Шесть сказок о насекомых и их приключениях

Игорь Дасиевич Шиповских
Шесть сказок о насекомых и их приключениях

Сказка о храбром муравьишке Кеше, который свой муравейник спас

1

Далеко за горами и полями, реками и озёрами, раскинулся вечнозелёный хвойный лес неописуемой красоты. Уж столько в нём всяких сосен, пихт да елей с кедрами росло, что и в жизнь не сосчитать. Заполонили они собой всё пространство от гор высоких до самого горизонта. Конца и края нет этому чудесному лесу.

И можно с уверенностью сказать, что в нём никогда не ступала нога человека, настолько он был дремуч. Зато звериных лап и птичьих крыльев в том лесу имелось превеликое множество. Зверья разного водилось в большом изобилии. А их тайными тропами и секретными дорожками были усеяны даже самые глухие, непроходимые уголки леса. Уж так много всего плодилось.

Разумеется, помимо зверья всякого и птиц быстрокрылых в лесу также имелось несметное количество разнообразных насекомых. Стрекоз, жуков, комаров и бабочек порхало, летало, кружило столько, что иной раз казалось, они собой небо затмевают. Особенно это относилось к мелкой мошкаре и крохотному гнусу, что практически одно и то же.

И вся эта камарилья только и делала, что мешала прочим обитателям леса спокойно жить. То они на волка бессчётным облаком накинуться и давай его кусать. То медведя атакуют да в речку его загонят. А то и на лося набросятся, и ну его между деревьев гонять да донимать своей назойливостью.

В общем, гнус этот, мошкара противная, житья никому не давала, и одно от них спасение было, лишь прятаться. Никто и ничто ни помогало с ними справиться. Ни птицы его склевать не могли, ни лягушки-квакушки проглотить, ни прыткие стрекозы переловить и даже пауки со своими липкими сетями были бессильны. Рвал гнус эти сети да пролетал мимо. Вот какая несносная неприятность в лесу водилась.

Однако не всё так печально, были в лесу и такие обитатели которых гнус шибко боялся. Такое же многочисленное и сплочённое племя насекомых. И были это простые обыкновенные муравьи. Впрочем, простыми их трудно назвать, ведь у них существует очень сложная и неоднозначная структура общения между собой. Вдруг, какая тревога или беда, так один муравей в считанные секунды соберёт вокруг себя такую армию, что любому врагу несдобровать. Очень уж дружный народ лесные муравьи. Оттого-то и страшился их гнус, не осмеливался летать в тех местах, где селились муравьи.

Построят муравьишки свой муравейник на новом месте, глядь, а там уже на следующий день гнус исчез, притом весь, без остатка. Нет его, улетел, испугался. А местным зверятам от этого только одно удовольствие, они и рады у себя муравьёв приветствовать. А что, пусть живут, хорошие соседи, опять же от них и для здоровья большая польза. Случись, кому из зверят лапку занозить иль по неосторожности поцарапать, так они сразу к муравейнику бегут.

– Помогите-помогите!… уберите занозу!… полечите ранку!… – просят, ну а муравьишки тут же своими цепкими челюстями хвать занозу и вытащат. Да ещё и ранку после неё своей целебной кислотой обработают, чтоб заразы не занести. Очень уж у них эта кислота полезная, хотя и щиплется. А тот, кому занозу удалили, поморщиться, потерпит немного, но зато к нему никакая болезнь не пристаёт. Смотришь, а он уже через пять минут бегает, носиться, радуется, что ничего не болит.

В общем, от муравьёв всему лесному сообществу только выгода и польза была. И от паразитов вредителей они спасали, и здоровье поддержать помогали, да и порядок в своих владеньях сохраняли. Селились они в основном под елками и соснами, строили там свои города муравейники, тропы прокладывали, хозяйством обзаводились, но никогда не ставили свой дом на открытой местности или же в невысоких зарослях. Хотя, как говориться, примеры неординарного строительства случались. И вот как раз совсем недавно именно такой странный случай и был обнаружен, о нём-то и пойдёт речь.

2

Одно небольшое, молодое, но дружное сообщество муравьёв выстроило свой муравейник под берёзой. Кто-то скажет ну и что здесь такого, подумаешь, много муравьёв строят свои жилища под берёзами да осинами. И это, несомненно, так. Такая практика не редкость, но так бывает только в лиственных лесах, а тут, не надо забывать, хвойный. И то обстоятельство, что в нём растёт берёза уже само по себе удивительно. Ну, не бывает такого, уж если лес хвойный, то и растут в нём лишь сосны, ели, да пихты с кедрами. А тут откуда-то, не то ветром надуло, а может и птичка на хвосте принесла, или ещё как, но только прямо у всех на глазах выросла большая и крепкая берёза.

А вот уже под ней вымахал муравейник. Притом возводили его не один год. Строили, крепко, надёжно, на века и с толком. Многие муравьи даже до сих пор ещё помнят, как они приносили первые веточки на возведение фундамента. И вот так строили они, строили, да и стали добрыми соседями, берёзка и муравьи. А надо сказать, что такое соседство пошло им обоим на пользу. Муравьишки снимали с берёзки паразитов-вредителей, и не давали им съедать её листочки, а берёзка от такой заботы ещё больше росла и крону свою распушала.

И вот тут уже польза была муравьям, чем пушистей крона, тем им лучше было от дождя или жаркого полуденного солнца прятаться. Вот какое было преимущество. А ведь другим лесным муравьям это, между прочим, совсем недоступно. Лес-то кругом хвойный, а через хвою и капли дождя, и солнечные лучи, легко проникают. А у наших мурашей густая листва над головой, идеальная защита, через такую трудно пробиться. Однако выгода от листвы была не только летом, но и круглый год.

Осенью крона берёзы опадала прямо на муравейник, окутывая его на зиму тёплым одеялом из листвы. А мурашам только того и надо, они этими опавшими листиками надёжно закрывали бесчисленные входы и выходы в муравейник. И это, между прочим, очень удобно. Положил один листочек на вход, придавил его хвоинкой, и всё, доступ в муравейник закрыт. А весной убрал листики, и снова кругом чистота и порядок. Однако в других муравейниках дела обстояли иначе.

Там, пока все входы хвоинками да щепочками закроешь, много времени пройдёт, можно и к сроку не поспеть. Глядишь, а уж и снег выпал, и холодно. Хорошо ещё, что такое редко случалось. В основном все муравейники успевали к зиме подготовиться. И всё же тот муравейник выделялся среди прочих. Берёза одна такая на весь лес, и муравейник один такой особенный. Впрочем, с виду он вроде простой. Не такой большой, чтоб его сразу заметить, но и не такой маленький, чтобы мимо пройти. И всё же это только с виду, а вот содержимым он выгодно отличался. Муравьи жили в нём непохожие на других.

Нет, ну конечно внешне они такие же, как и все. И лапки, и брюшко, и усики с зубками, всё как полагается, а вот уклад жизни у них уже другой. Хотя многие проблемы и одинаковые. Ну, например. Если запасов на зиму по каким-то причинам заготовили мало, то весной все еле-еле дотягивали до тепла, и при этом очень голодали. Кстати, запасники у муравьёв расположены глубоко под землёй, сверху на всеобщее обозрение выставлена только шапка из веточек да хвоинок. Основные же ходы все на глубине, там и жизнь кипит, и даже есть такие муравьи, которые никогда наверх не поднимались.

Однако этому муравейнику очень повезло, ведь над ним росла берёзка. Особо и ходить-то никуда не надо, собирай с неё урожай всяких гусениц да относи их в кладовую. Благо тех гусениц водилось в большом изобилии. Но и таких запасов зачастую не хватало, ведь население муравейника каждую минуту прирастало. Так что в последнюю зиму вопрос пропитания встал особенно остро. Муравейник под землёй так разросся, что припасов понадобилось намного больше, чем в предыдущие годы.

Если в других муравейниках нашли выход из положения, там просто впадали в зимнюю спячку, то здесь спать было не принято и все работали не покладая лапок. Разумеется, всем хотелось кушать, но где взять еды на стольких тружеников. И вот тогда на собрании главного муравьиного совета королева-мать взяла слово и выступила с очень важным поручением к своим подданным.

– С каждым годом нам всё труднее и труднее доживать до весны!… мы несём огромные потери!… многие куколки не перерождаются, и это очень плохо!… Осенью мы старательно заполняем наши хранилища,… но, несмотря на это в большей части из них остаётся ещё много свободного места,… за всё лето мы не успеваем наполнить их!… нам просто не хватает материала, в окружающем нас лесу уже нет столько еды! Надо срочно что-то придумать и решить эту проблему, иначе следующую зиму многим из нас не пережить!… и тогда уже встанет вопрос о существовании всего нашего муравейника! Сейчас только начало лета!… время ещё есть,… соберите самых быстрых муравьёв, и пусть они возвестят повсюду моё повеление: «Всем думать над тем, как заполнить наши кладовые!»… – строго повелела королева, и жизнь в муравейнике закипела с удвоенной силой.

3

Теперь муравьишкам приходилось не только трудиться не покладая лапок, но ещё и напряжённо думать, а это, как оказалось, очень мешает работе. Бывало, идёт муравей, несёт веточку, и на ходу думу думает, как ему муравейник от голода уберечь. Да посредь пути забудет, куда шёл и зачем веточку нёс. Встанет и начинает вспоминать. А время-то идёт, минута за минутой уже и день к концу клонится, а он всё стоит и ничего не делает. И ведь таких муравьёв несчётное количество, хоть пруд пруди, цела армия наберётся.

Вот что значит сразу два дела делать, не годиться такая работа. Оглянуться не успели, а уже первый месяц лета пролетел. И всё никаких результатов, впустую месяц прошёл. Ни закрома толком не заполнили, ни выхода из положения не нашли, прямо беда, напасть какая-то, охо-хо.

И всё бы, наверное, так продолжалось, и всё без толку, если бы в муравейнике не водилось одного очень сообразительного и отважного, но слегка бесшабашного и самонадеянного юного муравья с необычным для тех мест именем, Кеша. Ну а будь он взрослым, то его звали бы Иннокентий. Согласитесь, ну очень странное имя для муравья. Обычно в этих краях давали простое имя, такое как Мураш, Мурашек, или же строгое Мурай, а тут на тебе, Иннокентий.

 

Однако сам Кеша над такими странностями не задумывался. Жил, как и все прочие юные и рьяные муравьишки бесхитростной жизнью подростка и думал, что так будет вечно. Никаких тебе забот, никаких хлопот. Скорей всего он и дальше бы так жил, кабы однажды случайно не забрёл в подземный отдел, где хранились запасы на зиму. Походил он там, походил, и понять ничего не может.

– Что это такое?… – думает, – вроде это запасник, и запасов должно быть полным полно,… а здесь, как я погляжу, всего-то три хворостинки, три былинки да сухой хвостик от ящерки!… а где же провиант?… Ведь ничего не собрано!… а от лета остаётся всё меньше и меньше!… чем же занимаются рабочие муравьи!?… где они!?… никого нет!… сплошная пустота!… – осмотрев все запасники, удивился он, да тут же кинулся наверх искать, куда все подевались.

Выскочил он из муравейника и давай по тропам бегать смотреть, кто чем занимается. Видит, стоит в сторонке один муравей к травинке притулился и что-то там себе думает, а напротив него ещё трое с поклажей присели и о чём-то оживлённо шепчутся. Ну, Кеша сразу к ним с вопросом бросился.

– Вы что это тут расселись да языками чешете?… вам надо хранилища провиантом заполнять, а вы без толку болтаете!… – напустился он на них.

– А ну-ка тихо мелюзга!… будет нам тут ещё всякий малец указывать, что делать!… да нам сама королева-мать велела сложную задачку решать,… а ты кричишь тут, мешаешь думать!… а ну беги, куда бежал!… – ополчились на него рабочие муравьи да челюстями защёлкали, чего раньше за ними не наблюдалось. Ну, Кеша, разумеется, с ними спорить не стал, развернулся да дальше побежал. Бежит и видит повсюду точно такую же картину. Все заняты чем угодно, но только не работой.

– Да что же это за ерунда,… какое безобразие,… никто ничего не делает!… вот так кавардак!… Как там тот муравей сказал-то,… это им королева-мать думать велела, задачку задала!… Так значит, мне к ней бежать надо,… и ей всё рассказать,… не то мы раньше времени голодать начнём… – правильно рассудил Кеша и как был, не останавливаясь, обратно в муравейник, вглубь его, побежал.

А там, на глубине, в тиши, подальше от суеты, под присмотром чутких стражников с заботливыми няньками обитала сама королева-мать. И попасть к ней было чрезвычайно трудно. Бдительная муравьиная охрана никого к ней не подпускала. Однако и Кеша был муравей не промах, он мог подобрать ключик к любому муравьиному посту, вплоть до королевского. Он хоть и был молодой, но ранний, и много чего уже успел узнать про устройство жизни в муравейники.

Знал он также и то, что к королеве может пройти только тот, у кого есть особая метка. А метка эта была сложная, и состояла из двух компонентов, запаха и условного прикасания усиками. Этакий своеобразный пароль. Но для Кеши он не стал чем-то непреодолимым. Рядом с его ячейкой, в которой он жил, располагался небольшой стан, где время от времени отдыхали стражники с нижнего яруса. Как раз те, кто нёс службу у королевских покоев.

Как-то однажды, ещё по весне, Кеша услужил одному из них, принёс сверху каплю свежего дождя. Уж больно тот стражник хотел пить, прямо помирал, как хотел. А испив эту каплю и угостив ею сослуживцев (капля была большая, и её хватило на всех) обещал, что при случае обязательно чем-нибудь добрым отплатит Кеши. Кеша запомнил это и теперь быстрее ветра мчался к тому стану, рассчитывая найти там того стражника. И он не ошибся в своих расчётах.

4

Едва Кеша оказался на своём ярусе, как он ещё издали заметил нужного ему стражника. Тот сидел с прочими служаками на бугорке и о чём-то с ними спорил.

– Ой, извините,… здравствуйте,… можно вас,… вы меня помните?… я вам весной капельку дождевой воды сверху приносил… – подбежав к знакомому и осторожно окликнув его, быстро спросил Кеша.

– О, привет паренёк!… неужели это ты?… как же ты вымахал,… вон какой стал!… Конечно, я тебя помню,… как не помнить!… выручил ты меня тогда знатно!… Да что там меня,… ты всем ребятам тогда горлышко промочил,… а я тебе за это обещал при случае добром отплатить,… помочь коли надо будет… – усмехаясь и лихо покручивая усиками, сразу узнал его стражник.

– Вот я как раз по этому поводу,… не знаю даже как сказать, но теперь мне нужна ваша помощь… – чуть заминаясь и путаясь, скромно промямлил Кеша.

– Хм,… вот как!… так чего ты мнёшься, смелей проси, о чём хочешь!… моё слово крепкое,… выполню, как полагается!… – бодро пробасил служивый, и Кеша для начала попросил его отойти с ним в сторонку. Служивый вредничать не стал и согласно отошёл. Тут-то Кеша и рассказал ему всё, что видел там, на поверхности, и то, что твориться в запасниках, и как ему сильно надо попасть к королеве-матери. Служивый внимательно выслушал его, озабоченно покрутил усиками, и говорит.

– Значит так!… всё то, что ты мне сейчас рассказал очень важно, и такой кавардак может привести к погибели всего нашего муравейника!… так что я обязательно помогу тебе попасть к королеве!… и более того, мы это сделаем прямо сейчас!… Тебе повезло, мы с друзьями сейчас как раз решали, кто из нас отправиться наверх за жевательной соломкой,… наш-то поставщик, рабочий муравей, куда-то запропал,… и теперь я, кажется, начинаю понимать куда,… он наверняка, как и все где-нибудь спрятался и обдумывает задачку!… А мы тут сидим и спорим, кто пойдёт наверх и кем его подменить, пока мы будем нести караул у королевы,… но как видишь, всё разрешилось само собой!… ты пойдёшь с нами!… Идём скорей к ребятам и всё им расскажем… – быстро согласился служивый и заторопился с остальным.

– Хорошо, но как же они это воспримут?… ведь я-то думал, что это надо держать в секрете, и даже отозвал вас в сторонку, чтоб другие не слышали нашего разговора… – удивлённо спросил Кеша.

– Так-то оно так,… но ты же видишь, что в муравейнике творится!… Какие уж тут секреты от своих товарищей!… кстати, мы тоже заметили, что не всё так ладно,… а потому сейчас главное действовать дружно и без лишних церемоний… – заключил стражник и они подошли к его сослуживцам.

– Ну, вот что, друзья,… спорить нам более некогда,… паренёк мне сейчас такого понарассказал, что у меня чуть глаза на затылок не полезли!… В общем, наша догадка о беспорядках на поверхности подтвердилась, а потому хватит зазря болтать, и за жевательной соломкой пойдёт Короткоусый!… А его заменит этот юнец,… он должен обо всём, что твориться наверху, рассказать королеве!… Ну а чтобы при смене караула не возникло лишней сумятицы и недопонимания, ты Короткоусый передашь ему свой пароль… – быстро распорядился служивый и указал всем на Кешу.

– Хорошо, как скажешь!… раз это так важно за мной не постоит!… – мгновенно откликнулся Короткоусый, и быстро подойдя к Кеше, передал ему сначала секрет с тайным запахом, а потом и условное прикасание усиками. И только он это сделал, как в ту же секунду откуда-то из глубины муравейника послышался сигнал для смены караула.

– Ну, вот и всё, пора,… построились,… а ты малец, следуй точно за мной, ступай аккуратно и ничему не удивляйся… – вмиг отреагировал на сигнал служивый и более ни слова не говоря, пошагал в направлении покоев королевы. Все сразу засеменили за ним. Кеша, разумеется, тоже. Не прошло и пяти минут как они были на месте. Стражники, кои сдавали пост, сразу обнюхали пришедших и касанием усиков проверили пароль. Кеша сделал всё именно так, как ему и показал Короткоусый. Всё пошло без сучка и задоринки.

5

Пост был сдан и Кеша с сотоварищами прошли дальше в большой зал покоев, где в центре располагалась королева-мать, окружённая разнообразными няньками и служками. Кто-то из них чистил королеве брюшко, кто-то обтирал лапки, а кто-то и подправлял усики. В общем, все занимались делом. Стражник служивый тут же шепнул Кеше на ухо упреждение.

– Не торопись говорить королеве всё сразу,… начни потихоньку, издалека,… постарайся не расстраивать её,… ей никак нельзя волноваться,… и попытайся быть вежливым… – деликатно заметил он. Но куда там, если бы он говорил это взрослому состоявшемуся муравью, то это имело бы толк. Ну а Кеша был молодой, горячий, рьяный, и абсолютно несдержанный юнец, а слово «вежливость» он и вовсе не знал. Вернее что-то слышал о нём, но мало понимал для чего оно нужно. А потому как только все стражники заняли свои места, он чуть ли не вприпрыжку ринулся к королеве.

– Ваше Величество!… – на ходу закричал он, чем сразу наделал много шума, – я к Вам по срочному вопросу!… позвольте отвлечь Вас от процедур и ввести в курс дела!… – представ пред королевой, скороговоркой выпалил он, и сделал это, как ему показалось, очень вежливо. Однако королева была иного мнения. Она нервно вздрогнула, и дико вытаращив глаза, сердито вскрикнула.

– Что это за дерзость, охранник!?… как ты смеешь прерывать моё омовение!… это недозволительно никому!… Да кто ты такой?… да ты даже и на охранника не похож!… как ты сюда попал?… кто ты!?… – резонно возмутилась королева.

– Ах, всё пропало,… она сейчас велит выгнать меня взашей, и я ничего не успею ей сказать… – молнией мелькнула мысль в голове у Кеши, и он уже было хотел упасть на колени, но тут вдруг ему на выручку пришёл служивый.

– Ваше Величество, пожалуйста, не гневайтесь на него,… это мой добрый знакомый,… он новичок в нашем карауле, да и то на один раз,… до этого он много времени находился там наверху и пока не знаком с приличествующим этикетом,… молод еще, но он исправиться!… Вот только позвольте ему поделиться с Вами его наблюдениями о состоянии дел на поверхности,… там твориться нечто неподобающие,… выслушайте его Ваше Величество, это очень важно… – изогнувшись в подобострастном реверансе спокойным, но уверенным голосом обратился он к королеве, на что та недоверчиво повела усиком.

– Хм,… неужели это настолько важно, что мой старый солдат осмеливается просить меня об одолжении?… – вопросительно хмыкнула она.

– О да, Ваше Величество,… это чрезвычайно важно… – подтвердил свою просьбу служивый.

– Ну, хорошо,… пусть говорит этот твой добрый знакомый… – слегка подтрунив, согласилась королева. И Кеша мгновенно пустился в нудные и подробные объяснения того, что твориться наверху. Однако королева долго слушать его не стала и, уловив главную суть, прервала его.

– Спасибо любезный «знакомый»,… я поняла тебя с полуслова,… ведь я всё-таки королева!… а ты сельский глупышка… – опять съёрничала она и тут же продолжила, – значит, ты хочешь сказать, что отдав приказ думать, я нарушила привычный распорядок жизни в муравейнике!?… По-твоему, выходит, мои подданные настолько буквально восприняли мои слова, что даже бросили работу?… – уже совершенно серьёзно спросила королева.

– Именно так Ваше Величество,… и всё это может, очень печально кончится… – немного освоившись в роли стражника, галантно поклонившись, ответил Кеша.

– Ну что же, тогда придётся отменить приказ!… раз уж он ломает наши устои, то ему не место в головах моих подданных!… Однако задача так и остаётся невыполненной,… кто же тогда её решит?… кто сможет сделать так, чтобы наши закрома наполнились?… есть ли в моём королевстве способные решить эту проблему?… Я быть может и сама бы её решила,… но для этого я должна выйти на поверхность,… а я не имею на это права!… инстинкт велит мне оставаться здесь, ведь такова моя природа… – совершенно расстроившись, закончила горькими вздохами своё откровенье королева.

– Ваше Величество,… а пусть он всё и решит,… раз уж он такой прыткий и смышлёный, что смог пробраться сюда к Вам и рассказать, что он там наверху выведал, узнал,… то я думаю, он и нашу проблему сможет решить… – неожиданно предложила самая старшая нянька.

– А ведь и то верно!… вон какой ты проворный и знающий!… выходит, на тебя и вся надежда!… Никто кроме тебя не справиться с этой задачей,… а значит, мы поступим так, как это будет лучше для всех!… я отменю свой приказ, а ты, пока все вновь возьмутся за работу, найдёшь решение нашей проблемы!… – быстро оживившись, заключила королева.

– Но как же так!… ведь я совсем ещё неопытный муравей, и мне наверняка в одиночку будет трудно выполнить такую сложную задачу,… да я даже толком не знаю, где в лесу что растёт, и какой провиант надо собирать… – растерявшись от столь неожиданного поворота, отчаянно залепетал Кеша.

– Да будет тебе на себя напраслину наговаривать!… вон, как ты лихо во всём разобрался,… нам бы без тебя трудно было понять, что происходит там наверху,… а ты раз и всё готово!… и с этим разберёшься!… – ободряюще воскликнул служивый, а все остальные, включая и королеву, одобрительно зашуршали усиками.

– Вот-вот, стражник правильно говорит!… пойдёшь наверх там всё и узнаешь,… а здесь нам такую проблему ну никак не решить!… Тем более мы не знаем, что там твориться,… а ты уже знаешь… – опять влезла в разговор старшая нянька.

 

– Ну, хватить толочь воду в ступе!… всё будет так, как я сказала!… Ты стражник, собирай патрульных, караульных, гонцов!… и вели им довести до всех муравьёв мой приказ: « Немедля прекратить думать и заниматься только работой!». Пусть они мчаться по всем стёжкам, дорожкам, тропинкам и разносят его повсюду!… Ну а ты разлюбезный «знакомый» ступай наверх,… и я прошу тебя,… нет, я даже повелеваю!… успей ещё до холодов решить все наши проблемы!… Отныне жизнь муравейнике в твоих лапках,… и как ты ими поработаешь так мы будем жить,… иди!… мы верим в тебя!… – смягчив свой тон до материнского, немного помпезно произнесла королева.

– Хорошо Ваше Величество!… я приложу все свои силы, но выполню Ваше повеление!… клянусь, без провианта в муравейник не вернусь!… – тоже слегка торжественно поклялся Кеша, и без промедления откланявшись, направился к выходу. Стражник-служивый последовал за ним. В покоях с их уходом вновь возобновилась спокойная и размеренная жизнь. Впрочем, такой же спокойной, как и прежде, она уже не была. Некоторые нотки тревожности всё же витали в воздухе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru