Сказки о зверятах

Игорь Дасиевич Шиповских
Сказки о зверятах

Сказка о глупом сером Волке и хитрой рыжей Стрекозе.

1

Как-то однажды в старом сосновом лесу случилась одна очень забавная история, свидетелем которой стал один мой знакомый заяц, он-то мне её и рассказал. А было это так. Стояла поздняя летняя пора, и природа медленно, но верно стремилась к увяданью. Лес готовился встретить предвестницу зимы – осень, и все лесные жители спешили пополнить свои запасы.

Кто-то торопился быстрее накопить излишний жирок, чтобы ему было теплее перезимовать. Кто-то бегал по лесу и затаскивал к себе в норку орешки и ягоды. Кто-то собирал и сушил на ветках грибы. Ну а кто-то просто слонялся по готовящимся к осени полянам и искал чего-нибудь вкусненького.

И вот одним из таких слоняющихся лесных жителей был большой и злой серый волк. Он вечно ходил голодный и постоянно искал себе какое-нибудь пропитание. Ему не хотелось делать, ни запасов ягод в нору, ни грибов на ветках, и даже накапливать жир ему было лень. Этот волк получал всё и сразу, и тут же всё съедал, он никогда не задумывался, что ожидает его завтра.

Да и вообще задумываться и размышлять о чём-либо, было не в его привычках. Ну, нельзя сказать, чтобы он был совсем уж такой бесшабашный или глупый, нет, это вовсе даже не так, просто он был обычным волком, и так же, как и все волки в лесу жил своей волчьей жизнью. Но в отличие от других волков он был вечно чем-то не доволен. И будь то дождик или же солнышко ему всё не так, и не эдак, ему главное еды побольше подавай, да и всё тут. Но даже и тогда, когда он наедался до отвала, и его пузо было полным, ему всё равно чего-то не хватало.

– Ну почему я такой несчастный…, ну почему меня никто не любит…, ну почему со мной никто не поговорит и не расскажет мне на ночь какую-нибудь интересную сказку. Эх, я горемыка…, ведь даже добрый дух леса никогда со мной не пошепчется, не посекретничает, тайнами своими не поделится. Хотя со всеми он общается; зайцу расскажет, где лакомой травки найти, белку надоумит, где орешков добыть. И даже ёжику покажет, где грибов на засушку насобирать, а мне и слова не вымолвит… – пуская горькую слезу, не раз жаловался он сам себе, расположившись на послеобеденный отдых где-нибудь в уютном местечке леса.

Однако как только отдых заканчивался, и пузо его сдувалось, волк опять делался голодным, и вся его сентиментальность куда-то улетучивалась. Он тут же поднимался и с неистовой силой вновь бросался на поиски съестного. И уже тогда никто не смей становиться на его пути, ни лиса, ни заяц, ни дух лесной, ни травинка, ни шерстинка не мешай ему.

Как что сытное увидит, кого аппетитного заметит того сразу и съест. Заприметит, какой гриб съедобный, ягоду ли спелую, или же жучка неприметного, так зубами тут же щёлк, и нет ничего, всё подъедал. Вот такая у него натура была.

И всяк кто в лесу обитал, знал о его таком несносном характере. То он плачет и жалуется на свою судьбу, у лесного духа сочувствия ищет, а то носится по лесу голодный и злющий да всех забижает. Поэтому-то лесные жители его страшно боялись и чтобы с ним не встречаться старались обходить стороной все те тропинки, по которым он бегал.

Бывало, бежит он так по лесу в поисках пищи, зубами лязгает, слюнки пускает, а все уже знают – пора прятаться, да и разбегаются кто куда. Кто под зелёный кусток, кто под жёлтый листок, ну а кто и улетал, скоренько порхая своими шустрыми крылышками.

Рейтинг@Mail.ru