Апокалипсис в шляпе, заместо кролика. Ковчег

Игорь Сотников
Апокалипсис в шляпе, заместо кролика. Ковчег

Часть первая.
Глава 1

Знаковые встречи такие неожиданные, а счастливые билеты они такие…

Ожидание и притом практически любое, предоставляет хорошую возможность оказавшемуся в таком положении человеку осмысленно посмотреть на себя со стороны, на свои поступки изнутри, и на мир вокруг себя. А вот воспользуется ли он этой возможностью, или лучше выспится, то это другой вопрос. Ну а кто считает иначе, то тот, скорей всего, никогда не оказывался в положении ожидающего человека и его можно без преувеличения назвать счастливым человеком, кого весь мир ждёт и подождёт. А этот пробел в его знаниях пусть останется на совести тех людей, кто не поставил его в известность насчёт того, что и так бывает – надо обождать.

Ну а так как здесь речь идёт о более обычных людях, для которых своя обыденность – это чего-то подождать, то они бы могли добавить некоторые свои замечания насчёт того, что обычно сопутствует этому процессу ожидания. И это, как можно уже догадаться, без труда заводимые разговоры между людьми до этого момента нисколько не знакомых, и вообще они совершенно разные и живут в параллельных вселенных, чтобы быть знакомыми, если бы не одно общее, что их объединяет, это принадлежность к роду человечества и большой склонности попадать в различные неприятности и переделки, которые и приводят их сюда, в травмпункт. Куда ещё и не сразу попадёшь и нужно с поломанной, к примеру, ногой, отсидеть целую очередь, и всё в хмуром и невесёлом ожидании своего вызова дежурным врачом среди людей явственно принадлежащих к другой формации людей и иными взглядами на тебя и на окружающее.

А вот эта общая цель, или может место нахождения всех этих людей и даёт найти общие точки соприкосновения между такими разными людьми, и они хотя бы на время своего здесь ожидания, чтобы перетерпеть в себе эту боль в сломанной ноге не только с помощью народного средства облегчения боли, заводят между собой поначалу ничего не значащие разговоры, – Что, с дуба рухнул? Как и ты, как я понимаю, – затем заговариваются и это ведёт к тому … Да так-то к разному, но главное, что время ожидания пролетает в момент и незаметно для себя.

А из всего этого можно сделать и прямо сейчас делается вывод, что место твоего нахождения, которое определяет твой процесс ожидания или выжидания чего-то для тебя необходимого, немало значит для людей, оказавшихся здесь, в этом месте ожидания, вдруг столкнувшихся друг с другом и неожиданно для себя выяснивших, что им хоть и крайне желательно, чтобы их приняли прямо сейчас там, где принимают, но им придётся подождать некоторое время. А это ни в какие ворота не лезет и в край возмущает этих людей, кого так поставили перед фактом того, что им придётся обождать своего времени приёма, который записан на отрывном талончике. И бросившие себя на стульчик в зале ожидания люди с нетерпением в лицах, сразу друг в друге увидев родственную душу, готовы прямо сейчас излить свою душу, с нейтральным лицом заметив, что сервис в этом заведении ни в какие ворота не лезет и не на уровне в общем.

– Полностью с вами согласен и во всём вас поддерживаю в плане осуждения этих бюрократов, не дающих спокойно продохнуть нам, предпринимателям. – Не слишком громко и не слишком тихо, а в самый раз для того, чтобы выглядеть убедительным последователем своих убеждений для своего случайного собеседника, с неподдельным желанием стереть в порошок всех этих бюрократов в патентном бюро, в котором они сейчас вынуждены просиживать свои штаны, а их бизнес в это время простаивает, не развивается и что более всего прискорбно, не приносит прибыль, – а ведь ради неё, они между прочим, всё это дело затеяли и так стараются, – говорит тот, к кому так запанибратски обратились.

А начавший этот разговор первый бизнесмен, а может просто предприимчивый человек, кто как-то шёл, шёл по парковой аллее, а может он там брёл сильно уставши, что уже не сильно важно по причине того, что всё это выветрилось из его памяти, в общем, он в какой-то момент вдруг наткнулся на гениальную идею, которая однозначно принесёт ему большое состояние, а вслед за этим и уважение среди его знакомых людей, кто вот так специально его раздражал, не испытывая к нему уважение, а может наоборот, чтобы его мотивировать на успех, всячески выказывал в его сторону не симпатию, – Всё живёшь в своих фантазиях, Ной Фёдорович, до чего же человек ты непутёвый, – взял и решил с ней, этой идеей, вот так официально, платя налоги, работать.

А этот Ной Фёдорович, видимо, заслуженно видится людьми кому он знаком человеком бессмысленным с их точки зрения, кому доверия нет никакого и всё такое же прочее, раз он никогда не промолчит в ответ, как в этом случае, и своим ответным вопросом: «И до чего?», прямо вгонит только одного добра ему желающего человека в раздумья и умственную прострацию.

– Чего до чего? – только и промолвит в ответ этот ещё с минуту назад одно добродушие человек, а сейчас он одно недоразумение в своём ничего непонимающем лице. А этот Ной Фёдорович всё не успокаивается и наседает на него своими каверзными вопросами, и при этом он так всё перевернул, что его собеседник, как оказывается, во всём виноват и ещё зачинщик этого своего оглупления в общих глазах. – Ты же сам, Никанор, озвучил этот предел моего умственного развития, который я достиг в своей жизни. – Вот прямо так цепляется за слова этот Ной Фёдорович, только ещё больше настраивая против себя людей его знающих, но как выясняется сейчас, об этих своих знаниях дотошливости и придирчивости Ноя Фёдоровича забывающих и затем за эту свою забывчивость так жестоко расплачивающихся.

– Да пошёл ты! – отмахивается рукой от этого настырного Ноя Фёдоровича Никанор, для которого теперь весь день испорчен и в результате этого предопределён – его сегодня будут избегать уже хорошо его и его скверный характер знающие люди, и всего вероятней, что это противостояние между ним и этими людьми, преотлично знающими на что он способен в неуравновешенном состоянии, в котором он и будет пребывать после посещения пивной, закончится как всегда – каждая сторона останется при своей точке зрения друг на друга, чему будет способствовать не допуск Никанора в двери своей квартиры.

Но мы отвлеклись, когда сейчас речь идёт о Ное Фёдоровиче, как уже можно понять, чьей предприимчивой жилке не дают ходу в патентном бюро, и с первых шагов ставят перед ним вот такие препоны, в ожидании своей очереди в очереди.

«Мол, вы, Ной Фёдорович, для нас человек совершенно неизвестный и никак незнакомый, и мы пока что не с ориентировались что о самом вас думать, а вы нам тут предлагаете на основании одних лишь ваших воззрений на себя, не просто выдать вам патент на вашу предпринимательскую деятельность в крайне важной для человечества сфере, его коммуникации между собой, а в вас как в себя поверить. А это вот так сразу никак невозможно сделать хотя бы потому, что в наше время и в себя поверить сложно и очень часто недостаточно для того, чтобы добиться для себя поставленной цели. Так что посидите вон там, в коридорчике, Ной Фёдорович, как следует подумайте над тем, что вы всем нам с собой и в себе несёте, а как только в вас все эти мысли осядут, то милости вас просим высказать всё то, что вы через фильтр критичности при себе оставили», – примерно так нужно понимать это решение этих бюрократов из патентного бюро, поставивших на пути предприимчивости Ноя Фёдоровича машинку с очередными номерками.

Так что у Ноя Фёдоровича было, и время, и вон сколько желания поделиться своими возбуждёнными мыслями с таким же как он, товарищем по несчастью оказаться в одно время, в одном месте и с похожей проблемой. А когда он с ним поделился взглядами на такое предпринимательство со стороны этой бюрократической машины, демонстрируя в руках талончик, и получил от собрата по предпринимательскому образу жизни полную поддержку, то он приступил к деятельному соображению, как привести в чувства всех этих бюрократов.

– Собрал бы я их всех в одно время, в одном месте, – на эмоциональном подъёме заговорил Ной Фёдорович, что указывает на искренность его побуждений, – да и …Сами обстоятельства их нахождение в этом автономном месте заставили бы их считаться с людьми, кого они может в итоге увидят в самих себе. – На этом месте Ной Фёдорович, энергичный бизнесмен для своего собеседника, предприимчивого человека, так глобально, конечно, не мыслящего, а он всего-то собрался попробовать себя в речных, экскурсионных перевозках, начал своим целеустремлённым в незримую даль взглядом, прилегающую прямиком через этого предприимчивого человека, пугать и тревожить своего нового знакомого. Отчего тот даже стал подумывать над тем, чтобы на некоторое время, пока здесь не утихнут бури и цунами, которые обязательно будут, когда к ним будет допущен этот, столь энергичный бизнесмен, отложить своё посещение этого патентного бюро, но он многого не учёл в своём собеседнике (его бешеной энергетики) и в итоге не успел этого сделать, будучи захваченным врасплох обращением к нему Ноя Фёдоровича:

– А ты сюда по какому делу пришёл? Чем хочешь завоевать, а может и того больше, озадачить предпринимательский мир?

И хотя предприимчивый человек растерялся от такой навязчивой предприимчивости со стороны Ноя Фёдоровича, не вдруг, а заранее всё спланировавшего, и с помощью этого отвлекающего манёвра – обретения в нём чуть ли не соратника в деле недовольства бездушием и неповоротливостью этой бюрократической машины, решившего выведать у него секреты его бизнес-проекта, всё же он сдерживает свою болтливость и демонстрирует умение держать при себе секреты. – Да ничего особенного. – Но Ной Фёдорович умеет разговорить людей, даже таких закрытых и замкнутых на себе.

– Ну, если бы ты ничего особенного не задумал, то ты бы и не пришёл сюда. – С укором на такую скрытность своего собеседника, сделал своё заявление Ной Фёдорович.

– Не мне об этом судить. – Говорит предприимчивый человек. – Расчёты расчётами, а без взгляда со стороны и не увидишь того, что может лежит на самом видном месте.

 

– Вот ты мне и расскажи. А я уже оценю, и тебе может быть и не нужно будет туда идти и выжидать за зря время. – Этот Ной Фёдорович прямо вцепился в предприимчивого человека, в упор к нему приблизившись. И что удивительно для этого предприимчивого человека, до этого момента не испытывающего никакого желания доверять кому бы то ни было, то он, глядя глаза в глаза этому энергичному человеку, кому всё не сидится на одном месте и ёрзается на стуле, взял и поверил ему, правда для проформы спросив его. – А тебе можно верить.

– А ты зришь в суть всякого дела. –Усмехнувшись, проговорил Ной Фёдорович. – Без веры в себя, и чуть-чуть в саму задумку, никакое дело не сдвинется с места. Так что можешь не беспокоиться, я этому вопросу придаю должное внимание. – И на этом всё, Ной Фёдорович посчитал, что он всё что нужно сказал своему собеседнику. А если этого тому недостаточно, то лучше им сразу расстаться, как в море корабли, по причине недостаточности понимания друг друга.

– У меня есть плавсредство. И оно без амортизационного дохода начало сохнуть и чахнуть на приколе. – Заговорщицким тоном голоса заговорил предприимчивый человек, своим направлением ответа дав понять Ною Фёдоровичу, что они при правильном понимании потребностей друг друга, разделения ответственности и рисков, пожалуй, найдут общий язык.

– И какого его водоизмещение? – со знанием некоторых поверхностных знаний о плавсредствах, с умным видом спросил Ной Фёдорович.

– Вполне достаточно для того, что реализовать вашу мысль о спасении всех этих людей от самих себя. – С тонким настроем на улыбку ироничности, проговорил предприимчивый человек.

– Меня это устраивает. – Ответно улыбнувшись, потянул руку для закрепления договора Ной Фёдорович.

– Мафусаил… – Ответно протягивая руку, представился предприимчивый человек, но не до конца, а в конце замешкавшись.

– Андреевич. – Незамедлительно пришёл на помощь своему новому знакомцу Ной Фёдорович.

– Он самый. – Усмехнулся, подмигнув ново представленный Мафусаил Андреевич.

– Это как раз для нашего дела подходит. – Со своей стороны подмигнув, сказал Ной Фёдорович. – Так что будем опять знакомы. – Сказал Ной Фёдорович, сжимая его руку. – А я вот Фёдор. – Представился вот так новый знакомый Мафусаила Андреевича. А почему именно так, то, во-первых, ему видней как себя величать, а во-вторых, всё остальное, а именно то, что вполне вероятно, что он своим громким и в чём-то нарицательным именем не хотел нагонять особого качества мысли на Мафусаила Андреевича (чувствую, заведёт он, не только меня, а всех нас в такую ситуацию, что и выхода из неё простого не найдёшь), а может и того больше, оно будет сбивать его с толку, явно питающего уважение и имеющего свои отдельные виды на своё не простое для данных мест имя. А может быть и так, что во всём этом заключалось что-то куда большее.

А вот у Мафусаила Андреевича никаких затруднений с пониманием своего нового знакомого не произошло. – Я так почему-то и думал. – Говорит Мафусаил Андреевич, улыбаясь. – Ведь всему своё время. – А вот это уже и не поймёшь к чему он сказал. Но Фёдор не стал особо акцентировать своё внимание на сказанное Мафусаилом Андреевичем, когда у него есть столько ему сказать другого.

– Мы для начала откроем собственное бюро. – Затараторил Фёдор, боясь как бы его компаньон не передумал (не слышу от тебя идей и мне начинается думаться, передумать вступать с тобой в компаньонство) вступать в их сейчас только что создаваемую компанию на паритетных началах с долей вложений с каждой стороны в процентном соотношении 50 на 50. От него, Фёдора, это будут идеи, так сказать, интеллектуальная составляющая капитала, а со стороны Мафусаила Андреевича то, о чём он там успел проговориться.

– И это будет не ка бы какое бюро, паразитирующее на людях, – Фёдор с неприкрытым намёком кивнул в сторону дверей, ведущих в кабинет, который занимало патентное бюро, – а наше бюро будет приносить реальную помощь людям. Это будет бюро по поиску человеческих потерь. Так его и назовём, поисково-спасательное бюро. – Фёдор сделал знаковую паузу, посмотрел на Мафусаила Андреевича вопросительно, – вижу, что ты уже интересуешься, что подразумевает под собой такого качества бюро, так что спрашивай, не стесняйся, – и не услышав от него вопросов, продолжил облекать свои мысли в слова. – А что человек чаще всего, чуть ли не каждый день делает? Всё верно. Либо теряет, либо находит, но при этом не всегда то, что ему нужно. И вот в этом-то мы ему и поможем. Ведь что-что, а искать мы точно умеем, находясь в постоянном поиске с самих своих начал. Как ты на это смотришь? – подытожил свои рассуждения вопросом Фёдор.

– Посмотрим. – Дал ни к чему не обязывающий ответ Мафусаил Андреевич, демонстрируя в себе человека обстоятельно мыслящего.

– А теперь вот что запомни, если ещё не знаешь. – Сжимая руку Мафусаила Андреевича, вновь заговорил Фёдор, раз он так представился сейчас. – Для успеха всякого дела необходимо наличие двух важных условий. Идеи. – Звучной тональностью голоса выделил это слово Фёдор. – Она у меня есть. – Постучав себе по лбу пальцем, сделал вот такое уточнение Фёдор. – И …Да, кстати, ты не богат? – задался вопросом Фёдор и получив отрицательный ответ от Мафусаила Андреевича: «Не-а», со словами: «Я так и думал», вернулся к незаконченному. – И второе условие, это наличие того человека, кто раскошелится на щедрую инвестицию в наше дело. – Здесь следует совсем короткая пауза и Фёдор с воодушевлением делает знаковое заявление. – И я знаю, кто этим инвестором будет. – На этих словах он взглядом упирается в невозможно далеко обозримую даль для Мафусаила Андреевича, увидевшего в этом лишь одно – Фёдор сейчас смотрел на того самого человека, кто был выбран Фёдором на заклание в качестве инвестора.

*****

– Как считаете, на каких условиях человеку выпадает счастливый шанс на случай? – определённо неожиданно и сразу с вопросом появился незнакомого вида тип для сидевшего в своём одиночестве на скамейке человека самого обыкновенного и чуть ли не заурядного характера внешности – это чтобы он своим броским видом не вызывал вопросы у мимо проходящих прохожих и таким образом не заставлял их подойти к нему в поиске ответов на эти возникшие при его виде вопросы. А этот самый обыкновенный человек всего лишь присел на одну, не самую последнюю свободную лавочку из вон их столько тут этих лавочек на этой площади со своими архитектурными украшениями, фонтаном и скульптурой Гермеса, поставленного здесь не по чьей-то прихоти, а он является концептуальным отражением всего того, что в себе заключает стоящее в самом центре всего здешнего комплекса зданий здание капитального исполнения, сверх высокое по отношению ко всем остальным зданиям, и хотел спокойно посидеть ни о чём не думая и не размышляя, и тем самым отдохнуть от всего того информационного потока, наполняющего собой среду нынешней среды обитания человека.

Но как сейчас буквально сразу выясняется этим человеком, решившим убежать от всей этой информационной суеты, то это практически невозможно сделать. И только он вытянулся на лавочке и прикрыл глаза, как он уже подловлен на этом кем-то со стороны, – он услышал шум топтания на месте рядом с ним чьих-то ног, – и вынужден, открыв глаза, реагировать на это появление перед ним незнакомца, ещё и улыбающегося притом. Что не только смягчает к нему отношение пожелавшего побыть в одиночестве человека, как тому, наверное, думалось, исходя из нездешнего разлива стереотипов, а он, наоборот, ожесточается против этой лицемерной улыбки, которую так и хочется кулаком снести с лица незнакомца и ему вернуть естественное выражение.

Но он удержался от этого шага, возможно потому, что подниматься на ноги не захотелось, а может и по другой причине, что в общем, не столь важно, и ответил ему иначе, словесно и притом достаточно рассудительно и логично. – Я хотел было сказать, что таких условий не предполагается, но ваш вопрос подразумевает в себе другой ответ для себя. Для того, чтобы человек стал жертвой фортуны, – что ж поделать, такого моё мнение о таких перипетиях судьбы, – должно быть соблюдено одно условие – всё должно быть случится не запланировано и как бы случайно для того человека, кого застало врасплох, как снег на голову выпавшее счастье своего выбора фортуной.

– Тогда моё появление здесь не должно больше вызывать у вас вопросов, если я скажу, что я тут появился благодаря этому не столь уж и редкому случаю. – Продолжая источать улыбкой, ответил незнакомец.

– Тогда ближе к делу, я вас слушаю. – Отвечает человек с лавочки, закидывая ногу на ногу, давая тем самым понять этому навязчивому незнакомцу, что он человек не абы какой падкий на всё, что ему хочет спихнуть фортуна по причине захламлённости своих складов, а он очень придирчив к таким вызовам фортуны и вполне готов её выбесить своим отказом от её предложений.

– Тогда это вам, как демонстрация нашего к вам доверия. – Протягивая с виду как вроде лотерейный билет в современном глянцевом исполнении, и не пойми от кого себя решил представить незнакомец. Но этот вопрос человек с лавочки решает сейчас не рассматривать, остановившись вниманием на протянутом к нему билете. – Что это? – спрашивает он.

А вот ответ незнакомца, ожидаемо прозвучал не просто, а со своей конспирологией. – Это билет в высший свет. – Вот так завысил цену этого билета незнакомец. А вот человек с лавочки совсем в этом не уверен, перехватывая протянутый ему билет, и приблизив его к себе, начав рассматривать. А там, в этом билете, ничего нет из того, что о нём сейчас сказал незнакомец. Это действительно с виду лотерейный билет и если его не тереть, то о нём больше ничего не скажешь. Так что человек с лавочки в полном праве задаться вопросом. – А если точнее?

– Сами понимаете, что он выигрышный. – Даёт скользкий ответ незнакомец.

– Вот как. – Притворно удивляется человек с лавочки. – Ну тогда, исходя из вами сказанного, я понимаю следующее. У вас имеется некая заинтересованность во мне, и вы хотите таким образом меня подкупить для реализации своих целей. Как насчёт такого моего вашего понимания? – задался вопросом человек с лавочки.

– Это слишком поверхностный взгляд на эту ситуацию. – Ещё сильнее залыбившись, проговорил незнакомец. – Скажем так, это входной билет и в тоже время тест на зачисление в некий элитарный клуб по интересам. – На этом месте он вынимает из кармана заранее приготовленную газету, протягивает её человеку на лавочке, и говорит. – Сверьте номер билета.

Человек с лавочки берёт газету, накладывает на неё билет для удобства, сравнивает номер билета с выигрышными номерами с пропечатанными в газете результатами розыгрыша, убеждается в том, что этот незнакомец достаточно подготовленным подошёл ко всему этому делу, по втягиванию его в некую сложную махинацию и посмотрев на незнакомца, говорит. – Цифры совпадают.

– И при том все. – Делает своё уточнение незнакомец. – А это сами догадываетесь, что может значить.

– Боюсь даже угадывать сумму выигрыша. – Вновь наигранно усмехается человек с лавочки и вслед задаётся вопросами. – Но давайте уже ближе к теме. Для чего всё это? И с какой целью вы ко мне подошли?

А вот тут со стороны незнакомца последовала неожиданная заминка. – Знаете, мне несколько трудно найти всё объясняющую и вас бы устроившую причину моего к вам подхода. – Сбивчиво заговорил незнакомец. – Но я постараюсь. – А вот сейчас в его глазах проскочила улыбчивая искренность. – И чтобы не тратить время на болтовню, скажу, что мне, человеку, имеющему всё, – я имею прямое отношение к управлению этого финансового учреждения, если вам нужны частности, – незнакомец, кивнув в сторону высотного здания, таким образом сделал отсыл к своему могущественному положению и значению, – просто скучно. – И теперь дело за человеком с лавочки, верить ему или не верить этому странному типу.

– Этого недостаточно, чтобы сделать хоть какие-то выводы из вами сказанного. – Вот так просто ответил человек с лавочки, и к нему и не придерёшься в том плане, что он слишком придирчиво на всё смотрящий человек. И незнакомец, быстро смекнув, с кем он имеет дело, быстро с корректировав свои прежние планы, меняет свой подход к человеку с лавочки. – Что ж, вы меня убедили быть с вами более откровенным что ли. Но как понимаете, лишь в пределах допустимости и не более того, что мне позволительно сказать. – Сделав такое предисловие, озвучивающие его риски и предупреждающее обе стороны беседы об ответственности за свою несдержанность в будущем на хвастовство знанием больших тайн и секретов, незнакомец переходит к самой важной, информативной части своего обращения.

– Я сделал на вас ставку, не спрашивайте какую и каким образом, – всё до банальности обычно и расчётливо, – кивнув глазами куда-то вверх, как можно понять, под самое поднебесье сзади стоящего небоскрёба, сделал вот такое отступление незнакомец, – но плюс к этому, о чём кроме меня до этого момента никто не знал, а сейчас, с этого момента и вы будете знать, – заговорщицким тоном проговорил незнакомец, – я хочу посредством вас проверить работу службы безопасности моего банка.

 

– Во как он хватил! – Бесстрастно глядя в лицо незнакомца, человек с лавочки между тем не так внутри себя бесстрастен к незнакомцу и ко всему им сейчас сказанному. – И у него даже голова не кружится от таких высот, куда он в своей безумной фантазии взлетел. Нет уж, от таких людей нужно держаться подальше. – В один момент пролетела эта мысль в голове человека с лавочки. И он бы немедленно, но с осторожностью отверг бы все последовавшие дальше предложения со стороны этого опасного незнакомца, но тут он в руке нащупал, находящийся в ней выигрышный билет, и его что-то в нём авантюрное остановило сразу отвергать и говорить нет этому подозрительному на опасность типу, и он решил поподробней узнать у него о том, от чего он будет отказываться.

– И как? – задаётся вопросом человек с лавочки. А незнакомец, как только услышал не отказ, а чуть ли не согласие со стороны своего визави принять его предложение, завуалированное под вопрос, в дальнейшем предполагающий торг, хотя цена на его услуги уже им озвучена и прописана в газете, если он не заметил, то напротив каждого выигрышного номера билета, то он в нарастающем возбуждении, со словами: «А я…», вдруг берёт и выхватывает из рук человека с лавочки выигрышный билет. После чего сконцентрировавшись на нём, разрывает на глазах человека с лавочки билет на две части. Затем, держа оторванные друг от дружки части целого билета, убеждается по ним, что они были разорваны им надлежаще, в точности по тому запланированному им разделу, и протягивает одну часть билета своему ошалевшему немного от его действий собеседнику, человеку с лавочки.

– Одну половину я оставлю себе, а вторая уже ваша. – Сопровождает свои действия такими объяснениями этот странный и такой порывистый, как выясняется, незнакомец.

Человек с лавочки, хоть и напуган такой взрывной эмоциональностью своего странного нового знакомца, но, тем не менее, берёт протянутую ему половинку ещё буквально недавно целого, с выигрышем билета. Взяв же билет, он смотрит на то, что от него осталось, и…Сам начинает на удивление энергично себя вести. – Стоп! – громко себя и ещё кого-то там останавливает человек с лавочки, с чем он переводит свой взгляд на стоящего напротив него с ухмылкой на лице незнакомца и тем самым даёт ему понять, что эти слова относятся к нему. – Но вы мне оставили не половину. – С какой-то прямо претензией обращается к своему собеседнику человек с лавочки. – Здесь осталось всего три цифры, а половина это четыре. – Добавляет человек с лавочки, при этом он не протягивает билет незнакомцу, чтобы тот убедился в его правоте, а держит крепко в руках свой билет.

А незнакомец до чего же приметливый тип, и он в момент всё это дело приметил и сделал для себя подтверждающие его предположения насчёт своего собеседника выводы – он теперь весь мой.

Ну а говорит вслух он совсем другое. – Ловко, ничего не скажешь. – С долей снисходительности на такую наивность своего собеседника, отчего-то решившего, что его уловка насчёт билета не будет замечена и не прочитана им, усмехается незнакомец. – А разве вы остальные цифры не запомнили, ну хотя бы часть из них.

– Даже если и запомнил, то что с того? – недовольно недоумевает человек с лавочки.

– А с того, – резко приблизившись лицом к лицу человека с лавочки, с той же резкостью в голосе заговорил незнакомец, – что шифр от сейфа, где будет лежать вторая часть билета, будет состоять из цифр, идентифицирующих собой этот билет как выигрышный. Так что вам только и останется, как только будет выполнена первая задача, подобраться к сейфу, как набрать это кодовое число и забрать билет. – А вот теперь для этого человека с улицы более-менее прояснилось то, чем он должен будет заплатить за этот предлагаемый ему шанс на удачу. И это уже что-то, и, пожалуй, заставляет этого человека с улицы, опытом своей жизни не раз убеждённого, что за всё нужно чем-то платить, а о бесплатности сыра он тоже многое знает не понаслышке, а из первых рук, посмотреть на предложение незнакомца со всей серьёзностью.

Правда не сразу, а сейчас он непроизвольно головой потянулся в сторону лежащей у него на коленях газеты, на которой был пропечатан номер выигрышного билета, и, пожалуй, на этот раз он слишком поспешил, раскрыв перед незнакомцем свои намерения. А тот при виде этого движения своего собеседника, тут же спохватился, и уже со своей поспешностью выкинул вперёд свою руку и со всей резкостью вырвал кусок газеты с этим информационным бюллетенем.

– Это хорошо, что ты мне об этой накладке так вовремя напомнил. – Язвительно усмехнулся незнакомец, убирая в карман кусок газеты. А вот это его действие навело человека с лавочки на знаковую мысль. – Эта газета однозначно отпечатана в одном экземпляре, специально для меня. И тогда всё эта история с выигрышным билетом есть всего лишь фарс. Но тогда зачем и для чего всё это? – вопросил себя человек с лавочки, чувствуя, что он не готов и не хочет разочаровываться, подловив этого типа на таком мелком розыгрыше. А он хочет, чтобы всё сейчас происходящее с ним и предложенное этим типом, даже если в результате всего того, во что он будет вовлечён, ему будет грозить связанные с несвободой неприятности, не оказалось мелким фарсом, а чтобы это была такая головокружительная авантюра, что согласиться на неё могут лишь только люди безбашенные, может отчаянные в чём-то, или же полные придурки.

– И я буду полным придурком, если откажусь от этой возможности перехитрить себя, как рассчитывает всего скорее этот тип. – Пришёл к решению человек с лавочки, как оказывается, весьма оригинально мыслящий, умеющий ставить в когнитивный тупик людей, делающих из всего выводы и классифицирующих действительность. И сейчас он перед ними поставил действительно трудно решаемую задачу, если они решат его причислить в одну из категорий понимаемых им людей. А суть стоящей перед ними задачи заключается в следующем: если он себя не причисляет, ни к безбашенным, ни к отчаянным людям, а есть некоторая вероятность того, что он может быть причислен к полным придуркам (так его на эмоциях бывает, что склоняет очень доверительно близкий ему человек, когда бывает раздосадован на него; но это правда в прошлом), с которыми у него нет ничего общего по его же мнению, и к кому он только что высказал своё отношение – неприятие себя никак в таком качестве, то кто он есть, если он будет полным придурком, если откажется от представленной ему возможности участвовать в этой авантюре?

И человек с лавочки посмотрел на то, что осталось от газеты на своих руках, прижатой локтем его руки (оттого она и осталась у него тут), – на него через вырванный отрывок газеты смотрела глубина темноты из проделанной в газете дырке пальцем руки незнакомца, – да и вернулся к незнакомцу.

– А что насчёт других газет? – с хитрым прищуром посмотрев на незнакомца, спросил человек с лавочки.

– Ну вы ведь уже догадались, – с укором проговорил незнакомец, – тогда зачем тратить время на не нужные вопросы. – Добавил незнакомец.

– Тогда какая у меня есть гарантия в получении выигрыша? – спрашивает человек с лавочки.

– Если сейф окажется вам по зубам, то я даю вам гарантированное слово, что вы не разочаруетесь. – Проговорил незнакомец, в упор глядя на своего собеседника. И если он хотел таким образом заверить своего визави в крепости своего слова, что, конечно, прошлый век и отсталость, когда давно уже так людей не заверяют в своей платежеспособности, – им подавай нотариально заверенные свидетельства, – то у него, что может и удивительно, но получилось это сделать. И человек с лавочки, кто его в первый раз видел, и не имел возможности проверить соответствие им обещанного с реальным делом, взял и поверил ему.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52 
Рейтинг@Mail.ru