Записки лжецов

Индира Искендер
Записки лжецов

Глава 1

– Ну Камал, дай посидеть спокойно! – Лаура пыталась утихомирить капризничавшего сына.

Сати с улыбкой наблюдала, как сестра быстро теряет терпение. Мальчику всего-то и было нужно, чтобы им занялись, поводили по аттракционам, но у его мамы были немного другие приоритеты – поболтать с сестрой, а не возиться с ним.

– Ма, туда! Туда хочу!

– Поиграй тут, – Лаура подгребла к нему несколько ярких машинок и солдатиков и виновато посмотрела на Сати. – Вон сколько игрушек.

– Ма, туда! – малыш, скривив лицо, продолжал требовательно указывать на манящую веселой музыкой и фонариками карусель в противоположном углу детского центра. Туда пускали только с родителями, а Лауре явно не хотелось вставать из-за стола и торчать там с Камалом.

Когда на глазах племянника блеснули первые слезинки, а тон из умоляющего сменился на требовательный, Лаура сдалась и поднялась с места. Потерять терпение в ее случае значило не рассердиться, а уступить требованию более настойчивого оппонента.

– Давай я его покатаю? – предложила Сати, вставая вслед за ней.

– Да нет, сиди уж, – вздохнула Лаура и протянула руку сыну. – Идем, Камик. Один разок и все, ты дашь мне спокойно поговорить с тетей Сати. А я тебе за это куплю пирожное, идет?

Она поправила длинную юбку и мелким шагом поспешила за мальчиком, тащившим ее к карусели. Сати максимально долго провожала их взглядом, а затем принялась усиленно разглядывать шапку из посыпанных шоколадной стружкой взбитых сливок на своем коктейле – хороший повод, чтобы не встречаться взглядом с Илезом.

Муж Лауры сидел к ней вполоборота и разговаривал с кем-то по телефону, но, заметив, что жена отошла, быстро свернул разговор и пододвинул к ней стул. Сати замерла, каждым сантиметром тела ощущая его внезапную близость. С высоты почти двухметрового роста Илез молча созерцал ее нежным нефритовым взором. Чтобы более-менее комфортно чувствовать себя за столом, ему пришлось широко расставить длинные ноги, от чего Сати казалось, что он заполнил собой все пространство небольшого кафе при детском центре. Прошло уже столько времени со дня их с Лаурой свадьбы, а она так ничего и не могла поделать с чувством, казалось, навеки захватившем ее сердце. Она все еще его любила.

Сати честно пыталась держаться от Илеза подальше. Стало полегче, когда после истории с Микой они с мамой переехали в свою квартиру, но сестра как назло постоянно звала ее то в гости, то где-то встретиться и погулять всем вместе. И он как назло почти всегда оказывался рядом. И как назло был все также обаятелен и бессовестно красив. От одного его роста у девушки перехватывало дыхание, ведь эту черту внешности у парней она особенно ценила.

– Ты не сможешь вечно уходить от разговора, Сати, – сообщил Илез, пытаясь говорить негромко, но все же громче, чем вопили на заднем плане маленькие посетители. Ему пришлось склониться к ней, и Сати нестерпимо захотелось как прежде уткнуться носом в его грудь, и чтобы он обнял ее своими руками, будто закутал в огромный уютный шарф. Она быстро отмахнулась от этих воспоминаний и сдвинула брови.

– Нам не о чем разговаривать, – ответила она и нарочно громко потянула коктейль через трубочку. Сливки издали неприличный звук убегающий в раковину воды. Естественно, это Илеза не отпугнуло.

– Нет, есть о чем, – мягко возразил он, и она почувствовала, как его рука нашла под столом ее руку и накрыла своим теплом. Прикосновение провело по телу Сати электрический разряд, и она едва удержалась от искушения сжать его ладонь. – Сати, прошу тебя…

– Нет. Нет, даже не заикайся! Я не хочу ничего слушать! – она положила руку на стол, впрочем, не слишком поспешно. Хоть на пару секунд снова коснуться его… Как раньше, когда они встречались…

– Посмотри на меня, – велел Илез.

– Не хочу. – Сати склонила голову еще ниже, умирая от желания поднять глаза и смотреть на него до скончания своих дней.

– Ну посмотри.

– Не буду.

– Ты нужна мне, Сати. Прошу тебя.

Глаза сами собой устремились к родному лицу, а попав во власть его обожающего взгляда, перестали подчиняться своей хозяйке.

– Не говори мне такие вещи, Илез! – Сати хотела звучать возмущенно, но тон получился умоляющим. – Слишком поздно.

– Никогда не поздно.

– Ты – женатый человек. У тебя сын…

– Знаю! – резко оборвал он, хмуря ровные черные брови. – Но я так больше не могу. Да и не хочу. Я ошибся, Сати, я уже сто раз тебе это говорил. Я ужасно сожалею обо всем, что произошло… Прости меня. Не отталкивай!

– Она моя сестра, Илез! – в отчаянии прошептала Сати. – Она любит тебя.

– Но я ее не люблю. И она это знает.

– Ты что, рассказал ей?!

– Нет. Это можно дать понять. Не только словами.

Девушка невольно обернулась к карусели, где Лаура следила за сыном. По всей видимости, тот уломал мать купить ему еще одну покатушку. Она не выглядела несчастной, но возможно, это просто хорошая маска?

– Сати, – снова начал Илез, пользуясь отсутствием жены и тем, что Сати оказалась слишком слабой, чтобы немедленно встать и прекратить этот разговор, – я хочу быть с тобой. Неужели ты этого не хочешь?

Надо было сказать «Не хочу», но Сати смогла произнести лишь «Я не могу», раскрывая перед ним все карты.

– Это подло, Илез. Я никогда так не поступлю по отношению к Лауре! И ты должен взять себя…

– То есть, по-твоему, лучше мучиться нам всем троим, чем одному? – с едкостью перебил он.

– Лучше буду мучиться я, чем она, – со вздохом сказала Сати. – Ты сделал свой выбор. Надо было думать об этом раньше.

– Все в наших руках, Сати. – Илез оглянулся, чтобы проверить, не смотрит ли Лаура, и наклонился еще ближе к ней. – Я разведусь с ней, слышишь? Я решил. Отпущу ее и попрошу твоей руки.

При мысли об этом Сати прошиб холодный пот. Ее мечта – выйти за Илеза – была близка как никогда. Но ради ее исполнения ей пришлось бы пожертвовать слишком многим.

– Нет! – испуганно ответила она. – Ты не можешь так поступить. Ты опозоришь меня! Ты ее сломаешь. Она не перенесет развода, она тебя обожает. Ты не имеешь права оставлять семью и тем более свататься после этого ко мне! Я не дам согласие и этого тебе никогда не прощу!

Нефрит в глазах Илеза помутнел, и у нее сладко засосало под ложечкой.

– Люблю, когда ты злишься, – сказал он.

Никто никогда не смотрел на нее так, как Илез. Никто кроме него никогда не обращал на нее внимания. Любой приходивший к Сайларову жених видел в ней в первую очередь выгодную партию. Кое-кто не видел ее вообще и готов был жениться, как женился бы на любой особи женского пола чуть симпатичнее шимпанзе. Никто не искал в Сати личность, а Илез полюбил ее именно за это. Поэтому она до сих пор не могла со всем этим покончить.

– Хватит, прошу тебя, – взмолилась Сати, чувствуя, что его уговорам все сложнее противостоять. Не надо было вообще приходить на эту встречу, но она же знала, что он придет, и не смогла удержаться от искушения. Так не могла ли она отпустить или на самом деле не хотела?

– Не хватит…

Тут у Сати зазвонил мобильный, и она принялась спешно шарить в сумке в поисках телефона – отличный повод прервать этот выматывающий разговор.

– Да, Руслан? – ответила она, наконец, выловив трубку среди косметики, ключей, салфеток и фантиков.

При этом имени Илез вздрогнул и впился в нее негодующим взглядом, секунду назад источавшим весеннюю теплоту, а сейчас плеснувшим ледяной зеленью океана. Сати еле сдержала самодовольную ухмылку. Хоть на что-то годится этот Руслан.

– Я в «Европейском»… – отвечала она непринужденным тоном, краем глаза любуясь стиснутыми челюстями Илеза. – С Лаурой и ее мужем… Хорошо, я подожду тебя здесь.

– Что, этот балбес сейчас сюда заявится? – спросил Илез, едва она отключила вызов.

– Вообще-то он нормальный…

– Не понимаю, зачем ты с ним общаешься?! – воскликнул он.

– Ну… Он как бы мой жених, Илез, – с сарказмом ответила Сати. – Ты-то устроил свою личную жизнь. А у меня тоже, знаешь, часики тикают.

– Да какой он тебе жених! – фыркнул парень. – Ты не давала ему кольцо. И вообще забудь о нем, ты за него не выйдешь.

– Почему же?

– Я так сказал. Я этого не допущу.

– Каким же это образом?

Илез прищурился, глядя на нее.

– Если ты дашь ему согласие, твоя сестра моментально получит развод. А Камала я оставлю себе.

Сати ошарашенно уставилась на него. Он что, шутит? Или действительно шантажирует ее счастьем Лауры? Лицо Илеза выражало решительность и невозмутимость.

– Нет… – прошептала изумленная Сати. – Ты не можешь так поступить…

– Ты не оставляешь мне выбора. Клянусь, Сати, я теперь не отступлюсь. Я не позволю тебе выйти замуж за другого. Любой ценой.

– Ты хочешь сделать меня несчастной в дополнение к Лауре?

– Нет. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Чтобы мы были счастливы вдвоем. – Илез потянулся было, чтобы снова взять ее за руку, но, обернувшись на жену, передумал. Сати проследила за его взглядом и увидела, что Лаура возвращается к столику. Получалось не очень быстро, так как Камал тянул ее то к одному, то к другому игровому аппарату, чтобы его изучить.

– Я не переступлю через счастье сестры, – снова слабо возразила Сати.

– Мы можем через него не переступать… – медленно ответил Илез и многозначительно на нее посмотрел.

– Что ты имеешь в виду? – Сати почувствовала, как по спине пробежала волна мурашек. Она догадывалась, к чему он клонит.

– Я могу не давать ей развод, если тебя это так напрягает. Но это ничего не означает…

Продолжение повисшего между ними многоточия без труда читалось в его взгляде, и она испугалась, что Лаура заметит, что между ними происходит. Ее так влекло к Илезу, что воздух вокруг, казалось, искрился от напряжения. Сколько еще она сможет выдерживать этот напор, особенно теперь, когда он начал явно намекать на углубление отношений «зять-свояченица»? Вряд ли долго. Не дай Всевышний им оказаться наедине. Она слишком соскучилась, чтобы устоять перед соблазном хотя бы разок его поцеловать.

 

Сати ненавидела себя за это чувство. Каждый вечер засыпая с мыслями об Илезе, каждое утро просыпаясь с надеждой каким-то образом вновь с ним встретиться, она ругала себя последними словами, из которых «предательница» было самым мягким эпитетом. Однако искренний стыд перед родной сестрой все равно не мог вытеснить любовь к ее мужу. Единственным шансом не наломать дров было держаться от него подальше, но и в этом плане Сати никак не могла взять себя в руки и свести к минимуму все эти «семейные» встречи.

Когда Лаура вернулась к их столику, Илез умело отключил свой гипнотический взгляд и обратил внимание на сына. А через пять минут появился Руслан.

Полная противоположность Илеза, он был среднего роста, со спокойными светло-карими глазами и короткой, но густой бородой. Залысина накидывала еще несколько лет его и без того до невозможности образу солидного взрослого мужчины.

Руслан чинно прошествовал между столиков, придерживая фалды пиджака, и, приблизившись, сначала протянул руку Илезу. Сати заметила, как тот с отвращением принял рукопожатие и бросил на нее гневный взгляд – такая компания была ему явно не по душе.

– Как ты? – ласково спросил Руслан у девушки. Он присел на стул и придвинулся поближе, пользуясь статусом почти-жениха.

– Хорошо, – скромно ответила Сати. Она почувствовала себя неловко от такого расстояния. Илез, пренебрежительно ухмыляясь, развалился на стуле, сложив руки на груди, и изучающе созерцал их обоих. Он явно был уверен, что Руслан ему не конкурент.

«Тем больнее тебе будет ошибиться, – подумалось Сати. – Но ничего не поделаешь. Я должна. Ради Лауры. Ради семьи. Я должна».

Если бы у нее был хоть какой-то выбор… Но его не было. Сати вскоре должно было исполниться двадцать пять. После двадцати двух поток женихов начал быстро иссякать, а после семейных разборок в стане Сайларовых сошел практически на нет. Знакомиться с мужчинами Сати была не приучена и общалась по большей части только с коллегами по работе, среди которых не было ее земляков. Из всех предлагаемых отцом вариантов Руслан был самым адекватным, не слишком старым и довольно симпатичным. Единственный минус – он был не Илез Дачиев.

– А у меня хорошая новость! – сообщил Руслан, отмахнувшись от официантки с меню. – Отец выбил мне местечко в администрации нашего города. Работа не пыльная, перспективная. В сентябре, думаю, надо уже будет приступать.

– Какого нашего? – переспросила Сати удивленно. – Москвы?

– Нет, конечно, – улыбнулся Руслан. – Нашего родного. Я ведь всегда хотел туда вернуться, вот и подвернулась отличная возможность. Там если как следует поработать, покрутиться, можно и до мэра дойти.

– О, значит, ты нас скоро покинешь? – с напускным сожалением сказал Илез и бросил на Сати торжествующий взгляд, показывая, что теперь ей некем будет прикрываться. – Обидно. Но что поделаешь, кто-то должен поднимать это село.

– Не говори так, Илез, – заметила Лаура. – Это все же наша родина…

– Ой да брось! – грубо оборвал ее муж. – Ты там высиживаешь максимум месяц, а потом ноешь, что хочешь обратно в Москву.

Лаура обиженно умолкла и отвела взор, а Сати в миллионный раз почувствовала себя виноватой перед ней и укоризненно посмотрела на Илеза. Тот лишь пожал плечами.

– То есть, ты уезжаешь в сентябре? Или уже в августе? – спросила Сати.

– В сентябре, – ответил Руслан. – Только не я, а мы. Мы с тобой.

От этого заявления Сати бросило одновременно в жар и в холод. Конечно, она предполагала, что Руслан рано или поздно заведет речь о сватовстве, которое отложили в связи с проблемами в их семье, но… Не так же скоро?!

– Как это? – тупо переспросила она.

– Обычно, – сказал он. – Я собирался на неделе прислать людей тебя засватать. Через пару месяцев сыграем свадьбу и переедем.

– Но почему так быстро?

– А чего ждать? Из-за всех этих дел и так уже затянули.

– Но я… Я еще не готова…

Сати покосилась на Илеза и Лауру, совсем не горя желанием обсуждать это в их присутствии. Ее мысли сбились в кучу и отбыли из головы в неизвестном направлении. Нужно срочно придумать хоть что-то, чтобы отложить это сватовство и женитьбу! Это слишком быстро и больно. Да еще и не просто выйти за Руслана, но и уехать от Илеза на другой конец России! Навсегда!

– К чему тут готовиться? – немного удивленно спросил Руслан. – Мы уже долго общаемся. Если ты не хочешь, так и скажи. Мне семью пора заводить, Сати, а не по кафешкам сидеть.

– Я понимаю, но… Как же моя работа?

– Подыщем тебе там место в бухгалтерии.

– Но я не бухгалтер! Я – финансовый аналитик! У меня специализация – крупные международные компании.

– Боюсь, такие там не требуются. Да и вообще какая там работа? Я бы не хотел, чтобы ты работала и не уделяла должного времени семье.

Этого еще не хватало! Сати нахмурилась и подняла глаза на Илеза. Тот, вцепившись руками в подлокотники, напряженно слушал их разговор. Он поймал ее взгляд и ясно дал понять, что думает об идее ее переезда.

– Слушай, Руслан, – не удержался и встрял он, – она не для того МГИМО заканчивала, чтобы дома сидеть.

– Ну, это мы как-нибудь потом решим, – уклончиво сказал тот. – Но я не сторонник того, чтобы жена по работам моталась, если муж в состоянии ее обеспечить. А я в состоянии. Да и потом, у тебя у самого жена с высшим образованием. И где она работает?

– У нее ребенок, – насупившись, буркнул Илез.

– Так и у нас будет, даст Бог.

– Но я хочу работать, я буду успевать! – воскликнула Сати.

– Давай обсудим это после свадьбы, идет? – Руслан миролюбиво поднял руки, показывая, что закрывает эту тему. – Как насчет воскресенья? Я пришлю людей?

Сати вжалась в спинку стула, стараясь не закричать от отчаяния. Снова поймала на себе пристальный холодный нефритовый взгляд Илеза, приказывавший ей ответить отказом.

– Хорошо, – слабо проговорила она, переводя взор на Руслана, стараясь придать ему максимум нежности, на которую было способно ее равнодушное сердце. – Я предупрежу отца.

…Завтра она даст официальное обещание выйти замуж за человека, к которому испытывает симпатии не больше, чем к асфальту на дороге. Еще два месяца, и в их с Илезом истории навсегда можно будет поставить точку. Как раз когда он решил форсировать их отношения, Руслана устроили в другой город, и он сам решил поторопиться с женитьбой. Все складывается так, как должно быть. Судьба сама уводит ее от запретного человека. Впору бы радоваться, потому что выносить заходы и намеки Илеза с каждым разом становилось все труднее. Но Сати ощущала лишь ледяную пустоту. Она сидела на кухне их с мамой квартиры, уставившись в ночное пространство за окном, механически помешивая остывший чай.

Илеза не будет…. Она выйдет замуж черти-куда, будет рожать детей, забьет на карьеру, а поездка в Москву станет своего рода праздником. Ради Лауры и ее сына. Ради всей их семьи. Она должна принести себя в жертву, расплатиться собственным счастьем за ошибку любимого человека.

С другой стороны, возможно, это поможет ей забыть о Дачиеве? Другой мужчина войдет в ее жизнь, а как известно, женщина привыкает к тому, с кем делит крышу и постель. Сати не была уверена в этом, но убеждала себя, что должна попробовать. Невозможно дальше тянуть. Надо разрубить узел, одним взмахом клинка. Да и родители успокоятся. Не проходило недели, чтобы мать не заикнулась о том, что дочь встретит старость в одиночестве и горько пожалеет, что не вышла вовремя замуж. А когда она не говорила об этом, то тоскливо вздыхала и давила на психику полным грусти и сочувствия взглядом. Слушать и наблюдать это Сати тоже больше была не в силах.

Была и еще одна причина, по которой Сати решилась согласиться на этот брак. Вспомнив об этом, она опустила голову ниже, будто стыдясь своего мутного отражения в оконном стекле. Она никогда ни с кем это не обсуждала, только с незнакомыми девушками в интернете – только изредка, когда становилось особенно стыдно, а желание поделиться с кем-то, кому-то поплакаться выплескивалось через край. Сестре и подругам говорить о таких вещах она стеснялась, а уж матери и подавно.

Сати допила черный холодный напиток и поставила кружку в раковину, не утруждая себя ополаскиванием. Зачем напрягаться сегодня, когда можно это сделать завтра?

«Знаешь, чем мужчина отличается от женщины? – обычно спрашивала мать, снова заметив с утра пару немытых тарелок. – Женщина сначала ест, а потом моет посуду, а мужчина сначала моет посуду, а потом ест. Так вот по этой логике, Сати, ты – мужчина!»

Сати прошла мимо комнаты Альбике в свою и плотно закрыла дверь, затем повернула ключ. Мама вряд ли заглянула бы к ней среди ночи, но… Так она чувствовала себя в безопасности наедине со своим секретом. Расстеленный диван уже давно ее ждал, и Сати с благодарностью нырнула под одеяло, свернулась клубочком, почти прижав колени к груди. В ночной темноте комнаты перед глазами сразу возник образ Илеза.

Сати закрыла глаза, чтобы рассмотреть его получше. Озорной и такой любящий взор, два метра роста, длинные руки и пальцы – все это по какому-то чудовищному стечению обстоятельств принадлежало теперь Лауре. Сати попыталась представить вместо Илеза Руслана, но ничего не вышло – воображаемый Илез подошел к ней вплотную, склонился к уху и прошептал:

– Я люблю тебя, Сати. Ты ни на кого не сможешь меня променять. Ты же не позволишь чужом мужику тебя касаться, правда?

– Да, – еле слышным шепотом ответила Сати.

– Правильно, моя хорошая, – проворковал Илез и вдруг очутился у нее за спиной. Девушка почти ощущала, как его руки осторожно легли на ее талию, прошлись по животу и устремились вверх, а достигнув цели, сжали ее грудь.

Сати-не-из-мечты почувствовала, как тело начинает охватывать знакомое приятное напряжение, заставляя конечности заныть в сладком предвкушении.

– Я не позволю тебе выйти за этого лысого чинушу, – раздался в голове его шепот. – Ты будешь только моей, слышишь? Я хочу тебя, хочу сейчас же…

Картинка была настолько реалистичной, что Сати казалось, она действительно может к нему прикоснуться. Илез повернул ее к себе лицом и склонился для поцелуя. В мечтах Сати не было нужды его тормозить, здесь, в собственном виртуальном мире она могла быть с ним где угодно и когда угодно, без угрызений совести. Она медленно начала расстегивать пуговицы на его рубашке, пока он стоял, тяжело дыша носом в ее макушку.

Для того, чтобы представить тело Илеза, особой фантазии не требовалось – в свое время она изучила его вдоль и поперек. Две большие симметричные родинки под левой грудью, несколько небольших шрамов на правом бедре – результат падения со стройки в далеком детстве. Еще один шрам в районе икры, укус соседской дворняжки. А лучше всего в памяти проступали покрытые сплетением выступавших вен жилистые руки, умевшие быть такими нежными, что хочется плакать от счастья при каждом прикосновении.

Дыхание Сати сбилось, веки зажмурились еще сильнее, а рука сама собой устремилась вниз, чтобы помочь виртуальному Илезу. Через несколько минут он завершил начатое, а она, издав стон облегчения, застыла в приятной неге, наслаждаясь пробегавшими по телу волнами.

Когда разум немного прояснился, нахлынула новая волна стыда за то, что Сати считала не иначе чем ненормальной озабоченностью. Эта тяга к мужчинам, тяга к отношениям более чем дружеским, которая зародилась в ее теле еще в старшей школе, и стала по сути первопричиной всех проблем. Сдерживало только воспитание и страх перед родителями, но когда в ее жизнь ворвался Илез, желание достигло такого пика, что едва удавалось сосредоточиться на учебе. Даже спустя годы оно никак не хотело угасать, несмотря на то, что Сати научилась сбрасывать излишек напряжения самостоятельно. В этом и была одна из причин ее согласия выйти за Руслана – она безумно устала подавлять в себе постоянное влечение, постоянно испытывать стыд за свои мысли и фантазии, а он был, по мнению Сати, достаточно симпатичен, чтобы не испытывать отвращения в постели.

Скоро. Уже скоро ей уже не нужно будет фантазировать. Ну и что, что он с залысиной и дай Бог метр восемьдесят в высоту? Ну ведет себя как президент России, и что? Зато он сможет дать ей то, что не может предложить Илез… Точнее он-то уже готов, но она никогда не согласится это взять.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru