Один удар

Игорь Вячеславович Судоргин
Один удар

Она с трудом продиралась сквозь чащу леса, слыша за деревьями какой-то неясный шум. Чем дальше Она шла, тем шум становился всё громче и громче. Он то затихал, то снова усиливался. И было не понятно, что это такое, потому что до сегодняшнего дня ничего подобного Она никогда не слышила. И вот, наконец, деревья стали постепенно редеть и сквозь них угадывалось что-то очень большое голубого цвета. Вот оно-то и производило этот непонятный шум. Наконец деревья закончились, под ногами появился песок, и Она оказалась на берегу какой-то совершенно невероятных размеров реки. До самого горизонта простиралась вода, и не было видно противоположного берега. Вот такая огромная была эта река. Волны накатывались на песчаный берег, но они были намного больше, чем те, которые Она видела до сих пор. Очень медленно, постоянно оглядываясь в сторону леса, Она пошла к берегу, который одновременно и манил и пугал её, потому что ничего похожего Она никогда не видела. Подойдя к самой кромке воды, Она в нерешительности остановилась, боясь сделать ещё один шаг и окунуть ногу в воду, хотя желание было очень-очень сильным. И вот, наконец, собравшись с духом, Она сделала этот шаг. К её глубочайшему изумлению, вода была не холодной, как в тех местах, где Она жила, а очень-очень тёплой. Она даже не могла себе представить, что вода в реке может быть такой тёплой, потому что за всю её недолгую жизнь Она усвоила, что в тех небольших речушках, которые протекали рядом с её жилищем, вода ледяная круглый год. И Она обычно могла намочить лишь ступни ног и то всегда при этом визжала как резаная. А тут что-то невероятное, чего просто не может быть! Секунду постояв в нерешительности, Она сбросила с себя одежду, которой на ней было совсем немного, и смело пошла дальше в воду, погружаясь всё глубже и глубже, пока не зашла по самую грудь. Ощущение было невероятное, ничего более приятного Она не испытывала за все свои неполные девятнадцать лет. Тёплая вода со всех сторон омывала её измученное постоянным холодом молодое тело. Лёгкий приятный ветерок раздувал волосы и обдувал её голые плечи. Вокруг то поднимались, то опускались небольшие волны, накатываясь на песчаный берег и тем самым производя этот шум, который она и услышала ещё в лесу, – шум прибоя. Постояв немного, Она решила окунуться с головой, что опять было необыкновенно приятно.

А как красива была вода вокруг! Везде, куда хватало глаз, была эта вода, синяя-синяя. Над ней светило яркое солнце, и из воды совсем не хотелось выходить. Так это было прекрасно – купаться в этих тёплых волнах, – тем более, что делала Она это первый раз в жизни. Ну вот, наконец, Она нехотя вышла на берег, ступая босыми ногами по горячему песку. И, выйдя из воды, упала спиной прямо на этот песок, который сначала слегка обжёг её, но Она быстро привыкла к его горячим объятиям и, закрыв от удовольствия глаза, замерла, лёжа на спине и подставляя свою грудь, живот и ноги горячему солнцу. Как же приятно лежать вот так с закрытыми глазами, не слыша ничего, кроме негромкого шума накатывающихся на берег волн!

Странно, но Она совсем не боялась лежать вот так на берегу, закрыв глаза. В тех местах, где Она жила, это было очень опасно. А здесь Она почему-то была уверена, что с ней ничего плохого не случится. Лежать было так приятно, что постепенно Она стала засыпать. И вдруг что-то произошло, как будто кто-то сильно толкнул её, и в этот момент всё мгновенно исчезло. Не было больше тёплой воды, яркого солнца и горячего песка. И шум прибоя тоже куда-то исчез. Резко вскочив со своего ложа, которое было сделано из наломанных в лесу еловых веток, Она с тревогой огляделась по сторонам и увидела совсем другую картину. Вместо песчаного берега её взору предстала полянка на опушке леса, который чернел вокруг. В середине тлел почти погасший костёр, а вокруг его вповалку лежали два десятка крепко спавших мужчин и женщин. Опять всё тот же сон! Она видела этот сон уже много раз и не могла понять, что это такое. Ведь море Она в своей жизни не видела ни разу, да и не знала, что эта большая голубая вода и есть море. Тогда откуда этот сон, почему ей постоянно видится одно и тоже? Она никогда не видела моря и не верила, что такое бывает на самом деле. Но этот сон приходил к ней снова и снова.

Пристально оглядевшись по сторонам, Она внимательно стала вглядываться в чернеющий вдали лес. Ведь что-то же её встревожило, что-то разбудило её? Ни одного постороннего звука. Костёр почти догорел. Люди вокруг него, намаявшиеся за день, спали как убитые, и даже рёв целой стаи тигров не смог бы разбудить их сейчас.

События эти происходили на территории современного Южного Урала, где-то в том месте, где сейчас находится город Оренбург. Только было это не вчера, и не месяцем и даже не годом ранее, а десять тысяч лет тому назад. И люди , лежащие вокруг костра, были нашими далёкими предками, которые жили, воевали, охотились в те стародавние времена, когда ещё не было построено городов, не было машин, компьютеров, самолётов и горячего отопления. Это было тяжёлое для жизни время, когда жизнь человека не стоила ничего, а смерть была таким обыденным делом, как, к примеру, смерть муравья в муравейнике. Никто не заплачет, да и никто и не заметит. Про этих людей эта история.

Итак, наша героиня внимательно осмотрела всё вокруг себя и, не увидев ничего подозрительного и с облегчением вздохнув, только было собралась улечься на свою постель из еловых веток, как вдруг увидела такое, от чего всё внутри неё похолодело. Ужас сковал всё тело и на мгновение Она потеряла способность двигаться и даже кричать. Там, где чернел лес, Она вдруг отчётливо увидела неяркий, но хорошо различимый жёлтый огонёк, очень маленький, но достаточно заметный в темноте. Не поверив своим глазам, Она закрыла их на мгновение и снова открыла, надеясь на чудо, надеясь на то, что ей это привиделось. Но нет, чуда не произошло. Мелькнула мысль – почему огонёк один? Он никак не может быть один! Но огонёк не исчезал, более того – через несколько секунд их стало три, потом пять, и они стали появляться ещё и ещё. Это могло означать только одно – саблезубые тигры выследили их. А в то время для людей это было смертным приговором. Невозможно уйти от стаи саблезубых тигров, тем более ночью. На несколько секунд потеряв всякую способность соображать и что-либо делать, Она быстро пришла в себя.

Женщины в те времена немного отличались от современных барышень. Они были воинами и часто наравне с мужчинами сражались с дикими зверями, давали отпор врагу. Прошло не более десяти секунд, как Она уже знала, что делать. Она закричала так пронзительно и громко, как не кричала никогда в своей жизни. Именно этот крик и спас многих людей из её племени – он разбудил их и дал время хоть как-то приготовиться к нападению страшных хищников. Через пару мгновений все уже вскочили на ноги и, схватив копья, которыми были вооружены все мужчины, бросились бежать в лес, – в ту сторону, где не было видно горящих глаз тигров, и где можно было укрыться от их острых когтей и страшных огромных зубов. Все бежали молча, очень быстро, похватав на руки маленьких детей и постоянно оглядываясь назад. Тигры, увидев, что люди заметили их присутствие, со страшным рычанием бросились следом.

Тигр бежит намного быстрее человека, и оторваться от него на открытой местности шансов нет никаких. Одна надежда – добежать до леса. Только тогда появится шанс на спасение. Люди, до этого бежавшие все вместе, постепенно стали рассредотачиваться в разные стороны. Кто-то вырвался вперёд, кто-то стал отставать. Тигриное рычание слышалось уже совсем близко. Она решила бежать не прямо, а чуть правее, потому что ещё днём заметила в той стороне большой овраг, но вдруг упала, споткнувшись обо что-то в темноте, и сильно ударилась о корягу левой ногой. Не успев подняться, Она почувствовала, что кто-то одновременно с обоих сторон подхватил её под руки, и дальше они побежали уже втроём. Это и спасло ей жизнь, потому что после падения бежать быстро сама Она бы не смогла.

Так они и бежали втроём несколько минут, как вдруг земля под ними разверзлась, и они покатились вниз, под уклон. Это и был тот самый овраг. Скатившись до дна оврага, один из Её спутников показал рукой направо, предлагая двигаться по дну оврага в сторону возвышающихся над лесом гор, куда они и отправились, отдышавшись несколько минут. Они бежали всё медленнее и медленнее, пока совсем не перешли на шаг. Нога почти уже не болела – ушиб был, по-видимому, не очень сильным. Сзади слышалось отдалённое звериное рычание и крики людей. Со своим племенем, которое осталось позади во власти тигров, Она больше никогда не встретится, потому что мало кто из людей остался в живых после тигриной атаки. А те, кто остался, разбежались по лесу, кто куда. Двигаясь дальше по дну оврага, они и не заметили, как сверху мелькнул маленький жёлтый огонёк. Это был тигр, он был одноглазый. И именно этого тигра Она заметила первым в чаще леса. Тигр видел, как несколько теней мелькнули по дну оврага, но решил не преследовать людей, ведь добычи было много и здесь. Издав негромкий рык, он ещё раз посмотрел в ту сторону, куда побежали трое, а потом развернулся и медленно пошёл обратно. Девушка и двое Её спутников были в безопасности. Больше их никто не преследовал, хотя они об этом, конечно, не знали и продолжали идти всё дальше и дальше, желая уйти от страшного места бойни на как можно большее расстояние.

Так они шли не меньше часа. Уже рассвело, и стало не так страшно, как в темноте. Но они не останавливались и продолжали двигаться в сторону невысоких гор, которые теперь, при утреннем солнце, были хорошо видны вдали. До них было полдня пути, не больше. Наконец, совсем выбившись из сил, Она и двое Её спасителей, не сговариваясь, решили отдохнуть и упали в густую сочную траву, тяжело дыша от волнения и усталости. Если бы они умели говорить, то кто-нибудь обязательно сказал бы: "Кажется, оторвались". Но говорить в те времена люди ещё не умели и общались между собой жестами и какими-то непонятными, нечленораздельными звуками.

 

Немного отдохнув, девушка огляделась и наконец-то смогла как следует рассмотреть своих спасителей. Ими были двое мужчин. Один был очень молодым мускулистым юношей крепкого телосложения и высокого роста . А второй – мужчиной лет около сорока, весь в шрамах, росту небольшого, да и телосложения не очень уж богатырского. В те далёкие времена люди редко доживали до сорока лет, потому что жизнь была такой сложной и опасной, что дожить до таких лет мог только человек умный, сильный и ловкий, способный выжить в условиях постоянной вражды между соплеменниками, где за место у костра твой родной брат мог проломить тебе голову камнем; где постоянно была опасность встретиться с диким зверем, а оружие тогда было не очень уж эффективным. И, кроме того, постоянный холод и голод. Иногда бывали удачные дни, когда мужчинам из племени удавалось добыть какого-нибудь зверя, и тогда всё племя пировало несколько дней. А иногда наоборот, долгими днями не было добычи и приходилось уходить далеко от места стойбища, чтобы там найти какого-нибудь мамонта. А уходить далеко – это очень сильно рисковать. Вот так и жили наши предки – постоянно борясь с холодом и голодом, с дикими зверями, ведя войны с другими племенами, да и со своими соплеменниками тоже. Поэтому, увидя перед собой мужчину таких лет, девушка понимала, что это сильный и смелый боец, который сумел прожить так долго только благодаря своим незаурядным качествам. Двое Её спутников начали, в свою очередь, бесцеремонно и с интересом разглядывать и Её, что Ей совсем не понравилось. И Она, спрятавшись от этих взглядов, снова улеглась в густую высокую траву. Опасность миновала, и Она снова стала замечать мир вокруг себя. Людям в те времена некогда было горевать и скучать. Окружающая действительность не даст долго пребывать в расслабленном состоянии. Но тут выдались недолгие свободные минуты, и Она, лёжа на спине в густой траве, смотрела в небо, щурясь под лучами утреннего солнца, слушала пение птиц и стрекотание кузнечиков, журчание ручья где-то совсем рядом и радовалась, что Она жива, хотя всего лишь несколько часов назад Её смерть была почти что неизбежной.

Рейтинг@Mail.ru