старалась внушить себе гордость и неприступность, как они советовали. Если Илез начнет извиняться, она должна дать ему понять, что вымолить ее прощение не так-то просто!

 

Однако на деле вести себя по телефонным рекомендациям доморощенных психологинь оказалось для нее невозможно. Когда Лаура зашла в их комнату, там ее ждал большой букет красных роз и коробочка шоколадных конфет ручной работы. Первый удар был нанесен точно, но все же недостаточно сильно, и оборона выстояла. Весь вечер Илез пытался вести себя как ни в чем ни бывало, делая вид, будто утром ничего не произошло, и Лаура едва не поддалась искушению подыграть ему, но каждый раз спохватывалась и реагировала отстраненно, то и дело бросая на него полные отвращения взгляды. Нет уж! Розами и конфетами ее бастионы не пробить! Пусть помучается пару дней! И простит она его, только если он перестанет отстранятся и начнет выполнять свои супружеские обязанности.

Лаура с грустью понимала, что еще неделя-две, и ей придется решать вопрос с беременностью радикально. И она уже знала как: сымитировать выкидыш – идея, поданная ее верной подругой.

– Все очень просто, Лаур, – сказала ей Милана. – Ты приедешь в клинику к моей тетке, типа у тебя угроза. Она тебя положит. И все. Сделаешь вид, что потеряла ребенка.

Иного выхода Лаура не видела и морально готовилась к очередной лжи…

– Лаура, прости меня… – шепот Илеза легким ветерком пробежался по ее шее, защекотал ухо. Лаура взглянула в зеркало у туалетного столика, перед которым она наносила на руки увлажняющий лосьон. Илез в одних пижамных штанах возвышался из-за ее спины и сразу поймал в отражении ее взгляд. – Прости меня, пожалуйста, – повторил он и положил руки на ее обнаженные плечи.

Удар ниже пояса – слишком давно он к ней вот так не прикасался. Лаура нашла в себе силы не обернуться и невозмутимо потянуться к баночке с кремом для лица. Руки Илеза прошлись по ее гладкой коже и перекочевали на талию. Еще одно точное попадание. Лаура искала в себе силы отстраниться от него, как и планировала, но ничего не могла поделать с собой – близость его тела, уже фактически упиравшегося ей в спину, выключила разум и гордость, оставив обнаженное желание уступить и подчиниться.

Илез продолжал неторопливо водить руками по шелковистой ткани ночной сорочки от груди и до бедер, а Лаура из последних сил делала вид, что ничего не чувствует, и аккуратно втирала пальцами в кожу остатки крема, хотя он давно уже хорошо впитался. Илез откинул на плечо ее волосы и прочертил по шее языком дорожку, завершив ее поцелуем.

– Прости, – снова повторил он. – Я не хочу потерять тебя. Вы с Камалом – моя семья…

Его голос, его слова, как волшебное заклятие, обезоружили Лауру. Она все еще стояла к Илезу спиной, но остановить его не могла. Муж, продолжая целовать ее, осторожно, будто боясь спугнуть, приподнял ее сорочку и провел рукой между ног. Лаура тихо, чтобы не разбудить спавшего в их комнате Камала, застонала. Белый флаг принесен на подносе. Баррикады пали. Правда, когда он хотел повернуть ее к себе лицом, Лаура не поддалась – последний немой возглас протеста против несправедливого к ней отношения. Тогда Илез взял ее сзади. Нежно и неспешно, ускорившись лишь к концу – как в их первые ночи, когда она еще стеснялась его и не могла расслабиться. Быть может, его поцелуй с Сати и правда был досадной ошибкой? И все это – какая-то ошибка, а на самом деле он любит ее? Ощущая в себе его движения, его руки на своей груди, чувствуя его губы, шепчущие на ухо, как ему хорошо, Лаура готова была снова в это поверить.

– Ты кончила?

– Да.

Она не могла его подвести.

Позже, лежа в кровати, при свете ночника, они снова занимались любовью, и Лаура мысленно умоляла Небеса пожалеть ее и подарить еще одного ребенка, который мог бы прочнее привязать к ней Илеза. Несмотря на то, что по срокам она уже никак не вписывалась в первое известие о беременности, все равно он не посмеет оставить ее, если она забеременеет сейчас – даже когда узнает, что она солгала.

Привычно изогнувшись под напором мужа, Лаура впилась пальцами в его плечи и издала отточенный за время супружеской жизни грудной стон, потом обмякла в его руках, ожидая, пока он достигнет финиша. Все как советовала более сведущая в этом вопросе Милана. Срабатывало безотказно. Илез ей говорил, что не имел богатого опыта интимной жизни до свадьбы, и симулировать оказалось довольно легко – он ни разу ничего не заподозрил, верил ей на слово. Поначалу Лаура была с ним откровенна, но потом, видя, что его старания ни к чему не приводят, пожалела и стала притворяться.

Когда Илез, отдуваясь, лег рядом, Лаура на всякий случай осталась лежать на спине. Надо было бы по совету Миланы еще и ноги на стену забросить, но это выглядело бы подозрительно, и она решила просто полежать спокойно для достижения желаемого результата.

Илез повернулся к ней и, подперев голову, уставился на ее тело, о чем-то размышляя. Лаура на всякий случай стянула сорочку вниз, якобы смущаясь его взгляда.

– Он у тебя такой маленький, – заметил Илез и, протянув руку, погладил Лауру по животу.

– Еще маленький срок, – с улыбкой ответила она, хотя внутри все сжалось от страха разоблачения.

– Три месяца, если не ошибаюсь? – уточнил Илез. – Или больше?

– Да, примерно… Я точно не считала пока.

– Ты ходишь к врачу?

– Да, была пару раз. Зачем ходить, если все в порядке?

Лаура старалась не пересекаться взглядом с Илезом, не понимая, зачем он ее об этом расспрашивает. Когда она была беременна Камалом, он не проявлял никакого интереса, пока ее живот достаточно не округлился. Илез все также задумчиво водил ладонью по ее телу, и Лаура, не в силах вынести это, повернулась на бок и закрылась одеялом.

– Холодно, – сказала она. – Если ты беспокоишься, я завтра схожу.

– Я не настаиваю. Делай, как считаешь нужным, – Илез провел рукой по ее волосам и поцеловал в лоб. – Надеюсь, ты подаришь мне еще одного джигита.

Лаура выдавила из себя хилую улыбку и снова вознесла горячие молитвы Всевышнему о прощении ее греха и даровании ей скорейшей беременности.

– Давай завтра куда-нибудь сходим, когда я закончу работать? – предложил Илез. – Возьми такси и приезжай к моему офису к шести. Камала оставь маме.

– Хорошо, – согласилась Лаура.

Неужели дела начинают налаживаться? Наверное, сейчас ему стыдно за поцелуй с Сати, вот и пытается загладить вину. Что ж, действительно, пусть поднапряжется! Ах, если бы у нее было больше времени и самолюбия, чтобы покукситься и не прощать его так быстро…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru