Чудеса исцеления

Игорь Прокопенко
Чудеса исцеления

© Прокопенко И. С., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Предисловие

Незадолго до трагической смерти известный актер Сергей Марьянов видел сон, в котором было ясное предчувствие ухода. Наука утверждает: попытки связать плохие сны с плохими событиями, которые происходят в действительности, – это мракобесие. Читать астрологические прогнозы, ходить к гадалкам, вставать только с правой ноги – дело пустое. К тому же, по мнению здравомыслящих людей, все эти мелкие уступки потусторонним сущностям свидетельствуют о неуверенности в своих силах и низком уровне образования. Что можно сказать… Очень возможно, что так оно и есть. При этом, как известно, легендарный советский инженер-конструктор Сергей Королев был страшно суеверным человеком, боялся черных кошек, никогда не назначал полетов на понедельник или тринадцатое число. Периодическая таблица Менделееву приснилась во сне, а Игорь Тальков незадолго до смерти говорил, что он скоро умрет при очень большом скоплении народа, что и произошло.

Получается, даже очень умные люди порой допускают, что в нашей жизни есть место чудесам. Какие тому есть доказательства и что по этому поводу думает официальная наука? Об этом наша новая книга, которую вы держите в руках. Она основана на самых невероятных историях и реальных фактах, которые были собраны творческим коллективом программы «К КАКОЙ СЕРИИ ОТНОСИТСЯ КНИГА». Надеемся, вы найдете для себя много интересного!

Глава 1
Анатомия чуда

КАМЕННАЯ ЗОЯ

1 января 1956 года в городе Самаре, который тогда назывался Куйбышев, произошло нечто поразительное. На улице Чкалова, напротив деревянного одноэтажного дома под номером 84 стали стремительно собираться люди. Позже в милицейских сводках будет указано, что в толпе было не меньше пяти тысяч человек. Городской транспорт пришлось пустить в обход. Все подходы к месту внезапного сборища перекрыли заслоны из конной милиции и народных дружинников. Всем любопытным недружелюбно говорили: «Проходите, проходите, тут нельзя стоять!» – и этим только еще больше усиливали интерес прохожих. Люди продолжали прибывать, несмотря на принятые экстренные меры.

Что же хотели увидеть горожане? Что могло произойти в таком ничем не примечательном месте?

По городу ползли самые невероятные слухи. Якобы некая комсомолка по имени Зоя Карнаухова решила в новогоднюю ночь потанцевать с иконой Николая-угодника – и ее тут же на месте поразили гром и молния.

Девушка застыла как вкопанная, было непонятно, жива она или мертва. Мало того – никакая сила не могла оторвать ее от деревянных половиц.

Этот случай вошел в историю Самары под названием «Стояние Зои». Верующие сочли это чудом – карой за кощунство.

Так было оно или нет на самом деле? А если было, то как это возможно?

Что произошло в маленьком невзрачном домике в новогоднюю ночь 1956 года?

Исследователи этого феномена собирали факты буквально по крупицам.

Прошло очень много лет, прежде чем заговорили постаревшие свидетели происшествия. Они признавались, что после случившегося с них взяли строгую подписку о том, что они будут молчать как рыбы. Среди них нашлись те, что подтвердили – действительно видели девушку с иконой в руках, стоявшую неподвижно.

Сохранилась стенограмма Куйбышевской областной конференции КПСС, проходившей 20 января 1956 года, где первый секретарь обкома Михаил Ефремов с досадой высказывался по поводу распространения слухов о «позорном для коммунистов» чуде. Он сетовал на то, что якобы народ собрался из-за выставленных милицейских постов и власти даже хотели направить туда священников «для ликвидации этого позорного явления». Но в итоге бюро обкома решило снять посты, поскольку никаких танцев с иконой не было.

Тем не менее, по поручению конференции был написан фельетон под названием «Дикий случай», вышедший в местной газете «Волжская коммуна» от 24 января 1956 года. Там точно пересказывалась вся легенда с целью ее опровергнуть. Но вышло ровно наоборот.

Некоторые историки уверены, что в советские времена, в условиях торжества антирелигиозной пропаганды, если газеты о таком вообще написали – это подтверждало, что какое-то событие все-таки было.

История привлекла внимание кинематографистов. В 2000 году редакция художественного вещания ТРК «Терра» сняла двадцатиминутный документальный фильм «Стояние Зои».

В 2009 году режиссер Александр Прошкин выпустил художественный фильм «Чудо». В 2015 году режиссером Аллой Коровкиной снят телефильм «Зоя» по пьесе Александра Игнашева.

Наконец, в 2015 году в издательстве Сретенского монастыря в Москве вышла повесть протоиерея Николая Агафонова «Стояние», целиком посвященная Зоиному стоянию.

В этих произведениях искусства и литературы воплощено все, что со слов свидетелей известно о стоянии Зои. В канун Нового года в Куйбышеве в доме № 84 по улице Чкалова, принадлежавшем Клавдии Болонкиной, собралась компания ее сына. Там было человек четырнадцать – все из рабочей молодежи, комсомольцы. Среди них оказалась и девятнадцатилетняя работница трубного завода Зоя Карнаухова.

Все разбились по парам, только Зоин молодой человек Николай, студент-практикант, все никак не приходил, хотя и пообещал. Девушка страшно расстроилась. В отчаянии она подошла к углу, где стояли иконы, взяла образ Николая-угодника и как бы в шутку сказала: «Вот вы все танцуете, а у меня парня нет. Буду с этим Николой танцевать».

В ее поведении был вызов. Якобы в тот же миг в доме выбило пробки и погасло электричество. Участники новогодней вечеринки засуетились и стали зажигать свечи. Только Зоя не сдвинулась с места – она так и замерла с иконой Николая Чудотворца в руках.

Когда все остальные пришли в себя, то увидели посреди комнаты неестественно застывшую девушку с выражением непередаваемого ужаса на лице.

Испугавшиеся ребята с криками выскочили из дома и побежали звать на помощь. Бригада медиков прибыла довольно быстро, но мышцы неподвижной девушки якобы были намертво сжаты – сделать укол не представлялось возможным, иголки шприцев гнулись и ломались. Осознав, что имеют дело с незнакомым медицине случаем, врачи позвонили в милицию. Так и началось «стояние».

Попытки увезти Зою в больницу оказались тщетными – говорят, ее нельзя было сдвинуть с места, ноги девушки будто вросли в дощатый пол. Попытались вырубить топором – не тут-то было. Народное предание гласит, что, когда ударили топором в первый раз, из пола брызнула кровь. Позже находились люди, которые своими глазами видели надрубленные половицы.

Все это происходило внутри плотного кольца милиционеров, оцепивших дом. Одновременно городские власти делали лихорадочные попытки погасить страсти, замять шумиху, возникшую вокруг дома Клавдии Болонкиной – которая, кстати, была очень расстроена, сокрушалась, что ей довелось прославиться таким образом.

Народу всеми способами разъясняли, что никакой окаменевшей девушки нет, все это не более чем бабкины сказки и бабьи сплетни. Для того чтобы все это выглядело правдоподобно и доказательно, выбирали из толпы энтузиастов и проводили их в тот самый дом. Потом очевидцы выходили к людям и разочарованно сообщали, что в самом деле никакой девушки нет, комната в доме пуста.

Эту загадку много лет спустя разгадали журналисты. Они выяснили, что в 1956 году по адресу улица Чкалова, 84, во дворе стояли сразу три дома (в мае 2014 года они были уничтожены пожаром, причем в Самаре ходили упорные слухи о целенаправленном поджоге). И, чтобы убедить любопытных в отсутствии всяких замерших девушек, милиционеры якобы водили их совсем в другой дом!

Получается, что люди, возможно, проходили буквально за стеной от феномена и никак не могли его увидеть.

А Зоя якобы продолжала стоять в обнимку с иконой. При этом самым ужасным, по словам очевидцев, было то, что глаза окаменевшей девушки были живыми, они моргали, зрачки двигались. Согласно городской легенде, это продолжалось целых 128 дней, до самой Пасхи.

Все это время куйбышевские партийные и советские руководители не знали покоя. В стране победившего атеизма, накануне ХХ съезда КПСС, где Хрущев готовился нанести удар по культу личности Сталина, всплеск религиозных волнений в областном центре был совсем не нужен ни партии, ни правительству.

Сторонники версии о том, что стояние Зои было на самом деле, уверены, что дело решили максимально засекретить. Все, кто имел отношение к тому злосчастному вечеру, якобы просто сгинули. Одного за другим всех комсомольцев, участников злополучной вечеринки – свидетелей того, как началось стояние Зои, – отправили в места не столь отдаленные. Кому-то припомнили старые грехи, для кого-то сочинили новые. В их семьях происшедшее обсуждали исключительно шепотом и без посторонних слушателей.

Но никакие карательные меры не помогли.

Как бы ни пытались большевики заменить православие коммунизмом, как бы ни преследовали религию, в стране по-прежнему было много верующих.

Когда по Куйбышеву поползли слухи о том, что Господь наказал комсомолку за осквернение иконы, уцелевшие храмы заполнились прихожанами. Как говорят горожане, больше, чем исключения из комсомола или партии, люди боялись Божьего гнева.

Памятник перед домом, где, по городской легенде, случилось стояние Зои


Сохранились документы, в которых указано, что председатели колхозов Куйбышевской области жаловались уполномоченному по делам религии – в страстную неделю перед Пасхой опустели кинотеатры, люди не хотят туда ходить. То есть народ воспринял это чудо как предупреждение Божье – нельзя кощунствовать, надо повернуться к вере.

Но кто такая была Зоя Карнаухова и куда она потом делась?

Девушка появилась на свет в селе Сурское Ульяновской области. Недалеко от места ее рождения возвышается Николина Гора, где находился святой источник в честь Николая Чудотворца. Даже во времена гонений на религию люди приходили сюда за святой водой. В селе Сурское также стояла часовня Николая Чудотворца, где за четыре года до стояния Зои проявилась его икона.

 

Многие уроженцы села Сурское в детстве слышали от своих родных историю Зои Карнауховой. На селе все знали ее мать, весьма набожную женщину. Известно, что она была крайне недовольна тем, что дочь собиралась праздновать Новый год, который приходится на строгий православный Рождественский пост.

Скорее всего, мать тайно окрестила Зою в православие и пыталась воспитать ее верующим человеком. Но дочь сознательно отринула религию предков и выбрала атеизм. Верующий не мог поступить так, как она, – танцевать с иконой Николая Чудотворца. Если в ней раньше и была какая-то религиозность, то со временем это чувство полностью выветрилось.

Происхождение и детство Зои Карнауховой очень важно для строго научного ответа на вопрос: почему возмездие могло настигнуть именно ее? Ведь сотни чекистов двадцать лет сжигали храмы и гнали священников, но остались живыми и здоровыми.

Как медицина может объяснить такое состояние?

Врачи долгое время считали, что окаменение комсомолки вызвал кататонический ступор. По описанию он почти идентичен состоянию Зои.

Однако такой ступор проявляется только на финальной стадии шизофрении или других тяжелых психических расстройств. А девушка не была явно душевнобольной – симптомы заболевания были бы заметны раньше.

Психиатры выдвигают другую гипотезу. Она как раз основана на исследовании детства Зои Карнауховой. Эксперты уверены, что душа Зои наказала ее тело. Воспитанная в религиозной семье, девушка совершила страшный грех – осквернила икону. И подсознание, где с детства были заложены табу на подобные действия, тотчас же парализовало нервную систему от ужаса. Это называется «аутогипноз».

Получив психогеннотравмирующий фактор – ее парень не пришел на празднование Нового года, не захотел с ней встретиться, – для того чтобы спастись от тех переживаний, которые нахлынули на нее, девушка взяла икону. Хотела спастись, а получила кару. В конце концов, кощунствовать таким образом мог только человек, имеющий религиозное сознание, – для атеиста иконы никакого интереса не представляют.

Но можно ли пробыть в таком состоянии 128 дней и остаться в живых?

Человек ведь должен дышать, есть и пить. Для научного мира этот случай так и остался загадкой, которую теоретически все же можно разрешить. Каждая версия может оказаться верной. Но для окончательных выводов сегодня уже слишком мало достоверных фактов. Или же они до сих пор засекречены.

Психиатры говорят, что не знают, кто и как засекал время Зоиного стояния, но в принципе не отрицают возможность подобного феномена.

Как же это закончилось? Согласно городской легенде, накануне Пасхи в дом, где стояла Зоя, пришел священник. Он вынул икону из рук девушки, после чего она очнулась. Но даже этот факт оброс многочисленными слухами и догадками.

Вплоть до того, что – по словам некоторых верующих – приходил сам Николай-угодник!

Вроде бы был какой-то старичок, которого пропустили в дом, а назад он не вышел. По описанию он оказался очень похож на того, чей лик изображен на иконе. Вот и родилась легенда, что приходил сам святитель Николай.

Но есть и более реальная версия.

Галина Перова работала в книжной лавке при храме иконы Казанской Божией Матери недалеко от улицы Чкалова. Однажды она совершала паломничество в Курскую область, село Покровка, где жил святой старец схиархимандрит Серафим Звягин. Галина и представить не могла, что эта ее поездка прольет свет на тайну Зоиного стояния… Старец Серафим будто ждал приезда паломников из Самары. Как только женщина вошла в храм, к ней подошел послушник. Он сразу определил, что она приехала из Самары, и заговорил о стоянии Зои. Потом сказал, что сейчас откроются врата и выйдет тот, кто принял икону из рук девушки.

Схиархимандрит Серафим Звягин никогда не рассказывал о своей поездке в Куйбышев. Об этом знали только те, кто его туда пригласил. Но незадолго до своего ухода в лучший мир батюшка решил раскрыть правду жителям города.

Галина Перова оказалась единственной из всех паломников, кто попал на встречу с ним. Уже в самом конце беседы она осмелилась задать вопрос о тайне, которая много лет будоражила умы жителей Куйбышева.

Серафим Звягин признался, что именно он прекратил стояние Зои.

Старец сначала освятил весь дом, окропил его святой водой. Окаменевшая девушка ожила, Серафим осторожно взял из ее рук икону и поставил в уголок, где она раньше стояла. Спросил Зою: как она прожила столько времени без воды и пищи? Она ответила, что ее голуби кормили. И после этого стала всем кричать: «Молитесь, молитесь! Земля горит от грехов».

И вот тогда наконец девушку отвезли в больницу, где она вскоре скончалась по непонятным причинам.

Храм иконы Казанской Божией Матери недалеко от места стояния Зои долгие годы был заброшен.

Настоятель храма отец Андрей Зуев вспоминал, что с начала восстановления храма к ним стали приходить люди и рассказывать о том самом чуде, которое повернуло многих атеистов к православной вере. Так возникла идея водить крестный ход от храма до дома Зои. На пожертвования от прихожан была построена часовня с изваянием святителя Николая. Рассказывают, что до сих пор на этом месте происходят необъяснимые явления.

Например, протоиерей Андрей (Зуев), настоятель храма в честь Казанской иконы Божией Матери в городе Самаре, секретарь Самарской и Тольяттинской епархии, видел, что мощевик, в который вложена частица мощей Николая Чудотворца, даже в зимнюю метель на улице хранил тепло – вокруг него снег падал и таял.

ВОСКРЕШЕНИЕ В БАРНАУЛЕ

В православии есть еще одно общепризнанное чудо.

И, в отличие от стояния Зои, оно гораздо лучше изучено и даже задокументировано.

Эта история случилась с Клавдией Устюжаниновой в феврале 1964 года.


Клавдия Устюжанинова


Она умерла на операционном столе во время удаления раковой опухоли и на третий день воскресла в морге, после чего полностью исцелилась, от болезни не осталось даже следа.

Женщина рассказывала, что, пока была без сознания, ее душа побывала на небесах.

Эти события назвали «Барнаульским чудом». Что на самом деле случилось тогда?

Есть ли у таких явлений научное обоснование?

Игумен Анатолий (Берестов), руководитель и духовник ДПЦ Иоанна Кронштадтского, доктор медицинских наук, профессор, психиатр, лично встречался с Клавдией Устюжаниновой во время ее приезда в Москву после воскрешения и исцеления. Она искала объяснение происшедшему с ней.

Для доказательства своих слов женщина показала профессору Берестову справку о собственной смерти. И еще один выданный после тех событий документ, который его очень удивил.

С виду это была обычная справка. Но отца Анатолия поразило чрезвычайно странное обстоятельство – зачем живому человеку дали справку о его собственной смерти? И еще одно – зачем в советское время дали справку о психическом заболевании? Тогда скрывалось, что наши, советские люди болеют психическими болезнями. Все это было непонятно и необъяснимо.

До этого удивительного случая судьба Клавдии Устюжаниновой складывалась обычно, не отличаясь от участи миллионов ее ровесников и соотечественников.

В 1964 году женщине было неполных 45 лет. Она родилась 5 марта 1919 года, во время Гражданской войны, в большой религиозной крестьянской семье. Пережила страшный голод тридцатых, когда, чтобы не умереть, приходилось просить милостыню вместе с братьями и сестрами. После семилетки пошла учиться в экономический техникум, стала работать продавщицей в магазине. Первый брак оказался неудачным, дочь Александра скончалась в возрасте двух лет, перед самой войной. В тяжелое время Великой Отечественной Клавдия потеряла мужа, сама выучилась на водителя и трудилась в тылу. Вышла замуж во второй раз, детей долго не было. Наконец в 1956 году пришла радость – родился долгожданный сын Андрюша. Когда ребенку исполнилось 9 месяцев, Клавдия разошлась с мужем, потому что тот сильно пил, ревновал ее, плохо относился к сыну.

Сынок стал ее единственным утешением.

Клавдия долго не придавала значения сильным болям в животе, думая, что это последствия голодных лет и непосильного труда в войну и в годы разрухи. В конце концов все же прошла обследование в 1963 году. Ей назначили операцию. Подробностей не сообщили, но намекнули, что стоит привести дела в порядок.

В те времена, да и потом, врачи не говорили пациентам, что надежды почти нет.

В медицине есть такое понятие – ятрогения, то есть когда слово врачей причиняет боль, душевное страдание. Здесь был именно такой случай.

Клавдия Устюжанинова пошла на хитрость. В онкодиспансере она назвалась именем родной сестры и только так узнала правду о своем состоянии. Спросила – какие документы поступали на якобы сестру Клавдию. Ей ответили однозначно: «У нее рак, злокачественная опухоль».

Женщина написала завещание, согласно которому все свое небогатое имущество оставила маленькому сыну. Никто из родственников не смог взять ребенка, но матери удалось определить его в хороший детдом. Клавдия сдала дела в магазине сменщице, а уже через два дня, 19 февраля 1964 года, легла на операционный стол. Операцию проводил известный и опытнейший хирург, профессор Израиль Исаевич Неймарк.

Когда он разрезал мышцы живота пациентки, то увидел – стенки кишечника полностью уничтожены болезнью. Выкачал полтора литра жидкости, и женщина скончалась на операционном столе.

Медики однозначно зафиксировали смерть Клавдии Устюжаниновой. Разрезы скрепили так, как в то время было принято зашивать мертвых, – не нитками, а железными скобками. Тело отвезли в морг. Родным выдали справку о смерти, они стали готовиться к похоронам и привели сынишку в больницу проститься с матерью.

А на третий день после операции, 21 февраля, санитаров в городском морге чуть не хватил удар. Покойница Устюжанинова зашевелилась, открыла глаза, попыталась встать и что-то сказать. Насмерть перепуганные санитары бросили все и побежали к хирургам сообщать потрясающую весть.

Врачи тоже всполошились и стали срочно проводить меры, необходимые для реанимации. Клавдия постепенно пришла в себя, ее самочувствие нормализовалось. Никто не мог этому поверить.

Сенсационная информация вышла за стены больницы. Весть о чуде стремительно разнеслась по городу. В детском доме, где жил маленький Андрей, на него показывали и говорили, что это тот самый мальчик, мама которого умерла и удивительным образом воскресла.

Никто не мог этого объяснить, кроме самой Клавдии Устюжаниновой. Женщина рассказывала, что сначала увидела себя как бы со стороны – врачи суетились вокруг ее тела. Вдруг Клавдию потянуло куда-то вверх. Она поднялась очень высоко и оказалась в абсолютно незнакомой местности; только тогда она поняла, что умерла и ее душа летает над городом.

Вокруг не было ни жилых домов, ни людей, ни лесов, ни растений. Впереди тянулась зеленая аллея, на западной стороне находились ворота, напоминающие своей формой Царские врата в храме Божием. Сияние же от них исходило настолько сильное, что золото или любой другой драгоценный металл показался бы в сравнении с этими вратами углем.

Устюжанинова увидела, что с востока по направлению к ней идет высокого роста женщина. У нее было строгое выражение лица, длинное монашеское одеяние, голова покрыта. Когда она становилась ногой на траву, то та сгибалась, а когда убирала ногу, то трава разгибалась, принимая свое прежнее положение (а не так, как бывает на земле). Возле нее шел ребенок, который доставал ей только до плеча.

Все время ребенок что-то просил у женщины – гладил ее руку, но она очень холодно обращалась с ним, не внимая его просьбам. Когда они подошли близко, то женщина, подняв глаза вверх, спросила: «Господи, куда ее?» Клавдия услышала голос, который ответил: «Ее надо отпустить обратно, она не в срок умерла». Это был как бы плачущий мужской голос – баритон бархатного оттенка. Клавдия поняла, что находится на небесах. Женщина спросила: «Господи, на чем ее спустить, у нее волосы стриженные». Вновь прозвучал ответ: «Дай ей косу в правую руку под цвет ее волос». После этих слов женщина вошла во врата, а ребенок остался возле Клавдии.

Женщина вернулась с косой, и опять раздался голос: «Покажи ей рай, она спрашивает, где здесь рай». Монашка протянула над Клавдией свою руку и указала ей налево со словами: «Ваш рай на земле, а здесь вот какой рай». Устюжанинова рассказывала, что увидела великое множество людей, тесно стоящих друг к другу. Все они были черные, обтянутые обгорелой кожей. Их было так много, что, как говорится, яблоку негде было упасть. Белыми были только белки глаз и зубы. От них шел невыносимый смрад. Люди переговаривались между собой: «Эта с земного рая прибыла». Они старались узнать Клавдию, но она никого из них не могла опознать.

 

Затем небесная женщина тряхнула косою, и Клавдия очутилась в морге в своем теле. Каким образом она вошла в него – не поняла.

Эти видения святой Богородицы и ангела-хранителя были для нее настолько реальны и вызвали такие переживания, что воскресшая рассказывала о них всем, кто был рядом.

Руководство больницы не было заинтересовано в разглашении этого случая – официальная медицина в чудеса не верила. Рассказы Клавдии о загробном мире вызывали нешуточное беспокойство.

Врачи постарались как можно быстрее выписать больную раком женщину домой под наблюдение онкологического диспансера.

Однажды, когда Устюжанинова спала, почувствовала, что кровать затряслась. Она рассказывала, что открыла глаза и увидела, что святой Николай стоит перед ней и говорит: «Иди в больницу и сделай вторую операцию».

Это видение потрясло Клавдию, и она решилась на вторую операцию. Ее проводила Валентина Алябьева, хирург с многолетним стажем. Когда она разрезала полость живота, никаких следов метастаз не было. Пораженные врачи констатировали: больная чудесным образом излечилась от тяжелейшего онкологического заболевания. Внутри было все чисто, как у новорожденного ребенка.

Доктор Алябьева позвонила профессору Неймарку, но тот отказался комментировать случай Устюжаниновой. Клавдия быстро шла на поправку. В выписке из истории болезни смертельного диагноза уже не было.

Советским медикам не могло это понравиться – они никак не могли объяснить, что происходит.

Женщина пролежала в больнице еще двадцать один день. Все это время находилась под особым наблюдением – к ней никого не пускали.

Подруги Клавдии, помнящие рассказы о пребывании в больничной палате, были уверены – ее хотели умертвить, чтобы не допустить разглашения информации о свершившемся чуде.

Более того! Чтобы как-то объяснить рассказы Устюжаниновой, медики объявили ее душевнобольной и выписали справку о шизофрении, которую позднее и увидел профессор Берестов. Это был отчаянный поступок – такие документы на руки обычно не давали.

К сожалению, в нашей многолетней истории были свои перегибы. К некоторым психически здоровым людям было предвзятое отношение. Они просто верили в Бога или придерживались каких-то антисоветских идей, а в результате оказывались в спецбольницах.

Слухи о воскресшей женщине и ее чудесном исцелении быстро расползлись по городу. К дому Клавдии потянулись люди. Из первых уст они хотели услышать ее историю. Власти пытались этому препятствовать. У дома Устюжаниновых всегда дежурили наряды милиции. Иногда в штатском.

Стражи порядка ходили каждый день перед домом, причем с собаками – так из месяца в месяц. Наблюдали, кто вошел, кто вышел. Вот такая стала у Клавдии жизнь – всегда под колпаком.

У жителей Барнаула появились вопросы. Прежде всего к уважаемому хирургу, профессору Неймарку, который проводил первую операцию. Но он, а затем и его сын, тоже ставший хирургом, всегда отказывались комментировать тот случай. Говорили, что ничего этого не было, все придумано, незачем ворошить далекое прошлое, вспоминать какой-то бред.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru