Пять сказок о школьниках

Игорь Дасиевич Шиповских
Пять сказок о школьниках

6

Следующим утром, как и предупреждал механик, сначала начался мелкий сеющий дождик, а затем, уже ближе к обеду, пошёл снег. Да ещё и какой, густой, большими хлопьями, замело все стёжки дорожки, в одно мгновенье весь парк покрылся большим белым полотном, словно какой-то невидимый художник приготовил для себя первозданный холст. Все деревья, все кусточки и кусты, все аттракционы и мостки моментально оказались под толстым слоем пушистого снега.

Такое обычно бывает, когда зима сначала надолго задерживается, но зато потом в один миг всё навёрстывает и становиться полноправной хозяйкой природы. Однако это не значит, что жизнь в парке на всю зиму прекратилась, вовсе даже нет. Почти сразу открылся большой каток, а среди деревьев по аллеям проложили великолепную лыжную трассу. И вот как раз один из её поворотов проходил рядом с заснеженной каруселью. И пока все её уютно укутанные фигурки спали, в самом парке кипела зимняя пора.

Тимур, как и любой мальчишка мечтающий стать лётчиком усердно занимался спортом и, разумеется, не упускал возможности покататься на коньках и побегать на лыжах. Ах, как это прекрасно бежать по лыжне, слушать приятный хруст снега под ногами, ощущать лёгкое пощипывание морозца на щеках и наслаждаться чистой свежестью зимнего леса.

Вот и Тимур всякий раз, как только у него выпадала свободная минутка, вставал на лыжи и бежал в парк попроведывать своего тихо спящего друга. Благо парк был рядом, и погода этой зимой стояла просто изумительная. Пробегая мимо карусели, Тимур всегда замедлял шаг и, окинув взглядом заснеженную фигурку Ветерка, приветствовал его негромким восклицанием.

– Ну, здравствуй дружище!… до окончания зимы осталось два с лишним месяца,… скоро, совсем скоро мы свидимся!… – говорил он, каждый раз, особо отмечая, сколько именно времени осталось до конца зимы. И с каждым разом эти показатели неумолимо снижались.

Однако надо сказать, что за зиму Тимур занимался не только спортом и учёбой в школе. Ко всему прочему он записался ещё и в клуб любителей аэронавтики, где вместе с другими ребятами конструировал и строил модели самолётов. Это стало его настоящей страстью. Он, с неиссякаемым энтузиазмом, порой задерживаясь до глубокой ночи, корпел над чертежами и схемами аэропланов, вникая в самые сложные детали.

Иной раз старый сторож клуба даже насильно отправлял его домой, говоря что, мол, уже поздно и как он будет добираться по такой-то темноте. Но Тимур постоянно успокаивал его, поясняя, что он живет тут рядом и до дома ему рукой подать. И это было правдой, клуб действительно располагался рядом, прямо на окраине парка, как раз недалеко от лётного поля, где по весне ребята проводили испытания своих, сделанных за зиму, моделей самолётов. Так что зимняя пора для Тимура не проходила зря.

7

Но вот отшумели Новогодние праздники, прошли уже и каникулы, и даже отвыли февральские ветры, началась мартовская капель. Вся городская детвора, соскучившись по летним играм, теперь ждала апреля и начала нового сезона аттракционов в парке. Разумеется, с особым нетерпением его ждал и Тимур. А вскоре настало и время открытия сезона.

Однако то, что увидел Тимур, прейдя в парк накануне открытия, поразило его в самое сердце. Вместо карусели, заполненной привычными фигурками, он увидел лишь голый остов от неё. Ни лошадок, ни паровозиков, ни бабочек, ни его друга самолётика на ней не было. Зато рядом копошились рабочие и механики, разгружая крупногабаритный фургон с большими чёрными ящиками. Тимур сходу нашёл взглядом того рослого механика, что осень помог ему попрощаться с Ветерком, и тут же бросился к нему.

– Где?… где?… где все фигурки с карусели?… – схватив механика за рукав, отчаянно закричал он.

– А это ты парень!… – сразу узнав Тимура, откликнулся механик, – тут понимаешь, какая штука вышла,… перед началом сезоны приехала к нам комиссия из главка аттракционы проверят. Неделю назад это было,… ну, показали мы им карусель,… а они как увидели, что срок эксплуатации фигурок истёк, так тут же акт составили,… дескать, их надо немедленно заменить,… ведь они, мол, на семь лет рассчитаны, а тут уже девятый год пошёл. В общем, старые фигурки мы вчера демонтировали и под списание их пустили,… а сегодня вот новые получили,… видишь, разгружаем… – пояснил механик, и будто извиняясь, пожал плечами. Но такой ответ не устроил Тимура.

– Как это под списание?… на переплавку что ли?… куда вы их дели?… где мой самолётик?!… – чуть не плача, ещё сильней вцепившись в рукав, вскликнул он.

– Да ну что ты!… какую ещё переплавку, зачем?… мы их отвезли на склад, он аккурат возле аэроклуба расположен,… там они и лежат,… словно на пенсию отправили. Начальство собирается их детскую площадку поставить,… мол, для каруселей они уже не годятся, а вот чтобы по ним маленькие карапузы полазили, на это они ещё способны. Вкопаем покрепче, песочком подсыплем,… и красота,… пусть детвору радуют… – мягко улыбаясь, ответил механик.

– А самолётик где?… тоже там?… – вновь вскликнул Тимур, но уже не так громко.

– Там конечно,… где же ему ещё быть,… а мы его, кстати, даже и не разворачивали,… прямо так, в брезенте его открутили от платформы, да и увезли на тележке. Так что он в целости и сохранности на складе стоит,… а ты что же, повидать его хочешь?… – хитро прищурившись, поинтересовался механик.

– Да! очень хочу!… и ещё,… если можно конечно,… разрешите я его с собой заберу,… мне он очень приочень нужен!… – тут же выпалил Тимур.

– Как это заберёшь?… куда?… уж не домой ли? – удивлённо усмехнулся механик.

– Нет, не домой,… мне тут в голову пришла одна идея,… я ведь как раз там, рядом, в аэроклубе занимаюсь,… так может, я его к себе в клуб возьму?… а он бы нам там с ребятами очень пригодился… – с надеждой посмотрев на механика, почти взмолился Тимур.

– А что,… это хорошая идея!… правильно мыслишь парень!… вам-то в клубе он больше пригодится! Правда тут всё надо с начальством согласовать,… утрясти, так сказать,… ведь это как-никак самолёт,… а не лошадки с бабочками и даже не паровоз… – деловито заметил механик, опять усмехнулся и тут же, ни слова более не говоря, направился к важно разодетому мужчине в шляпе, с солидным портфелем в руках.

По всей видимости, это и было то самое начальство, с коим стоило всё утрясти. Механик подойдя к нему сходу начал что-то быстро объяснять, постоянно тыча рукой то в сторону Тимура, то в сторону карусели. Важный мужчина внимательно всё выслушал и, поправив шляпу, кивком позвал к себе Тимура. Секунда и он стоял уже рядом.

– Вот что молодой человек,… вообще-то я не против того, чтоб передать самолёт в ведение аэроклуба,… однако это дело подотчётное и требует расписки в получении. Так что если ваш руководитель предоставит мне её, то забирайте самолёт прямо хоть сейчас… – с лицом полным серьёзности заявил начальник. Такое внезапное решение стало для Тимура полной неожиданностью.

– Как забрать!?… прямо сейчас!?… правда что ли!?… да это же,… да это… – залепетал он не находя слов, чтоб выразить охвативший его восторг, – сейчас,… я сейчас!… я прямо сейчас сбегаю и принесу вам расписку,… только вы подождите меня здесь,… не уходите!… – воскликнул он и мгновенно сорвавшись с места помчался в клуб.

– Да никуда мы не денемся!… нам тут ещё дел по горло, груз принимать… – усмехаясь, крикнул ему вслед начальник и опять поправил шляпу. Но Тимур уже не слышал его, он во весь дух нёсся к своему руководителю.

– Как же всё удачно складывается,… сегодня вечером у нас как раз занятия,… ах жаль, что ещё рано,… только бы он уже пришёл,… только бы был на месте… – судорожно размышлял Тимур, преодолевая последние закутки до клуба. И вот он уже на всём ходу влетел в ангар, где у них постоянно проводились занятия.

Это было большое просторное и тёплое помещение с множеством верстаков и станков приспособленных для собирания моделей планеров и самолётов. А в углу наискосок пряталась крохотная комнатушка самого руководителя. Там он обычно сидел перед началом занятий и готовил методическую часть. Ребята эту комнатушку меж собой называли «конторка».

Так вот в неё-то, в эту конторку и устремился Тимур. И оказался прав. Руководитель клуба, а им являлся бывший военный летчик, а ныне почетный пенсионер с подобающим именем – Пал Палыч, был уже на месте и перебирал какие-то чертежи у себя на столе.

– А… Тимур, привет,… что это ты так рано?… да ещё и бегом?… случилось что?… – удивлённо встретил он Тимура.

– Там с карусели… там сняли… самолётик… он здесь… на складе… забрать его к нам… – запыхавшись, сходу затараторил Тимур.

– Оу-оу-оу!… да погоди ты,… хоть отдышись сначала!… вот же-шь зачастил,… ничего ведь не понять… – улыбнувшись, прервал его Пал Палыч. Тимур послушался его и, выдержав небольшую паузу, рассказал уже всё спокойно.

Идея забрать самолётик к себе в клуб пришлась руководителю по вкусу, и он не откладывая такое дело в долгий ящик, незамедлительно написал Тимуру расписку. И даже поставил на неё печать клуба. Таким образом, бюрократический вопрос был мгновенно решён и Тимур без промедления бросился бежать обратно к карусели.

Надо ли говорить какое настроение было у него сейчас. Сказать, что хорошее, это значит, ничего не сказать. Да у него теперь словно крылья выросли за спиной, ему казалось, он летит быстрее ветра. И отчасти это было так. А потому и пяти минут не прошло, как он уже примчался к карусели. А там по-прежнему шла неспешная разгрузка фургона, торопиться было нельзя, уж больно ответственный груз. Тимур слёту кинулся к начальнику и довольно улыбаясь, протянул ему расписку.

– Ух, как быстро,… и даже с печатью,… да уж ловко ты бегаешь парень,… видать сильно тебе нужен этот самолётик… – разглядывая расписку, заметил начальник и тут же жестом пригласил к себе механика, – ну вот что Николай,… надо бы уважить старания молодого человека и выдать ему самолёт. Расписку он уже доставил, так что возьми с собой ещё кого-нибудь и передайте парню из рук в руки означенный предмет,… и не спешите, остальные ребята тут и без вас справятся… – пряча расписку в портфель и широко улыбаясь, добавил он.

 

– Ну, а как же иначе,… передадим, всё будет сделано в лучшем виде… – заверил начальника механик Николай. И уже через пару минут он, Тимур и ещё один рабочий быстро шагали на склад.

Всё произошедшее дальше для Тимура показалось чудесным сном. Едва они подошли к складу, как ворота, словно по волшебству распахнулись, и двое бравых молодцев легко подхватив Ветерка, перенесли его в ангар аэроклуба. Благо тот был буквально в нескольких шагах. Живо установив драгоценный груз, на небольшой постамент, Николай и рабочий попрощавшись, тут же отправились обратно помогать своим товарищам.

Тимур остался один на один с Ветерком. До занятий было ещё немного времени. Другие ребята пока не пришли, а Пал Палыч увлечённый своими методичками по-прежнему находился в конторке. Тимур подошёл к Ветерку и осторожно развязал узел на его брезентовой упаковке. Затем не спеша и аккуратно, словно маленького ребёнка, начал распечатывать его. Каково же было удивление Тимура, когда он снял последние куски брезента. Ветерок, как ни в чём небывало продолжал спать, и даже его нарисованные глазки были плотно закрыты.

– Ветерок,… дружище,… проснись это я,… Тимур… – тихо прошептал он и по привычке провёл рукой по приборной доске. Ветерок слегка приоткрыл глаза и чуть качнул крылом.

– А… что?… где?… что случилось?… Тимур, это ты?… как же ты вырос,… а куда это мы попали?… или я всё ещё сплю?… – ничего пока не понимая, удивлённо пробурчал он и стал быстро оглядываться по сторонам.

– Тихо-тихо… не торопись,… я сейчас тебе всё объясню,… тут вот какое дело… я кое-что придумал для тебя… – остановил его Тимур и тут же начал рассказывать ему о своей задумке. А заключалась она в том, что Тимур, будучи теперь знаком с азами конструирования и сборкой аэропланов, решил полностью переделать Ветерка, и дать ему возможность полететь самому, по настоящему, без всякой там карусели.

О, это была дерзкая, сложная, но в тоже время смелая и осуществимая задумка. Тем более, сейчас в распоряжении Тимура был целый арсенал столь необходимых в этом деле инструментов и станков. А самое главное, в клубе имелся настоящий, рабочий мотор от аэросаней, и даже с расчётным, тяговым пропеллером. И вот теперь, располагая всем этим арсеналом, Тимур мог запросто усовершенствовать Ветерка и осуществить его давнюю мечту, а вернее будет сказать их обоюдную мечту. Ведь они вместе мечтали об этом.

Узнав о такой задумке друга, Ветерок, обрадовался так, словно он заново родился. И это понятно, ведь сейчас перед ним открывался совершенно иной мир, мир неба, полётов и новых ощущений. Однако долго радоваться было некогда, пришло время занятий, и из конторки показался Пал Палыч. Да и ребята стали быстро собираться. А увидев самолётик с карусели, тут же бросились к нему.

Давай его разглядывать, рассматривать, чего-то примерять, что-то выспрашивать. Но тут подошёл Пал Палыч и сходу объявил всем, что это проект Тимура, и он по праву авторства наберёт себе команду из числа желающих для переделки данного самолёта. Сразу поднялся шум и гвалт. Желающих было хоть отбавляй. Да что там говорить, все хотели принять участие в этом необыкновенном проекте.

Однако Тимур рассудил справедливо, и чтобы не было всеобщей толчеи у самолёта, он дал каждому из ребят своё собственное задание. Иными словами распределил фронт работ поровну. Кто-то стал выгибать дуги под лонжероны, кто-то точил втулки и болты, кто-то конструировал и выпиливал скобы крепления мотора, а кому-то досталась работа и с хвостовым оперением.

А надо отметить это был один из важных участков труда. Ведь на хвосте ставились рулевые закрылки, а от них зависло, как поведёт себя самолёт в воздухе, куда он полетит и как приземлиться. Впрочем, в полёте самолёта все узлы главные, а потому ребята отнеслись к своим заданиям с особой тщательностью и прилежанием.

Одним словом трудиться пришлось, как следует. Работали не покладая рук. У ребят практически не оставалось свободного времени на себя. Рано утром подъём и сразу в школу. После школы обед, готовка домашнего задания, и снова в клуб, к станкам трудиться над деталями самолёта. Все работали с великим энтузиазмом, не ленился никто. Пал Палыч даже удивлялся, он никогда ещё не видел такого коллективного рвения, такой сплочённости и единения ребят.

Но, разумеется, больше всех старался Тимур. Иной раз он ночевал прямо в клубе, тут же на верстаке рядом с Ветерком. И уж тогда они всю ночь напролёт говорили о своих мечтаниях. О том, как они представляют себе первый взлёт и посадку, продумывали различные детали нештатных ситуаций и даже учитывали, какой ширины колёса следует установить на шасси. Да и со стабильной работой двигателя тоже были хлопоты, ведь для поступления авиатоплива в карбюратор требовались особенные условия.

В общем, им было о чём поговорить и что обсудить в своих ночных беседах, так что они у них теперь повторялись с завидной регулярностью. Правда, в эти разы, никто, ни старый сторож, ни родители, ни тем более Пал Палыч, не мешали Тимуру оставаться в клубе до самого утра. А всё потому, что Тимур каждое утро, невзирая на ночные разговоры, был как штык, свеж и бодр, и без промедления бежал в школу на занятия. Кстати, учился он только на одни положительные отметки, и как ему удавалось всё это совмещать, никому неизвестно. Вот значит молодость и стремление к мечте.

8

И вот, по прошествии месяца упорных и напряжённых трудов, все старания дружной команды Тимура были вознаграждены. На улице уже вовсю властвовала тёплая весенняя погода, от зимней прохлады и морозца не осталось и следа. А потому первые испытания было решено проводить в полевых условиях на лётном поле за клубом.

На Ветерок поставили крепкое, надёжное шасси, смонтировали рулевое оперение, отрегулировали лонжероны с закрылками и даже успели опробовать эти новшества в аэродинамической трубе специально изготовленной по такому случаю.

Тимур как главный конструктор проекта с почётом выкатил Ветерка из ворот ангара и установил на старте. Деловито проверив наполнение топлива в карбюраторе и обдув решёток радиатора он, тихонько склонился над кабиной.

– Ну, вот дружище,… теперь всё зависит от тебя. Как ты совладаешь с мотором,… сможешь ли отрегулировать его обороты,… получится ли у тебя управлять лонжеронами и рулём,… всё это сейчас только в твоей власти. Я же буду на радиосвязи и наблюдать за тобой,… если что, подстрахую… – прошептал Тимур и привычно погладил друга по приборной доске, но только теперь уже по реальной, рабочей доске, а не нарисованной. Сейчас на ней были установлены всякие счётчики и датчики, а мигающие лампочки показывали различного рода параметры, всё как у настоящего самолёта.

– Не бойся,… я не подведу, справлюсь,… не зря же мы с тобой днями и ночами отрабатывали всё до мелочей,… заводи мотор, дружище,… я готов!… – вдохновенно отозвался Ветерок и даже улыбнулся.

– Ну что же,… тогда вперёд… – шепнул ему Тимур и подошёл к мотору, – от винта! – как и полагается в таких случаях громко скомандовал он и что есть силы, крутанул пропеллер.

Мотор тут же подхватил его усилия и мгновенно завёлся. Секунда, другая и он уже рокотал на всех оборотах. В тот же миг Ветерок взял всё управление агрегатами под свой контроль. С этого момента у него началась другая жизнь. И он незамедлительно продемонстрировал, на что способны его новые узлы.

Несколько раз, пуская двигатель то на малых, то на полных оборотах Ветерок проверил подачу топлива и тяговые характеристики пропеллера. Одновременно он покачал рулями высоты и помахал закрылками. Они работали безупречно.

Однако надо отметить, что со стороны всё выглядело так, будто это Тимур со своего радио пульта управляет самолётом. А Тимур и не торопился никого в этом разубеждать. И это правильно делал, ведь они с Ветерком по-прежнему сохраняли тайну своей дружбы, иначе бы возникло много разных недоумённых вопросов, а им этого не хотелось.

На самом же деле Ветерок настолько быстро освоил свои новые конструктивные изменения, что теперь его движения были максимально синхронны с поведением Тимура. Вот что значит слаженно мыслить.

Но вот Ветерок ещё раз, для верности, вильнув хвостовым оперением, неспешно начал разбег по заранее подготовленной для него взлётной полосе. Пробежав почти до конца полосы, он вдруг плавно оторвался от неё и взлетел. Притом взлетел так, словно он делал это каждый день. Уверенно и точно. Соблюдая все законы аэродинамики.

Крики радости и восторга раздались над лётным полем. Ликование охватило всех ребят, что принимали участие в этом грандиозном проекте. И действительно, для ребят это был грандиозный и неординарный проект. До них такого ещё никто не делал. Чтобы вот так взять и запустить в небо простой самолётик с карусели, такого никому не удавалось, а они это сделали.

Впрочем, теперь Ветерок был уже не просто самолётик с аттракционов, а вполне состоявшийся, самостоятельный аэроплан, и его полёт был тому доказательством. Конечно же, восторг и ликование охватили и Ветерка. Сейчас он, как и мечтал когда-то, видел с высоты птичьего полёта всю панораму городка. Видел реку, что извилистой змейкой протекала недалеко от его родного парка. Да и сам парк, с ликующими на лётном поле ребятами, он тоже видел. Теперь перед ним всё было, как на ладони.

Сделав ещё два больших круга над парком, Ветерок плавно развернулся и уверенно пошёл на посадку. Его шасси мягко коснулись полосы и он, прокатившись по ней почти до самого ангара, остановился как раз напротив бегущего к нему навстречу Тимура.

– Ну как ты дружище?… всё в порядке?… как ощущения?… – подскочив к Ветерку, сходу засыпал его вопросами Тимур.

– О, это восхитительно!… у меня даже дух захватило!… жаль, тебя не было со мной… – сияя от счастья, ответил Ветерок.

– Ничего, всё только начинается,… вот посмотришь, мы ещё полетаем вместе с тобой!… – улыбаясь, откликнулся Тимур и обнял друга. А тут уже и другие ребята подбежали. Все радовались, смеялись, поздравляли друг друга, всех охватило невероятное воодушевление. Это была их первая победа, первые шаги на их большом, светлом и долгом жизненном пути.

И прав был Тимур, говоря, что они ещё полетают вместе с Ветерком. Вскоре всё так и вышло. Тимур подрос и пошёл в авиашколу. Там он быстро выучился управлять настоящим турбовинтовым самолётом Як-52. И теперь каждый раз, поднимаясь на нём в небо, он звал с собой Ветерка. Так они и летали вместе, Тимур на своём Як-52, а рядом с ним на небольшом расстоянии, почти крыло в крыло, летел Ветерок.

Их верная дружба сделала своё дело, их заветная мечта осуществилась, и теперь они были полностью счастливы. Впрочем, иначе и быть не могло, ведь когда мы свято верим в свою мечту, пусть даже она и самая фантастическая, она обязательно исполнится и никакие препятствия не смогут ей помешать…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru