Сборная-2018: чемпионы наших сердец. Черчесов, Дзюба, Акинфеев, Черышев и другие герои ЧМ-2018 в России

Игорь Рабинер
Сборная-2018: чемпионы наших сердец. Черчесов, Дзюба, Акинфеев, Черышев и другие герои ЧМ-2018 в России

Художественное оформление вклейки С. Коваленко

В оформлении вклейки использованы фотографии А. Федорова, Ф. Успенского, Д. Исаевой, а также из личного архива автора

Во вклейке использованы фото: Marco Iacobucci EPP, A. RICARDO / Shutterstock.com. Используется по лицензии от Shutterstock.com

© Рабинер И., 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

«Каждый из тех, кому посчастливилось побывать на матчах ЧМ-2018 и даже ощутить атмосферу его улиц и фанзон, не забудет этот турнир никогда. И во многом – благодаря сборной России, чей поход до четвертьфинала объединил всю страну. Книга Игоря Рабинера, 52 дня не отходившего от команды, ближе всех из журналистов общавшегося со Станиславом Черчесовым, его штабом и игроками, позволит вам воссоздать удивительные эмоции и события, связанные с этой сборной и этим чемпионатом».

ИД «СПОРТ-ЭКСПРЕСС»

Предисловие
Никита Симонян: «Наших футболистов чествует страна, и это – правильно!»

Никита Симонян

заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР, олимпийский чемпион 1956 года, автор первого гола сборной Советского Союза в финальных турнирах чемпионатов мира

Главное, чего добилась сборная России на домашнем чемпионате мира, – это не только факт выхода в четвертьфинал, сам по себе заслуживающий уважения. Это эмоции людей, для которых игроки национальной команды за три недели стали чуть ли не членами их семей. Это то, что дети в России снова захотят идти в футбол и подражать не зарубежным, а своим игрокам.

Недаром везде говорят и пишут, что в российских дворах мальчишки уже называют себя не Месси и Криштиану Роналду, как раньше, а Дзюбами и Акинфеевыми. И сам Артем Дзюба рассказывает, что на вокзале маленький мальчик увидел его и сказал, что пошел заниматься футболом и мечтает, как он, сыграть на чемпионате мира и забить там несколько голов.

Вот оно – то, что сделала сборная! За что заслуживает всяческой похвалы и благодарности. Эти парни сражались до конца, и люди, от стариков до детишек, не могли этого не оценить. Считаю неправильным сравнивать футболистов разных поколений и кряхтеть, как некоторые: «А вот мы-то…» Смотрю на нынешнюю сборную – и вижу, что она на ЧМ-2018 отдавалась игре так же, как мы. А это главное, за что команду любого поколения ценят болельщики. Поэтому несколько десятков тысяч человек и пришло поблагодарить сборную на Воробьевы горы на следующий день после проигрыша серии пенальти хорватам.

Здорово и то, что все болельщики, которые приехали к нам из самых разных стран, остались довольны. В том числе и тем, как их тут встретили. Меня-то, человека с некоторым жизненным опытом, это совсем не удивило. На встрече президента России Владимира Путина с легендами футбола я привел пример, насколько доброжелательно у нас обращались даже с пленными немцами. Сказал там Лотару Маттеусу, что он должен знать Карл-Хайнца Хайманна, многолетнего главного редактора журнала «Киккер», который был у нас в плену, выучил язык и отзывался о нашей стране великолепно. Рассказывал даже, что, когда его перевели на поселение, хозяйка дома делилась с ним одной картофелиной пополам.

Мы с Хайманном были большие друзья. Жаль, что он не дожил до этого чемпионата мира и не поучаствовал в таком празднике…

Сам по себе четвертьфинал для нас – повторяю, тоже достижение. Это место в восьмерке лучших сборных мира! И не по какому-то там умозрительному рейтингу, а на главном соревновании четырехлетия. Сегодня футболистов чествует страна, и правильно делает. Абсолютно убежден, что такая реакция людей – это здорово.

• • • • •

А вот нас, когда в 1958 году сборная СССР тоже дошла до четвертьфинала, и сделала это без четырех основных игроков – Эдуарда Стрельцова, Бориса Татушина, Михаила Огонькова и травмированного Игоря Нетто, – совсем не чествовали. Все было с точностью до наоборот – нам устроили обструкцию, разгромили в газетах. Такая была система, такая разница в подходе.

Хотя виновато в том, что мы не прошли еще дальше, не побоюсь этих слов, было руководство страны. Именно оно, не разобравшись в ситуации, а сразу решив карать, перед самым отъездом сборной в Швецию оставило ее без трех важнейших игроков во главе с таким огромным талантом, как Стрельцов. За три года до чемпионата мира, в 17 лет, он сделал хет-трик в Стокгольме, где наша сборная разгромила 6:0 тех самых шведов, которым мы в 58-м проиграли в четвертьфинале. А ведь 20-летний Стрельцов был намного сильнее 17-летнего!

Человеческие качества Эдика я имел возможность оценить на Олимпиаде 1956 года в Мельбурне, когда дважды пытался отдать ему свою золотую медаль – ведь он провел весь турнир, а меня Гавриил Качалин поставил только на финальный матч. Я был убежден, что награда, которых тогда выдавали строго одиннадцать, по праву принадлежит ему. Но Стрельцов категорически отказался ее принимать, сказав: «У меня еще вся карьера впереди!»

Я много читал о том, что тогда произошло, и у меня нет оснований не верить Эдуарду, написавшему в письме матери, что он невиновен. И пытаюсь себе представить, как бы мы выступили, если бы эта тройка наказанных неизвестно за что ребят была на поле…

А без них мы провели пять матчей почти в одном составе. Я уже упомянул, что во время ЧМ-2018 Владимир Путин принимал легенд мирового футбола. Себя к ним не причисляю, но оказался в этой компании из девяти бывших футболистов и президента ФИФА Джанни Инфантино. И рассказал то, что их поразило.

Сегодня для восстановления между играми на чемпионате мира дают от четырех до пяти дней. А мы на ЧМ-58 почти все матчи проводили через день! 8 июня – 2:2 с Англией (та самая игра, в которой Симонян открыл счет. – Прим. И.Р.),11-го – 0:2 от Бразилии, 15-го – 2:0 с Австрией, 17-го – 1:0 в переигровке за право выйти в плей-офф с англичанами. И, наконец, 19-го – четвертьфинал, в котором мы проиграли 0:2 Швеции!

Когда сидевший напротив меня Маттеус услышал, что мы на чемпионате мира за 11 дней провели пять матчей, а тогда замены-то были запрещены, – он схватился за голову!

Да еще и играли мы все матчи, по сути, одним составом. Сейчас, по прошествии времени, думаю, что Гавриил Дмитриевич Качалин все-таки должен был нас на четвертьфинал заменить. Тех, кто сыграл все четыре матча. Мы были выжаты. Но – не решился. Хотя понимаю, насколько непростым для него могло стать такое решение.

• • • • •

60 лет спустя тренерский штаб во главе со Станиславом Черчесовым сработал на ЧМ-2018, считаю, очень хорошо.

До турнира у меня не было полной уверенности в том, что сборная выступит так, как ей в итоге удалось, – потому что это футбол. Но в чем я был уверен – в абсолютно верном подходе к ее подготовке. Потому что видел, как этот подход формируется, собственными глазами.

Знаете, чем отличался этот штаб от всех предыдущих за много лет? Тем, что в дни, когда футболисты находились в расположении своих клубов, работал в Доме футбола с утра до вечера. Анализировал ситуацию с каждым из своих игроков и разбирал на молекулы соперников, выверял мельчайшие детали. Я каждый день приходил в РФС к десяти утра – они уже здесь! И сейчас, спустя неделю после чемпионата мира, Черчесов и его помощники уже забыли о достигнутом успехе, – и они уже вовсю обсуждают новый этап работы.

Разве что о штабе Фабио Капелло можно было сказать то же самое: к отдаче его помощника Оресте Чинквини невозможно было предъявить никаких претензий. Кстати, когда Капелло увидел меня на матче открытия ЧМ-2018, то через всю ложу пошел ко мне, и мы обнялись. Жаль, что с результатом на предыдущем мировом первенстве в Бразилии у него не получилось.

Перед отъездом национальной команды на майский сбор в Австрию мы проводили в Доме футбола заседание технического комитета РФС, который я возглавляю. Заслушивали тренерский штаб сборной о подготовке к чемпионату мира. И Черчесов, и его помощники провели для нас полнейший анализ всего, что они делают, досконально разобрали все детали и ответили на все вопросы! Это произвело очень приятное впечатление, и именно поэтому я говорю об абсолютно верном подходе к подготовке. В футболе не бывает случайных результатов, все они базируются на колоссальном и тщательно продуманном труде.

Уже после чемпионата мира Черчесов в программе Владимира Соловьева сказал, что наш с ним каждодневный пароль, когда он входил в кабинет, где я сижу, – слово «Only!». По-английски – «Только!» Расскажу, почему.

Как-то раз он ко мне зашел, а я говорю: «Саламыч, знаю, что ты и без меня все понимаешь и сделаешь на этом акцент, но все-таки приведу тебе пример. Мы восемь лет работали в сборной СССР вместе с Валерием Лобановским. И вот однажды при подготовке, если не ошибаюсь, к чемпионату Европы 1988 года мне показалось, что идет слишком интенсивная работа, и ребята из-за переутомления подсели. Говорю Юрию Морозову и Сергею Мосягину, ассистентам: «Вам не кажется, что нагрузки слишком высокие, и надо их сбавить?» – «Никита Палыч, мы тоже так считаем. Но он ведь нас не послушает. Поговорите с ним вы».

Вхожу в 14-ю комнату в Новогорске, где всегда располагался Лобановский. Он стоит лицом к окну, поигрывает пальцами. «Знаю, зачем вы пришли, Никита Палыч». – «Зачем же?» – «Вы сейчас, наверное, скажете: надо снизить нагрузки» – «Василич, да. Конечно, ты – тренер, я не вторгаюсь. Но ребята подсели, подумай».

И тут Лобановский со своим украинским акцентом, а иногда и ударениями, произносит: «Никита Палыч, неужели вы не можете по́нять, что только на базе высокой функциональной, атлетической, а отсюда и волевой подготовки мы можем добиваться каких-либо успехов? Как только мы снизим эти компоненты – нам делать нечего!»

 

Что мне было ответить? А ведь вы вспомните, какой тогда был состав, какие мастера. Блохин, Заваров, Михайличенко… Но даже с тем подбором игроков Лобановский был прав. А теперь – тем более.

Так вот, когда я рассказал эту историю Саламычу, он всякий раз, заходя, говорил: «Никита Палыч, ТОЛЬКО на базе высокой функциональной…» – и так далее. И со временем мы всю эту фразу сократили до одного слова – «ONLY!». Он говорит его – и мы улыбаемся, понимая, о чем речь.

И в итоге команда у Черчесова была функционально подготовлена, как у Лобановского.

И тактика, которую Черчесов избрал на матч с Испанией, была абсолютно верной. Она лишила соперников с их так называемой тики-такой какой-либо свободы действий. От этой тики-таки можно было уснуть. Потому что у Испании вообще не было проникающих передач. Если бы мы сыграли с испанцами в открытый футбол, то получили бы от них, как на чемпионате Европы 2008 года, четыре и три. Если не больше. Мы действовали, исходя из своих возможностей, – и прошли соперника, и вышли в четвертьфинал! У Саламыча не было другого выхода.

• • • • •

А то, что мы не можем контролировать мяч, – это вопрос начального футбольного образования. Выход в четвертьфинал чемпионата мира, а там проигрыш только в серии пенальти не должны уводить на второй план проблемы детско-юношеского футбола.

Одна из главных проблем – то, что в детском возрасте во главу угла надо поставить обучение технике. А у нас, к сожалению, во имя сиюминутного результата большинство детских тренеров предпочитают более мощного, бегущего парня тому, кто лучше владеет мячом и ориентируется в игровых ситуациях.

И еще есть блат. Состоятельные родители, видя, какие в большом футболе контракты, суют в школы своих детей, платят руководителям и тренерам за это деньги. А дети бедных, будучи способнее, оказываются за бортом. Хотя правильно говорят: «Футбол – игра пролетариев!» Это тоже серьезная проблема.

Но абсолютно не собираюсь принижать заслугу нынешней сборной. Наоборот, она заслуживает всяческой похвалы и благодарности за то, что, может быть, прыгнула выше своих объективных возможностей.

Кто меня поразил из игроков нашей команды? В первую очередь – Сергей Игнашевич. Могу даже сказать, что готов поклониться ему. И забудем об автоголе с Испанией: такое может случиться с каждым. А в целом человек в таком возрасте, в 38 лет, сыграл без ошибок и с огромной отдачей.

Вообще, похвалы заслуживают все. И Дзюба, и Кутепов, и пусть совсем мало сыгравший из-за травмы Дзагоев. Мог ли другой сделать такую выверенную голевую передачу со штрафного в дополнительное время против хорватов, как Алан?

А какие красивые голы забил Денис Черышев! Человека выпустили на замену в первом матче вместо Дзагоева, и он воспользовался шансом, проявил себя в лучшем виде. Браво! Больше него ведь из наших футболистов на чемпионате мира только Олег Саленко забивал. Штрафной Головина с Саудовской Аравией – это тоже была красота, и нельзя об этом не говорить, потому что эстетику в футболе тоже нужно отмечать и поощрять.

Кстати, хочу встать на защиту Федора Смолова. По себе знаю, что у каждого бомбардира бывают спады. С большой симпатией к нему отношусь, как и ко всем людям, которые любят и умеют забивать мячи. И при встрече обязательно ему об этом скажу. А заодно обязательно спрошу, что именно с ним произошло. Потому что понимаю такие вещи…

Осуждаю ли Федю за этот пенальти, пробитый черпаком? Нет. И не считаю, что это было пижонство. Есть выражение: «Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет», так я в этом выражении меняю слово «пианиста» на «пенальтиста». Потому что я сам, часто забивая с игры, всего два раза в жизни бил пенальти. Один раз забил, другой – нет. И больше к одиннадцатиметровой отметке не подходил.

Не могу объяснить почему, но, когда в игре мне предоставлялся голевой момент, был дьявольски уверен, что положу мяч в ворота. А выходил к точке, глядел на трибуны – и что-то внутри происходило. Это особая профессия – пенальтист. Если уж Баджо с Барези в финале чемпионата мира не забивали…

• • • • •

Обидно ли, что в полуфинал не вышли? Есть досада, ведь все было так близко. Даже сказал Черчесову, что мы должны были обыгрывать хорватов – 1:0. Когда повели в счете, на первый план вышла игровая дисциплина, и, к сожалению, не всем хватило концентрации, чтобы в полной мере ее соблюсти.

Тем не менее скажу: и так хорошо. Все-таки хорватская команда – симпатичная. С отличными футболистами – Модричем, Манджукичем. Но справедливо и то, что они оказались вторыми, а не первыми. Франция больше заслуживала стать чемпионом мира.

Во время чемпионата мира мой слух резануло высказывание известного комментатора Константина Генича. Они вели репортаж с Александром Елагиным, и тот сказал: «Вот Никита Палыч играл, защитники его много били. Но он никогда никому не отвечал!» А Генич отреагировал: «Тогда футбол был другой».

Какой – другой? Нас гладили, что ли? Нет, это как раз сейчас ведущие игроки атаки защищены судьями лучше, чем тогда, и тот же Пеле не раз об этом говорил. Ему ли не знать? Костоломы не дали Королю футбола доиграть до конца сразу два чемпионата мира – в 1962 и 1966 годах.

Во время ЧМ-2018 участвовал в вечере, посвященном Ференцу Пушкашу. И люди, туда пришедшие, вытаращили глаза от удивления, когда я перечислил весь состав той сборной Венгрии, в которой он блистал. Кстати, убежден: эта сборная при нынешних методах подготовки в сегодняшнем футболе была бы более чем актуальна и успешна. А смотришь финал ЧМ-74 между ФРГ и Голландией – и те, и другие были бы абсолютно современны и сегодня!

Уверен, что прекрасно адаптировались бы к сегодняшнему футболу Пеле, Марадона, Кройф, Беккенбауэр, Ди Стефано. Настоящий талант в любое время пробьет себе дорогу.

Очень жаль, что на ЧМ-2018 не смог по состоянию здоровья приехать Пеле. Мы с ним очень тепло общались в прошлом году, в дни церемонии жеребьевки финального турнира, которая проходила в Государственном Кремлевском дворце. Правда, он говорил, что я ему во время матча Бразилия – СССР на чемпионате мира-58 нанес травму. Хотя как это могло быть, если оба мы играли в атаке своих сборных?! Я ему это сказал, а Пеле возразил: «В том эпизоде ты прибежал в свою штрафную». Хотя точно помню, что не было такого (смеется).

Помню, как в прошлом декабре Марадона поцеловал Пеле – это был трогательный момент. И вообще, Диего проявил себя тогда так, что я не обращаю особого внимания на критику в его адрес за слишком эмоциональное поведение на нынешнем чемпионате мира. Когда сталкиваешься с человеком лицом к лицу и видишь, какой он настоящий – на комментарии со стороны внимания уже не обращаешь.

Думаю, организаторы должны были подойти ко мне, участнику церемонии жеребьевки, с бо́льшим пониманием, чем сделали это, учитывая мой возраст (Симоняну 91 год. – Прим. И.Р.). Но никто скидок на это не делал. 29 и 30 ноября с утра до вечера были репетиции, 1-го – генеральная репетиция и сама жеребьевка. Конечно, я был вымотан. Вроде все знал, и тем не менее случился сбой. Две половинки шарика упали, и я на мгновение растерялся. А Марадона в желтой бабочке был рядом со мной. Он быстро поднял их, передал мне и жестом показал мне, что надо сделать: мол, клади их вниз.

Благодаря этому никто даже не успел понять, что что-то пошло не так. Поэтому я позже послал Марадоне благодарность со словами: «Вы не только великий футболист, но и благородный человек».

Видите, мы говорим о великих игроках в Кремле, вообще в России уже как о чем-то само собой разумеющемся. Мне очень приятно сознавать, что чемпионат мира в 11 российских городах прошел на самом высоком уровне. Что довольны остались миллионы людей со всего света, которые к нам приехали. Что теперь должен пойти прилив ребятишек в футбольные школы. Что у людей после чемпионата мира – такие светлые, позитивные эмоции.

Во многом это заслуга сборной России, которая прошла на турнире долгий и достойный путь. Хорошо и правильно, что об этом пути написана книга, автора которой, Игоря Рабинера, я много лет знаю, читаю и уважаю. Благодаря ей у болельщиков будет возможность всегда освежить в памяти те счастливые минуты, когда наша команда забивала восемь мячей Саудовской Аравии и Египту, впервые за 32 года выйдя на чемпионатах мира из группы; заново пережить огромное счастье в ту секунду, когда Игорь Акинфеев отразил ногой решающий пенальти от испанцев, по новой испытать не злость, а светлую досаду и боль, когда мы, сравняв счет на исходе дополнительного времени четвертьфинала с Хорватией, затем уступили в серии пенальти.

Думаю, не погрешу против истины, если возьму на себя смелость поблагодарить сборную России за ЧМ-2018 от имени каждого человека, который приступает к чтению этой книги. Иначе, уважаемый болельщик, вы бы ее просто не купили…


Глава I
Других «писателей» у нас нет

1 декабря 2017 года
В ИЮНЕ УЗНАЕМ, ПРАВДА ЛИ У МАРАДОНЫ РУКА БОГА

Жеребьевка финального турнира ЧМ-2018 в Государственном Кремлевском дворце определила, что сборная России сыграет в группе с Саудовской Аравией, Египтом и Уругваем


Несколько дней назад позвонил Станиславу Черчесову: «Ждете жеребьевки?» Он усмехнулся в свойственной ему манере: «Если бы вы не сказали, я бы о ней и не вспомнил».

И вот главный тренер сборной России, при галстуке и в белой рубашке, в зале Государственного Кремлевского дворца. Все должно вот-вот начаться. На лице никакого волнения, напротив, перешучивается с гендиректором РФС Александром Алаевым.

Неподалеку Пеле, приехавший в Москву после операции на бедре и вынужденный пока передвигаться в инвалидном кресле. Диего Марадона с четырьмя серьгами в ушах, в черной рубашке и желтой бабочке, не явившийся накануне на фотографирование и интервью ассистентов жеребьевки: ну как мог Диего какое-нибудь коленце не выкинуть – хорошо еще, что на саму церемонию пришел! Тренер действующих чемпионов мира Йоахим Лев отчего-то с напряженным выражением лица, хотя уж ему-то волноваться точно незачем.

И вот в 18.32 Никита Симонян – как же здорово, что это право было предоставлено именно нашей 91-летней легенде, забившей первый мяч сборной СССР на чемпионатах мира! – первым же шаром вытаскивает Россию. Ждем своей судьбы – и когда в первой корзине остается лишь один кругляш, Марадона шутит, весело показывая жестами Никите Палычу: смешайте-ка потщательнее!

Секунды спустя, в 18.38, тот же весельчак Марадона вытащит нам из второй корзины сборную Уругвая. Кафу в 18.44 – Египет. А Фабио Каннаваро в 18.50 – Саудовскую Аравию.

Зал, в значительной части российский, не выдержит – зааплодирует. А вот Черчесов, улыбавшийся в момент выбора Уругвая, при объявлении Саудовской Аравии и бровью не поведет.

Ведущий церемонии Гари Линекер вовсю шутил. В адрес Марадоны – помните события ЧМ-1986? – он по-доброму (или не очень) язвил: «Диего всегда прекрасно работал руками!» Перепало и Каннаваро: «Хорошо, что итальянец хоть каким-то образом участвует в чемпионате мира!»

Вот и узнаем, правда ли Божья рука у Диего Армандо. Репутацию надо оправдывать. А в том, что у этого взбалмошного человека есть душа, сомнения отпали после трогательного кадра, сделанного незадолго до начала церемонии: Марадона наклонился к сидевшему в коляске Пеле и поцеловал его.

• • • • •

В микст-зоне Черчесов, уклонившись, в отличие от многих, от общей оценки группы, отметит нюанс: матчи расположены, что называется, по возрастающей – 4-я корзина, затем 3-я и, наконец, 2-я. И в этом, возможно (на этом слове главный тренер сделал акцент), есть маленький бонус.

Кажется, понимаю, что имеет в виду специалист. Так уж вышло, что у его сборной, за исключением пары матчей Корея – Иран, вторая встреча в контрольных спаренных играх оказывалась лучше первой. Гана лучше Турции, Румыния лучше Катара, Бельгия лучше Кот-д’Ивуара, Чили лучше Венгрии, Испания лучше Аргентины. Команда не берет с места в карьер, а набирает ход по мере совместных выступлений.

Логика, выходит, такова: чем сильнее будет соперник, тем сильнее окажется и наша команда. Дай-то бог! Черчесов не раз подчеркивал, что на Кубке конфедераций – если смотреть не на результаты, а на качество футбола – все происходило именно по такому алгоритму: игра с Португалией в целом (я бы говорил конкретно о втором тайме) была качественнее, чем с Новой Зеландией, а с Мексикой лучше, чем с Португалией.

Португалия, как и Испания, могут стать нашими соперниками в 1/8 финала, и попадание на такую выделяющуюся из общего ряда группу (ее таковой назвали все ассистенты жеребьевки) – худшая из всех новостей для нас в этот вечер в Кремле. Пройти дальше будет крайне сложно.

 

А может, это и к лучшему – чтобы не строить напрасных иллюзий, если же произойдет что-то из ряда вон выходящее – порадоваться неожиданному, а не кивнуть: мол, сделали, что и должны были. Напомню, последний раз из группы на чемпионатах мира наша сборная выходила еще во времена СССР и делала это в 1986 году, когда три четверти основы составляли киевские динамовцы. А единственный случай, когда Россия оказалась в плей-офф после развала Союза, произошел в 2008 году на Евро.

Так что и 1/8 финала при достойной игре – это будет хорошо. Тем более при нашем рейтинге, который ниже, чем у Саудовской Аравии и Панамы.

Рад, что из уст Черчесова не прозвучало даже намека на бравурные комментарии и лозунги типа «всех порвем». Они точно ни к чему. Надо работать, а не обещать. И готовиться осознанно, под конкретных соперников. Главный тренер заметил, что последнего перед ЧМ-2018 оппонента по контрольным матчам будет подбирать, как раз исходя из группы.

По-моему, при наличии Египта и Саудовской Аравии крайне полезно в июне было бы встретиться с Марокко или Тунисом. Египтяне, по оценкам экспертов, очень напоминают Иран, с которым нам пришлось в октябре весьма туго, действуют так же организованно и плотно. Не надо сводить весь разговор о Египте к фамилии Салах. Тем более при такой фигуре его тренера, как Эктор Купер. Не забудем, между прочим, что с предыдущего чемпионата мира нас высадил Алжир.

• • • • •

А уровень команд в Южной Америке сейчас таков, что по-хорошему на чемпионат мира оттуда должны выходить семь-восемь сборных. Но ведь голосов для выборов президента ФИФА с этого континента по сравнению с Африкой и Азией особо не наберешь. Вот южноамериканцы неправедно и страдают (кстати, обращает на себя внимание, что все три тренера наших соперников из этого региона: два аргентинца и уругваец).

Но все это не означает, что их невозможно обыграть. Все-таки Уругвай сейчас не на таком пике, как в начале 2010-х, когда дошел до полуфинала чемпионата мира и выиграл Кубок Америки. Только желательно делать это не «под заказ», то есть когда иного выбора для выхода в плей-офф у команды не будет, а в более спокойной обстановке.

Так или иначе у нас и не группа жизни (она у Бельгии с Англией – Панама с Тунисом, которые проведут между собой суперматч в Саранске), и не группа смерти.

Эта жеребьевка лишний раз доказала то, о чем я твердил после спарринга с Ираном: наша главная задача – научиться вскрывать команды, в первую очередь не дающие играть оппоненту. И соперники по товарищеским матчам для этого нужны соответствующие. Поэтому, кстати, встреча с Австрией – что называется, в тему.

…За день до жеребьевки я немного поговорил с одним из ее ассистентов Гордоном Бэнксом. Легендарный голкипер, назвав Льва Яшина лучшим вратарем XX века, отметил, что не вспомнит ни одной фамилии футболистов нынешней сборной России. Но он-то, чемпион мира-1966 в родной стране, помнит, что такое играть дома. И если быть Командой и выдать сто процентов своих возможностей, то выступить хорошо очень даже реально.

«Быть Командой и выдать сто процентов своих возможностей» – по-моему, абсолютно черчесовский принцип. И отлично, что наш тренер не излучал улыбки при Египте и Саудовской Аравии. Он знает, что шапками сейчас наша сборная никого не закидает. И что рейтинг у России на сегодня в полтора раза ниже, чем у Египта, и чуть ниже, чем у Саудовской Аравии.

Даже для того чтобы выйти из группы, предстоит более серьезная работа, чем кому-то может показаться после церемонии в Кремле.

2 декабря
ЧЕРЧЕСОВ:
«КАК МОЖНО НАЗЫВАТЬ СЕБЯ ФАВОРИТОМ, НЕ ИЗУЧИВ СОПЕРНИКОВ?»

Наш разговор с главным тренером сборной России состоялся в пятницу вечером, через два часа после церемонии жеребьевки в Государственном Кремлевском дворце. Никакой эйфории, охватившей немалую часть российской футбольной – и не только – общественности, у Черчесова не ощущалось.

– Сразу после жеребьевки вас не спросили и, соответственно, вы не сказали, считаете ли сборную России фаворитом группы А. Так считаете ли? – вопрос Черчесову.

– А какой смысл на словах называть кого-то фаворитом или аутсайдером? Что от этого изменится? И вообще, как можно говорить такое, если ты еще не изучил соперников? Мы – хозяева чемпионата мира. Кто хочет причислять нас к фаворитам группы – пожалуйста, причисляйте. Есть группа, она рабочая. Мы сейчас будем все изучать и делать для себя наметки, как сделать свою работу. Вот и все. Постоянно говорю: есть бумага, а есть реалии.

– Тут ведь еще приходят ассоциации с чемпионатами мира 2002 и 2014 годов, где квартеты, в которые Россия попадала, все тут же причисляли к «группам жизни». А в итоге мы из них не выходили.

– У каждого своя работа. У вас, журналистов, – обсуждать, писать, давать оценки. Это не возбраняется, более того, совершенно нормальное явление. Как и то, когда болельщики о чем-то мечтают. Однако я не могу рассуждать такими категориями.

У нас, тренерского штаба сборной, другая, конкретная задача. Мы получили соперников, будем их со всех сторон изучать, чтобы во всеоружии подойти к матчам группового турнира. Думаю, что это правильный подход – без каких-либо эмоций, спокойно и последовательно делать свою работу.

– Не расстроило то, что в случае выхода в 1/8 финала Россия, скорее всего, попадет либо на Испанию, либо на Португалию?

– Мы не думаем так далеко. Есть конкретные вещи, которые нам предстоит делать шаг за шагом. Первая – досконально изучить соперников по группе. Вторая – сыграть с ними. А все остальное потом. С португальцами встречались на Кубке конфедераций, с испанцами – только что. Опыт противостояния и с одними, и с другими есть.

– Испанию вам, кстати, за сутки до реальной жеребьевки вытащили Головин, Джикия и братья Миранчуки в «Вечернем Урганте». Не написали им по этому поводу укоризненные сообщения?

– Честно говоря, даже об этом не знал. Ту программу не смотрел.

– Не находите, что красивые 3:3 с Испанией вызвали в России какую-то чрезмерную эйфорию?

– Нет. Эти два матча – не только с Испанией, но и с Аргентиной – позволили нам проверить себя на уровне этих команд. Другие, в свою очередь, посмотрели на нас. Сами мы подходим к этому, я бы сказал, сдержанно оптимистично. В рабочем порядке, не более.

– Не опасаетесь, что сами футболисты сборной переоценят свои возможности на фоне ничьей с Испанией и такой жеребьевки группового турнира?

– Они об этой встрече давно забыли. Она стала частью подготовки, принесла свою, повторяю, умеренную пользу – и осталась в прошлом. Теперь смотрим только вперед и готовимся к Саудовской Аравии, Египту и Уругваю.

– Возникли ли у вас при слове «Египет» такие ассоциации, как Алжир-2014 и Иран-2017?

– Поэтому мы и стараемся в период подготовки к ЧМ-2018 по возможности играть со сборными из всех конфедераций. Тот же матч с Ираном дал определенную пищу для размышлений. Насколько египтяне схожи с иранцами – узнаем только тогда, когда их посмотрим. Ну не видел я пока ни Египет, ни Саудовскую Аравию! А Уругвай видел, когда изучали Аргентину. Никакой другой информации на сегодня у нас нет.

– Российская часть зала в Кремле поаплодировала, когда Фабио Каннаваро вытащил нам из четвертой корзины Саудовскую Аравию. Но наш рейтинг даже ниже, чем у нее. Этим фактом можно остудить горячие головы, которые утверждают, что «мы обязаны выходить из такой группы» и т. д.?

– Повторяю: каждый человек вправе составлять свое мнение о том, как мы должны сыграть. Наша же задача – спокойно работать и с максимальной степенью тщательности готовиться к каждому из соперников по группе.

– Лично меня встреча с тем же Ираном натолкнула на мысль, что в оставшееся время нам нужно играть не только с топ-сборными, Аргентинами и Испаниями, но и даже в большей степени учиться вскрывать обороны команд, которые будут плотно играть «вторым номером». А как считаете вы?

– В марте у нас будут два матча, о которых договаривались уже давно, – с Бразилией и, надеюсь, с Францией. Мы играли с соперниками разного уровня и стиля – и еще сыграем. На днях, надеюсь, окончательно договоримся с австрийцами, а в выборе второго соперника на сборе перед ЧМ-2018 будем исходить из состава нашей группы. Посмотрим, какие будут возможности, чтобы как-то смоделировать матчи чемпионата мира. Так, как удалось встретиться с Чили перед Кубком конфедераций, потому что нам предстояла Мексика.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru