Капли

Игорь Вячеславович Судоргин
Капли

Жизнь – это короткая прогулка перед вечным покоем, и нет ничего глупее, чем по своей воле делать ее еще короче. ( Автор)

Жаркий летний день. Вся комната ярко освещена солнцем, которое отражается в стеклянных вазочках на комоде, заливает светом пол и стены, придавая всей обстановке весьма привлекательный вид, несмотря на старенькую мебель. Даже эта мебель в его лучах выглядит как-то по-особенному – богато и нарядно. Балконная дверь открыта и через неё в комнату с улицы врывается лёгкий тёплый ветерок, который раздувает занавески и, вместе с отдалёнными звуками улицы с едва различимыми криками играющих детей, строгими голосами молодых мам и шумом проезжающих изредка машин, – наполняет комнату покоем и умиротворением.

В замочной скважине раздался звук поворачивающегося ключа. Дверь открылась и на пороге появилась молодая женщина. На вид ей было около тридцати лет и Она была весьма недурна собой, одетая просто, но со вкусом. Её подтянутая фигура говорила о том, что Она занимается спортом, потому что сразу бросались в глаза её крепкие, натренированные икры ног. У неё были светлые волосы с чёлкой, едва достающие до плеч, из косметики – только накрашенные ярко-красные губы и почему-то никаких украшений, которые носит практически любая женщина – ни колец, ни цепочки, ни серёжек, – ничего либо ещё. Она с детства не выносила никаких побрякушек на своём теле, чем всегда вызывала удивление окружающих. В руке у неё была сумка, которую Она сразу же поставила на полку. Прикрыв дверь и секунду подумав, женщина решила не запирать её на щеколду, бросила ключи на ту же самую полку, на которой лежала сумка. Потом села на табурет, сняла туфли и, погладив усталые ноги руками, облегчённо вздохнула. Наконец-то Она дома! Какой трудный был сегодня день на работе и как замечательно, что всё уже позади, не нужно больше никуда идти, да и вообще – спешить больше уже никуда не нужно. Пройдя в комнату, Она тут же плюхнулась на диван, с удовольствием вытянув вперёд гудящие после долгого дня ноги. Прикрыла глаза и решила посидеть хотя бы минут десять спокойно, а уж потом заняться делом. Как же всё-таки хорошо после целого дня беготни вот так расположиться на диване и сидеть долго-долго, не шевелясь, с закрытыми глазами, слушая негромкие звуки, доносящиеся с улицы и чувствуя у себя на щеке горячее июльское солнышко, которое пробивается сквозь занавеску в комнату. Ей почему-то вспомнилось, как Она ещё маленькой девочкой первый раз приехала с мамой и папой на море. Она отчётливо вспомнила, как-будто бы это было вчера, как выбежала из прохладного моря и, пробежав несколько метров, плюхнулась в горячий песок. Как же было приятно лежать, закрыв глаза, и чувствовать, как печёт горячее сочинское солнце, и, так же как сейчас, слышать разные звуки вокруг, – тихие разговоры людей, весёлое детское щебетание, плеск моря, музыку, играющую где-то далеко на пляже. Почему-то тогда, в детстве, ей казалось, что если закрыть глаза, то все звуки слышатся как-то по особенному – отчётливее и громче, чем с закрытыми глазами. Она вдруг поняла, как же прекрасен мир, как замечательно видеть и чувствовать всё происходящее вокруг себя, ощущать дуновение летнего ветра, горячее солнце на своей коже, звуки музыки и много-много чего ещё, про которое забываешь за бестолковой суетой каждого дня, и в этой однообразной суете не остаётся времени на то, чтобы остановиться хотя бы на день, хотя бы на час, перестать куда-то бежать и почувствовать наконец всеми органами чувств, которые дала природа, как же прекрасен мир, и как же прекрасна сама Жизнь!

Рейтинг@Mail.ru