Приключения во Внутреннем Мире. Психология для старшеклассников

Игорь Вачков
Приключения во Внутреннем Мире. Психология для старшеклассников

ГЛАВА ПЕРВАЯ,
в которой выясняется, чем грозит погружение в Поле Чистого Сознания

– Вот это упала, так упала! – подумала Алиса. – Упасть с лестницы – теперь для меня пара пустяков.

Л. Кэрролл

Письмо, которое ты, уважаемый читатель, прочтешь ниже, было написано за несколько минут до того, как началась описываемая здесь история. Это письмо проливает свет на некоторые последующие события. Стоит добавить, что отправить его своему приятелю в тот день Динг не успел, а на следующий – не захотел.

Динг – это человек отроческого возраста, стандартной внешности, с далеко не полным средним образованием и всего лишь одной «тройкой» за четверть. Почему такое странное имя – Динг? У великого немецкого философа Иммануила Канта есть такое понятие «вещь в себе» (по-немецки: Ding an sich). У Канта, правда, это понятие имеет несколько иной смысл, чем тот, который вкладывается в указанное словосочетание в этой книжке.

Какой же именно – здесь? Об этом – позже.

А пока поддадимся очарованию красивого звучания слова «Динг» и подарим его в качестве имени нашему главному герою.

Однако вернемся к письму. Стилистику его сохраняем полностью и просим извинения у слишком разборчивого читателя за резкость выражений, встречающуюся в этом тексте (увы, его автор не особенно силен в эпистолярном жанре).

Привет, Котелок!

Сижу над посылкой от тебя – сплошь методики по медитации да куча книг по психологии. Я, конечно, тебе премного благодарен, но ты, видно, меня не понял. Я ведь тебя просил дать совет, как мне справиться с моими проблемами. А то, что в посылке, – одна макулатура: можно ли доверять бреду чокнутых академиков, которые в реальной жизни ни черта не смыслят. Я знаю людей, которые и слова такого «психология» сроду не слыхивали, а проблемы свои решают – и ничего.

Мне твои книжки – что кобыле дифференциальные уравнения. Я их, честно говоря, и в руки-то не возьму.

Настроение у меня сейчас – от противного до препротивного. Предки аж «кажный» вечер пилят меня – опилки так и сыплются. Во мне затухают последние позывы к чему бы то ни было. А вчера наша «классная» оставила меня после уроков и проникновенно просеивала мои мозги через мелкое ситечко. Несмотря на все старания, не удалось ей обнаружить ни одной хотя бы малюсенькой золотой песчинки, и она, извергая потоки слез и воплей, в конце концов выскочила из класса и ударом двери прихлопнула в себе последнюю надежду относительно моей скромной персоны.

Все это – ерунда. Мерзко то, что я сейчас один, как блоха на лысине. Ни одной жилетки в ближайшем окружении, куда бы слезу сточить. Да и видеть никого не хочу. Не знаю, что со мной происходит. Хамлю каждому первому. Лежу на диване под заплеванным потолком и делаю вид, что живу. Ты пишешь, что изобрел какие-то уникальные упражнения по особой форме медитации, мол, только они помогут пробудить во мне того, чье имя звучит гордо. Ты – Котелок, я знаю, но веры в эти твои упражнения у меня маловато. Ладно, сейчас закончу письмо и попробую помедитировать.

Жму лапу. Твой друг Динг.

… Вокруг Динга зияла пустота.

Это была:

♦ пустота Беззвучного Спокойствия;

♦ пустота Полного Отсутствия Всего;

♦ пустота Растворения в Эфире.

Нигде вокруг не было ни одного предмета.

Собственно, и самого Динга тоже не было, и поэтому так же одиноко, как подрагивающая кишечная палочка в капле дистиллированной воды, пульсировала Мысль Динга. В этой мысли не было ни страха, ни отчаяния, ни радости, ни даже равнодушия. Она была идеально спокойной и представляла собой следующее: «В начале сотворил Бог…» После этих слов Мысль резко останавливалась и начиналась сначала.

Трудно сказать, сколько произошло повторений этой изумительной фразы, пока, наконец, не родилась в этой абсолютной пустоте Вторая Мысль Динга. Смысл этой Второй Мысли был тот, что Первая Мысль, как и Вторая, есть мысль Динга.

Третья Мысль не замедлила явиться по пути, проложенному первыми двумя:

«Абсолютной Пустоты уже нет, поскольку есть уже три мысли».

Тут будто лед взломало, и мысли сначала поплыли, как льдины на ранневесенней реке, медленно поворачиваясь, сталкиваясь, скрежеща друг о друга, затем этот мыслительный поток набрал скорость, забурлил, увлекая за собой тяжеловесные камни первых умозаключений, и, наконец, запрыгал, с веселым ревом и стремительностью горной речки.

Поля Чистого Сознания больше не было, и Динг уже ощущал первые импульсы вновь обретаемого тела, первые сигналы оживающих пальцев, рук, ног. Мысли, еще не способные к построению в сложные системы, искрились, беззаботно играя друг с другом. Динг почувствовал себя уже не парящим, а падающим с огромной высоты. Открывать глаза не хотелось, но это новое ощущение требовало своего объяснения, и Динг медленно, чтобы искусственно не ускорять завершение сеанса, поднял веки.

Медитация закончилась. А может быть, и нет. Динг не понял.

Когда он открыл глаза, ему страшно захотелось закрыть их снова. Проделав эту операцию, он убедился, что не помогает: кувыркаясь, он медленно падал в каком-то странном тумане, как в сгущенном какао.

Вокруг ничего не было видно, и совершенно не было ясно, долго ли еще ему лететь. Оказалось – не очень.

Шлепнувшись на мягкую почву всеми четырьмя конечностями, он убедился, что летел недолго, но гораздо медленней, чем полагалось бы по закону земного тяготения. Благодаря этому обстоятельству Динг не получил никаких повреждений. Он огляделся, мысленно поздравив себя с мягкой посадкой.

У поверхности туман был гораздо реже, чем наверху. Со всех сторон, насколько позволяла неважная видимость, его окружала равнина, изрезанная множеством неглубоких оврагов, таких частых и затейливо вьющихся, что казалось, нигде не остается ни одной мало-мальски ровной площадки.

Местность была такой необычной, что самым правдоподобным предположением являлась бы мысль о другой планете. Впрочем, Дингу эта мысль не понравилась. «Браво, Котелок! – подумал он, – твоими стараниями я либо совсем рехнулся, либо…»

Он не додумал, поскольку его внимание было отвлечено появлением на горизонте светлого облака, которое быстро приближалось к месту, где сидел Динг.

«Ну вот, долгожданная встреча с Неземным Разумом. Под бурные аплодисменты собравшихся инопланетяне занимают ложу для почетных гостей… Хотя гость-то, наверное, я», – мелькнуло в голове Динга.

Тем временем облако приближалось, и его уже можно было рассмотреть.

Пораженный Динг открыл рот. В прозрачной струящейся дымке перед ним стояла юная девушка в необыкновенном сверкающем платье. Девушка то таяла, то снова появлялась в меняющей цвет дымке. Позу ее нельзя было назвать определенно, весь контур фигуры был очень расплывчат, изменчив, отсутствовала точная линия деталей. Она тоже с интересом рассматривала Динга, но ее удивление не выражалось столь откровенно.

В мозгу Динга, как на экране дисплея, с огромной скоростью вспыхивали гипотезы: «Привидение? Мираж? Галлюцинация? Голограмма?»

– Привет! – сказало облако приятным голосом, не дождавшись начала разговора от своего более материального собеседника. – У нас нет времени почтительно таращиться друг на друга. С минуты на минуту здесь будут люди Черного Кардинала… Сегодня я не хотела бы с ними встречаться. И никакая я не голограмма, не обзывайся, пожалуйста.

Динг не сразу сообразил, что в последней фразе прозвучал ответ девушки-облака на его мысли.

– Раз уж ты здесь оказался, – продолжала незнакомка, – так и быть, я помогу Его Величеству. Вот Самоактуализатор.

Она сунула Дингу небольшую – чуть больше спичечной – прямоугольную коробку из какого-то необычного полупрозрачного материала, похожего на янтарь, но темно-зеленого цвета. Одна из граней коробки была испещрена маленькими ячейками, большая часть которых оказалась пустой, а в отдельные были вложены цилиндрики со странными значками на белых шляпках. Очевидно, сочтя свою задачу выполненной, привидение повернулось и собралось уходить.

– Эй, постой, – опомнился Динг, – а что это за штуковина?

Девушка оглянулась.

– Ты не знаешь, что такое Самоактуализатор? – удивилась она. – Ты откуда свалился?

Динг с удовольствием объяснил бы, откуда он свалился, если бы сам имел об этом хоть малейшее представление.

– Впрочем, ты очень многого здесь не знаешь, – с легкой иронией заметила незнакомка и скороговоркой проговорила: – С помощью Самоактуализатора можно открыть Дверь в Самосознание и там узнать Великую Тайну Личного Бессмертия – самую большую загадку Внутреннего Мира. Там решаются многие сложные вопросы. Но для этого надо сначала найти некоторые единицы знания, заполнить ими ячейки Самоактуализатора, и тогда он подойдет к замку и откроет заветную Дверь… А теперь прощай!

Прежде чем Динг успел выплеснуть на нее всю ту массу вопросов, которая скопилась в нем за эти несколько минут, удивительная незнакомка быстро растаяла у него на глазах.

Почти в ту же секунду Динг почувствовал у своего горла холодную сталь, и грубый голос рявкнул над его ухом: «Встать!»

ГЛАВА ВТОРАЯ,
в которой Динг узнает о странных взаимоотношениях Короля Сознания и Черного Кардинала

Или человек разумный имеет к разуму не больше отношения, чем змея очковая к широко распространенному оптическому устройству?

Арк. и Б. Стругацкие

Чьи-то резкие крики, злобное рычание зверей, звяканье клинков слились в невообразимо жуткий шум.

Люди в черных костюмах, черных плащах, в черных масках окружили Динга со всех сторон, направив черные клинки шпаг ему в грудь. Некоторые из них держали на коротких поводках каких-то необычайных животных. Те рвались к Дингу, свирепо рыча и лая, обнажая кривые белые клыки. Таких зверей Динг не видел даже в самых кошмарных снах: огромные волки, у которых топорщилась на загривках металлическая шерсть; страшная помесь тигров и коршунов; кабаны со сверкающими, налитыми кровью глазами и раздвоенными змеиными жалами; другие такие диковинные и ужасные существа, что Динг не сумел бы даже описать их.

 

Сильные руки в черных перчатках схватили Динга и быстро поволокли куда-то. Поначалу он пытался сопротивляться, но то ли от ужасного шума, то ли от довольно чувствительных ударов сознание его помутилось, и он, как во сне, видел, будто вместе со всей этой свирепой компанией долго и стремительно едет куда-то вниз в узкой черной кабине без потолка, словно проваливаясь в лифте в бездонную шахту.

Очнулся он в полной темноте и, сколько ни таращил глаза, ничего не сумел разглядеть. Было тихо. Динг пошарил руками под собой и почувствовал твердую шероховатую поверхность каменного пола.

– Эй, есть здесь кто-нибудь? – неуверенно спросил он.

Во мраке раздался шорох, и приглушенный голос ответил:

– Есть…

– Кто ты? – немного испуганно спросил Динг, не разобрав, откуда идет голос.

– Воображение.

«Господи, опять мистика», – подумал Динг и поинтересовался:

– А ты… где?

– Здесь, рядом с тобой, – также негромко ответил голос.

Динг повертел головой, тщетно пытаясь уловить направление голоса. Он довольно скептически отнесся к возможности побеседовать с каким-то Воображением, но делать было все равно нечего.

– А какое ты?

– Я такое, каким ты меня представляешь. Если хочешь меня увидеть, напряги воображение.

Динг напрячь воображение не сумел, во всяком случае, никого он не увидел. Но чувство страха немного отступило, и он спросил:

– Где мы находимся?

– В Черном Подземелье Кардинала, – прошелестело Воображение, – в самых темных глубинах, в самых неизведанных местах Внутреннего Мира.

Динг обхватил руками голову в тяжком раздумье. Оказаться в каком-то непонятном мире не входило в его планы, когда он начинал сеанс медитации. Наверное, Котелок не учел возможности подобных последствий применения своих методик. Пожалуй, тосковать на любимом диване было куда веселее, чем сидеть в этом сыром, мрачном подземелье.

– А этот ваш Внутренний Мир очень далеко от Земли? Сколько парсек? – вздохнув, поинтересовался Динг.

Воображение долго не отвечало, затем неуверенно произнесло:

– В парсеках я сказать затрудняюсь. Но достаточно далеко – примерно метр семьдесят.

От такой галиматьи Динг потерял всякое желание разговаривать с этим ненормальным Воображением и попытался проснуться. Проснуться, видимо, не удалось, так как вокруг по-прежнему был мрак и из мрака озадаченно сопело Воображение. Через несколько минут оно не выдержало:

– Говорят, нашего Фельдмаршала разбил паралич. Он неподвижен, приказов почти не отдает.

– Какого Фельдмаршала? – без особого любопытства спросил Динг.

– Фельдмаршала Волю. Представляешь – армия без командующего. Темные силы совсем распоясались. А без Воли мушкетеры Короля не устоят перед гвардейцами Черного Кардинала.

– Что за бред? – начал раздражаться Динг (а раздражался он быстро). – Какие мушкетеры? Какие гвардейцы? Ришелье, д'Артаньяны всякие… Что тут у вас вообще происходит?

Во мраке послышался звучный шлепок. Это Воображение шлепнуло себя по лбу, внезапно все поняв.

– Так ты нездешний?! Ты попал к нам во Внутренний Мир из Внешнего? Такого даже я не могу вообразить! – воскликнуло Воображение удивленным шепотом. – Мне-то думалось, что ты просто один из принцев Образа Я.

– Нет, я всего-навсего Рыцарь Печального Образа! На принца не тяну – увы, гены достались не королевские, – съязвил Динг. – Ты можешь мне нормально объяснить, куда я попал? Как мне снова вернуться на Землю? Я не собираюсь гнить в этих застенках, как какой-нибудь Чернышевский в Петропавловке!

– Не надо так орать, – тем же распевным шепотом произнесло Воображение. – Слушай. Ты попал в безграничное Королевство Внутреннего Мира, самое удивительное и непостижимое из всего, что есть на свете. Управляет этим государством могущественнейший Король, Его Величество Сознание. Это мудрый, богатый и добрый властитель. Кабинет Министров при его дворе образуют Познавательные Процессы – Ощущение, Восприятие, Память, Мышление, я – Воображение…

– Выходит, я сижу в одной камере с министром! – с восхищением произнес Динг. – А на воле, наверное, у тебя привилегии всякие – машина, госдача…

– Да что ты! – Воображение, должно быть, замахало руками. – Вот у кого привилегии, так это у нашего Короля. И какие!

Во-первых, он владеет СОВОКУПНОСТЬЮ ЗНАНИЙ об окружающем мире.

Вторая привилегия Его Величества Сознания – это отчетливое различение того, что принадлежит его «Я» и «не-Я», это означает, что он способен осуществлять САМОПОЗНАНИЕ.

Король обладает еще третьей привилегией – обеспечивает ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. И, наконец, четвертая привилегия Сознания – определение ОТНОШЕНИИ к предметам, явлениям, себе, другим людям.

– Если ваш Король такой мудрый, почему же он допускает такое беззаконие? – сердито спросил Динг в темноту. – Хватают невинного человека, бросают в какое-то Подземелье! Это же монархический террор!

– Дело в том, что власть Сознания небеспредельна, потому что за спиной Короля стоит его родной брат-близнец – Черный Кардинал Подсознание. В те часы, когда Его Величество засыпает, всю власть в Королевстве захватывает Подсознание и творит все дела во Внутреннем Мире по своему усмотрению. Помогают ему его верные слуги – Ужас, Гнев, Биологические Инстинкты и черные гвардейцы Неосознанные Мотивы.

Но даже когда Король Сознание бодрствует, Черный Кардинал не успокаивается. Он часто пытается обмануть бдительность Сознания и подсовывает Королю своих переодетых слуг и гвардейцев, и тогда Человек действует во Внешнем Мире необдуманно, бессознательно, иногда автоматически. Обманутый Разум дает Сознанию неверные истолкования мотивов деятельности Человека, а порой и просто отступает перед буйством Бессознательных Эмоций и Чувств.

– Почему же вы не избавитесь от этого мерзкого типа – Черного Кардинала? – перебил Динг.

– Не все так просто, дружище. Кто тебе сказал, что он – мерзкий тип? Он необходим здесь у нас, во Внутреннем Мире. Не забывай, ведь Черный Кардинал – брат-близнец Короля Сознания. Он является его противоположностью, но происходит из одного корня. Подсознание не умеет так правильно и ярко отражать Внешний Мир, как это делает Король с помощью своего Волшебного Зеркала Сознания, но не всегда Черный Кардинал творит зло, очень часто и он, и его слуги совершают добрые поступки. Вернее сказать Подсознание не понимает разницы между добром и злом, поэтому и опасны моменты, когда Черный Кардинал вырывается из-под контроля Короля.

– Честно говоря, не представляю, что хорошего можно ожидать от Подсознания, – признался Динг.

– Пожалуйста, пример. Каждый здоровый взрослый человек умеет ходить. Но ведь никто не задумывается, идя по улице, как ему поднять ногу, как ее перенести, куда поставить. Движения во время ходьбы происходят вне контроля Сознания, они стали автоматизированными, неосознанными. Здесь Черный Кардинал оказывает огромную помощь своему брату.

Или, скажем, другой пример – человеческое творчество. В этой области Черный Кардинал часто выступает не как инквизитор, а как изумительный и неоценимый помощник человека. Иногда это происходит, когда человек спит…

– Творчество во сне? – недоверчиво спросил Динг и пожал плечами.

– Вспомни: Менделеев, долго и безуспешно бившийся над своей периодической системой, увидел во сне таблицу, где химические элементы были расставлены как нужно.

Именно во сне другой химик, Кекуле, увидел тщетно разыскиваемую формулу бензола в виде змей, свернувшихся кольцами и сцепившихся хвостами. У Достоевского во сне родилась идея «Подростка», у Пушкина – идея «Пророка». План «Горя от ума» тоже пришел Грибоедову во сне. Вот на какие открытия способен Черный Кардинал!

Но, с другой стороны, ночные кошмары или приступы гнева, с которыми человек не в силах справиться, – это тоже дело рук Черного Кардинала Подсознания и его приспешников.

Сейчас у нас в Королевстве смутные времена: Темные Силы стремятся все больше ослабить власть Короля.

При дворе большое влияние получила одна очень неприятная дама – леди Фрустрация. Она господствует здесь, во Внутреннем Мире, а там, во Внешнем, человек тоскует, злится, у него полный упадок сил и нежелание действовать.

– Вот у меня именно так было перед тем, как я сюда попал, – со вздохом сказал Динг.

– Потому и было, что здесь фавориткой стала леди Фрустрация.

– А какая связь? – не понял Динг.

– Прямая. Ведь здесь ТВОЙ Внутренний Мир.

От этого сообщения Динг не сразу пришел в себя, несколько минут он переваривал эту новость и вдруг вспомнил про странную коробочку с труднопроизносимым названием, полученную им от призрачной незнакомки. В тот момент, когда его схватили черные гвардейцы, он успел спрятать ее, а сейчас нащупал в кармане и достал.

– Самоактуализатор! – ахнуло из темноты Воображение. – Это для всех нас единственная надежда на спасение. Ни в коем случае не отдавай его Темным Силам. Это просто замечательно, что ты его получил. Тогда тебе, как обладателю Самоактуализатора, я должно вручить свой подарок…

Неожиданно Динг ощутил в ладони маленький предмет цилиндрической формы, будто кто-то вложил его в руку.

– Что это? – спросил Динг.

– Единица Знания. Некоторые советы, которые могут помочь тебе самоактуализироваться. Эти советы просты, доступны, конкретны.

Конечно, невозможно, да и не нужно давать человеку рецепты, как ему жить, но некоторый минимум рекомендаций тебе может пригодиться. Прежде чем ты сумеешь открыть Дверь в Самосознание, тебе нужно собрать такие рекомендации – Единицы Знания, – заполнить ими Самоактуализатор и, самое главное, постараться применить эти советы на практике.

Динг поднес странный предмет к лицу, надеясь разглядеть его во мраке. Ему бы это вряд ли удалось, если бы внутри цилиндрика не вспыхнул желтоватый свет. По боковой поверхности цилиндрика побежали мелкие, но разборчивые буквы.

Как пользоваться своим воображением

1. Воображение – сильное оружие против многих собственных проблем. Но этим оружием можно и самому пораниться.

2. Чтобы избавиться от навязчивого образа, порожденного нашей фантазией или всплывающего в нашей памяти, не нужно пытаться подавить его, а нужно вытеснить его из памяти, заменив другим. Ведь запрещать себе думать о чем-то неприятном – все равно что тушить костер керосином.

3. Избегай давать воображению полную свободу. Не приучайся СЛЕДОВАТЬ за своим воображением, а учись УПРАВЛЯТЬ им.

4. Тренируй способность целенаправленно вызывать четкий зрительный образ, например так: посмотри на стакан с водой, закрой глаза и воспроизведи как можно точнее этот образ, снова открой глаза, скорректируй образ вплоть до совпадения с конкретным восприятием.

5. Богатое, яркое, сочное воображение нам необходимо в жизни. Бывая на природе, у речки, в лесу, запоминай ощущение наслаждения от обстановки и чувство безмятежности. Дома, когда устанешь, сядь в кресло на несколько минут, закрой глаза и попытайся вызвать образы речки, леса, чтобы вновь пережить тот покой и то блаженство. И ты отлично отдохнешь.

Рейтинг@Mail.ru