Пять сказок с французским оттенком

Игорь Дасиевич Шиповских
Пять сказок с французским оттенком

3

Лето скоротечно, близилась осень, а вместе с ней наступала пора театрального сезона. В столицу стали съезжаться различного рода артисты, певцы, поэты, исполнители оригинального жанра. И был среди них один очень одиозный певец, за коим тянулся шлейф самых странных слухов. Но, несмотря на столь тёмную репутацию, власти города шли ему навстречу и дозволяли проводить концерты. А виной всему были деньги, а именно тот процент от сборов, что он заносил в виде подарков в муниципалитет нечистым на руку чиновникам. О, это был хитрый и изворотливый делец, который в любом предприятии видел лишь свою выгоду.

Приезжал он обычно на пару месяцев. Но и за это краткое время он умудрялся обчистить карманы многих доверчивых домохозяек. В свои сорок с хвостиком он был наделён магической привлекательностью и умело ею пользовался. Жгучий от природы брюнет среднего роста, с глазами чёрными, как смоль, он обладал широкой белозубой улыбкой, над которой контрастно, её подчеркивая, выделялись антрацитово-блестящие усы, разбегающиеся в разные стороны, словно стрелки часов. И это обстоятельство дополнительно привлекало женский пол на его концерты, приводя дам бальзаковского возраста в неописуемый восторг.

Но, разумеется, главным его магическим средством воздействия на публику был его голос. Его бархатный баритон, способный усыпить бдительность любой женщины. Голос этот, словно горный туман, обволакивал и дурманил разум, не давая никакой возможности здраво мыслить. А так оно и случалось. После его концертов женщины попадали в полную зависимость от его чар. Они ходили на его выступления каждый день, и раз за разом оставляли всё больше и больше денег в кассах. А по окончанию его гастролей многие семьи попросту разорялись или были на грани того. А некоторые из его поклонниц и вовсе пропадали.

Ходили слухи, что они, обезумев от его колдовского голоса, бросали всё и уезжали вслед за ним в далёкие южные страны, откуда собственно он и являлся. Хотя точно никто не знал, что же с бедняжками происходило на самом деле. Как только на афишах появлялось имя Мефисто Монтескью, приводя в трепет и восхищения женские сердца, мужское население города приходило в смятенье. Мефисто, а именно такой псевдоним взял себе этот певец, настоящие его имя никто не знал, вызывал у мужчин любого возраста чувство опасности.

Вот и сейчас, как только объявили о его гастролях, многие солидные мужья, да и просто юноши, знающие по слухам о чародействах Мефисто, собрав своих жён и возлюбленных, быстрей покинули город во избежание тяжких последствий. И всё же, столица в мгновении ока превратилась в бурлящий котёл полный домыслов и слухов, будоражащих спокойствие горожан. И только Даша с Пьером были так поглощены своей любовью, что не замечали этих слухов.

И вот они, ни о чём плохом не подозревая, доверившись красивой афише, собрались и пошли на его концерт. В тот вечер выступление Мефисто, впрочем, как и всегда, вызвало полный аншлаг, в зале было некуда ступить. С трудом заняв своё место, Даша незамедлительно привлекла взоры окружающих. На фоне всей прочей публики она выделялась своей необыкновенной красотой. По сравнению с ней все остальные казались просто серой гурьбой, и это невзирая на их яркие наряды.

А в это время Мефисто выглядывая из-за кулис через щёлку в занавесе, внимательно всматривался в пёстро разодетую массу зрительниц, выбирая себе очередную жертву. И почти сразу заприметив княжну, он остановил на ней свой пронзительный взгляд.

Этот мрачный певец с яркой внешностью, обладающий дьявольски мистическим голосом, следя, как его поклонницы рассаживаются по местам, не мог не заметить красоту и молодость княжны Дарьи. Человек же, сопровождающий её, не представлял для него никакого значения. Взгляд его глаз был устремлён только на княжну. Не зная ещё её имени, и кто она, злодей уже решил завоевать её, и во что бы то ни стало покорить.

Теперь лишь одна она будоражила его воображение, и, попав под его пристальное внимание, Даша сделалась его целью. Весь последующий концерт он только и делал, что чаровал её своим колдовским пением. Она оказалась под его сильнейшим гипнотическим влиянием. Однако любовь Дарьи так переполняло её сердце, что ему пришлось направить всё своё колдовство только на то, чтобы сломить её чувства. На остальных зрительниц, у него просто не хватило магии, вот насколько сильно Дарья была передана Пьеру.

И всё же его бархатный голос, настойчиво проникая в глубины её сознания, грубо делал своё дело. Пользуясь во время пения фразами с особым подтекстом, Мефисто с большим усилием подчинил себе её волю. К концу последнего акта Дарья была частично порабощена и не отдавала отчёт своим действиям. Теперь в её голове были только одни команды. Ещё не окончились все аплодисменты и овации, как измождённый и усталый Мефисто накинув на себя чёрный плащ, покинул театр и, спрятавшись напротив выхода, стал поджидать Дашеньку. И вот она появилась. А у неё в мыслях было только одно.

– Идти к себе домой и ждать Мефисто,… ждать,… ждать,… – повторяла она про себя как заведённая. Пьер же шёл рядом и, жестикулируя руками, что-то весело рассказывал. Мефисто не стал, нарушать эту идиллию, и незаметно, словно тень, во мраке последовал за ними.

Квартал за кварталом, прячась, он сопровождал их до того самого того момента, когда Пьер, поцеловав Дашу, расстался с ней у её подъезда и направился к себе. Как только Пьер скрылся за порогом своего дома, от Мефисто к Даше мысленно поступил приказ.

– Отложи все дела и иди ко мне,… я здесь,… я тебя жду… – прозвучал его голос в голове у Дарьи. И она, услышав его даже на таком большом расстоянии, тут же повинуясь, как простая марионетка в руках кукольника, вышла из дома и направилась к нему.

– Ну, здравствуй, девочка моя… – деланным сахарным голосом, расправив улыбку, встретил её Мефисто, – теперь мы с тобой неразлучны, следуй за мной… – ласково добавил он и протянул ей руку. Молча, без эмоций, она приняла её и последовала за ним. А уже через мгновение тьма спящего города поглотила их обоих.

Мефисто, не теряя ни минуты, стал задавать Даше наводящие вопросы. И вскоре вызнав у неё всё, что его интересовало, успокоился. Теперь зная всю её подноготную, его задачей стало без осложнений, спокойно доставить её к себе в особняк, где уже томились две другие пленницы ожидавшие своей участи.

Так оставаясь неприметными под покровом ночи, они наконец-то достигли окраины, где в заброшенном саду одиноко стоял старинный особняк. Мефисто постучал в дверь условным знаком. Привратник немедленно отворил. Оглянувшись по сторонам, Мефисто быстро пропустил княжну вперёд и тут же проскользнул следом за ней.

– Ха! У меня сегодня замечательный улов!… – заносчиво похвастался он привратнику и, отдав ему плащ, провёл Дарью в гостевую залу. Там закрыв глаза с безучастным видом, сидели ещё две девушки.

– Садись сюда девочка моя,… теперь здесь твоё место… – указав княжне на высокое кресло, сказал ей Мефисто и криво ухмыльнулся. Дарья покорно присела и тоже закрыла глаза. Таким образом, перед ним оказалось уже три полукругом сидящие, красавицы.

– Не правда ли Маре, она станет украшением моей нынешней коллекции… – указав на Дарью, обратился он к вошедшему привратнику.

– Да пожалуй, эта будет лучше всех прежних,… я с вами хозяин вот уже несколько лет, а прекрасней товара и не видывал… – согласился он с Мефисто.

– Это точно, за такую игрушку можно высокую цену назначить… – мечтательно облизнувшись, заметил злодей. Да, Мефисто был настоящий злодей, и слухи о нём ходили не зря. Он колесил с концертами по государствам северного средиземноморья, завлекая своим сладким голосом красивых девушек в коварную ловушку. Собрав приличное количество красавиц, Мефисто Монтескью вывозил их в южные страны и распродавал по гаремам тамошних правителей.

Казалось бы, зачем ему останавливаться только на привороте девушек, ведь захоти он, так под колдовство его голоса могли бы попасть и владыки мира сего. Но не тут-то было, на самом деле его голос действовал лишь на женщин и не на кого более. А почему так происходило, он и сам не знал. Вот и приходилось Мефисто зарабатывать себе на жизнь таким злодейским и подлым способом.

А на этот раз ему попалась настолько ценная добыча в лице княжны Дарьи, что по своей стоимости она превосходила всех красавиц, коих он похищал, когда либо. Но Мефисто так много потратил на неё сил, что не был уверен, а хватит ли у него ещё запала удерживать её в таком состоянии. Ведь Даша была в сильной влюблённости и могла, тем самым разрушить его приворот в любую минуту. Любовь мощное средство против колдовства, а потому существовал риск что княжна может очнутся раньше чем задумывалось. А упускать столь лакомый кусочек Мефисто не хотел.

Время шло, а риск что это случиться всё увеличивался. Сомнения Мефисто по поводу продолжительности воздействия его чар на Дарью возрастали. Зная наверняка, что он покроет все свои расходы, продав в рабства лишь только одну княжну Дарью, и не желая более бездумно рисковать, Мефисто решил, что в этом сезоне ему будет достаточно трёх похищенных наложниц. Довольный своим решением он, с наслаждением выпил бокал «Шардене», приказал привратнику Маре накормить девушек и прибраться, а сам тут же ушёл отдыхать в спальню.

Ночь пролетела быстро, никаких изменений в состоянии девушек не случилось. А потому Мефисто рано утром со спокойной душой съездил в театр, отменил там все свои концерты и, рассчитавшись за неустойку, заехал в мэрию, где, вознаградив своих знакомых чиновников, свернул гастроли. Так этот сезон для него был закончен, теперь оставалось быстро ретироваться из города.

4

Уже был полдень, и Пьер, как всегда после завтрака, ждал Дашу у себя в комнатушке. Вчера вечером захваченный впечатлением от концерта он и не сообразил, что домой вернулась не совсем прежняя Даша. И вот теперь после часа ожидания его охватило лёгкое беспокойство, и он спустился в кафе. Навстречу ему вышла улыбающаяся Светлана.

 

– Привет,… как спалось соколик?… – поздоровавшись, спросила она.

– Привет! Спасибо хорошо,… а что Даша ещё спит? – с особой настороженностью поинтересовался он.

– Как это спит?! Да её же нет дома! Я утром к ней заглядывала,… а разве она не с тобой? – тут же всполошась, недоумённо спросила княгиня.

– Вчера после концерта как обычно я проводил её до дверей, и Даша зашла в дом. Правда она как-то по-другому себя вела,… я даже спросил, как её здоровье, но она успокоила меня, сказав, что такое с ней бывает после прослушивания классической музыки,… ну я и успокоился да как всегда пошёл спать… – скороговоркой выпалил Пьер.

– Так значит слухи верны!… и правда, что на концертах этого негодяя Монтескью, девушки, очарованные его пением, теряют разум!… – не на шутку забеспокоившись, воскликнула Светлана.

– Какие слухи, о чём ты?… а почему мы о них ничего не знали?! – удивлённо отреагировал Пьер.

– Да я ведь вам говорила,… но где там, вы со своей любовью и слушать ничего не хотели! Ох-хо-хох, ну и где же теперь Дарья?! – нервно охнула княгиня и, опустив руки, отрешённо плюхнулась на гостевой диван.

– Понять не могу, что могло случиться,… разве может такой певец быть злодеем?… но как?… выходит и вправду на концерте что-то произошло… – рассеянно затараторил Пьер, присел рядом со Светланой и, обхватив голову руками, горько зарыдал. Ах, если бы он знал насколько был близок истине. А меж тем начало вечереть, и первой пришла в себя Светлана. Сделав крепкого кофе она, выпила его сама и напоила им Пьера.

– Значит так, слушай меня,… слезами тут горю не поможешь,… надо начинать искать!… – решительно заключила она и даже хлопнула в ладоши. Пьер, допив кофе, тоже покончил со своим упадочным настроением и быстро поднялся с дивана.

– Так я и сделаю,… ты сиди здесь и жди Дашу, вдруг ещё появиться,… а я отправляюсь на её поиски! – твёрдым голосом заявил он, и тут же выскочив из кафе, побежал в театр, где ещё вчера вечером чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.

Добравшись до театра, он, благодаря своим связям, немедленно добился встречи с концертным импресарио Фюнесом. И тут же от него узнал, что ещё сегодня утром маэстро Мефисто заявив о своей болезни, рассчитался с кредиторами и направился в мэрию.

– Послушайте дружище,… а может он себя как-то странно вёл?… а может вы видели с ним ещё и белокурую красавицу?… – выслушав Фюнеса до конца, с последней надеждой в голосе спросил его Пьер.

– О, нет,… он был как всегда один! Ничего подозрительного я не заметил,… ну разве что он выглядел гораздо приветливей, нежели чем обычно… – покручивая усы, быстро ответил Фюнес.

– Ну, тогда скажите,… может вы, знаете, где он живёт?… какой его адрес? – умоляюще поинтересовался Пьер.

– О, вы задаёте такие вопросы, на которые нет ответа,… где живёт Мефисто Монтескью, не знает никто! Торопитесь в мэрию, может, вы его ещё там застанете… – приветливо улыбаясь, предложил ему импресарио. Пьер, обрадованный такой подсказкой, мигновенно распрощался с ним и бегом бросился по следам злодея.

Уже основательно надвигался вечер, когда Пьер, вбежав по ступенькам в здание мэрии, начал осматривать все кабинеты подряд в поисках Мефисто. На его расспросы служащие отвечали туманно и невнятно. Но вот наконец-то он наткнулся на нужную дверь, где ему ясно дали понять, что маэстро Монтескью закончил свои гастроли досрочно, и, расторгнув договор, отбыл в неизвестном направлении. Удручённый услышанным, Пьер беспомощно опустил руки, вышел на улицу, сел на ступеньки и грустно задумался о том, что может сделать он, бедный художник, в столь безнадёжном положении. А оно действительно было отчаянным. И вот тут-то к нему подсел один из служащих мэрии, ставший свидетелем его расспросов.

– Добрый день,… меня зовут Ришар. В мэрии у меня должность куратора по связям с органами правопорядка. И кстати, я знаю тебя, ты художник Пьер с Монмартра,… ты живёшь напротив кафе прекрасной княгини Светланы… – сказал он. Пьер поднял глаза и стал внимательно к нему присматриваться. Меж тем клерк продолжил.

– Да ты даже и не пытайся меня вспомнить, это бесполезно,… я видел, как ты и кузина княгини влюблены друг в друга,… и навряд ли вы замечали кого-либо вокруг себя. Хотя я частый гость в кафе. Скажи-ка мне Пьер,… а не из-за княжны ли Дарьи ты ищешь этого Мефисто? – вкратце пояснив, откуда он его знает, спросил клерк. Пьер и вправду, как ни старался, не мог вспомнить Ришара, лишь что-то смутное промелькнуло у него в голове. И не зная как быть, он рассказал ему всё, что произошло вчера вечером и сегодня утром.

– Да уж,… это похоже на маэстро! Случаи пропажи девушек после его выступлений были замечены по всем странам средиземноморья, где он пел,… но, как говориться, за руку его никто не ловил. Пожалуй, я смогу помочь тебе найти княжну,… однако для этого потребуется много труда… – вздохнул Ришар, а Пьер его тут же перебил.

– Так говори же скорей что надо делать!… ради Даши я на всё готов! – вскричал он.

– Ну-ну, хорошо-хорошо,… ты только успокойся,… время у нас ещё есть! Лично я думаю что на ночь глядя Мефисто не решиться покинуть столицу,… а если и ринется бежать, то только завтра утром, да и то наверняка изменив внешность,… а для этого эму нужно время! Так что ночь у тебя есть,… а нужна она тебе для того, чтоб ты написал как можно больше портретов княжны Дарьи,… и притом она на них должна быть изображена в разных ипостасях,… и анфас, и профиль,… и напиши её легкоузнаваемой, так чтобы каждый мог её узнать! Вот для этого-то и понадобиться твой талант! И ещё дополнительно, тебе надо успеть сделать два больших портрета,… их мы разместим на стенах центрального вокзала, и тем самым закроем путь бегства Мефисто через железную дорогу. Остальные портреты мы раздадим в пунктах выезда из города. И если этот чёртов Монтескью попытается вывезти княжну на большой тракт, то ему не уйти, он попадётся. Думаю, что как раз сейчас он и готовиться к побегу,… уж больно спешно он свернул гастроли… – определив направление действий, заключил Ришар. И ведь он был прав, Мефисто почувствовав своим злодейским нутром неладное, теперь усиленно готовился к бегству.

– Понял! Я всё сделаю! – уже на бегу крикнул Пьер и сломя голову понёсся домой рисовать портреты.

А тем временем весть о пропаже княжны Дарьи молниеносно облетела весь квартал, никто не остался безучастным. Все были свидетелями их с Пьером любви и поэтому стремились помочь, кто как может. Уже под вечер кафе наполнилось сочувствующими художниками, поэтами и друзьями княгини Светланы. Все горели желанием внести посильную лепту в розыск Даши. Светлана хлопотала на кухне и постоянно выглядывая на улицу, предупреждала собравшихся.

– Как придёт Пьер, немедленно позовите меня! – то и дело восклицала она. Все уже знали, что Пьер пошёл искать Дашу к театру и с нетерпением ждали его возвращения, хотя и сами были готовы в любую минуту броситься на её розыски. Но вот появился Пьер. Запыхавшийся и со сбившимся дыханьем, он сразу запросил воды. Тут же подали пить и позвали княгиню. Та мгновенно прибежала.

– Ну что?… где был?… что видел?… рассказывай Пьерушка, родной… – чуть не плача, и гладя его по голове, спросила она. Пьер, отдышавшись, быстро рассказал о своих поисках и о распоряжении служащего мэрии Ришара немедленно написать картины для рассылки их на городские заставы и отправки на вокзал.

Услышав такое, все сразу же пришли в движение. Кто-то кинулся за холстами, кто-то за красками и кистями, а поэты взялись сочинять подобающие этому моменту стихи. Светлана же взялась готовить ночной ужин, да не простой, а по специальному старинному рецепту для поддержанья сил. Друзья тут же бросились ей помогать. Дело нашлось каждому, весь квартал стал напоминать разворошённый муравейник. В центре кафе моментально установили мольберт с тремя холстами, на кои Пьер сразу начал наносить штриховочные мазки. Работа закипела.

И ещё не успело солнце зайти за горизонт, как были готовы первые несколько портретов Даши. Ни одна полиграфическая фабрика на тот момент не смогла бы сравниться по скорости изготовления полотен с Пьером. Холсты не успевали менять, как он работал. Через каждые полчаса с мольберта, словно птица из гнезда слетала картина, да что ещё за картина, просто шедевр. Краски, свечение, порядок мазков – всё говорило о том, как сильно любит художник изображаемую им девушку.

К полуночи подъехал Ришар. Присутствующие бурно приветствовали его. Теперь Пьер убедился, что сотрудник мэрии был своим в здешних кругах. С кухни вышла княгиня Светлана и, отведя Ришара под руку в сторонку, стала с ним что-то оживлённо обсуждать. В ту же минуту подъехал помощник Ришара, Жан. Не отпуская фиакра, он сразу спросил, что делать с полотнами; дать им досохнуть до конца или же начать развозить. После не долгих размышлений решили доставлять немедленно. Буквально сразу нашлись желающие помочь. Пьер же так и продолжал усиленно работать над картинами, и лишь мельком взглянув на собравшихся, кивком поблагодарил их.

Часть друзей и художников, знающих как обращаться с картинами, аккуратно собрав полотна, поспешили с Жаном на фиакре. Другая часть отправились с Ришаром. Работники мэрии указывали дорогу к кордонам, а там давали распоряжения постовым, как следует поступать в случае опознания княжны. Стоявшие в караулах жандармы и ажаны беспрекословно принимали к сведенью все инструкции выдаваемые Жаном и Ришаром. К рассвету все заставы на выездах из города, помимо центрального вокзала, были наготове и ожидали появления Мефисто со своими жертвами. А накануне из жандармерии поступило сообщение о пропаже ещё двух девушек, что до этого присутствовали на его концертах. И это придало поискам дополнительное напряжение.

Пьер был изнурён и подавлен тем горем, какое в одночасье обрушилось на него. Осознание того, что он вот так сразу может потерять Дашу, было для него невыносимо. Но как бы это ни выглядело парадоксально, добавляло ему мужества и стойкости, не давая впасть в отчаянье, заставляя при этом работать с удвоенной энергией. И это невзирая на сильнейшую усталость.

Оставшиеся два огромных портрета, предназначенные для вокзала, Пьер заканчивал, уже не помня себя от утомления. И потеряв сознание на последних мазках, впал в такой сон, что начнись сейчас канонада из миллиона пушек он бы даже и не шелохнулся, настолько тяжело ему далась сегодняшняя ночь. Труд, который он приложил к написанию такого множества картин, был сродни подвигу титанов. Художники, окружавшие и помогавшие Пьеру в эту ночь, давались диву и не могли сдержать свои эмоции, восхищаясь его самоотверженным стремлением найти княжну Дарью.

Теперь дело было за Ришаром. Через своего помощника Жана и агентов он наладил службу связи между всеми кордонами при выезде из города. Каждые десять минут поступали свежие сведения. Сам же Ришар вооружившись бельгийским наганом, был готов выехать немедленно в любую точку столицы для поимки Монтескью.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru