Повесть о черном, белом и красных

Игорь Ривер
Повесть о черном, белом и красных

Часть первая. Черный и белый

Глава первая

То, что Белый Город они в итоге возьмут, было понятно с самого начала. Потери конечно будут, но без них ни одна война не обходится. С тех пор, как захватили лагерь людишек на острове посреди Великой Реки, полурота уменьшилась в числе на четверть, а после этого штурма еще половины не досчитаемся… Дело житейское. В конце концов, для боевых орков жизнь и смерть – почти одно и то же. Разве нет?

Я думал об этом, стоя сейчас во главе своей полуроты. Так-то я десятник, но полуротного утром зацепило тяжелой кованой стрелой, выпущенной из катапульты крепостной башни. Те самые неизбежные потери. А я – командир первого десятка, следовательно старший десятник и по уставу являюсь его заместителем. Так что кому, как не мне?

Вон, ротный как раз косится. Проверяет, не дергаюсь ли лишний раз от свалившейся на меня ответственности. Бывает такое: орка клинит и он начинает на сослуживцах свой мандраж срывать. Ну, пусть смотрит… Я демонстративно поправил наплеч доспеха и снова принял стойку "вольно". Ага, успокоился и отвернулся. В следующий момент рядом с ним плюхнулся здоровенный шмат навоза. Весь полк заинтересованно задрал головы вверх. Народ можно понять. Хоть какое-то развлечение.

В небе на своей летающей твари с гордым видом проплывал один из наших генералов. Ротный, покрытый вонючими брызгами с ног до головы (даже до меня почти долетело), выкрикнул приказ. Окружавшие меня рядовые гоблины заорали, приветствуя начальство. Начальство посмотрело вниз, подняло руку в ответном жесте и его зверюга уронила еще одну навозную бомбу. Сзади кого-то накрыло и, судя по веселым воплям пехоты, неслабо контузило. Послышался громкий смех и теперь уже моя очередь настала обернуться и тихо зарычать на своих балбесов. Хорошо, что в глухом шлеме они не видели моей ухмылки. Дисциплина должна быть и она будет тут быть, пока я тут.

Эк, я завернул фразочку! Надо запомнить…

– Однако, тварь в последнее время не голодает. Падали ей хватает, – сказал гоблин, стоявший сзади.

Не поспоришь. Трупешников за последний месяц было хоть отбавляй.

Улетел, слава Первому Владыке! Все-таки чем дальше начальство, тем лучше.

Ротный почти закончил вытираться, когда к нему подбежал офицер связи. Что, наш выход? Да, я не ошибся. Ротный кивнул и поднял вверх сжатый кулак. По рядам пробежала та особая волна, которую чувствуешь всей кожей: готовность к драке. Залязгало железо доспехов. Не зря, значит, стояли под требушетами. Будет дело, повеселимся!

– Зря не орать! – сказал я повернув голову. – Дыхание беречь. Копите силы для драки.

Гоблины согласно заворчали. До стены, считай, без малого четверть лиги бежать, да под обстрелом со стен, да потом еще по лестницам в осадной башне лезть. Все взмокнем от пота, как цуцики, а выдохнуться раньше времени нельзя. Осадные башни тем временем продолжали медленно ползти к стенам.

Ага! Ворота наконец рухнули под тяжелым ударом тарана. Мне этого было не видно, но грохот-то слышен прекрасно! Это послужило сигналом и кулак ротного опустился. Я продублировал команду голосом и гоблины тяжелой трусцой двинулись вперед. Проверив, не отстал ли кто, их командир, то есть я, побежал следом, время от времени подбадривая отстающих острием глефы пониже спины. Мое место во главе строя занял младший десятник. Все по уставу! На марше место старшего командира – сзади, чтобы никто из гоблоты не вздумал сбежать. Вон и ротный тоже приотстал. Бдит.

– Поднять щиты!

Я продублировал команду. Сюда уже долетали стрелы из луков. Кто из вас бегал со щитом наперевес, тот знает, какое это удовольствие. Хорошо, что часть лучников со стены ушла к воротам. Оттуда слышался яростный рев троллей и тяжелые удары, а в нас стреляли довольно редко и до осадной башни мы добежали почти без потерь.

Вовремя добежали, кстати, молодец ротный. Хоть и в навозе, а все рассчитал правильно – в темном проеме как раз скрылся последний из тех, кого судьба выбрала, чтобы начать драку.

– В колонну по одному! Пошли!

На штурм, по уставу, командир полуроты тоже идет последним, только этим пунктом все нормальные орки пренебрегают и на моей памяти еще никого за такое нарушение не наказали. Так что я распихал пехотинцев и пошел сразу за ротным. Тот покосился на меня, тяжело дыша, но ничего не сказал. Правильный мужик!

Мы гуськом побежали по высоким ступенькам лестницы. Сверху уже капала кровь, там орали умирающие и звенело железо. Я подумал, что защитники сначала сумели вломиться на штурмовой мостик и забраться внутрь башни, однако с ними мгновенно разобрались, оттеснили и теперь рубка шла на стене. Так оно и оказалось.

Ротный перебежал по мостику и отскочил в сторону, пропуская меня. Тоже правильно. Ты первым пошел в бой, так пусть подчиненные теперь проявляют геройство. Ну, я и проявил! Завопил, как увидевший эльфийку гном и с глефой наперевес кинулся в свалку. Мои гоблины, подбадриваемые пинками и руганью ротного, повалили за мной. Мы прорвались!

Глава вторая

Это была не просто стена, а какая-то улица! Сразу за зубцами – газон, который сейчас был завален телами в черных и серых доспехах, потом мостовая, уходящая вниз и вверх, к цитадели и городские дома. Вообще-то вниз нам было не надо. Те, что взошли на стену с осадных башен, должны были напасть именно на цитадель и попробовать захватить ворота и мост. Однако у городских ворот внизу по-прежнему шел бой и я, собрав вокруг себя кулак из трех десятков бойцов, направил их прямо туда. Прорваться, ударить в спину защитникам и взять наконец ворота. Если удастся посеять панику, то город считай наш. Главное: орать погромче. Пусть думают, что им весь наш полк в спину зашел.

Вот тут-то и пришла нам полная и окончательная хана. Не зря генералы наши летучие сегодня над городом летали с большой опаской! Тот белый маг, о котором столько слухов ходило, оказался именно здесь. Он как раз устроил у ворот бойню своими молниями (вот что это был за грохот), остановил троллей и тут мы выскочили прямо на его охрану. Увидев за стальными шлемами солдат остроконечную шляпу, я понял, что сбежать не получится.

Поймите меня правильно. Сбежать – в данном случае не трусость. Я просто реально оценил наши силы. Тут были нужны лучники, а не мы. Рассредоточиться и расстрелять с дальней дистанции. Молния – вещь очень хорошая, тролля пополам рвет, но из десятка стрелков хоть один, да попал бы. А пехоту вблизи он просто парализует и с ней расправится его охрана.

Однако делать-то было нечего. Ничего из моего невеликого арсенала черной магии в ход пустить было нельзя. Во-первых: то, что я умею, годится для разведки, а не для прямого боя. Чем мне сейчас помогут маскировка, или дальновидение? Ничем.

Вы думали, что такого громилу, как я (а я на голову выше обычного человека) не спрячешь? Ха! Вы просто не видели тролля, которого я превращаю в копну сена. В вонючую такую копну… Но издали не отличить!

Еще я хорошо умею подчинять гоблинов. Полезно на войне, но они и так сейчас рвались в бой, их не нужно было подбадривать. Во-вторых: применив черную магию, я сразу стану главной целью этого… как его там звали? Говорили ребята, но я забыл. Альф вроде? Ну, хоть отвлечем его от ворот на полминуты и пофигу, как звать!

– Вперёд!!! – заорал я.

Сам вперед сразу не полез. Геройство, как говорил один из генералов, глупым быть не должно. Но генералам (сюда бы хоть одного!) хорошо. Они все невидимки. Сбросил свою хламиду – и попробуй, найди тебя. У них даже мечи невидимые, а мне что делать?

Решение пришло в голову практически сразу. Не идеальное, но попытаться стоило. Другого всё равно не было. Гоблины сцепились с охраной, а я расстегнул пояс и быстро стянул через голову кольчугу. Молния опасна тем, что бьет не по одной цели. Главный "подарочек" конечно приходит тому, кто попал под удар, но потом она расщепляется на множество мелких светящихся шариков и те плывут к ближайшим металлическим предметам, то есть к доспехам. Сама молния тоже часто отклоняется в сторону ближайшего металла. Поэтому вблизи маг шарашить ею не станет, а если и ударит, то без доспехов я буду последним, кого заденет. А против паралича у меня средство было. Тот самый знаменитый орочий эликсир, от которого даже полудохлый малорослик вскакивает на ноги и бежит, как ошпаренный. На три минуты хватит, а там… Все когда-то умираем, верно?

Я вломился в схватку, расшвыривая в стороны солдат в серых доспехах. Маг, что очень меня удивило, за спинами охраны отсиживаться не стал, а вовсю лупил своим белым посохом гоблоту. Те так и разлетались от него в стороны. Выпитый мною эликсир начал действовать. Вялость от парализующего заклинания исчезла, сразу прибавилось сил, а глаза застлало кровавой пеленой. Людишки что-то орали по-своему, а я помнил только, что нужно прорваться к этому беловолосому человеку и мне очень мешал какой-то бестолковый малорослик, постоянно пытавшийся ткнуть меня своим игрушечным кинжальчиком снизу. Ох, с каким же удовольствием я отоварил его древком в лобешник!

Белый посох вдруг оказался совсем рядом, лезвие глефы столкнулось с ним и…

"Всё!" – подумал я, проваливаясь в черную пустоту с горевшей в ней где-то очень далеко кроваво-красной звездой. – "Владыка, ты видишь? Мы сделали, что могли…"

Глава третья

– Слышь, Петруха… Кто это?

Голос доносился откуда-то издалека, как будто мои уши были забиты воском. Язык был совершенно незнакомым, но говорил явно не эльф. Их протяжно-презрительные (а презирают эльфы все, что видят, даже свое отражение в зеркале) интонации ни с чем не спутаешь. И уж точно не гном. Человечишки – вот, кто это был. Мда… Умирать придется долго, если я попался парням из Белого Города в их шаловливые ручонки.

Не было смысла тянуть. Руки и ноги не связаны, еще попрыгаем! Я открыл глаза и оторопело замер. Города не было. Был лес. Роскошный, как тот, что рос вокруг Одинокой Башни, пока его не вырубили начисто. Сквозь листву пробивались веселые солнечные блики. Кто вам сказал, что орки не любят свет? Врут! Он нам нравится не меньше, чем остальным живым существам. Но не свет был важен, а трое смотревших на меня людей. Один из них безо всякого опасения наклонился надо мной и не составило бы никакого труда отобрать у него оружие, если бы… Если бы оно у него было!

 

Второе, что сразу бросилось в глаза – странный шлем на его голове. Остроконечный, но не металлический и даже не кожаный. Суконный! Это что, у них тут доспехи такие – из ткани? Может быть, под тканью есть металл? Я уже заметил, что и на остальных точно такие же шлемы, а одеты они в одинаковую странную одежду такого же, как и шлемы, цвета… Как это назвать? Подходящих слов не было. У людей-союзников с юга я видел нечто похожее, но разумеется не стал тогда унижаться и выяснять, как называется их шмотьё. В общем: одеты в одинаковые "эльф знает что".

– Чё молчишь, браток? Э, да ты весь в крови!

Это ведь он меня о чем-то спрашивает… Знать бы, о чем? Я все-же попытался пошевелиться, но тело пронзила резкая боль да так, что пришлось пожалеть, что пришел в себя. Ничего удивительного. Без доспехов, в такую толпу… Странно, что я вообще жив. Но что случилось-то?

Если вам говорят, что орки тупые – не верьте. Мы не тупые, мы просто думаем по-другому, не как люди. Вообще, если бы не эльфы, то мы с людьми вполне могли бы ужиться. У нас много одинаковых обычаев и было время, когда Владыка даже служил человеческому царю. В его свите тогда были и орки. Их, что важно, никто не считал за низших существ. И кровь у нас тоже одинаковая. Красная. Кстати! У них на шлемах пятиконечные звезды красного цвета. Что бы это могло значить?

Они продолжали переговариваться и тут мне пришло в голову, что в их языке нет эльфийских слов. Совсем нет. У длинноухих через слово "-эль", да "-эт", а у этих речь была скорее "окающей". Совсем не похоже на всеобщий.

Потом двое из людей (людишками у меня язык как-то уже не поворачивался их называть) ушли. Один остался и даже положил мне под голову свой мешок. Зря он это сделал! Боль, слегка утихшая было, нахлынула с новой силой. Ничего! Нет худа без добра. Я чуть пошевелился, пытаясь по ней определить, как и где мне попортили шкуру. Получалось, что попортили много где, качественно и с фантазией, однако я вполне мог пошевелить ногами и руками. Нас, орков, вообще убить трудно, а раны на нас заживают гораздо быстрее, чем на людях, хотя по этой части чемпионы конечно гномы. Не зря они хвастаются, что рождены из камня. Очень может быть, что это и правда, если судить по их чувству юмора.

Я попробовал повернуться на бок и мне это удалось. Ух ты! Вот это лужа с меня натекла! Земля вокруг была пропитана засохшей кровью, значит давненько я тут отдыхаю… Не удивительно, что большинство дырок уже затянулось.

Одежда была вся в прорехах и расползалась на глазах. Я начал понимать, в чем дело. Маг все-таки решился пустить в ход свое главное оружие, но я случайно сумел прервать заклинание. Вложенная энергия выделилась в месте удара и вышло так, что я сейчас лежу на травке, в лесу, безоружный и на меня пялятся трое непонятного происхождения людей. Пялятся отнюдь не враждебно, а вроде бы даже сочувственно.

Двое ушедших вернулись с двумя палками-рогульками. Носилки хотят сделать, что-ли? Вряд-ли они меня далеко утащат втроем. Значит нужно попытаться…

– Глянь, саблями рубили. На казаков, видать, нарвался, бедняга!

– Ага! Измордовали и бросили, а он оклемался. Вот только чего он черный такой?

– А это, Мишка, папуас. Я так думаю.

– "Попу…" – что?

– Не "попу", а "папу", дубовая голова! Папуас. Еще их называют: "негр". К нам в Саратов однажды цирк приезжал, так я там видел одного. Он на представлении ножи кидал и фокусы показывал. Только тот был поменьше, чем этот.

– Образованый ты у нас, Иваныч! А с негром-то этим чего теперь делать?

– Помочь надо человеку. Он, поди, не офицерик, а тоже к угнетенному классу относится. Тащите-ка пару жердей. Носилки сделаем.

Только гордость помогла мне удержаться от крика, когда я поднимался на ноги. С левой все было в порядке, а вот правая онемела и сразу подкосилась при попытке на нее опереться. Все-таки я устоял, оперевшись на дерево со странной белой корой. В Белом Городе, я слышал, росло такое, только оно совсем засохло. А здесь таких много!

Судя по дырам на штанах, кто-то продырявил мою ногу мечом насквозь. Не тот ли малорослик? Наверняка он! Поймаю – придушу. Хотя после моего удара душить скорее всего уже поздно.

Я немного согнул ногу, потом разогнул. Завтра буду в порядке, а пока как раз пригодятся эти палки. Из их разговора я не понимаю ни слова, но я ведь орк, а не какой-то тупой гремлин. Разберемся…

Взяв в того, что держал их, жерди, я прикинул длину. Да, длинновато! Примерился и одну за другой сломал их руками, благо те почти не пострадали и не слишком болели.

– Глянь, Иваныч! Он точно из цирка сбежал, – сказал Петруха после долгого молчания. – Слегу ладонью не обхватить, а он их взял и… Вот это силища!

– А я что говорю? Ладно. Давайте-ка понемногу ногами двигать. Не ровен час – беляки наскачут, а у нас два патрона на троих. Даже застрелиться не хватит. Исколют шашками, как вот его.

Все трое посмотрели на меня. Я ничего не понял, но на всякий случай кивнул головой.

Глава четвертая

Шли мы медленно. Я кое-как ковылял на своих костылях, волоча ногу, но дело было не во мне. Эти трое чего-то боялись, постоянно оглядывались по сторонам и первое слово, которое я выучил здесь, было "казак". Видимо какой-то местный хищник вроде гигантской паучихи, жившей в подземельях, неподалеку от нашего военного лагеря на перевале.

Оружие у них все-таки было. Во-первых: ножи, во-вторых: небольшой топорик, явно невоенного вида и в-третьих: три странных устройства. Спереди эти штуки имели острые железки, которыми при желании можно было кого-то проколоть, но выглядели они всё равно несерьезно. Видимо использовались как-то по-другому.

Лес наконец кончился. Люди о чем-то долго спорили, наконец приняли решение и двинулись по полю к небольшой роще, примерно в тысяче шагов от нас.

Если бы я знал их язык, то предупредил бы, что неподалеку находятся несколько конных. "Восковые затычки" в ушах давно уже исчезли, я снова слышал нормально, звук подкованных копыт и звон сбруи различил издали. Но как тут предупредишь? К тому же я не знал, друзья там, или враги.

Предполагать конечно нужно всегда худшее. Если не ошибешься, то не так обидно будет (снова хорошая фраза получилась, надо запомнить).

– Бросай оружие, краснопузые! – раздался из кустов молодой голос. – Быстрее, а то постреляем вас всех.

Металлическое клацанье, последовавший за этим, не было похоже ни на что знакомое мне, но ничего хорошего не сулило.

– Иваныч, казаки. Донской говор. Что делать будем? – прошептал Петруха.

– Чего тут сделаешь? Клади, – отозвался тот. – Говорим, что мобилизованные. Сразу не убили, так может, и свезёт на ровном месте, поживём еще.

Они положили свои странные приспособления на траву и выпрямились, зачем-то подняв руки вверх. Одно из них оказалось рядом со мной. Я же так и остался стоять, опираясь на костыли.

Из кустов выехали трое конных. Тоже ничего знакомого мне в плане доспехов. Странные головные уборы с козырьками, даже отдаленно не похожие на шлемы моих провожатых. Одеты одинаково, обувь тоже одного образца у всех, какие-то ремни по всему телу и… Ну наконец-то! Я даже с каким-то облегчением обнаружил у каждого из всадников кривые мечи в висящих на поясах ножнах. Хоть что-то знакомое!

– Попались! – злорадно сказал один из всадников, остановившись шагах в десяти. – А это кто с вами?

– Не знаем мы его, – угрюмо ответил Иваныч. – В лесу нашли, раненого.

Всадник удивленно разглядывал меня.

– Что это за невидаль? – спросил он. – Откуда негру взяться под Царицыным?

– Да какая разница? Кончить их, да и всё! – отозвался молодой.

– Согласен. Меньше знаешь – лучше спишь.

Я конечно не понял ни слова, кроме "казаки", но и так всё было понятно. То, каким тоном он это сказал, определяло нашу судьбу однозначно. Ладно, посмотрим, кто тут самый крутой…

Молодой вытащил из ножен свой меч и направил коня в нашу сторону.

"Очень хорошо. Давай… Поближе…"

Первым я убил того, что держал наперевес такую же странную штуку, как у моих спутников. Чем, спросите вы, если у меня кроме костылей ничего не было? Так костылем и убил! Он ведь от дротика отличается только отсутствием наконечника, а с десяти шагов я и по лягушке не промахнусь, не то, что по человеческой голове. Попал в глаз, не зря учился. Всадник, что называется, раскинул мозгами.

Тот, что ехал к нам, не успел среагировать, когда второй мой костыль с размаху опустился на голову его гнедой кобылы. Жалко лошадку, но что поделать? Такова судьба! Ее всадник, падая, попытался защититься от второго удара своим мечом. Жалкая попытка… Голова у него оказалась не крепче, чем у первого.

Третий почему-то не стал выхватывать из ножен меч, а повернул коня. Видимо испугался и попытался спастись. Тоже не вышло. Я подхватил с земли лежавшее там оружие и метнул его. Снова тот же самый дротик, только с наконечником и сбалансирован хуже. Три-ноль, как говорят у нас при "сухом" счете в гоблинболе.

Что такое "гоблинбол"? Это когда три гоблина, или кобольда садятся на плечи орку и тот тащит их к финишу по лабиринту. Игроков бывает много. Тут важно не дотащить своих гоблинов, а правильно уронить их под ноги другим оркам, чтобы те споткнулись. Своих гоблинов можно пинать. Чужих – нельзя, но их всё равно пинают. Если ты, невзирая на летящую в тебя со всех сторон гоблоту, смог дотащить до конца дорожки всех троих, не потеряв ни одного, то ты выиграл. Если упал – проиграл. Это и есть "три-ноль". Не знаю, откуда взялось такое название. Я в эту игру никогда не играл. Гоблинов жалел. Их после нее остается в живых не так, чтобы слишком много. Но со стороны смотреть бывает весело.

Глава пятая

Когда трое моих спутников собрали трофеи, я показал на один из клинков, которые они называли "шашки". Возражений не последовало. Я, немного повозившись с застежками, надел кожаные ремни, на которых эта шашка крепилась.

– Держи карабин, – сказал тот, что постарше, протягивая мне такое же оружие, как и у него, только без наконечника. – Умеешь?

Значит это называется: "карабин"? Я про себя повторил это слово несколько раз… И как же им пользоваться?

В ответ на мой вопросительный взгляд, он показал, как. Действительно, проще некуда. Дергаем за рычаг, изнутри появляется "патрон" и уходит в трубку, называемую "ствол". Есть еще "предохранитель", а "заряжать" нужно "обоймой", или по одному патрону. Потянуть здесь…

Я потянул и слегка присел от неожиданности, когда карабин вдруг оглушительно хлопнул. Лежащая лошадь, которой сегодня так не повезло, дернулась. В ее шкуре появилась небольшая дырочка. Так вот оно как работает! Гораздо лучше, чем лук. Даже вылетающий снаряд не видно в полете. Передернув "затвор", я поймал в воздухе вылетевший патрон. Ага! Вот что вылетело… Всё понятно. Заодно и словарный запас пополнился.

В кустах после моего выстрела раздался треск веток и мои спутники снова схватились за оружие. Как выяснилось, зря. Из зарослей вышла вороная лошадь. Угадайте, кто у нее лежал поперек седла!

– Ну что, старик, вот мы и свиделись, – сказал я на всеобщем языке связанному белому магу, смотревшему на меня сквозь свисающие спутанные волосы. – Что скажешь? Ах, да! Ты же не можешь…

Протянув руку, я вытащил у него изо рта кляп. Судя по запаху, это была чья-то портянка.

* * *

Почему я сразу не укоротил его на голову? Причин было несколько. Для начала, и это самое важное: маг для меня был единственной возможностью вернуться обратно в мой мир. В конце концов, он ведь здесь чужой, а меня от присяги, данной Владыке, тоже никто не освобождал. Почему бы и не вернуться вместе? Кто из нас сильнее, можно будет выяснить потом.

Имя у мага было таким, что я никак не мог его выговорить. "Гэ" на оркском диалекте всеобщего языка произносится, как "пе", или "хе" но "Пендальф" звучит смешно, а второй вариант обратно можно перевести, как "седой суслик", так что я остановился на сокращенном "Альф". Нейтральное слово, безо всякого смысла.

Он не был эльфом, как я раньше думал. Человек, на самом деле, родом с западных земель. Старый совсем, наверное почти на исходе жизни. Люди ведь живут недолго, даже по сравнению с нами. Длинные волосы как-то помогали собирать силу – на этом сходство и заканчивалось.

В общем, я не посчитал достойным его убить. Это ведь не схватка, где ты в ярости кромсаешь всех, включая женщин и детей, а потом ничего не помнишь. Наш с ним бой закончился, мы остались живы – что теперь? Сразу снова друг на друга кидаться? Это, я считаю, глупо. Чтобы убить, нужна причина. Там она была, а здесь ее не было. Он тоже это понимал и мы заключили с ним временное перемирие до тех пор, пока не вернемся обратно и на один день после этого. Тогда я думал, что это возможно – вернуться.

 

Благодаря мне, у нас было три неповрежденных комплекта местной одежды, или как ее здесь называли: формы. Один достался магу, второй (самый большой, но я все равно себя чувствовал в нем тесновато) мне. Третий, немного попорченный моим последним броском, забрал самый старший из людей, тот, кого звали "Иваныч". Наконец-то я смог избавиться от пропитавшейся кровью рубахи!

Странная у них здесь армия. Если солдат в ней различают по форме, то почему так легко происходит обмен? Были только сняты полосы плотной ткани на плечах, под названием "погоны" – и всё. Ни флагов нет, ни каких-то других знаков, кроме звезд на шлемах. Как они издали определят, кто враг?

Теперь на меня смотрели, как на своего и это тоже было странно. У нас никто из людишек не посчитал бы орка равным себе, даже союзники. Эти же люди разговаривали со мной, не обращая никакого внимания на то, что я их не понимаю. Нельзя сказать, что мне это не нравилось, хотя я и отмалчивался. Потом Иваныч спросил:

– Тебя хоть как зовут-то, черный?

Я опять не понял, чего он хочет. Тогда человек показал на себя и сказал:

– Василий! А вот это – и показал на молодого – Мишка. А ты кто?

Палец был направлен на меня. Теперь все было понятно.

– Егор.

– Что!?

Кажется, он удивился, хотя что тут особенного? Обычное оркское имя, хоть и не такое распространенное, как например "Азог", или "Гармчах". У нас во всех родовых именах по две гласных, чтобы сразу было ясно, что это именно имя. Обычно у мужских имен ударение на втором слоге, а у женских на первом, так что "Мишка" звучало бы у нас забавно. Однако есть и исключения, к тому же многие получают прозвища от друзей. Моего младшего десятника все звали "Дубиной" за любимое оружие. На такое не обижаются, наоборот: иметь прозвище считается почетным.

Итак, услышав мое имя, они почему-то рассмеялись. Я вопросительно посмотрел на Иваныча, но тот отмахнулся, улыбаясь. Позже выяснилось, что и у них это имя самое обычное, но теперь он сказал:

– Вот же ведь! Негры африканские, а имя русское. А фамилия и отчество как? Вот я – Василий Иваныч. А ты?

Второго и тем более третьего имени у меня не было. Зачем мне столько? Прозвища вместе с именами не употребляются и я отрицательно покачал головой.

– Значит ты будешь Егор Черный. Нельзя человеку без фамилии. Что, опять не понял?

Он показал пальцем на траву, а потом на мага, ехавшего на одной лошади с Петькой:

– Гляди! Вот "зеленый", вот "белый"… – потом показал в небо. – "Синий". А ты – "черный". Понял?

Я кивнул. Действительно, все ясно. Пусть будет двойное имя, раз так положено. А мага, значит, будем звать Альф Белый. Я показал на него и озвучил свою версию, тоже ткнув пальцем в Альфа. Иваныч понял, но покачал головой.

– Нет, белый – это не хорошо. Те, что нас убить хотели, были белыми. А его лучше звать: Белов. Он, кстати, откуда? Тоже из твоего цирка?

Из всей фразы я разобрал только "Белов", о чем честно сказал магу. Тот молча кивнул.

– Ладно, коли так… А мы, брат, красные. Он снял свой шлем и сунул мне выцветшую звезду под нос. – "Красный". И мы тоже, значит. Понял?

– Понял, – отозвался я. – Красные.

– Ну вот и заговорил по-нашему!

– У них тут война между людьми, – сказал маг. – Одних называют красными, других белыми.

Ну, спасибо! А то бы я без тебя и не понял…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru