Сто дней с пиратом. Книга вторая

Иман Кальби
Сто дней с пиратом. Книга вторая

Глава 5

Они улетели обратно на остров на рассвете. Покидали Дубай под яркие оранжевые лучи молодого, резвого утреннего солнца, щурясь от попадающего в иллюминатор света и наслаждаясь близостью друг друга. И он, и она, казалось, стали моложе, веселее, беззаботнее. Впервые между ними ничего не висело, впервые не было условностей, недомолвок, загадок… Вернее, каждый решил сделать вид, что их нет…

Конечно, Валерия всегда могла найти, к чему придрать, на чем заставить себя зацикливаться, но решила этого категорически не делать… Пусть счастье, пусть даже и с полузакрытыми глазами, продлится подольше…

Сами того не подозревая, они все время находили повод почувствовать соприкосновение тел друг друга, кожи, сплетение запахов… Его близость пьянила и возбуждала ее, это чувство было таким новым, таким удивительным – на каком – то инстинктивном, подсознательном уровне ощущать своего мужчину… Он чувствовал то же самое… Но, в отличие от Валерии, предпочитал не сосредотачиваться на своих внутренних эмоциях, а беззастенчиво демонстрировать их ей.

– Хочу тебя, девочка,  –  шептал на ухо в машине, прижимая к своему бедру дрожащую от возбуждения девушку и нагло шаря руками по ее телу… – взлетим и…

Она со смешком вздохнула, непроизвольно краснея и вызывая уже смешок у него…

Как только самолет набирает нужную высоту, Корсан не стесняется исполнить свое обещание. Быстро отстегивает ремень безопасности у себя и у нее и, крепко держа за руку, уводит в туалет.

– Добро пожаловать в клуб десятитысячников, Златовласка… – шепчет уже через пятнадцать минут, вальяжно сидя в кресле и попивая холодное шампанское, заметно более расслабленный и довольный…

– Куда?  –  с недоумением спрашивает девушка.

Снова горячо и порывисто притягивает к себе.

– Те, кто трахался на высоте десяти тысяч метров…

– Боже, –  выдыхает она, когда его рука опять беззастенчиво скользит под абазией по оголенной ноге, а губы на шее…

Ее тело, в первые разы довольно тяжело переносившее его ненасытный нрав, теперь, как казалось, привыкло и подстроилось… Валерия, и сама удивлялась, как прекрасно себя чувствовала после того изнурительного секс – марафона, в котором они оба участвовали последние сутки…

Интимность их утра, к сожалению, была нарушена сразу по прилету на остров. И хотя Валерия почувствовала необъяснимую внутреннюю радость, стоило извилистым серебристо – рыжим песчаным берегам Сокотры показаться в иллюминаторе, многочисленная свита, прибывшая в аэропорт встречать Корсана, уже не позволяла им чувствовать себя так же расслабленно и беззаботно, как это было всего пару минут назад… По выходу из самолета они сразу нырнули в один из минивэнов. Валерия забилась в самый угол, и теперь отстраненно смотрела в окно на первозданные красоты, редко перемежающиеся с убогими жилищами местного населения, и ловила себя на мысли, что рада была сюда вернуться… Нур с головой погрузился в рабочие дела, по ходу движения просматривая какие – то бумаги и нетерпеливо слушая доклад своего помощника, то и дело подначивая его и раздраженно перебивая.

Они уже подъезжали к его резиденции, когда Корсан обратился к Валерии.

– Не спеши выходить. У тебя другое место назначения сейчас,  –  сказал он невозмутимо, выходя из автомобиля.

Девушка даже понять толком ничего не успела, как Корсан захлопнул дверь минивэна и машина стартанула, убегая по извилистым дорогам в направлении… Сердце Валерии ушло в пятки… Как такое возможно? Неужели он снова собрался отправить ее туда, в этот серпентарий… И это после всего, что между ними было… Она смотрела перед собой и пыталась сдержать подступающие слезы… Не смогла… Они выпали на щеки соленым дождем, застилая ей видимость…

Всего пару минут, они вырулили на песчаную дорогу, обогнули горный хребет и подъехали к красивому особняку, который Валерии уже доводилось видеть и ее воспоминания об этом месте были, мягко говоря не самые радостные… Гарем… Его гарем… Сердце свело от острого укола боли…

Машина притормозила. Вышла из машины. На удивление у здания ее никто не встретил… Прошла внутрь  –  тишина… Знакомый шикарный внутренний двор с фонтаном, который почему – то был спущен, каскад арок, утопающих в зелени, а вот и коридор, ведущий в комнаты девушек… Она в шоке шла по нему и не могла поверить своим глазам… Перед ней были открытые нараспашку, совершенно пустые комнаты, в которых, судя по всему, собирали вещи наспех, потому что то и дело на глаза попадались небрежно брошенные предметы женского гардероба, часто крайне интимные… Что все это значило? Она начинала понимать с примесью шока и эйфории в душе, но пока даже боялась признаться себе в своей догадке… Прошла до самого конца, до той самой злосчастной комнаты, в которой тут обычно проходили «смотрины» девочек на ночь… В которой Он подверг ее самому большому унижению за все время их знакомства… Когда разрешил гадким мерзким рукам надзирательницы шарить в ней и проверять наличие менструации…Эти воспоминания холодным липким потом проступили на ее лбу, но тут же уступили место другим воспоминаниям –  тому, как истово и страстно он брал и давал в ту ночь… Именно в ту ночь она поняла, что его… Что в ее жизни нет и не может быть другого мужчины… Просто сама себе боялась в этом признаться…

– А я тебя недооценила,  –  послышался сзади знакомый голос на английском…

Валерия резко обернулась и увидела физиономию Фатмы, той самой надзирательницы гарема… И вроде бы она не сделала ей ничего плохого, но все равно, стало до ужаса неприятно, от женщины исходила такая неприятная волна… грязи, порока, цинизма…, Наверное, это ее работа так замарала ее ауру…

– Когда ты стояла здесь, вырядившись в красное платье, а он пожирал тебя глазами, не видя больше никого, подумала, что его хватит на пару ночей, как это бывало обычно… Корсан увлекается женщинами… У него часто вспыхивает страсть в глазах, но удержать ее мало кто может больше, чем на неделю – другую… а ты молодец… Чтобы ради прихоти одной девчонки за день отослать всех девочек, да еще и меня лишить работы –  это неслыханно, конечно…

– Браво! Далеко пойдешь… – деланно похлопала в ладоши,  –  если не оступишься… Хотя… вот это вряд ли…

– Почему Вы так враждебны ко мне? Что такого плохого я Вам сделала?  – искренне спросила Валерия, чувствуя сочащийся в словах женщины яд.

Та лишь присвистнула в ответ.

– Я не враждебна. Я просто… реалистична… Ты его игрушка, малютка, что бы он сейчас ни делал, какие бы ошейники с килограммовыми изумрудами не цеплял на твою красивую длинную шейку,  – Фатма пренебрежительно махнула головой на ожерелье на шее Валерии, –  как бы ни закрывал гаремы, как бы ни обхаживал тебя, он делает это только для себя… Это такая игра… Запомни это хорошенько и не питай иллюзий. Наслаждайся, пользуйся, лови своей момент, пока это возможно, но не отдавай ему свое сердце и не строй нелепых иллюзий… Поверь мне, не за горами тот день, когда двери этого дома снова будут открыты… для девиц свежее и моложе прежних… Они тут будут, а ты нет…

– Вы все почему – то говорите одно и тоже, совершенно не зная человека, на которого работаете… Вам ничего не известно о Нуре…

– А ты типа хочешь сказать, что знаешь…

– Знаю… –  с вызовом посмотрела на нее Валерия…

Фатма снова усмехнулась… Глаза ее вспыхнули огнем…

– Единственная женщина, которая знает господина и что – то для него значит, это Балкис… Заруби это себе на красивеньком носике… – ответила высокомерно – торжествующе женщина…

– Только вот Балкис тут тоже нет, как и Вашего гарема, как и Вас в скором времени не будет,  –  парировала Валерия и даже сама не поняла, откуда в ее голосе появился этот язвительно – надменный тон…

Надзирательница лишь засмеялась в голос.

– Ошибаешься, глупышка… Балкис будет всегда! На острове, в жизни и в сердце господина… Запомни это… Потому что Балкис для него  –  не просто та, кому можно вставить между ног… Она его… – тут женщина словно осеклась… То ли боялась говорить дальше, то ли специально оставила загадку, чтобы заставить Валерию мучиться неведением и тяжким мрачным любопытством…

– А почему бы тебе самой не спросить у него, кто такая Балкис? – сказала Фатма и тяжелой, грузной поступью направилась в сторону выхода, прочь из дома, в котором еще вчера была хозяйкой…

Глава 6

Валерия не стала больше задерживаться в этом неприятном месте. Почти сразу за Фатмой выскочила наружу и, только вдохнув свежего морского воздуха, поняла, что там, в гареме, словно не дышала, словно ее горло зажали в тиски и не отпускали. В глазах рябило…

Быстро запрыгнула в машину и почувствовала долгожданное облегчение только тогда, когда водитель привез ее к знакомому уже и даже полюбившемуся, на мысли, о чем поймала себя Валерия, дому Корсана. Ожидаемо внутри она его не обнаружила. Правда, усталость последних дней, ненасытность ее любовника и постоянные эмоциональные качели сделали свое дело –  основательно подкрепившись уже готовой и сервированной к ее приходу едой, девушка провалилась в очередной глубокий сон, несмотря на то, что был только полдень.

Пробуждение наступило не сразу. Оно было тягучим, сладким, покалывающим внизу живота от нестерпимо – томительной неги прикосновений Его языка к ее плоти… Чувственно, медленно, нежно, но решительно и горячо…

Резко распахивает глаза от очередной острой волны удовольствия, чтобы окунуть взор в непроглядную темноту. На улице глубокая ночь… И он, судя по всему, только пришел…

Все еще сонная, она чуть слышно постанывает, не в силах пока поймать его ненасытны ритм, его жар и энергию…

– Давай же, соня, просыпайся… –  шепчет хрипло – возбужденно, отрываясь на секунду от нее,  –  если не трахну тебя сейчас, умру… Хочу пить… Тебя пить…

– Корсан… – шепчет она деланно недовольно, тут же выгибаясь и игриво выворачиваясь,  –  я вообще – то спала… Некрасиво вот так вторгаться в чужие сны…

 

Он поднимает на нее горячий взгляд, его глаза в кромешной темноте светятся, как два пылающих угля… И почему так темно? На улице непроглядный мрак, заглядывающий в их комнату через огромное окно в пол. Где – то там, совсем рядом, спокойное ворчание спящего океана… а ее океан здесь, на постели, бушует, беснуется от желания…

– И кто же тебя снился, Златовласка?  – шепчет возбужденно и в то же время как – то ревностно…

Она ловит эти нотки и начинает играть…

– Не скажу… Это… секрет…

Не успевает ничего понять, как он уже над ней, грозно нависает, пригвождая своей массой к теплу кровати…Входит резко, без подготовки, но она и не нужна. Валерия уже готова для него, всегда готова.

Толчки жесткие, сильные, резкие. Если бы не ее ответное желание, было бы больно, а сейчас… Сейчас так хорошо… Дьявольски хорошо… До невозможности…

– Нур… –  шепчут ее пересохшие губы, вечно голодные по нему, а он стонет в ответ, властно проводит по ним большим пальцем, порочно погружает его в теплоту ее рта. А потом больно прикусывает зубами ее шею…

– Тебе теперь буду всегда сниться только я, Валерия… Только Я…  – толчок, еще один, она выгибается, расставляет ноги шире, давая возможность проникнуть глубже,  –  и ты всегда будешь готова для меня, когда бы я ни пожелал… Теперь тебе придется одной удовлетворять мои аппетиты, сладкая… Так что никаких больше «я сплю» или «не хочу»…

Она вовсе и не слышит его, потому что слишком хорошо… Потому что снова где – то там, на небесах… Секс с ним на этом загадочном острове какой – то другой… В Дубае была та же страсть, то же желание, то же удовольствие… Но здесь… Помимо всего прочего здесь есть еще и какая – то сакральность, их близость –  словно священный древний ритуал… Она не может понять всего того, что теперь творится на душе… Но это так хорошо, что невольно отступают даже самые ужасные мысли и сомнения…

Они не сомкнули глаз до самого рассвета… Даже после того, как насытились друг другом, просто лежали и ласкали прикосновениями, дыханием, легкими поцелуями… После соития с ним всегда оставалось сладко – пьянящее послевкусие, которое нужно было прочувствовать, пережить…

Нежно целует его шею, наслаждаясь теплотой объятий на фоне гладящего кожу бриза с океана.

Невольно цепляет глазами его шрам на шее…. Когда – то давно, еще в той жизни, Абу Самак сказал ей никогда не спрашивать про него, если не хочет Корсанова гнева… а сейчас… Сейчас она могла? Или все эти правила поведения с жестоким безжалостным Корсаном никогда не переставали действовать…

Нежно касается этого места пальцами, тут же накрывает таким же нежным поцелуем…

– Словно когти тигра. –  шепчет, трогая продолговатые выпуклости на шее…

– Льва… – отвечает невозмутимо он.

Валерия недоуменно поднимает на него полный удивления взгляд. Он так шутит?

– В смысле?

– Не знаю, в курсе ты или нет, но эмиратчики, как и многие другие арабы с Персидского залива, держат в качестве домашних животных тигров, львов и прочих хищных кошачьих… Воспитывают их с детства и приручают, так, что они начинают признавать одного хозяина… Считают это забавным и …шикарным… Вот с одним таким домашним питомцем мы и не подружились, как видишь…

– Как это произошло?  –  все еще ошарашенно смотрит на мужчину девушка.

– Ты имела возможность познакомиться с одним из моих братьев, Али… Тем самым, которого встретила здесь в этом доме… Кот была его…

– Кот?  –  горько усмехнулась Валерия…

– Молодой самец – лев… Он натравил его на меня для забавы… Идиот, никогда не умевший просчитывать последствия и опасность…

– Ужасно!  –  с возмущением отшатнулась Валерия! –  действительно, о чем только думал этот человек, когда подвергал тебя такой опасности! А эти последствия, Корсан… – снова трогает его шрамы,  –  представляю, как тебе было больно…

Мужчина поднимает на нее умиленный взгляд и жестко усмехается.

– Ты не поняла меня, девочка… –  обманчиво нежно заправляет выбившийся платиновый локон за ухо,  –  эти шрамы –  ничто… Последствия были для кота… И опасность тоже… Я убил его… Голыми руками… Разорвал пасть… И кинул тушу на ошарашенного Али,  –  снова зло усмехнулся, сверкнув глазами. На секунду Валерия поймала себя на мысли, что это был он… Тот самый жестокий Корсан, вселяющий такой ужас в окружающих… –  идиот был в таком шоке, что не увернулся, упал, придавленный трупом, и сломал себе руку…

Валерия приподнялась, села на край кровати… От услышанного по телу пробежала невольная дрожь… Страшно… Пугающе… Жестоко… Этот мужчина нежно ласкал ее всего полчаса назад… Убивший голыми руками льва… Раньше она думала, что вот такие вот истории –  всего лишь легенды, преувеличения, а теперь могла поверить в них без сомнений… Перед глазами так и стоял Корсан, безжалостно, со звериным рыком разрывающий пасть зверя…

Невольно поежилась…

– Что такое, Златовласка?  –  и снова эти нежные руки на ее плечах контрастом,  –  я напугал тебя веселой историей?

Поворачивает на него глаза…

– Нур… Какой ты?  – спрашивает в сердцах… –  какой ты на самом деле? Такой, как со мной? Такой, как со своими подчиненными? Такой, как со своим отцом? Кто ты, черт тебя возьми…

Выдыхает ей в ответ немного раздраженно.

– Что ты хочешь услышать, Валерия? Что я розовый и пушистый? Нет… Я жесток, я убивал… Я никогда не делал секрета из этого перед тобой… Но для тебя я хочу быть другим… – нежно берет за подбородок, целуя в губы… –  ты делаешь меня другим…

Она лишь качает головой, смотря теперь перед собой… Словно не слышит его последних слов…

– Насколько хорошо я тебя знаю? Насколько ты готов открыться передо мной? Или ты, как и на этом острове, показываешь мне только то, что считаешь нужным? Просто создаешь выгодную и удобную для тебя картину мира мне…

– Валерия, ты ранимая и нежная… Зачем мне показывать себя всего… Зачем? Посмотри, что случилось с тобой от одной только истории о моих шрамах… Тебя всю трясет! Ты не выдержишь всего этого…

– А она выдерживает?  – спрашивает в сердцах Валерия, бросая на него острый взгляд. Не может больше держать это в себе… То, что все это время буквально печет ее изнутри, вмиг вырывается наружу…

– О ком ты?  –  его раздражение и даже злость уже не скрыть…

– Балкис… Скажи мне правду, Нур… Что вас связывает? Кто она тебе? Я ведь не дура… Понимаю, что если бы она была простой наложницей, не вызывала бы такого раболепия среди твоих слуг… Даже тогда… в деревне… Когда она хотела меня убить… Тот старейшина… Он смотрел на нее… с уважением что ли… Кто она тебе, Нур? Кто она для тебя???

Он нервно – раздраженно отворачивается, крепко сжимая кулаки… Словно борется сам с собой… Видно, что изнутри разрывается тысячами эмоций…

– Я говорил тебе, Валерия, что многое из того, что ты можешь обо мне узнать, способно навсегда отбить твое желание даже смотреть в мою сторону… Сейчас ты заставляешь меня открыть тебе правду, которая способна привести именно к этому…

Валерия лишь отрицательно качает головой…

– Я постараюсь принять правду о твоем прошлом, Нур… Какой бы она ни была… Даже если ты скажешь, что любил ее все эти годы…Что она главная любовь твоей жизни… Я постараюсь тебя понять… Ты не обязан стесняться того, что было «до» … Но… Я должна знать, что связывает вас в настоящем… Какое место у нее в твоем сердце…

Он сглатывает… Нервно усмехается, снова задумываясь…

– Сегодня у нас очередной день обсуждения моей семейки… – выдает печально – саркастично.

– Что это означает, Нур? Почему семейки? Балкис твоя жена?  –  в горле сперло… Она понимала, что такой правда тоже может быть, но… не думала, что будет так больно… обидно… Жена. Нура… И почему она не задумалась об этом раньше…

– Нет, Валерия… Балкис не моя жена… Она моя… сестра…

Глава 7

Валерия пыталась унять дрожь, непроизвольно бегущую по всему телу…. В голове не укладывалось… Сестра? Как сестра? Она ведь сама видела… они смотрели друг на друга как любовники… делали вещи, которые никогда бы не позволили отношения между братом и сестрой… или…

– Вся моя жизнь, Валерия, сплошной мрак… – сказал он так, что сердце ее невольно сжалось… –  мрак, состоящий из грязи, порока, жестокости и корысти… В ней с самого первого дня моей жизни не было места ни искренности, ни чистоте, ни любви… а я… я принял эти условия игры, которые навязала мне судьба… А может думал, что навязала… Может быть, мне надо было идти против течения… Сопротивляться…

Балкис  –  моя двоюродная сестра. Она единственный ребенок Удея Макдиси от той самой дочери старейшины, у которой прислуживала моя мать… Тот странный мужчина, куда потащила тебя Балкис якобы для вынесения вердикта по твоим колдовским способностям –  ее дед… Этим и объясняется то, как на нее смотрят местные жители острова… Они видят в ней продолжателя рода истинных правителей… а во мне… ублюдка служанки – шлюхи и иноземца, пусть и высокородного…

– Нур, просто мне казалось… –  начала было подбирать слова Валерия,  –  что ваши с ней отношения немного выходят за рамки…

– Так и есть, Златовласка,  –  перебил ее решительно, –  мы спим с Балкис с семнадцати лет… Она моя ровесница, разница в пару месяцев… Сама понимаешь, отношения ее родителей развивались параллельно с тем, как мой отец насиловал мою мать… Балкис…, Наверное, было бы нечестным сказать, что она втянула меня в эти отношения, вина за нами обоими, но… Знаешь, в тот год я вернулся с учебы в Англии в Дубай и почувствовал себя таким дико одиноким… Отец завел себе очередную новую жену, Юлиану. А я… Я снова оказался ни у дел среди этих абсолютно чужих людей… Тогда – то Балкис и пригласила меня съездить к ее родственникам на остров… Все произошло тут… Она пришла ко мне ночью, сказала, что любит с детства. Что мы остались друг у друга одни, что должны всегда держаться вместе…  – он задумался… Было видно, что слова даются ему тяжело,  –  я тогда еще мало что понимал в сексе… Она не была моей первой. Конечно, в Англии мы экспериментировали со свободными, доступными девочками, но Балкис… Она словно источала порок… Не знаю, откуда это в ней было с самого юного возраста…

– Ты понимал, что спишь с сестрой?  – спросила Валерия.

Он поморщился. Казалось, этот вопрос пугал его больше всего…

– Ты должна понять одну вещь, Златовласка… Конечно, этот аргумент не сможет оправдать наше поведение, но пойми, что отношения между братом и сестрой в Персидском заливе, в частности, в Эмиратах, если речь идет даже о двоюродных –  не воспринимаются как инцест… С самого детства нас взращивают с пониманием, что самой надежной, самой верной и правильной по крови спутницей для мужчины может быть девушка из его рода, из его семьи… Как правило, такими и бывают первые жены… Их называют «ум аль – ияль» –  матери семейства… Хранительницы генокода, традиций, рода… Понимаю, для тебя это может звучать странно, но это так… –  он снова задумался,  –  не могу сказать, что я разделяю это убеждение… Глубоко в душе мне всегда было противно от того, что мы делали, что поддавались соблазну, но… продолжали делать…

– И она спокойно воспринимала твой гарем? Других женщин?

Корсан усмехнулся…

– Более того, она любила устраивать оргии, или же приглашать третью в нашу постель… Балкис –  это порок…, И я тоже, Валерия… Я ужасен… Насквозь погряз в грехе… Мои слова –  далеко не преувеличение, я правда уверен, что знай ты обо мне всю правду, вряд ли бы захотела остаться со мной…

Валерия опустила голову… Рой мыслей, в корне противоречащих друг другу… Она была готова к многому, но к этому…

– Меня вы тоже могли разделить на двоих?  – она сама не поняла, как задала этот вопрос… Но почему – то по мере того, как она узнавала правду, такая мысль невольно звенела у нее в голове колокольчиком…

– Это ее так и настораживало в тебе, Валерия… Она чувствовала, что к тебе у меня отношение иное… Что я не подпущу ее к тебе…

Девушка, казалось, была совершенно не удовлетворена его ответом. Изнутри ее буквально разрывало сразу столько чувств, что аж плохо становилось…

– Почему же ты тогда не женился на ней?  –  спросила она в сердцах…. –  Если посмотреть с вашего ракурса на ситуацию, то и вправду, она лучшая кандидатура…

И почему только невольно в ее словах прозвучала неприкрытая горечь…

Он лишь отрицательно покачал головой.

– Это противоестественно, Валерия… Ты сама это понимаешь… а еще я не люблю ее… Секс, похоть, грех –  да, все это связывало нас не один год, но сердце… Она никогда не была в нем… – он с надеждой поднял на нее глаза, даже со страхом…  –  мое сердце познало любовь только с тобой, Златовласка…

Валерия лишь печально выдохнула…

– Ты рассказал мне чудовищные вещи… –  она действительно с трудом могла сейчас трезво думать о том, что только что услышала…

– Понимаю твои эмоции, Валерия… Поверь мне, я сам себе омерзителен… Да что говорить, я Аллаху омерзителен… Посмотри на меня, во мне два метра роста, я могу трахаться ночами напролет, но я бездетен… Я не способен дать жизнь… Природа сама распорядилась так, что я не достоин иметь продолжения… Ты ведь знаешь, тебе наверняка все уже рассказали… Иначе бы ты давно спросила о контрацепции…

 

Она молча кивнула головой… Сознательно избегала этой темы в обсуждениях с ним, понимала, сколь болезненной она может для него оказаться…

– Ты в этом уверен? Проверялся?

– На все сто… Лучшие врачи мира…

В комнате повисло тяжелое молчание… Оно давило на нее правдой, на него ожиданием ее реакции на его признание… Слишком тяжело, слишком надрывно… Слишком…

– Мне надо побыть одной… –  тихо сказала Валерия,  –  могу спуститься к океану?

– Валерия, я… – начал было он, но сам себя осек,  –  иди… – прошептал тихим убитым голосом…

А она унеслась прочь… Подальше… От него, от себя, от правды…

Валерия потеряла счет времени, просто растворилась в своих мыслях и шуме накатывающих волн океана… Они бились о скалы, разбиваясь на сотни брызгав и ей казалось, что это душа Нура… Та, хорошая душа, которая, возможно, когда – то была, а потом ее запятнали, зачернили, испортили. Думала о том, как же несправедлива была судьба к этому красивому мужчине… Очевидно, в объятия своей сестры его подтолкнуло одиночество… Страшное, изъедающее, пугающее… Ей было как никогда жаль этого бесстрашного, жестокого Корсана, который вынужден прятать глубокие травмы своей души за железным характером…

А еще сердце теребило то, что Балкис так или иначе всегда будет в его жизни… Права была гадкая Фатма… Можно избавиться от любовницы, от жены, от врага… Но как избавиться от родной крови? Да и захочет ли он избавляться… Было понятно, его авторитет на Сокотре во многом держится на ее имени… А Валерия…Что она могла дать ему? Только себя… И сплошные проблемы…

Усмехнулась своим мыслям печально, утерев невольно сбежавшую из глаза слезу.

– Златовласая с Севера, почему ты одна и почему плачешь?  – услышала знакомый голос сзади. Резко обернулась. Ишта… Снова ощущение, что женщина в полном здравии и сознании…

– Все сложно…  – только и смогла выдавить из себя… –  я… запуталась… и… не знаю, что верно, что правильно…

– В прошлый раз ты послушалась меня… Начала слушать свое сердце… И смотри, куда это тебя привело? К правде, к любви, к искренности… Так что же такое сейчас? Снова хочешь заменить сердце чем – то другим?

Лишь всхлипнула, шмыгнув носом и покачав головой…

– Я люблю, Вы были правы… Очень люблю… – сделала паузу, подбирая слова,  –  именно поэтому готова отступить, если так будет лучше для того кого люблю… Понимаете… я не уверена, что быть со мной для него – лучший путь… Что это не принесет ему больше проблем… Балкис… Она ведь не успокоится… И никуда от нее не деться…

Женщина лишь пренебрежительно махнула рукой…

– Кто такая Балкис перед избранной невестой Дракона?! –  она произнесла эти слова так величественно – высокопарно что Валерия невольно всмотрелась в лицо пожилой женщины,  –  твоя миссия намного важнее, Златовласая, ты дашь жизнь ему! Не она! Не кто – либо еще!

Валерия удивленно снова перевела взгляд на Ишту, а та продолжала, смотреть вдаль…

– Вот только не верь всему, что происходит… Не верь! Продолжай слушать свое сердце, что бы ни стало! Продолжай! По судьбе твоей вижу, что легенда повторится… Кровь снова может пролиться… а ты… ты должна на этот раз быть мудрее… сделай так, чтобы избежать смерти… Это в твоих силах…

– Ничего не понимаю из того, что Вы говорите,  –  отчаянно посмотрела в глаза женщине Валерия.

А та с силой схватила ее за руку и почти прокричала,

– Беги к нему! И не отпускай!  –  в этот момент над океаном вспыхнула яркая полоса желто – золотой молнии, а потом раздался жуткий гром, словно земля начала трястись.

Валерия тяжело выдохнула и не чувствуя ног, понеслась обратно, в дом, к Нуру, на нее падали большие тяжелые капли начинающегося ливня, но она их не чувствовала. В ушах звенели последние слова этой странной женщины, которая почему – то вселяла в Валерию веру в себя всякий раз, стоило им только встретиться.

«Беги к нему! И не отпускай!»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru