Сказка о юном сыщике – VII

Игорь Дасиевич Шиповских
Сказка о юном сыщике – VII

1

Каждый раз, начиная очередную историю о юном детективе-сыщике Аристаше, мне обязательно следует напомнить читателям некоторые детали предыдущего повествования. Например, такие, как место и время излагаемых событий, а также имена главных героев. Итак, повторюсь; действия всех историй происходят на знаменитой московской площади трёх вокзалов, проще говоря, на «Каланчёвке». А время событий – это рубеж XIX и XX веков.

Как уже ясно из названия, имя главного героя – Аристаша, и он обладает незаурядными сыскными способностями. А его друга и наставника, являющегося главным сыщиком департамента полиции, зовут – Николай Васильевич. А у него в свою очередь есть два верных помощника – Игнатьев и Семчук, которые принимают участие во всех перипетиях расследований, и служат некой боевой силой, усмиряющей в нужное время абсолютно всех самых строптивых преступников.

Также нелишне упомянуть о невесте Николая Васильевича, прекрасной Наталье Саввишне, коя занимает наиважнейшее место в жизни нашего героя и по его словам является прямо-таки ангелом-хранителем и отрадой его души. Одним словом, между ними существует крепкая и нежная любовь. Вот, пожалуй, и всё, что хотелось бы сказать в начале этого повествования. Хотя само начало истории оказалось скорее простым, будничным, и даже тривиальным, нежели чем каким-то вызывающим или убийственно преступным. Всё началось ещё утром; в участок вбежал запыхавшийся посыльный, и сходу ворвавшись в кабинет Николая Васильевича, тут же вручил ему пакет.

– Честь имею!… Вам надлежит тут же предпринять меры!… дело срочное!… Может пострадать честь весьма важной персоны… – после приветственного кивка, горячо доложил посыльный. А в это время Николай Васильевич, вместе со своими помощниками Игнатьевым и Семчуком, как раз просматривали сводку ночных происшествий, в коих не было ничего интересного: так, всего-то пару пьяных драк да невзначай отвешенный тумак. Абсолютно обыденная, скучная, ночная, привокзальная картина. А потому Николай Васильевич очень обрадовался внезапному появлению депеши. Тоже кивком ответил на приветствие, и с огромным рвением вскрыв пакет, мигом погрузился в чтение его содержимого. Впрочем, читал недолго, в подобных опусах всё всегда описывалось сжато и коротко. В связи с чем, Николай Васильевич решил задать устно несколько вопросов самому посыльному.

– Хм,… что это ещё за срочность такая, когда тут пишется об уже вчерашнем происшествии?… Дескать, подозреваемый ещё вчера вечером сбежал,… и лишь только сегодня намеревается покинуть Москву!… Так может он уже покинул?… как и кто это определит!?… И вообще, неясно, что за род преступлений он совершил,… может, он кого убил или покалечил?… здесь не указано,… а если да, тогда нужно применять более жёсткие меры, а не простое задержание!… Послушайте, голубчик, может, вы мне наиболее толково обо всём доложите?… – закончив читать, чуть раздражённо спросил он.

– О да, конечно!… Собственно меня для этого и добавили к депеше,… она официальный документ, а я вроде как пояснительная записка при ней!… Ну а что касаемо самого преступления, так это скорее бытовой инцидент,… дело в том, что у тётушки хорошего знакомого нашего губернатора есть дочь – молоденькая, можно даже сказать, совсем юная девица!… Так вот ей наняли учителя поэзии,… говорили, весьма талантливый в этом деле молодой человек,… хотя и студент,… но уже печатался в одном очень популярном альманахе!… Одним словом у дочки и этого поэтического гения завязалась интрижка,… и немудрено, ведь оба молодые, увлечённые литературой, стихами, и всё такое!… А тётушка узнала об этом,… как раз вчера застала их за амурами; чего-то они там обнимались, целовались,… в общем, скандал, ругань,… дело дошло даже до рукоприкладства!… Тётушка надавала тому поэту пощёчин, а он, видите ли, осмелился её оттолкнуть,… в результате чего тётушка своим мощным торсом обрушилась на паркет,… и весьма сильно помяла свою филейную часть!… Естественно студент-поэт, испугавшись ответственности за ушибленный тётушкин зад, мигом ретировался,… как говориться, сбежал с места происшествия!… Ну а тётушка, больше обиженная своим конфузным падением, чем болью от удара, немедленно пожаловалась своему мужу,… а уже тот своему другу, нашему губернатору,… и, разумеется, дело завертелось,… мигом дошло до полицмейстера!… Кстати, в жалобе сообщается, что тот поэт к тому же ещё и вор-домушник,… мол, он похитил какую-то там дорогую брошь,… иначе говоря, его выставили каким-то диким грабителем или упырём!… Ну, это же смешно, чтоб поэт, этот хлюпик, и грабил,… ну, просто хохма какая-то,… хе-хе-хе… – прыснув ехидным смешком, прервался посыльный.

– Так это вполне закономерно,… тётушкина обида сделала из простого паренька-студента отъявленного бандита!… Что ж, такое случается,… у нас было и зятьёв оговаривали, и кузенов, и даже родных братьев!… Ну а почему нам-то надлежит его найти и задержать?… ведь вроде это дело околоточных полицейских, а мы-то привокзальные сыскари?… – вновь спросил Николай Васильевич.

– Так в том-то и дело, что вы привокзальные, ведь тот поэт приезжий из Казани, он там учится,… оттого и студент,… там же и его стишки в альманахе пропечатали!… Ну а когда тётушкину дочку-то опросили, то она и призналась, что поэт как раз сегодня собирался уезжать домой, в Казань,… а вот говорила она правду, или своего ухажёра выгораживала, непонятно!… Вот потому-то и решили это дело вам поручить,… околоточные по своему ведомству розыск ведут, а уж вы по своему, привокзальному,… проверьте, уедет тот студент или нет!… Кстати, вот его приметы описаны, и даже фотокарточка приложена,… маленькая только,… но ничего, может, поможет в опознании… – тут же передав дополнительный конверт, пояснил посыльный, на что Николай Васильевич справедливо заметил.

– Ага, ну вот теперь, кажется, общая картина ясна,… эй, Игнатьев, Семчук, вы слышали, что сказал посыльный?… – резко окликнул он своих помощников и продолжил, – это значит, что нам следует искать этого хлипкого литератора на Казанском направлении!… Тэк-с, а во сколько там у нас первый поезд отходит?… Ах да, сам вспомнил,… уже скоро!… А ведь и вправду всё складно получается,… вчера вечерних поездов на Казань не было,… ночью только прибытие,… а вот сейчас утром, как раз отправление первого состава,… всё сходится!… Значит, вас господин посыльный, правильно к нам послали!… Ну-ка, Игнатьев, Семчук за работу,… немедля переоденьтесь во всё цивильное,… будем брать его тайно, чтоб не сбежал!… Наденьте простую, неброскую, гражданскую одежду,… вот вам фотокарточка данного субъекта,… запомните его,… роста он чуть выше среднего, брюнет, слегка сутуловат,… а вот ещё особые приметы; имеет при себе саквояж чёрного цвета!… Ха-ха,… это ещё что за примета такая?… откуда такие сведения!?… – вдруг усмехнувшись, спросил у посыльного Николай Васильевич.

– Ну, это тётушкина дочь, его ученица, ему подарила этот саквояж,… для свидетельства их верной дружбы, что ли,… у них, у состоятельных людей, свои причуды, дарят что хотят,… так что предположительно саквояж будет при нём… – мигом отозвался посыльный.

– А-а-а,… ну тогда понятно!… В общем, с приметами и с самим подозреваемым всё ясно!… Конечно, при задержании ещё надо смотреть, куда он спрятал предполагаемо украденную им брошь,… в кармане ли она, либо в саквояже, кто знает,… хотя может, тётушка и оговорила его из мести,… а может, и нет, и он действительно украл ту брошь!… Одним словом, работаем, как всегда чётко и слажено, не давая себя обнаружить!… Состав скоро подадут на платформу,… мы же аккуратно обходим его по перрону, попутно выясняя, в каком купе находится подозреваемый,… затем тихо, без лишнего шума и крика берём его!… Пассажиров не тревожить, дабы не возникло паники!… Надеюсь, задача ясна и понятна!?… Через пять минут выходим на вокзал, без суеты и лишних слов, молча, рассредоточиваемся и начинаем операцию,… общаемся только условными сигналами… – жёстко упредил помощников Николай Васильевич, и стал ждать, когда они переоденутся.

Впрочем, Игнатьеву и Семчуку облачаться в гражданское одеяние не впервой, дело привычное. Так что им действительно и пяти минут хватило, чтоб сменить френчи на плащи, и выглядеть, как обыкновенные пассажиры. А ещё через минуту все трое уже удалились на вокзал. В кабинете остался лишь посыльный, собственно он для того и был прислан, чтоб, не мешая, наблюдать со стороны за расследованием.

Рейтинг@Mail.ru