Падая за тобой. Книга вторая

Иман Кальби
Падая за тобой. Книга вторая

Глава 1

Алмаз

Дело было резонансным… Одновременно с огромными деньгами и бешеной популярностью на меня свалилась волна хейта. Преимущественно от тех людей, кто считал бои развлечением для взорванных, жестоких беспредельщиков, потерявших всякий страх… Одни защищали меня с пеной у рта, доказывая, что смерть Малеса- трагичное, но имеющее место в таком спорте происшествие. Другие говорили, что я просто спустившаяся с гор, неадекватная горилла, кото Да что уж греха таить, я понимал, о каких «третьих силах» шла речь. Капиев втихую пустил в ход все приемчики и связи, чтобы запрятать меня за решетку. Черный пиар в СМИ, неизвестно откуда всплывшие телки, к которым я, якобы проявлял агрессию. Среди них, кстати, была «моя дорогая» Алёна, а еще, как бы ни было смешно, Злата… Последняя уверяла следователей в том, что я не только нагло и прилюдно приставал к ней, но и неоднократно проявлял агрессию… А я все сидел и ждал, когда же свидетельницей выступит и Камила. Когда она обвинит меня в изнасиловании или домогательствах… оставалось только этого от нее дождаться… Хотя кого я обманывал, Капиев был слишком горд, чтобы марать имя своей жены… А еще прилюдно он пытался представить себя как моего верного друга и защитника, в то же время многозначительно дистанцируясь от оценок произошедшего на его файт- площадке… мол, пусть эти вопросы решает «справедливый суд»… Это, наверное, и избавило меня от очередной «свидетельницы» моего «аморального, жестокого, неадекватного и общественно опасного поведения», как написали в одной из статей-заказух «про срубившего баснословные бабки борца-беспредельщика, убившего человека на ровном месте»…

«Приятным» сюрпризом, пожалуй, стали только свидетельские показания Аушерова относительно того, что он в последний момент узнал о нечестной игре Малеса и сообщил мне, но тогда типа бой уже было по сути не отменить. Это, по крайней мере, хоть как-то объяснило судье факт того, зачем я позвал соперника на продолжение уже по другим правилам…

Итогом всей этой многомесячной головомойки, в ходе которой меня даже не отпускали под залог, хотя неофициально адвокат предлагал огромные суммы, только от упоминания которых раньше мои глаза бы полезли из орбит, стало то, что мне впаяли два с половиной года колонии-поселения. Мои юристы считали такой вердикт победой. Уверяли, что при хорошем поведении меня вообще довольно скоро может ждать условно-досрочное освобождение, или даже амнистия с учетом того, что среди моих «фанатов» немало влиятельных людей…

Мне было посрать на решение суда. На весь этот фарс посрать… Боль в сердце понемногу утихла, ненависть тоже отступила на задний план… Зато на их смену пришло еще более нестерпимое чувство -полной апатии. Словно жизнь потеряла вкус. Словно вмиг все мои рецепторы отказали, все краски вокруг потухли… Руслан ругал меня за такое равнодушие… Пытался вывести хоть на какие-то эмоции. Он и сам был предельно расстроен. Мало того, что потерял перспективного бойца, с которым хотел тоже выстрелить на совсем другой, международный уровень как менеджер. Так еще и где-то внутри него свербело пресловутое чувство вины из-за этой долбанной шлюхи Златы… Что связался, что подпустил, что позволил пудрить нам мозги… Я же, напротив, не испытывал к телке ничего, кроме жалости… Понятное дело, Капиев заставил… Не ту подружку выбрала себе девчонка, зря связалась со змеей Камилой… Хорошо хоть, что я сам теперь понял, какой это был серпентарий… Вот только слишком поздно…

В колонии меня встретили на удивление хорошо. Не было задираний и попыток прогнуть ни со стороны охраны, ни со стороны заключенных. Возможно, меня боялись. Возможно, просто были не в курсе всех подробностей и воспринимали просто как мужика, которому не очень повезло… Здесь таких было немало- кто сбил человека случайно насмерть, кто убил в целях самообороны… Конечно, ничто никогда не оправдывает человека, виновного в гибели другого. Но согласитесь, есть две большие разницы между гнидами, сознательно идущими на преступление, и такими вот кармическими неудачниками… Впереди был как минимум год работы над собой, самокопания и поиска новых опор в жизни… А еще нужно было как-то вернуть себе вкус к жизни… Найти хотя бы какой-то стимул двигаться дальше… И чем больше я думал о прошлом, тем очевиднее для меня становилась неутешительная правда- единственная вещь, которая вызывала хоть какие-то эмоции в моем сердце, была связана со страшным, непреодолимым, маниакальным желанием отомстить… им… сделать максимально больно… растоптать… призвать к ответу… каждого за свои грехи…

Камила

Я вернулась в квартиру, которую он называл нашим «домом». Не считала ее своим домом. Никогда… Как ни пыталась переделать на свой лад, она оставалась для меня просто холодным каркасом, клеткой, где меня заперли…

Шла неделя за неделей. Ребенок развивался гармонично. Токсикоз меня почти не мучал… Только когда сильно переутомлялась или нервничала… Но я старалась не нервничать… Как могла, настраивала себя на хорошее, хотя это не особо помогало…

По возвращении Арсен сразу существенно ограничил мою свободу. И хотя у меня были все атрибуты комфортной жизни, к которым я привыкла, светскую дольче виту я больше не вела, резко сократился и круг моего общения… Как-то сам отпал, честно говоря… Да это было и предсказуемо- правила любой светской тусовки неизменны- ты жив, пока держишься на плаву среди других цветных рыбешек. Пропадаешь из поля зрения фотокамер – и на хрен ты никому не нужен со своими проблемами. У всех есть проблемы. С проблемами идите к мамочкам, а на публике извольте блестать и искрить…

Сразу по возвращении из лечебницы Арсен также анонсировал мне, что Злата была уволена со всех должностей в моих компаниях, так как ее, дескать, уличили в систематическом воровстве. Меня тогда его слова жутко взбесили и даже испугали. Он пытался отстранить от меня и оболгать очередного близкого человека, зажимал меня в тиски теперь и на этом фронте… а еще я боялась за подругу… Моя попытка суицида выключила меня из жизни по сути на несколько месяцев, и только немного придя в себя, я, к своему стыду, поняла, что все это время не была в курсе, что произошло в итоге со Златой, что видела ее в последний раз там, в отеле, связанной по рукам и ногам и вынесенной амбалом Капиева в неизвестном направлении… Устроила Арсену истерику, требуя меня с ней связать, что мне нужно убедиться, что она жива- здорова, что не верю ему… Кричала, извиваясь, хоть и понимала, что для малыша это плохо, не могла остановиться, как прорвало… А он вдруг начал гомерически смеяться мне в лицо…

– Идиотка ты, Камила. Наивная идиотка… Знаешь, есть две категории баб, которых легче всего наебывать. Это страшно влюбленные в тебя и абсолютно равнодушные к тебе… Мне вот повезло… у меня за раз оказались сразу две в арсенале… Тебе было посрать, с кем я, поэтому ты годами не замечала очевидного- что прямо у тебя под носом я потрахиваю твою драгоценную подружку… А она- тупая дешевая лохушка, верила, что я к ней что- то чувствую, что в итоге уйду от тебя… А я пользовался этим- заставлял докладывать о каждом твоем шаге, каждой мысли, прихоти твоей, настроении… Сначала делал это, чтоб вот так предвосхищать любые твои прихоти- машину новую захотела серо- буро- малиновую с пони- а я уже ее тебе подгоняю… отдых на Мальдивах- путевка уже тебя ждет на тумбочке… Сука, аж самому сейчас противно, как я по жизни за тобой бегал, нянчился, а все без толку… А в Дубае она должна была шпионить за тобой и Алмазом… я даже разрешил ей флиртовать с этим его менеджером для прикрытия… вот только тут- то она меня и разочаровала… не сработала вовремя так, как нужно… может реально стала к тебе что- то испытывать за эти годы, типа привязанности… хотя вон, говорят, нет между вами, бабами, дружбы в природе… так или иначе, она не сказала мне вовремя о том, что ты с ним ебешься… В тот день, когда ты ей названивала и говорила, что ищешь Атабекова, она со мной была, а не с Русланом. Вот тогда мои догадки и подтвердились… а еще пришлось малец проучить ее за то, что львиного молока опилась, решила, что может мне пиздеть, игры играть за спиной… Идиотка уверяла меня, что думала, если у тебя выгорит с Алмазом, ты сама от меня уйдешь и ей дорогу освободишь… Куриная логика, конечно… хотя чего еще ожидать от вас, куриц…

Я не верила своим ушам… даже оторопела…

– А как же твоя телка московская?… Ты ведь ее привез в Дубай тогда, на самолете… Эмиль все время сбивался, называл Оксаной… да и я про вас столько всего слышала…

– От кого слышала, Камила? От Златы? Хороший источник… как думаешь, почему она в отеле поселилась, а не у нас на вилле? Пораскинь своими мозгами, напряжешь малец извилины- все карты сойдутся… Оксана- просто помощник. И в Москву я правда летал тогда по работе…

– И ты знал, что я с ним сплю… в ту ночь… и дал этому случиться?– почему- то от этой мысли стало страшно… зачем? Он ведь мог предотвратить мой приезд к Алмазу одним звонком…

Арсен долго и пристально смотрел на меня…

– Все не верил, что ты так далеко осмелишься зайти… думал, одумаешься… Но на всякий случай, предусмотрел камеры в его номере. Хотел посмотреть, как ты его отошьешь, испугавшись палева, как любая благопорядочная жена… думал, кайфану хотя бы от этого. А в итоге…– в итоге смотрел на то, какой ты бываешь… какой могла бы быть со мной, если бы…-он замолчал. Карандаш, который он все это время сжимал в руках, с глухим треском сломался.

А меня накрыло еще одно озарение. Арсен не знал, что на тот момент мы уже спали с Алмазом… что между нами уже был секс в машине… Я ведь так и не призналась в этом Злате… она действительно шпионила за мной… вот и этот пристальный интерес к горе- водителю, вот и ее зависания у нас на вилле в отсутствие Арсена..,

Все сходилось… он был чертовски прав… вокруг меня была одна гниль и предательство… я сама была гнилью и предателем… самой себя…

Больше к разговору о том, что происходило в Дубае, мы не возвращались. Да мы вообще теперь мало говорили и так же мало виделись, к моему несказанному облегчению. Я старалась по возможности избегать Арсена, а если мы и пересекались- минимально вступать с ним в пререкания и споры. Слишком презирала его, чтобы подвергать опасности своего ребенка излишними нервами из-за разборок. Хватило того раза со Златой, когда моя истерика стоила мне недели, проведенной в стационаре на сохранении.

 

Только вернувшись к обычной жизни через какое-то время я узнала, что Алмаз попал в тюрьму… Узнала про трагедию с Малесом… Еще пару месяцев назад эта новость бы окончательно меня сокрушила, но теперь внутри что-то щелкнуло. Вся наша история настолько болезненно отдавалась в моем сердце, настолько тяжело было о ней думать, вспоминать, ворошить то и дело начинавшие кровоточить раны, что я попыталась хотя бы на время беременности и первых месяцев после вычеркнуть любые мысли о нем из своего сознания, ради моего малыша. Отныне и навеки меня прежде всего интересовал один человек-мой ребенок. И ради него я терпела присутствие Капиева в своей жизни, запретила себе думать об Алмазе, заставляла себя день ото дня вставать с постели, преодолевая вяжущую паутину накатывающей депрессии и двигаться дальше… к долгожданному рождению ребеночка…

День родов наступил несколько раньше, чем планировалось, но быстро и без осложнений. Я быстро родила и даже не стала шугать Арсена от малыша… Все смотрела на него и думала- что он чувствует, понимая, что перед ним плод любви другого мужчины со мной… Или он все же сомневается? Все же надеется, что после стольких провалов получилось? Мужчины в этих вопросах всегда готовы до последнего верить в чудо, главное, чтоб их эго не пострадало. Все эти вопросы интересовали меня, конечно же, не из-за праздного любопытства и даже не из-за того, что меня реально волновало, кто отец малыша. В этом как раз я была уверена. Женская интуиция в таких вопросах работает безотказно… Меня волновало это только потому, что напрямую влияло на жизнь и благополучие моего ребенка… А за него я теперь готова была горы свернуть… Да-да, никто доселе не мог, а я смогу…

Глава 2

Спустя два года

Камила

Алан родился крепким малышом, но буйным. Весь в отца… Он нещадно пинался ножками еще в моем животе, а уж как только появился на свет, дал нам всем жару – бессонные ночи, не по возрасту активность и требовательность… Я сразу поняла, что хочу, чтобы его звали именно так… Алан- одно из наших древних имен, в переводе оно означает «скала»… Он и должен стать скалой… Для меня, для женщины, которую полюбит и станет с ней счастливым… А я очень верю, что он сможет быть не только сильным и смелым, но и любимым и счастливым. Дети должны получать то, о чем когда- то мечтали их родители. Пусть им будет лучше, чем нам, пусть их путь будет легче… Аслан, наверное, так же думал, когда подсунул меня под Капиева…

Время летело молниеносно. За постоянными хлопотами молодой мамы я едва успевала находить время на сон и на себя. Гламурный образ сменился на удобные спортивные костюмы, длинные ногти- на короткопостриженные и без покрытия, волосы – вечно в гульку. И это при том, что у меня была помощь! Но сын, казалось, умудрялся выматывать день за днем не только меня, но и свою няню.

А еще к процессу воспитания малыша подключилась моя тетя. После смерти матери она осталась единственным по сути родным мне человеком. Свои дети внуков ей пока не подарили, да и мало было надежды, что подарят- оба сына занимались какими- то авантюрными, темными делами, то и дело стреляли деньги у меня под предлогом нового проекта, а на деле просто прогуливали их. Ни о какой жизни добропорядочных семьянинов там даже речи пока не шло. Я перевезла тетю, которая к тому времени похоронила мужа, в Москву, поселила в красивый домик, выстроенный мною изначально на продажу, но очень подошедший нам теперь в новых условиях. Пропадала у нее с сыном неделями под предлогом того, что нужна помощь, а сама банально от Арсена шифровалась.

Капиев давал ребенку лучшее в том, что касалось материальной стороны. Лучшие детские вещи, высококлассный персонал… Вот только отцовского тепла от него предполагаемо не исходило. Я не знала, делал ли он анализ на установление отцовства или нет, но к этой теме мы больше никогда не возвращались. Более того, муженек недвусмысленно дал мне понять, что в моих же интересах ни при каких обстоятельствах не допустить, чтобы Алмаз мог узнать, что ребенок его… Официально Алан носил фамилию и отчество Капиева и я вынуждена была это принять, стиснув зубы, потому что другого выхода у меня не было…

Арсен, к моему неимоверному счастью и облегчению, не прикасался ко мне во время всей беременности и ровно три месяца после. Все мои надежды и иллюзии развенчались аккурат в тот день, когда наша милая сентиментальная няня принесла праздничный торт собственного производства с выложенной на нем леденцами тройкой. Я, к своему стыду, не очень следила за этими месячными датами, считая, что истинный праздник у человека по случаю рождения может быть лишь раз в год, зато вот Капиев, как оказалось, в вопросах тайминга оказался крайне педантичным… Я спустилась выпить воды на кухню перед сном и оказалась прижатой им к стене в коридоре. К горлу предательски подступил ком, руки вмиг закоченели, голова закружилась. Я начала бесшумно, чтобы не разбудить ребенка, отбиваться, но это его только раззадоривало. Он яростно мял мою грудь, приговаривая, что я стала как никогда аппетитной и что он больше не намерен ждать, а мои истовые возражения в итоге были без труда им подавлены одной лишь фразой- «у меня твой сын, истеричка, не забывай»… Спустя долгие годы Арсен нашел, наконец, способ, действительно позволяющий выводить меня на эмоции и хорошенько мною манипулировать… Теперь шантаж Аланом стал для него привычным делом… В ход пускались все гнусные аргументы и приемы- он все время пугал меня тем, что служба опеки никогда в жизни не оставит ребенка с мамашей-регулярной гостьей психушек, той, кто сидела на транках, кто пыталась покончить собой. Говорил о том, что даже если я сбегу с сыном, он все равно найдет, и тогда мои нынешние проблемы и переживания покажутся просто сказкой… Угрожал, что отдаст ребенка Карине на воспитание или вообще отправит на родину в горы к его каким-то родственничкам, которых я толком-то и не знала…

У него, кстати, вообще было мало родственников и почти ни с кем он не общался, либо держал конкретную дистанцию… Узнала я причину этого как-то от все той же нашей «доброй феи» Карины. По ее словам, он рано потерял мать и отца, так как родили они его в зрелом возрасте. На тот момент его старшим сестре и брату было более двадцати лет. Смотреть за родственником-сопляком, да еще и вводить его в члены их молодых семей они не пожелали, поэтому Арсен рос в школе-интернате, приезжая в горы, к так называемой семье, только на пару недель в год на каникулы. А потом мальчик вырос… В того, в кого получилось вырасти, словно сорняку в поле…

Отчасти все это и объясняло, наверное, почему он с такой легкостью женился на мне, почему ему не нашли и не привели замечательную невесту из числа «своих», почему недостойная полурусская-полусирота оказалась ему парой… Почему он так смело, нагло и свободно себя вел… Ведь наши люди с детства обречены на соблюдение огромного количества условностей, составляющих жизнь горца, пусть даже этот горец давно живет на равнине и ездит на Майбахе, а не на гнедом скакуне-женился, родил, построил, воспитал, позаботился, поженил… Этот цикл был непрерывным и составлял основу и суть жизни наших людей. Любые отступления от него карались наказанием похлеще смертной казни -всеобщим общественным порицанием, цоканьем языком за глаза, презрением и неуважением… А ему на все эти формальности было откровенно наплевать…

Шантаж Арсеном в отношении меня применялся преимущественно тогда, когда надо было заставить сыграть роль его любящей жены… Неважно, исполнялась ли эта роль сугубо для него – в постели или же на людях- на общественных мероприятиях, в гостях, на переговорах… Получалось, видимо, неплохо, потому что все вокруг были убеждены, что у нас все замечательно, и мы счастливая семья с молодым потомством.

Я стала меньше работать в разы, потому что старалась все свое время отдавать ребенку, но изредка бралась за интересные проекты. Скорее, с творческой точки зрения, чем с целью заработать. Бизнес более-менее функционировал с моим удаленным пассивным участием. Арсен притащил мне взамен Златы какого- то нового бренд- менеджера с шикарным резюме, который был якобы призван залатать все нанесенные ее годами плохого управления дыры. На деле же я понимала, что Арсен хотел урезать мою свободу и здесь… сделал так, чтобы финансово я теперь полностью отчитывалась перед ним, чтобы не имела своих, независимых денег.

Несмотря на хроническую усталость, я мысленно благодарила провидение за то, что в беготне своих будней совсем не оставалось сил думать об Алмазе, думать о нас… вернее о том, что нас нет… хотя зачем я врала, в том числе и самой себе… я думала о нем каждую свободную минуту, я думала о нем перед сном, сразу после пробуждения, в ванной, на прогулке с коляской… Думала о том, как там он, в неволе… вспоминает ли обо мне… а потом неизбежно накатывали горечь и темнота от воспоминаний о нашей последней встрече… и я снова возвращала себя от мечтаний к реальности, а в ней я не имела после всего произошедшего права мечтать об Алмазе… достаточно было знать, что он жив, хоть пока и в неволе…

Так незаметно пролетели эти два года… а потом я снова стала стремительно лететь вниз… И сейчас делать это было гораздо страшнее, потому что наверху я оставляла своего сына…

Глава 3

Камила

Когда Арсен в ярости зашел ко мне и резко потребовал няню выйти и вывести ребенка, я сразу почувствовала нечто неладное… Ходит по комнате, разбрасывая направо и налево матюги на нашем родном языке, нервничает, волосы все время поправляет, а потом вдруг резко кидает мне телефон:

–На, посмотри на это…-грубо и с какой-то явной претензией в мой адрес.

Беру аппарат. Вижу видеорепортаж в интернете. Включаю…

«Сегодня утром на свободу по условно-досрочному освобождению вышел прославленный боец, многократный чемпион по вольной борьбе и победитель одного из самых престижных мировых турниров смешанных единоборств Алмаз Атабеков, отбывавший наказание за убийство по неосторожности своего соперника на ринге в ходе боя венгра Герарда Малеса. Вокруг произошедшего ходило много слухов и домыслов. Есть немало людей, которые продолжают утверждать, что это убитый Малес совершил преступление, решив прибегнуть к запрещенным приемам в ходе боя и что в действиях Атабекова ничего, кроме стремления защитить свою честь, не было. Другие сочли приговор в два года чрезмерно мягким, увидев в действиях Атабекова злой умысел, когда он целенаправленно после одного нокаута в тот же день заставил соперника снова встретиться с ним на ринге… Так или иначе, теперь знаменитый боец на свободе и может с лихвой насладиться многомиллионным состоянием, заработанным в ходе беспрецедентного по популярности и охвату аудитории бою, уже вошедшему в историю смешанных боев как самый кассовый и зрелищный. Нашим корреспондентам удалось взять эксклюзивное интервью у спортсмена почти сразу по его освобождении.»

Я смотрела на шагающего быстрым шагом от серого бетонного забора к кортежу автомобилей, видимо, ожидавших его у входа, и сердце мое снова совершало какие-то нереальные пируэты… Он стал другим… Более сосредоточенным что ли, более жестким… Казалось, в любой момент готовым к прыжку, настороженным, словно ожидая подвоха и нападения со всех сторон. И в то же время уверенным, и в то же время контролирующим всю ситуацию… А еще таким же нереально красивым, мужественным, сексуальным… Как же он был хорош… Коротко подстриженные волосы, неизменная черная футболка… Этот мужчина с каменными кулаками мог прямиком из тюрьмы ехать на лучшие подиумы мира- и все бы попадали… Все и падали… Я знала, что по нему сходят с ума все женщины столицы, а что уж говорить о республике… Резко отогнала эти мысли от себя… Не имею права об этом думать…

«-Рады, что Вы снова с нами, Алмаз Асланович! Какие ощущения на свободе?

-Спасибо, Приятные.

-Планируете продолжать спортивную карьеру?

-Трудно пока сказать, но да. Хотя и другими проектами тоже хотел бы заняться…

-А в какой области?

-Все узнаете. Всему свое время…

-Какие планы на ближайшее будущее?

-Меня ждет невеста. Жениться. Вот сейчас главный план. Наконец, хочу создать семью…

-Поздравляем, это замечательная новость! И где будет проходить свадьба, если не секрет?

-Почему же, не секрет. Пока только планы. Но может как раз вы и поможете им осуществиться. Моя невеста из моих родных краев, выросли в одном селе… Так что хочу устроить праздник прямо там. Пользуясь случаем, хочу обратиться к своему спонсору, хозяину файт-площадки, которой я обязан всем, что у меня есть сейчас, Арсену Капиеву и попросить его любезно предоставить мне в аренду под торжество его сказочный дом в нашем родном селе… Думаю, это сделает наше торжество с Мадиной незабываемым и для нас, и для гостей, и для хозяев… Всё это время он очень поддерживал меня. Надеюсь, не откажет и в этой скромной просьбе…

 

-Мадина? Так зовут Вашу избранницу? Очень красивое имя у счастливицы. Будем с нетерпением ждать Вашего торжества!»

Я слушала этот репортаж и все это время, казалось, не дышала… Позорная идиотка, на какой-то момент аж руки и ноги похолодели, потому что грешным делом я решила что невеста, о которой он говорит- это я… Наивная, наивная дура… А потом накрыла боль, появившаяся из глубины души, словно вскрытая снова рана, где все еще было воспаление… Эта боль никуда не ушла… Она была глубоко внутри, зарытая под морем эмоций, связанных с моей беременностью и появлением малыша… Мне было больно и тоскливо… А еще я понимала, что все это не зря… Он вернулся и вот такой громкий публичный анонс, в том чисел обращенный и к нам с Капиевым, – далеко не невинные разговоры на камеры… За этим стоял какой-то посыл…

–Что скажешь?!-пролаял Арсен,– как это понимать?!

–У меня тот же вопрос к тебе, Арсен. Я не в курсе, что у него в голове. Но боюсь представить, ничего хорошего… Это ведь ты приложил руки к тому, чтобы его посадить…

–Не п…ди о том, чего не знаешь, Камила… Лучше ответить мне на встречный вопрос- это твоих рук дело? Это игра у вас теперь какая-то у меня за спиной?! Он специально вот так прилюдно меня прижал к стенке своим ебаным приглашением?!

Я лишь равнодушно, как могла скрывая ту боль, которая пульсирующими вспышками колола внутри от услышанных слов в интервью, пожала плечами:

– Тебе прекрасно известно, что мы с ним не на связи. Разве твои псы не отслеживают все мои маневры и контакты? А вот как ты будешь теперь выкручиваться, мне искренне интересно, Арсенчик… Знаешь, это будет даже забавно- изображать лучшего друга и верного союзника человеку, которого хотел убить и упек за решетку…– я ответила ему в той же змеиной манере… Со змеями жить- по змеиному шипеть, так сказать, переиначивая знаменитую пословицу…

Арсену правда не удалось отвертеться… Алмаз публично обратился к нему с просьбой, приперев тем самым к стенке… Так что буквально спустя неделю в нашем доме в горах, куда в последний раз мы приезжали аж несколько лет назад, задолго до появления Алмаза в моей жизни во второй раз и прочих связанных с этим драм, начались активные приготовления к большому празднику… Кстати, отставив все обстоятельства, объективно это место действительно было идеальным для проведения торжества- огромный, живописный двор с красивым садом, сказочный вид на обрыв и горы, да и сам дом был одновременно стилизован под традиционную архитектура и в то же время, не лишен современных удобств, в том чисел в плане грамотного решения пространств… Если бы не обстоятельства происходящего и не факт того, что это была свадьба Алмаза, я бы была даже приятно взбудоражена перспективой устроить там красивое торжество…

Я, конечно же, изначально наотрез отказалась участвовать в этом фарсе, вот только это вызвало еще больший гнев Арсена. Помню, как с силой схватил меня за шкирку, как котенка:

–Нет, Камила, ты как миленькая будешь принимать в этом самое активное участие… Сидеть будешь со мной по правую руку, изображать из себя счастливую жену… Или ты надеешься, что я позволю тебе пропустить такое радостное событие- свадьбу твоего обожаемого любовника?! Нет уж… Поварись с мое в этом котле из ревности и ненависти…

Отбросил в сторону, словно я мешок с картошкой, а не человек. Быстро ушел. А я так и лежала на полу, думая, какую еще злую шутку мне преподнесла судьба… Сколько еще она будет снова и снова погружать меня в полный горячего кипятка котел…

Алмаз

Спустя месяц после освобождения

Мадина очень красивая девушка. Добрая, искренняя, чистая… Я счастливчик… Шепчу себе, стоя у зеркала, застегивая эти проклятые запонки, душу я их монал. Не мое это все… Не для костюмов и этих белых рубашек с воротниками я создан… Захотелось с силой подубасить грушу, выпустить пар… Но ведь это не выход… Надо было как-то выдержать эту пытку в виде радостного торжества. Выдержать эти приторные поздравления, веселые лица, выдержать Его и Ее присутствие… Последнее было сделать сложнее всего… Зря я в это вообще ввязался. Зря снова приблизился к ней на такое близкое расстояние… Я еще толком-то не видел ее, а уже чувствовал, что ее жар палит… Презираю, ненавижу, а все равно сосет под ложечкой… Боялся, что все опять повторится… Как тогда… Стоило мне посмотреть в ее блядские глаза после стольких лет там, в этом гребанном самолете, все снова завертелось, зарябило перед глазами со скоростью света. А кто сказал, что сейчас будет иначе? Два с лишним года прошло… Я изменился, мир изменился, только эта моя поганая одержимость ею осталась прежней… И как так, Алмаз?-спрашивал себя, смотря в собственные глаза в отражении зеркала и не узнавая его… Почему опять головой не думаешь…

Началось это бессмысленное, гротескное торжество, не имеющее никакого смысла… По нашим традициям сначала процессия с женихом во главе должна была зайти в дом к невесте, откуда ее уводили уже на торжество жениха, что символизировало уход новоявленной жены в семью мужа. Под сопровождение зурны, во главе со мной и невестой с опущенной фатой и устремленным в пол взглядом, держащей меня под руку, наша вереница прошла уже к нашему дому. В наше время, в больших городах или селениях покрупнее этот ритуал выполнялся на автомобилях, но я настоял, чтобы все было именно так, как в старину-пешком, да и смысла в машинах не было. Зачем? Мы жили-то на расстоянии всего пяти минут ходьбы друг от друга… Мадина была младшей дочерью близкого друга отца, какого-то нашего очень дальнего родственника. Родители с детства многозначительно пробрасывали намеки о том, что мы должны пожениться. Ну что ж, должны так должны… Когда ее кандидатура снова начала фигурировать в контексте того, что мне нужно, наконец, создать семью и подарить родителям внуков, я сильно не сопротивлялся. Зачем? В чем смысл снова плыть против течения, может оно и лучше- делать так, как делали до нас, слушаться старших, следовать адатам… Не мы эту систему придумали, не нем менять… Сам себе усмехался от таких мыслей- скажи мне, что так заговорю еще пару-тройку лет назад, щелбан бы дал, а теперь… Да и родителей еще больше расстраивать не хотел. И так сколько волос побелело на их головах, пока я на нарах отлеживался…

В доме отца, который наскоро пришлось немного привести в порядок- понятное дело, там уже давно никто не жил, да и изначально эта сакля не производила великого впечатления, самый обычный скромный дом горца – уже был накрыт небольшой стол. Приехавшие из Штатов дней десять назад родители выглядели взволнованными и торжественными. Как же они все-таки постарели, особенно, отец. Поймал себя на этой мысли, когда в очередной раз бросил на них быстрый взгляд. Мы не виделись уже года три, не меньше… С дубайских времен минимум. Я запретил прилетать им на суд. Думал, так нервов будет меньше, слез маминых, отцовских приступов- у него то и дело теперь прихватывало сердце, но, конечно, расстояние не спасло их от бессонных ночей и переживаний из-за злоключений нерадивого сына…

Все мы, оперившиеся птенцы, ставшие орлами, улетаем из гнезда… И кажется, что это самое гнездо- далеко не то место, куда хочется вернуться.. Все там уже изучено, неинтересно, все приелось. Хочется устремиться вдаль, к приключениям, к новым горизонтам. Крылья расправить, насладиться молодостью, силой, энергией… А как это самое крыло кто-то подобьет, да просто как только сил больше не будет лететь, преодолевая силу ветра, так и тянет вернуться обратно, зарыться в теплые руки матери, укутаться молчаливой, скромной, но безоговорочной любовью отца… Вот так и я теперь смотрел на этот старенький, покосившийся дом, откуда бежал стремглав, даже не оглянувшись. Это мое гнездо… Да, к хорошему быстро привыкаешь- теперь у меня и дома, и квартиры такие, что сам иногда удивляюсь, не верю, что мое, мальчишки в резиновых шлепках с исцарапанными грязными ногами… Но сердце с любовью и радостной тоской сжимается только здесь… Только тут, где прошло детство и юность.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru