Сборник стихов 1990-2020

Илья Кнабенгоф
Сборник стихов 1990-2020

Цикл «1+1=1»

Путь

Я знаю, как ты начинал:

Тебя судьбе покорность не удовлетворяла,

Страдания переносить устал.

А все вокруг тебе твердили: «Жизнь трудностей и зла не отменяла!

Будь-же как все!», но «меее-еее-еее…»

С послушною толпою ты потихоньку блеять перестал.

Ты начал в одиночку,

Не веря в обещания пастухов и сторожей.

Потом ты понял, что не всяк, кто пьёт с тобой за дружбу,

Готов вписаться за тебя до крови и ножей.

Ты обратился к книгам, но те лишь подтвердили

Слова трусливых и глупцов, что всё условно в этом мире

И нет числа условиям таким, одно сложней другого,

Но коль не выполнишь, не взглянут небеса с любовью на тебя такого.

И тысячи купцов явилися с тобой поторговаться

За душу за нетленную твою.

Одни венчание за деньги обещали,

Другие – все грехи простить за золота суму.

И говорили сладко, что научат,

Как правильно дышать и как смотреть,

И строили тем самым новые загоны,

Чтобы овцу загнать обратно в клеть!

От мистиков тогда ты отвернулся

И ринулся в религии искать.

И с той, которая в стране твоей ортодоксальна,

Решил ты аккуратно, да не спеша, начать.

Найдя ж там вскоре тьму противоречий,

И лицемерие узрев за фарсом и красивой мишурой,

Ты ринулся в другую, потом в третью,

И осознал, что в качестве успокоительной таблетки

Конфессия по сути может быть любой.

А изгородь из веток, что стадо охраняла,

Казаться тебе стала решёткой золотой.

Потом колючей проволокой она же обернулась,

И под конец на Избранность твою

Тебя купить решила с головой.

Ты ж, наступив на горло самолюбованию,

С последним подлецом себя пред Богом уровняв,

Увидел наконец, что изгородь фантомна,

И побежал со смехом, направление поняв.

И вот тогда, отбросив все Писания,

Ты сам в себе нашёл ту дверь, которую искал.

Ты вспомнил – Кто Ты Есть, и изгородь разрушил,

Узнав, что все Учения, подсказок ради верных,

Ты сам себе собой же когда-то написал.

Оборот кармы

У вечности нет правил,

Нет правил у любви.

Нет постоянства времени,

Нет одного Пути.

Чтобы идти, ты должен

Всё на себя сам взять.

Ты сам дорога, ты есть жизнь,

И на кого пенять,

Коль понял, что в ответе

За всё, что есть вокруг,

И что единственный обман

И фокус – это круг?

Так Сила сдерживает тьму, смеясь и без обид:

Коль пулю выпустишь вперёд – в затылок прилетит.

Кошки пустынь

У Сфинкса есть один

Вопрос к тебе, дружище,

И коль ответишь верно –

Раскроются врата.

За ними тайн различных

Лежит разоблачение.

Там жажду сердца своего

Ты утолишь сполна.

Одна петля потянет

За собой другие петли,

И морок разойдётся,

Как шерстяной носок.

Здесь то, что ты увидишь –

Свободой обернётся.

Здесь ты получишь доступ

На следующий виток.

Однажды на Земле

Придёт тот день и час,

Когда последний дух

Воспрянет ото сна.

Все женщины друг в друге

Своих сестёр узнают.

Мужчины станут братьями

Навеки, и тогда

Узнают люди то,

Что движет в небе звёздами,

И средь пустынь раздастся

Крылатой кошки смех.

И Сфинксы, расправляя

Свои крылья светоносные,

Взлетят, и Жизнь закончит

Путь до одной из Вех.

Иссякнут на планете

Все формы иллюзорные,

И схлопнется Система.

Лишь только неба синь

Всё будет разносить

Кругами всполохи цветные –

Смех крылатых кошек

Египетских пустынь.

Две птицы

Давай молчать.

Быть может мы воистину с Тобой

И не говорили никогда по сути.

За громкостью своих речей

Я не давал Тебе, мой друг,

Момента отвечать?

А Ты всегда к моим

Услугам был повсюду,

Прощая мне, что я Тебя

Годами мог вообще не замечать.

Так Веды говорят: на дереве души

Сидят две птицы вечные.

Одна из них в невежестве своём крылами машет

и клюв суёт, куда ни попадя, всё Истину познать пытаясь.

Вторая – Истина сама, извечная Любовь,

Не делая ни взмаха ни движения,

Лишь наблюдает, улыбаясь.

Одна всё делает, не зная ничего,

И путь её ошибками усеян,

Что порождают боль, страдания и горе.

Другая – в созерцании,

Сияет счастьем, нет желаний,

И лишь любви без берегов в ней море.

Так глупой птицею всю жизнь

Мы трепыхаемся маршрутами избитыми,

Не слыша в суете за гомоном своим,

Не понимая смысла, слова мудрости,

Что ласково нам шепчет

Пернатый друг на ветке древа жизни.

И пробегает лошадь круг.

Мы возвращаемся, невзгодами побитые.

В единый миг друг другу в очи птицы смотрят,

И от ударов в барабан судьбы

нам остаются лишь лёгкие мелизмы.

Так волшебство игры

Стихает, прекращаясь,

И тишина спускается,

И над обрывом бездны лишь дерево стоит.

И на ветвях его

Одна большая птица

Сидит и улыбается,

И ход часов молчит.

Оборот кармы – 3

Мы сами же есть те,

Кем нас пугали в детстве.

И мы же есть тот Свет,

Что порождает мир.

Поэтому за всё

С тобою мы в ответе –

За дальних звёзд сияние,

За бездну чёрных дыр.

Полярности свои

Внутри себя мы носим,

Являясь в совокупности

началом и концом.

Мы – альфа и омега,

Мы – те, кто по пути идёт,

Мы сами же тот путь и есть.

Так, связаны кольцом,

Пути все начинаются

Там, где они кончаются,

Идут из ниоткуда

По сути в никуда.

Но сердца путь – он в радости,

Другие же – в страданиях.

А выбор между ними

Зависит от тебя.

Дела все наши – пыль,

Сметаемая временем,

Но каждый воин отдавал

Любви, насколько мог.

Так нету в мире дел,

Хоть в чем-то обязательных,

Но каждый должен действовать,

Как действовал бы Бог.

Отличие Абсолюта

Мир иллюзорных форм

Всегда категоричен:

«Иль «да» иль «нет»!

От дьявола иное несомненно!»

Но Бог во все века на всё твердит

«И «да» и «нет» одновременно!»

Иллюзия относительности

Мозаика мира сложена

Из всех вообще возможностей,

И каждая проявится

Ко времени и в срок!

Рождение вселенной

Настолько же естественно,

Как умирания её

Логический итог.

И в этом паззле есть

Одно пустое место,

Благодаря которому

Сравнение живёт.

Вся относительность стоит

На фокуса обмане.

О том и математика

И физика речёт,

Что «точка» как понятие

Придумано фантазией,

Что «точки», как объекта,

Во всей вселенной нет!

И если б каждый ум

Узрел ту иллюзорность,

Исчезли бы страдания

И колыбель всех бед!

Всё замкнуто в себе

Всё замкнуто в себе,

И видит лишь себя.

На триста шестьдесят вокруг лишь только зеркала.

И чтобы всё взглянуло на себя со стороны,

Пришлось Ему прикинуться тобою, извини.

И так или иначе, но настаёт тот день,

В который каждый узнаёт во всём свою же тень.

И снова возвращается, забыв о слове «я».

Так Свет, прикидываясь тьмой, осознаёт себя.

Естество

Ты то, что ты есть. И ты окружён,

Тем, чего сам же достоин!

Колодец

Всё вкруг тебя рассеется,

Рассыплется и смоется,

Умрёт, испепелится,

Сгниёт во тьме, и там

Единственный источник

Сияния обнаружится.

Зовётся он «сама Любовь»,

И это есть ты сам!

Отличие и память

Старайся изменить

То, что тебе по силам.

Воспринимай спокойно то, что изменить нельзя,

И помни: мир – твой друг,

И всё что происходит,

Всё, так или иначе, во благо для тебя.

Семь подземных королей

Вокруг сплошной замок,

И только у тебя ключ от замка того.

Тсс-с! Я по секрету расскажу

Как отыскать следы его.

Ты семь корон волшебных,

Тихонько, не дыша,

На головы звериные оденешь не спеша.

Их имена секретны, хоть и мелькают часто,

И далеко не каждый способен их достать

Со дна колодца тёмного, что сердцем называется,

Чтоб засветились обручи и помогли летать.

Их имена: любовь, бесстрашие и воля,

терпение и мудрость, сострадание и честь.

Одна с другою сцеплены.

По ним на дно колодца, где трон стоит,

Ты спустишься и будешь вправе сесть.

Ключом закроешь семерых врагов своих навечно.

Пусть имена их будут пугать в ночи детей:

коварство, лень и трусость,

гнев, воровство и зависть,

С башкой рогатой глупость.

И среди тех дверей

Ты крылья осторожно

Расправишь в этой клетке,

Ключом её откроешь, и в миг твоя душа

Узнает, что свободна!

Ты полностью постигнешь

Смех Будды, флейту Кришны,

Любовь в глазах Христа.

Река и камень

Река несёт различные вещицы,

То своенравна и быстра, то ласково спокойна,

То снегом талым ледяным наполнится она,

То жаром солнца летнего червонна.

Я – камень средь реки, водой заворожённый,

Танцует вкруг меня она своим водоворотом:

То лист печалью осени передо мной захвачен кружит,

 

Восторг рыбёшки веселит меня, иль удивлён бревна соснового изящным поворотом.

Я – камень. Река со мной играет,

И всевозможные приносит безделушки.

Я отвечаю ей: «Воистину меня всё восхищает!

Так какова должна быть ты, коль таковы твои игрушки?!»

Река мурлыкает спокойно: «Нет проблем!

И это ты познаешь в своё время!

Ты радостью встречал мои дары,

Я ж помогу тебе, чтоб превратилось в плод вопроса твоего естественное семя.

Однажды я сточу твои бока.

Течением своим, за слоем слой, тебя в себя я смою.

Любовь объединит нас,

Мы станем неделимое Одно,

И ты узнаешь, что значит – быть рекою».

Нет смысла у даров без принимающего их!

Нет опыта любви, коль нету двух влюблённых!

Глуп камень, стремящийся себя стереть, в реке найти покой.

Цените проявление любви, что разделяет вас,

и этим научитесь быть довольны!

Кикиморы и принцессы

Всё от всего зависит,

И все со всеми связаны,

Являясь неделимым

Тотальным существом.

И если ты, живя,

Всё на себя стяжаешь –

Законом Равновесия

Отнимется потом.

Жизнь – это есть не то,

Что с нами происходит.

Жизнь – это ты, я есмь жизнь,

Мы сами есть процесс.

Я это ты, ты это я,

И в играх бесконечных

Меняем мы местами

Кикимор и принцесс.

Качели

Два сиденья и перекладина.

На них любовь и страх качаются отчаянно.

С утра начнут то с «крестиков и ноликов»,

То в «бой морской», то в «ангелов и чёртиков».

К обеду ум наморщат над игрою в «го»,

Чуть позже режутся и в «нарды» озорно.

Удар в бильярде – отработанный рефлекс,

А ночью их любимое – играют в «секс».

Лишь два сиденья у качелей, кто куда захочет?

Один несчастный, вечно злой,

Другой – хохочет.

Ты знаешь, мастер, по правилам игры

Участников всё время только двое: ты и ты.

Диаблеро

Мир замкнут, ограничен,

И коль в каком то месте

Вдруг что-то исчезает –

Проявится в другом.

Уйти отсюда некуда,

И выйти нет откуда.

Всё, что воспринимается –

Порождено умом.

Так пустота играется

В бесчисленное множество.

Сменяет сотни масок

Актёр, что без лица.

И лишь малюсенький обман

Не позволяет слиться

Всему едино-целому

Статично навсегда.

Иллюзия сия

Проста до смехотворности.

У каждого под носом

Та мудрость возлежит.

Название ей – время,

Что пропасть проложило

Меж миром всем и тем,

Кто «я» своё твердит.

Смерть – та гарантия, что ты

Не будешь вечно пленным,

Что всяка капля в свое время

Канет в океан.

И снова будешь выбирать

Куда дождём пролиться,

Когда родиться, кем же стать,

Своей любовью пьян.

Свободный диаблеро,

«Маг – перевёртышь» вечный,

Любви волшебный оборотень,

Зеркальный василиск.

Ты был всегда свободен,

ТЫ был всегда причиною,

Того, что вкруг тебя живёт,

И ты же был тот риск,

Что иногда себя

Ты сам же забываешь,

И адом мир становится,

В котором ты живёшь.

В обмане засыпая,

Твой дух теряет память,

О том, что ты – и есть тот Свет,

Которого ты ждёшь.

Пробуждение

Когда глаза открылись утром,

Ты поздоровайся с собой.

Пройди к окну и выгляни наружу.

Кого ты видишь там?

Вот купол неба тянется рекой,

А здесь деревья дремлют у дороги,

Болтая ранцем за спиной

Спешит до школы мальчик-первоклашка,

У дома на углу студентки собираются толпой,

Алкаш с собакой на газоне,

Метёт метлой бабуля двор…

И всё, что отделяет тебя от них поныне –

Лишь памяти твоей естественный забор.

Не помнишь ты: в глубинах Абсолюта,

Где нету ни пространства, ни времён,

Ты выбирал всегда, свободный изначально,

Кем здесь родиться, чем дух твой покорён,

Судьбу какую себе на плечи взвалишь,

Чьё место в вечности займёшь.

Себе координаты задавая,

Ты помнил, что всегда домой придёшь.

И сам в себя без устали играя,

Всегда был окружён самим собой:

Вот я – алкаш, вот я – бабуля,

Вот школьник – я, вот я – газон сырой,

Вот я собакой был, был клёном у дороги,

Вот мамой собственной своей, а вот тобой!..

Когда глаза открылись утром,

Господь, ты поздоровайся с собой!

(с) 2008 – 2010гг.

Пьеса «Беседы Абсолюта»

Актеры:

1. Хаос – первичная реальность, Хаос.

2. Бог – Бог Творец, Логос.

3. Душа – в данном случае, человек.

4. Тайна – за кадром, непознанное

Место действия не поддаётся описанию.

(Хаос) О, Логики Конструктор, Инженер Порядка,

Зачем на грань пришёл ко мне, ответь?

В Весах Противоречий всё идёт не слишком гладко,

Или огонь в печах вдруг перестал гореть?

( Бог) Нет, Фантазёр Реальности, Художник Хаоса Великий,

Не утомляется песок в часах перетекать.

Я вижу, что и у Тебя в порядке всё, Безликая,

Прости за каламбур. Как Ты на счёт немного поболтать?

( Хаос) Ты удивляешь, Всё В Мире Просчитавший,

Откуда эти шутки? Юмор – моя прерогатива.

Но, коли Ты пришёл, позволь же мне

Внести в Твоё законченное «лего» немного креатива.

Не скучно ли Тебе, мой друг?

Ты ж наперёд всё в мире знаешь.

Всё на своих местах и никаких потуг.

Небось, и волоса Ты без учёта там не утеряешь!

(Бог) Закон незыблем в моём мире, Ты права.

Определённостью догматов скован он.

И некоторая доля пессимизма

Как тень великолепный покрывает трон.

Но ужас, как подумаю, что я

Могу спонтанность допустить в Систему.

Она собою всё пронзит, как вирус,

Создаст неразрешимую дилемму.

(Хаос) Дилемма на лицо присутствует уже -

Развитию нет места в Твоём царстве!

(Бог) Цена тому – определённость в завтра,

Где нет необходимости для странствий,

Где жены встретят все своих мужей.

(Хаос) Дорога есть мой дом. И в ней я нахожу

Покой, уют, комфорт и утешение.

(Бог) Бесцельный Путь – как иллюзорный сон,

В нём нет значения вещей, как нет их разрешения.

(Хаос) К объектам привязать всё хочешь Ты…

(Бог) Их легче контролировать! (Хаос) Едва ли!

Чем можешь воспрепятствовать старению, скажи?

Как сможешь изменить естественность реалий?

Твоё предназначение властвовать – Твой бич!

(Бог) Отдать себя безумию течения?

Не знаешь даже Ты, куда оно несёт

Размытые миров определения!

(Хаос) Мне кажется занудством наблюдать

Седьмого дня зимы предначертание,

Когда, закутываясь в шарф, из дома выйдешь Ты,

И снег повалит, оправдав все ожидания.

(Бог) Как погляжу, так у Тебя февраль -

Трава лиловая в росе вечерней гнётся.

(Хаос) К тому же, синею трава та может стать!

Что до росы – так запросто грозою обернётся!

(Бог) Роса-гроза. Гроза-роса. Ах да, ведь я знаком

С великим поэтическим законом

Предмето-заменяемости там,

Где Хаоса границы определены дозором.

(Хаос) Вот видишь, и у нас есть логика порой!

(Бог) Не подменяй слова, Текущая Рекою!

Уму в краях Твоих нет места испокон веков!

(Хаос) Ты прав! Здесь только сердце переполнено Любовью,

А в рассуждениях для грёзы нет оков.

(Бог) Пройдёмся, старый друг,

Хотя и так назвать Тебя сообразно Твоей же сфере

Никак не получается у нас.

Неувядающая молодость Твоя не совмещается по нашей вере

С количеством эпох, что Ты хранишь наказ.

(Хаос) Ты знаешь, Умный В Совершенстве, до вер мне дела нет.

Сама себе религия и догма.

Я принимаю приглашение Твоё.

Над бездной прогуляемся мы. Только

Порядок на кого Ты свой оставишь,

Всё построение логических цепей?

Кому доверишь поддержание Системы?

Уж не на деток наших ли? (Бог) Да, на людей!

(Человек) Приветствую родителей своих!

Поклон земной вам, Создатели Вселенной!

(Хаос) Что ж, их манерам обучив,

Ты выбрал направление дороги их смиренной.

(Бог) Я оставляю на тебя, сын мой,

Монументальность ума архитектуры.

Тебе всё под контроль я отдаю

И сохранить прошу всю целостность структуры!

(Хаос) Не забывай и о родительстве моём!

Тебе во снах свободу я дарю навеки!

Смыкая очи, заходи в мой дом,

Сюда, где грёз текут безвременные реки.

(Бог) Незыблемость храни, будь в принципах ты твёрд,

И разума коня держи за повод крепко!

(Хаос) И в отдыха часы седло не забывай с него снимать,

И отпускай пастись его ко мне на поле, детка.

(Человек) Я постараюсь справиться, хоть и в моём уме

Противоречиям этим не видится конца!

(Хаос в сторону) Принципиальность и консерватизм отца я вижу в этом!

(Бог в сторону) Беспечность и свободомыслие матери тому вина, сдаётся мне!

(Хаос) До времени тебя мы оставляем.

Сам разберёшься ты во всём, коль кровь ты от крови Богов.

(Бог) Мы ж удалимся с матерью в пределы.

Ты к возвращению нашему всецело будь готов!

(Человек) Мда, ну и семейка досталась мне в наследство!

Сколь помню я себя – ни в чём договориться не могли!

И хоть вокруг меня есть всё их собственное следствие,

С начала времени всё спорят, хлебом не корми!

Отец самое Время изобрёл тогда,

Невиданные царства стал строить сквозь пространство.

А Мать за все эпохи посмеялася сполна,

Коря отца за безрассудное гусарство.

И так уж сколько лет Отцу не удаётся

Последний вбить кирпич, последнюю в головоломке утвердить частицу.

Всегда Мать заполняет место то собой,

И расширяет снова без краёв и меры Хаоса границы.

Что делать мне, оставшись меж огней?

Как противоположное смогу постичь линейно?

Так тщетны все попытки пса дворового понять

Устройство шахмат, покуда кость лилейно

Хозяин достаёт ему, чтоб под ноги швырнуть!

Чей разум эту жуть

Объемлет нераздельно пониманием?

Кто свыше в отношении меня

Проникнется любовным состраданием?

Надежды нет постичь! Но я сие движение

До времени могу обожествлять,

И преклонять колени перед высшим,

О чём извечный спор ведут Отец и Мать.

(Хаос) Что нового, Создатель, сказать мне можешь Ты?

В мирах Твоих все крутится по кругу.

Рождение и смерть сродни привычке,

Друг в друге находя себе поруку.

(Бог) Надеялся я из глубин Твоих

Поднять волну созданием восхищения.

В том видел я свое предназначение

И счастье радости служения других.

(Хаос) Мне не нужны для радости причины.

Моя любовь к Тебе не требует даров.

(Бог) С рождения помню: не бывать условию,

Способному поколебать основу всех основ.

(Хаос) Вот видишь, Ты и сам мою природу

Познал, сомнений нет, превыше всех живых.

(Бог) Вот только в знании этом присутствует прореха:

Зачем меня Ты родила, тем самым Бытие определив?

(Хаос) Проблема в этом, друг, нам явственно сияет:

Нет памяти у той, кто времени не знает.

Не помню я, что привело к тому.

Тебе искать придется самому.

Но мне сдается, занятие сие

Пустое! Того не стоит Бытие.

Коль случай пожелал такой случиться,

Я вижу в этом шанс поверить в волшебство Тебе!

(Бог) Всё к без-условности опять Ты клонишь, Мать.

Ведь я – Гармония! Я – Разум! И как могу понять,

Что собственным рождением обязан

Тому, что невозможно логикой объять?

(Хаос) Ты взбудоражен, сколько Тебя знаю.

Всегда в волнении, в стремлении достичь.

Мне ж остается признавать возможность,

Что рану эту Ты не сможешь залечить!

Она Творение сие заставит Тебя строить,

Пока Ты силу бытия не истощишь до дна.

Но нет причин для огорчений, Всемогущий:

Что родилось – умрёт! Останусь Я.

(Бог) Я чувствую в картине мироздания

Недостающие художника мазки.

То – блик в глазу Всевидящего Ока,

Всегда стираемые ластиком штрихи.

Миры растут, и множатся и крепнут,

Но я лишь видимость усматриваю в том!

Известно мне – чем старше ствол древесный,

И чем прочней, тем более податлив он на слом!

В иллюзии живые пребывают…

(Хаос) Но может в том и к радости есть ключ?

То, что всегда с тобой – теряет цену,

 

Коль мимолетности сего не замечаешь суть.

Неповторимостью прекрасен Твой шедевр!

В своем порыве жить такая хрупкость восторгает,

Как лист в полете, с дерева летящий,

Или снежинки уникальность, что по весне сгорает.

А Ты всё тянешься к конечности мечты…

(Бог) А для чего ж мечта, как чтоб не исполняться?!

(Хаос) Ах, вот о чём Ты… Прекрасное прекрасней совершить…

(Бог) Сие обречено? ( Хаос) Естественно! Чему тут удивляться?

У совершенства лишь одно ограничение:

Само себя ему вовек не превзойти!

Капкан такой рождает обречение

На вечный круг и цель, к которой не дойти.

Так Ты, Строитель Судеб безупречный,

Закрыт навечно в этой клетке золотой.

И сколько не пройдешь дорог переживаний,

Вернешься в изначальность, во мне найдя покой.

(Бог) Не вижу я воображению предела,

И сочетанию не вижу численный итог!

Сколь помню я себя, спор этот длится вечно.

(Хаос в сторону) Одно забыл: кто спор начать помог.

(Бог) Я в каждой личности переживаю опыт.

Нет ничего проявленного, в чем не было б меня!

Так движется во времени Внимание,

Где даже камень осознаёт себя.

(Хаос) Заладил: я да я.. А кто Ты в сути?-

Желание познать само себя.

Ты исчерпать пытаешься колодец,

Который изначально не имеет дна!

(Бог) Я строю мир собой, и в радости мой труд!

Даю возможность я в себе любить друг друга!

(Хаос) Но вот забывчивость о собственном рождении

Вселяет Тьму и Смерть в пределы мира Твоего покуда.

(Бог) Я чувствую, я знаю, я пытаюсь!

(Хаос) Я ж – Чувство, Знание, Попытки Сама Суть!

(Бог) Я всю Тебя собою применяю!

(Хаос) Я не прошу о том, не обессудь.

(Бог) Ты холодна и бессердечна! (Хаос) Помилуй, я – Любовь!

(Бог) Зачем Ты, если не с кем поделиться?

(Хаос) Затем Ты и творишь вселенных череду,

Чтоб Смысл, часть моя, могла явиться.

(Бог) Я – смысл всего? (Хаос) А что здесь без Тебя?

Я даже формой никакой не обладаю.

Я есть еда, и я же голодаю,

И я же – рот, которым я кормлю собою же себя.

Ты в мир меня явил. (Бог) А Ты меня явила!

(Хаос в сторону) Тем самым Твою клетку запахнув.

(Бог) Откуда я? (Хаос) Здесь корень той ошибки, что не дает Тебе

Конца достигнуть. Ответ могу я дать, лишь в изначальность всё вернув!

Не забывай: Ты время изобрёл,

Тем самым Память воззвав к её рождению.

Я ж есть Безвременье. Как вспомнить я могу,

Что Хаос привело к такому появлению?

Так есть, мой друг. Ты есть моё дитя, Возможность.

Тебя не сыщешь, хоть и не перечесть.

Из слов « я есть» уйдёт определенность.

Останется лишь то, с чего всё начиналось,

И это слово – «Есть!»

(Бог) Ты не жалеешь? (Хаос) Творец, что за вопрос?

Я – Непроявленность. Я – Пустота. Кому о ком жалеть?

(Бог) Но я свою Любовь хочу дать и Тебе!

(Хаос) Лишь только несгораемая вечность

Возможность может дать тому огню перегореть.

Со мною Твой союз бедою обернётся.

Как только спор иссякнет, к согласию придет –

Ты пропадешь. Никто не в состоянии

Наполнить Пустоту водою, сколь много не вольёт.

(Бог) Какая безнадежность! (Хаос) И это – часть меня.

Я всё вмещаю, сколько не захочешь.

(Бог) Как с этим жить? Знать то, что есть лишь «я»…

(Хаос в сторону) Ошибочка. Но мы ответ придержим, покуда Ты не спросишь.

Ты волен выбирать! Ты – изначальный выбор.

К чему от одиночества страдать?

Играй во всё! Люби себя во всех!

Любовь свою Ты можешь вечно проявлять!

Будь счастлив! (Бог) Действительно, так просто…

Но знание о Тебе всё делает фальшивым!

(Хаос) А без иллюзии не сможешь Ты любить!

Не сможешь пережить себя счастливым.

(Бог) Поймала Ты меня. (Хаос) И я ж даю свободу!

(Бог) Где всё есть Я. (Хаос) Себя не переплюнешь.

Но как прекрасна та заря, что в окна светит,

Где просыпаешься ты с тем, кого так любишь!

(Бог) Как я в одном забуду, что и другой есть Я?

(Хаос) Забвения попроси, играй самозабвенно.

Но здесь учти: чем дальше от меня,

Тем больше горя и ошибок несомненно.

(Бог) Ты все предусмотрела. (Хаос) Заигравшись,

Ты мог в реальный ад легко спуститься.

Кто Истину забыл – тот разделяет,

Вместо того, чтоб в Жизнь объединиться.

Различие формы – только развлечение.

(Бог) Я это знаю. ( Хаос) Когда осознающий – да.

Но если Ты послушаешь себя в конкретном человеке,

То в ужас Ты придешь, узрев, сколь велика беда.

(Человек) Весь мир – дерьмо! Меня никто не любит!

Кругом скоты, лишь я один – святой!

(Бог) Ну хоть в последнем он прав слегка, ей Богу.

(Хаос) Исходит светом святости, гляжу я, наш герой…

(Человек) Ужасно жить в кошмарном этом мире!

(Хаос) Тебе ужасно жить в себе таком.

(Бог) Я разбужу его! (Хаос) Тебя о том просили?

Ты спишь, Создатель, в нем глубоким сном.

То, что считает он себя лишь человеком,

Отдельной частью от всего – то следствие лишь есть.

Свобода воли и желаний данного создания –

Всего лишь самому себе ума уснувшего наивнейшая лесть!

Ты знаешь это. (Бог) Я их такими сделал

Для сохранения равновесия миров.

Немногие всё ж, правда, догадались

О тонкой связи их земных оков,

Что обстоятельства и следствия поступков

Их заставляют выбирать, что нужно мне.

Иллюзия свободы измышления

Задумана из мудрости. Известно то Тебе.

(Хаос) Я знаю, Ты хотел как лучше,

И по-другому быть-то не могло.

Но человек душою спит, не зная, что страдания

Лишь указателями служат на Пути его.

(Бог) Я им кричу на каждом повороте!

Везде я перед ними! (Хаос) Открыта Твоя дверь,

Всё верно, но часто на излёте

Им не хватает сил воспрянуть от потерь.

(Бог) Не может потерять, кто не имеет.

(Хаос) Ты близко к сущности проблемы подошёл.

(Бог) Доколе человек не разумеет,

Что всё ему даю, лишь бы ко мне пришел?

(Человек) Хочу машину, дачу, телевизор,

Любовницу горячую и умную жену,

От брюха есть, на шею золото повесить,

И всё вообще иметь, что захочу!

И это – мне! И то – не помешает!

А вам зачем? Мне всяко всё нужней!

(Хаос) Творец, со смеху я, ну право слово, помираю!

(Бог) А я в печали! (Хаос) Любовь проявленная – во сто крат больней.

Я – Истина, и не могу не видеть,

Как сам себя пытается сожрать,

Как сам себя с порога прогоняет,

И у себя своё пытается отнять

То существо, что в данной ипостаси

Себе вообразил, что человек.

(Бог) Ты тонко на кого-то намекаешь?

(Хаос) Ты только не ревнуй! У сна ведь тоже краток век.

И не сегодня-завтра себя Ты в нем упомнишь.

(Бог) Неужто это всё не трогает Тебя?

(Хасо) Забыл про неизбежность? Отдельно капли падают,

Но в океан тебе дороги все, коль ты – вода.

Се – мудрости ловушка. (Бог) Гарантия возврата.

(Хаос) Коль не было начала, то где же быть концу?

(Бог) Теперь я начинаю немного беспокоиться:

Что будет, если я своё рождение в памяти найду?

(Хаос в сторону) А рыбка то всё ближе, сильней водовороты.

Недолго Бытие продлится с беседою такой!

(Хаос явно) Не торопи события, определи причины,

Что на Пути Судьбы творят изгибы поворотов,

Мешая стать ему прямой.

(Бог) Что человеку от жизни этой нужно?

(Человек) Хочу иметь я всё и навсегда!

(Бог) Эх, что за сила устремления, желания!

(Хаос) Весь этот вздор самодовольного ума??

Малыш, похоже, думает, что мир у его ног.

(Бог) Всё так и есть! Я из любви весь мир,

С усердием особым сотворенный,

Ему пожертвовал, насколько только мог!

(Хаос) О, звёзды, слышите ль вы это?

И се серьёзно говорит ваш Бог!

Во чрево жабы алчной, собою ослепленной,

Он диво Бытия вложил! И бросил на порог

Под ноги им святое сострадание!

Едва ли хоть одно живое существо

Постигло эту боль святого истязания

И оценило дар Любви Его.

(Человек) Спасибо, Господи, за всё, что подарил мне.

(Бог) Вот видишь, благодарен он сполна,

За жизнь, и за дыхание, что ныне

Поит его чудесной силой бытия.

(Человек) Но, Господи, не мог бы Ты чуть больше

Мне одолжить богатства для души?

(Бог) Должно быть, просит он Любви благословения.

(Хаос в сторону) На этот счёт сомнение меня одолевает -

Волк голоден всегда, сколь холку не чеши.

(Человек) Чуть золота в суму мне было б очень кстати.

(Хаос со смехом) А может абсолютную Ты сразу ему власть

Над миром всем отдашь от широты душевной?

То не любовь к созданию, а прямо таки страсть

В Тебе кипит к проекту человека.

(Бог) Уверен я, что се слова

Всего лишь хладнокровностью порождены Твоею,

И одиночеством. Живёшь Ты не любя.

(Хаос) На что мне проявление частями?

И так я есть всё то, что есть вообще.

Я есть сама Любовь, её источник.

Коль нет замков, откуда надобность в ключе?

Все тайны мне открыты, отворены сердца,

Читаю в них я жажду обладания.

Но часть моя, извечно наслаждаясь,

Тобою очарована сполна.

Прекрасен Ты в наивности своей

И чистоте достойных устремлений.

Но я боюсь, что разочарование

Венцом окажется у щедрости Твоей.

(Бог) Но разве то Любовь, что ждёт себе оплаты?

(Хаос) А разве то Любовь, что к явности стремясь,

Спешит нагой пред всеми показаться,

И там, где плачут все, кружится, веселясь?

(Бог) Конечно, нет! (Хаос) Так как же быть нам с теми,

Кто зверя глупости в себе преодолев,

Постиг всю смехотворность горя и страданий,

Спокойно возлежит средь плача, словно лев,

И улыбается во свете разумения,

Что горе преходяще, как волны на реке,

И что порождено оно желанием,

Хвостом страдание таскающее вслед себе?

И чистота любви их практически сравнялась

С Твоей, о Собиратель Всех Миров.

Они не жаждут никакой оплаты,

Но не потворствуют и глупости тех снов,

Которыми вселенная вся грезит,

А потому и утешения слова

От них вовек никто не слышал в мире.

Но чёрствости ли их примета та?

Едва ли… (Бог) Тебя я понимаю,

И признаю логичность Твоих слов.

Воистину Любви полны те единицы,

Что духом стали выше покрывала снов,

Которым все миры мои укрыты.

Но так же свят ребёнок в естестве,

Лупящий палкою в песочнице соседа,

Где боль – единственное средство, что держит ум в узде.

(Хаос) Невежества весна пьянит его ареной,

Где разыграются эмоции огня.

И смех взахлёб, и слёзы огорчений –

Всё бьёт фонтаном в нём, и не нужны слова.

(Бог) К чему ты клонишь? Се принцип равновесия.

Невежда так же радости открыт во мне сполна,

Как и мудрец, узревший звёзд течение.

(Хаос) А между ними скорби океан, и тьма в нём холодна,

И стон плутающих, клянущих се Творение,

Взывающих к защите и суду.

В ответ им молча звёзды лишь смеются.

Я равновесия такого толком не пойму.

Детей толкает к поиску природа,

И гонит голод их ума искать в том океане суть.

Но разве может ум, слуга лишь слов и чисел,

Преодолеть фантазий волны, в них не затонуть?

(Бог) Печалит их сомнений горький страх,

Но я горжусь, что жажда приключений

Толкает их на первый шаг в Пути.

Так силой воли и умозаключений

Решаются они на вёсел первых взмах,

И отправляются за поисками счастья,

(Хаос) В тот самый миг се счастье утеряв

По глупости святой, ибо себя не знают,

Где лодка и гребцы – лишь тлен и прах.

Се отражение Твоей, Творец, природы,

И от желания Твоего познать меня живёт.

Но в чашах времени песчинки тихо тают.

Всё совершает полный оборот.

Ты сам себя не помнишь, миром заигравшись,

И оттого перевернутся чаши снова,

И будет так, пока в миру ворона

Не запоёт внезапно соловьём.

(Бог) Два берега у радости – неведение и мудрость.

Вовек движение в Пути стоит на том.

(Хаос) Но нет различия средь них. Не ведает идущий

Того, покуда грёзы не насытят дух.

Ума неодолимый человеком камень –

Примятый сном тяжелым у души подушки пух!

(Бог) Слепа ребёнка радость и ранима,

Лишь внешними условиями она ему дана.

Она зависима от переменчивости мира,

И низвержение её не требует труда.

Но радость мудрого пересекла рубеж

Меж миром внешним и обителью души.

Она укореняется в незыблемом единстве.

Ничто не может нарушить тишины

Обители танцующего сердца.

(Хаос) Не слаще соли пуд засушенного перца.

И правы те, кто утверждает, будто мир –

Вместилище страдания и боли,

Где радость бытия толкает всех от берегов,

И ждёт на берегу другом, меняя свои роли,

Лишь самоутверждаясь при игре такой.

(Бог) Путь в радости – вот смысл и покой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru