Мини-романы о мушкетёрах

Игорь Дасиевич Шиповских
Мини-романы о мушкетёрах

– Давайте же скорее Верну!… нам не терпеться попробовать торт!… – торопливо требовал король.

– Я стараюсь, как могу, Ваше Величество!… хо-хо,… даже лучший кондитер не смог бы сделать быстрее,… хо-хо… – пытаясь отшутиться и снять напряжение, слегка похохатывая, оправдался граф.

– Ну а где же ваша помощница!?… где маркиза!?… – пуская слюнки, поинтересовался король.

– У неё сегодня что-то неладное с сыном,… он упал с лошади и занедужил,… а бедная маркиза сидит рядом и никуда не отходит… – мигом отговорился Верну и тут же затребовал тарелочки с ложечками под первые кусочки торта. Всё требуемое мигом подали. Граф, в первую очередь, угостив тортом королевскую чету, стал сам лично раскладывать и раздавать остальную часть лакомства прочим вельможам и гостям бала. Что уж тут делать, таков был устоявшийся церемониал, кто дарит торт, тот им и угощает. А пока вся эта церемония исполнялась, Жорж успел подробно рассказать Дарин, о чём он говорил с кардиналом и в деталях объяснить, как она должна себя вести. Ну а поскольку всё намного усложнилось, и могли возникнуть непредвиденные обстоятельства, Жорж, беспокоясь за исход дела и своих друзей, отправил Батру и его жену Жасмин домой.

– Скоро здесь может стать жарко,… а я переживаю за вас, ребята,… ступайте домой, и ждите нас там!… Кстати, вполне возможно мы сегодня уедем в дальнюю дорогу,… так что Тим, прошу тебя, подготовь на всякий случай лошадей… – попросил он друга, а Батру даже и спрашивать ни о чём не стал, раз Жорж сказал, значит так надо. Он молча кивнул и они с Жасмин удалились. Как только друзья остались одни, Жорж легким движением ладони дал кардиналу сигнал, что они с Дарин готовы. Кардинал был достаточно умён и наблюдателен, и ему не надо было повторять дважды.

– Ваше Величество я отойду на минутку,… у меня есть кое-какие дела,… тем более, вы же знаете, что я сладкого от графа Верну просто на дух не переношу… – еле слышно сказал Ришелье королю. Но и этого было достаточно, чтобы граф Верну стоявший неподалёку всё услышал. Король спокойно кивнул и иронично улыбнулся, он давно знал о той неприязни, какую испытывали друг к другу его первый советник и кардинал. Но самому Верну теперь было уже не до улыбок. Услышав о каком-то внезапно возникшем деле у кардинала, да ещё в такой момент, он весь передёрнулся и обратился в сплошное внимание. Нет, внешне это на нём никак не отразилось, разумеется, он по-прежнему улыбался и накладывал на тарелочки торт, угощая им гостей. Но вот только теперь его взгляд неотступно следовал за кардиналом, чего тому и нужно было. Ришелье уже заметил краешком глаз, как за ним наблюдает Верну, а потому подойдя к нише, где они ещё совсем недавно беседовали с Жоржем, он остановился и небрежно посмотрел в сторону графа. Верну вмиг потупил взгляд. Кардинал ухмыльнулся, игра началась. Жорж с Дарин, не заставили себя долго ждать и мигом подошли к Ришелье.

– Ваше Высокопреосвященство,… вот та о ком я вам говорил… – незамедлительно представил свою воспитанницу Жорж.

– Да, де Руа, спасибо,… я вижу просто поразительное сходство,… ты дитя так похожа на свою мать… – как-то по-особенному совсем уж мягко молвил кардинал, обращаясь к Дарин. И тут же стало ясно, он еле сдерживает свои эмоции. Как нистранно Дарин нисколько не растерялась и неожиданно спросила.

– А вы что, были знакомы с моей матерью?… – Ришелье от столь резкого вопроса лишь слегка улыбнулся, он, словно ждал его.

– О да,… ведь она приходится мне двоюродной племянницей,… да и с твоим отцом, герцогом Шиппари я тоже знаком,… в своё время это я их познакомил. Но об этом после,… а сейчас у нас есть более важные дела. Надеюсь, де Руа объяснил тебе дитя, что вам предстоит сделать?… – размеренно спросил кардинал и посмотрел на Жоржа, а тот, услышав об именитом родстве кардинала и Дарин, на миг потерял дар речи и только кивал головой, мол, было такое, говорил, рассказывал. Но тут ему на выручку пришла Дарин.

– Да, Ваше Высокопреосвященство,… я всё знаю, и мне прекрасно известно, что нам предстоит сделать,… прежде всего, надо найти мой детский медальон в покоях маркизы,… и уже потом, заполучив его отбыть в Шотландию… – по-военному быстро и чётко ответила она.

– Всё правильно дитя моё,… и более того в дополнение вы возьмёте с собой ещё и ту недовышитую твою пеленку,… Мадлен сразу узнает её,… а вместе с медальоном она станет неопровержимым доказательством вины графа Верну. Когда же герцог и герцогиня на официальном уровне признают тебя своей дочерью, ты моментально превратишься в смертельную угрозу для графа Верну!… А потому, чтоб ты не успела стать угрозой, он будет всячески мешать вам, добраться до Эдинбурга!… Так что будьте очень осторожны в пути!… Ну а сейчас вам надо, во что бы то ни стало добыть медальон,… но только вот незадача,… ни маркизы, ни её сына сейчас нет на балу!… Юный маркиз приболел, и они остались в своих покоях,… как же вы теперь проникните туда, если они там,… нетрудно ли вам будет это сделать?… – как человек вполне искушённый в подобных делах, лукаво спросил Ришелье.

– Да вы не беспокойтесь, Ваше Высокопреосвященство, предоставьте это мне,… я уж как-нибудь сама разберусь с этим, недаром же во мне течёт и чуточку вашей крови!… Вы нам только покажите дорогу к апартаментам маркизы, и всё будет сделано… – совершенно осмелев от известия о своём родстве с кардиналом, уверенно потребовала Дарин.

– С удовольствием дитя моё,… сейчас же вам всё и объясню,… а вы де Руа, после того как закончите поиски медальона не забудьте ещё раз подойти ко мне,… до конца бала я успею сделать вам все необходимые бумаги, чтобы вы могли беспрепятственно добраться до Британских островов,… заберёте их!… И ещё,… я подготовлю деловое послание к герцогу, в коем всё подробно ему отпишу. А сейчас смотрите, как вы пройдёте… – спокойно произнёс кардинал, и чуть отстранившись в сторону осторожно, чтоб никто не обратил на них внимания, пояснил, как пройти в апартаменты маркизы. И едва кардинал закончил объяснять, как Жорж и Дарин моментально устремились по коридорам дворца в крыло, где находились покои маркизы. Кардинал же неспешно вернулся к королевскому трону, где король заканчивал доедать свой кусок праздничного торта. Верну стоял рядом и своим сверлящим взглядом был готов насквозь пробуравить подошедшего кардинала.

– Не хотите ли кусочек, Ваше Высокопреосвященство?… – ехидно спросил он, указывая на сочный край торта.

– О нет граф, ешьте его сами,… и постарайтесь получить от этого как можно больше удовольствия, а то ведь может оказаться, что это будет ваш последний кусок, уж больно много вы едите сладкого… – иронично улыбнувшись, с налётом сарказма, ответил Ришелье. И этим вызвал лёгкий смешок короля, тогда как граф Верну от такого ответа резко передёрнулся и напрягся, ведь он превосходно понимал, чем грозят такие шуточки кардинала. Граф минуту назад сам своими глазами видел, с кем разговаривал Ришелье и, разумеется, сразу узнал старого служаку, мушкетёра де Руа. Не скрылась от его внимания и юная спутница Жоржа. Вот именно её-то появление и вызвало у графа столь сильное потрясение. Его колотило мелкой дрожью, лицо покрылось пунцовыми пятнами, а стремительный поток тревожных мыслей взбудоражил весь его рассудок. Смутные догадки кем могла быть эта молодая особа, и что её объединяет с шевалье де Руа, сводили графа с ума. Верну перебирал в голове все свои прошлые дела, где он хоть как-то мог пересечься с этим мушкетёром. И вдруг одна тоненькая ниточка размышлений связала его с герцогом Шиппари и, тут же перекинула мостик к маленькой похищенной девочке.

– Ну, неужели это она!… да как же это?… нет, не может быть!… Цыгане же говорили, что она, осталась в поле одна и погибла,… а что если нет?… а что если цыгане соврали чтоб спасти свои шкуры?… ах, жаль я доверился этому олуху Саиду, нужно было самому всё проверить. О, чёрт,… а золотой медальон, что храниться у маркизы,… это же тот самый медальон, что мне тогда принес Саид от цыган в доказательство гибели девчонки!… Ах ты, дьявол,… я чуть не забыл о нём,… но там же ещё и те письма от моего сводного братца к маркизе,… нужно скорее проверить их сохранность, и сделать это надо прямо сейчас!… Ну а если выяснится, что этот мушкетёр и девчонка представляют явную угрозу, то их следует немедленно уничтожить… – проклиная своего слугу Саида за его нерадивость, с бешеной скоростью анализировал сложившуюся ситуацию граф, и при этом тут же замышляя новое коварство.

– Ваше Величество дозвольте увезти остатки торта, чтобы вы могли спокойно продолжать бал?… – нервно кривясь, обратился он к королю, и подобострастно склонив голову, расплылся в хилой улыбке.

– Да граф, пожалуйста,… везите,… мы уже закончили!… Бал продолжается, господа!… – вскликнул король и, взмахнув платком, дал знак церемониймейстеру. Вмиг зазвучала музыка, гости оживились, а Верну быстро вручив слугам, остатки торта покинул зал.

– Ну, вот ты и попался, итальянский лис… – лукаво усмехаясь, прошептал кардинал, провожая графа взглядом. Меж тем бал набирал силу, кавалеры ангажировали дам, звучала бравурная музыка.

11

А в это время, Жорж с Дарин, преодолев вереницу коридоров дворца, оказались в его левом крыле, в апартаментах маркизы, где их ожидал сюрприз. Едва Жорж прикоснулся к двери, ведущей в покои, как она сама отворилась, и им навстречу выскочил взъерошенный Лео. От столь резкой встречи все застыли в оцепенении, и лишь окрик маркизы из глубины апартаментов, вывел их из ступора.

– Лео постой, погоди,… я же тебе сказала, не смей никуда ходить,… ты ещё болен… – всё также мелодично, но требовательно прозвучал её голос. И этот легко узнаваемый тембр вмиг произвёл на Жоржа то прежнее умиляюще-завораживающие действие. Ещё не видя саму хозяйку прелестного голоска, он уже весь расплылся в рассеянной улыбке, и спешно подкрутив усы, приготовился увидеть её. В ту же секунду пришедший в себя Лео, вдруг осознав, что перед ним не видение и не сон, как ему сначала показалось, а настоящая явь, нервно схватил Дарин за руку и, увлекая её за собой, попятился назад, чуть ли не силой втаскивая в покои.

 

– Дарин!… ты здесь!?… не может быть!… это правда ты!?… Твоё прекрасное имя я запомнил сразу, ещё тогда, в ту нашу встречу,… какой же я глупец, что так быстро уехал!… А я ведь прямо сейчас хотел идти искать тебя!… не мог выдержать разлуки,… а ты здесь,… сама пришла,… какая приятная неожиданность! Мне так много надо тебе сказать,… идём скорее,… я представлю тебя матушке!… А вы шевалье,… что же вы там стоите?… проходите,… прошу вас!… Матушка!… смотри, кто к нам пожаловал!… – добродушно улыбаясь, восторженно вскрикнул Лео. Лицо его сияло и источало счастье. Ещё секунду назад, оно, мёртвенно-серое, искажённое страшной маской душевных переживаний и страданий, теперь вмиг преобразилось, порозовело и приобрело здоровый вид, что сильно удивило Дарин.

– Да-да, маркиз,… конечно, идём,… и мне тоже надо тебе многое сказать… – слегка поражённая такой встречей, покорно следуя за Лео, скороговоркой выпалила она. Жорж, осторожно войдя, и мигом прикрыв за собой дверь, быстро зашагал за молодыми людьми. Он с нетерпением вглядывался в глубину покоев в ожидании сейчас же увидеть предмет своего обожания, маркизу Капри. Жорж успел сделать ещё несколько шагов в сторону большой гостиной, как вдруг прямо на него из своего будуара поправляя на ходу распустившуюся прядь, почти выбежала маркиза.

Она была в лёгком небесного цвета пеньюаре и выглядела невероятно восхитительно, так словно она античная богиня. Судя по её виду, было нетрудно догадаться, что она сегодня определённо никуда не собиралась выходить, и лишь внезапный порыв Лео найти свою возлюбленную девушку, которой он бредил все последние дни, заставил маркизу покинуть свою спальню. По всему чувствовалось, что между сыном и матерью только что состоялся непростой разговор. Выскочив за сыном в таком виде и внезапно застигнутая образовавшейся компанией, маркиза, будучи дамой привыкшей к любым перипетиям, нисколько не смутившись, остановилась и приняла величественную позу.

– Что это значит, шевалье!?… что за визит!?… каким это образом вы здесь!?… Лео, в чём дело!?… объясни!?… – не скрывая своего недовольства, громко вскликнула она.

– Мама, ну это же та самая девушка!… я и выйти не успел, как встретил её,… посмотри, как она прекрасна! Это знамение свыше, это судьба, матушка,… прошу тебя, пожалуйста, не горячись,… лучше познакомься… – нежно вглядываясь в лицо возлюбленной, с трепетным придыханием запросил Лео.

– Кстати, её зовут Дарин!… и я уверяю вас, миледи, это очень славная девушка!… притом она из прекрасного дворянского рода!… Ну а меня вы уже знаете,… я ваш слуга навеки… – вдруг резко выступив вперёд и элегантно поклонившись, представил свою воспитанницу Жорж.

– Ну, хорошо,… ладно шевалье,… допустим, вы меня успокоили,… но всё же, что вы здесь делаете и как оказались во дворце?… что вас привело сюда?… – неожиданно смягчившись от располагающего поведения Жоржа, спокойно спросила маркиза.

– А вот об этом мы и собирались с вами поговорить,… правда, чуть позже и при других обстоятельствах,… но, теперь это уже неважно!… Идя сюда, мы даже не рассчитывали на столь милый приём с вашей стороны,… а лично я, зная, какое у вас обо мне представление, так вообще не ожидал что вы, миледи, со мной заговорите!… Однако я уверяю вас, что все те скверные сплетни, которые вы когда-либо слышали обо мне, большое преувеличение… – начал было объяснятся перед маркизой Жорж, но она, в свойственной ей манере, оборвала его.

– Де Руа, вы опять не о том!… я же ясно спросила, что вас сюда привело,… а вы снова всё о себе и о своих личных переживаниях!… Вы нисколько не изменились,… всё такой же ловелас и дамский угодник,… хотя не без обаятельного шарма и истинно мужской привлекательности,… но хватит об этом, прекратим,… немедленно говорите по существу!… – слегка пожурив Жоржа, нарочито сердито приказала она ему. Жорж, отмеченный столь лестным для него вниманием, и ещё больше попав под очарование чудесного голоска маркизы, совершенно зарделся и вообще потерял голову от любви.

– Ах, милая маркиза,… как пожелаете!… Так вот, о серьёзном,… речь идёт о коварствах графа Верну!… Этот негодяй совершил очень подлый поступок и нам необходимо уличить его в нём,… так сказать, вывести на чистую воду!… Пятнадцать лет тому назад он повелел похитить Дарин у её благородных родителей,… а ведь ей тогда не было и годика,… совсем ещё маленький ребёнок,… можете себе представить, крохотный грудничок!… и вы скажете, что он не злодей!?… Вот мы теперь и хотим восстановить справедливость, вернуть Дарин её несчастным родителям!… Узнав о ваших непростых отношениях с графом, мы подумали, что вы тоже могли бы присоединится к нам и помочь разоблачить этого скверного негодяя… – приблизясь к маркизе почти вплотную жарко прошептал Жорж и нарушая все правила приличия прикоснулся к её ладони, уж до того сильна была его любовная тяга. Но маркиза даже и не отдёрнула ладонь, а лишь подняв на Жоржа свои восхитительные глаза, тихо произнесла.

– Выходит вы, всё знаете о моих страданиях в этой золотой клетке,… теперь не имеет смысла скрывать моё истинное отношение к графу,… мне стало даже легче. Хорошо, шевалье,… вы можете на меня рассчитывать,… я помогу вам, чем могу,… но уж и вы извольте помочь мне и моему сыну, когда это потребуется… – не отводя взгляда от преданных, жгуче-голубых глаз Жоржа, попросила она.

– Как вам будет угодно, миледи,… располагайте мной полностью,… я ваш!… – с готовностью пролепетал Жорж и, склонившись, нежно поцеловал маркизе руку.

– Извините мадам,… но теперь и вы немного отвлеклись от дела,… а ты Жорж, немедленно остынь!… Поймите меня правильно,… у нас совсем мало времени, граф в любую минуту может начать действовать,… он уже видел нас, и мы сами спровоцировали его на действие!… В любой момент, мадам, он может ворваться к вам и потребовать у вас то, что он когда-то спрятал здесь, в ваших покоях!… – поторапливая внезапно увлёкшихся маркизу и Жоржа, резко вступила в разговор Дарин.

– Ах, извините,… виновата!… но что же это может быть такое?… граф много чего здесь хранит!?… – мгновенно прейдя в себя, спросила маркиза.

– Мы точно не знаем что это,… быть может шкатулка или пакет запечатанный сургучом,… но это что-то такое, в чём мог бы поместиться небольшой золотой медальон!… Именно он служит доказательством преступлений графа,… и для нас он очень важен… – быстро ответила Дарин и вопросительно посмотрела на маркизу, на что та также вопросительно посмотрела на Жоржа.

– О, милая маркиза, я вам потом всё подробно объясню и расскажу,… а сейчас главное, чтоб вы подумали и предположили, где он может быть,… как нам его найти?… может вы, что-то помните или знаете?… – преданно заглядывая в глаза маркизы, умоляюще попросил Жорж.

– Мне кажется, я понимаю, о чём вы говорите,… граф оставлял мне на хранение небольшой серебряный ларец,… честно говоря, я не знаю, что в нём лежит,… не смотрела, он закрыт!… Впрочем, я в любом случае не стала бы заглядывать в него,… нет такой привычки, интересоваться чужими секретами. Но раз уж тут замешано коварное преступление, то я готова поступиться своими принципами и посмотреть, что в нём спрятано,… наверняка ваш медальон там,… сейчас взгляну… – мигом ответила маркиза, и уже было направилась в свой будуар, как вдруг от входной двери явственно послышался шумный топот ног графа. Он стремительно приближался к апартаментам маркизы.

– Прячьтесь!… немедленно ступайте в комнату Лео,… иначе нам всем несдобровать!… – первой сориентировавшись в этой, грозившей всем страшной бедой ситуации, скомандовала маркиза и чуть ли не тычками вытолкала всю компанию прочь из гостиной.

– Вот это женщина!… это как раз по меня!… ну и боевая же она, просто огонь!… – в тот же миг пронеслось в голове у Жоржа. И он был прав, за чопорной внешностью разодетой придворной дамы скрывалась стойкая и выносливая женщина, смелый человек и верный друг. Только благодаря такому упорному характеру она и смогла в одиночку, когда её муж бесследно пропал, противостоять нападкам и посягательствам коварного Верну. Тот старательно и нудно опекал её, навязчиво потакал её причудам, слезливо клялся в верности, надеясь получить от неё любовное расположение. Но всё было тщетно, маркиза гордо хранила свою честь и вела себя достойно. Вот и сейчас вытолкав шумную компанию за дверь, она, быстро поправив причёску и отряхнув пеньюар, приняла невозмутимый вид и заняла уверенную позицию. Граф же с силой распахнув дверь, спешно влетел в гостиную.

– О, маркиза вы здесь!… но почему вы не у сына?… ему что, стало лучше?… или быть может, кто-то потревожил вас своим непрошеным визитом?… – язвительно буравя маркизу взглядом, зло спросил он.

– О нет граф,… он по-прежнему болен и спит,… я вышла от него лишь на минуту, проверить дверь!… Мне показалось, что она открыта,… сквозняки во дворце, знаете ли. А вы зачем пожаловали?… что, на балу стало скучно?… – мгновенно найдя, что ответить, также зло переспросила маркиза.

– Ну что вы, на балу всё чудесно,… я собственно тоже на минутку зашёл,… проведывать вас, узнать всё ли в порядке… – явно лукавя, вдруг подобрев, мягко ответил граф, – кстати, помниться я вам давал на сохранение серебряный ларец!…Что, он по-прежнему у вас?… надеюсь, вы его не кому не давали?… – тут же добавил Верну и пытливо посмотрел на маркизу.

– О, нет, что вы, граф,… как я могла его кому-нибудь отдать,… он надёжно спрятан у меня в спальне,… впрочем, если вы желаете, я могу его принести… – ничуть смутившись, ответила маркиза.

– Нет-нет,… не надо, я вам верю мадам,… ведь вы же сами понимаете, что от сохранности ларца зависит ваше благополучие… – с несколько угрожающей интонацией в голосе произнёс граф, и, не решившись на немедленный обыск спальни маркизы, надменно поклонившись и не проронив более ни слова, быстро вышел. Едва за ним захлопнулась дверь, маркиза тотчас поспешила в спальню сына. А там её уже ждали.

– Ну что, где он, что он хотел?… – сходу спросил Лео, одновременно показывая знаками спрятавшимся за портьерой Жоржу и Дарин, что они могут выходить.

– Он ушел, но был сильно возбуждён и я полагаю неспроста,… видимо вы и вправду представляете для него очень большую угрозу. И кстати, он спрашивал меня о том ларце, что я вам говорила, теперь я точно уверена ваш медальон именно там… – всё также невозмутимо и взвешенно ответила маркиза.

– Вы как всегда правы мадам, это наверняка так,… прошу вас давайте же скорей в этом убедимся… – умоляюще сложив руки, испросил Жорж.

– Нет ничего невозможного, шевалье,… оставайтесь здесь я сейчас же его принесу… – спокойно ответила маркиза и тут же вышла. И пока Жорж, восхищённо склонив голову, провожал её взглядом, Лео подошёл к Дарине, и нежно взял её за руку.

– Сейчас, обретя медальон, ты уйдешь,… но знай, я последую за тобой, куда бы ты ни пошла!… Мне без тебя здесь делать нечего,… уж лучше я погибну в дороге, защищая тебя от невзгод, чем задохнусь здесь, во дворце, от безумия неизвестности, думая о тебе!… И не пытайся меня остановить,… и не возражай мне!… раз уж я так решил, значит, я так и сделаю!… – глядя на Дарин чистым и бесстрашным взглядом, воскликнул он.

– Да я и не против,… с чего ты взял, что я стану возражать!?… нам ещё одна шпага, пусть даже и такая неловкая как твоя, не помешает,… но что скажет маркиза,… она тебя отпустит?… – улыбаясь столь искреннему порыву юноши, слегка иронизируя, спросила Дарин.

– Ну, раз ты не против, теперь меня здесь никто не удержит, даже матушка, да я думаю, и не станет! Не так давно узнав о том, что отца больше нет в живых, она и сама собиралась покинуть дворец!… И, наверное, так бы и сделала, но вот только граф Верну держит её возле себя своими обещаниями разыскать виновников гибели батюшки!… Говорит, мол, он знает, кто это сделал и что он поможет расквитаться с ними!… Как думаешь, всё это, правда?… не врёт ли граф?… – печально вздохнув, спросил Лео, и неловко улыбнувшись, перевёл взгляд на подошедшего к ним Жоржа.

– Погоди-ка,… так это что же получается, маркиза до сих пор не знает что в гибели её мужа, твоего отца, сам же граф Верну и повинен!… ведь это именно он организовал его похищение, и впоследствии предательски замучил его в Бастилии!… Ах, горе-то какое,… ты бы тогда Лео пока не говорил ничего матушке,… не расстраивал её!… Эх, как же он вам всем заморочил голову, этот Верну,… ну и подлец!… – гневаясь на графа, воскликнул Жорж.

– Честно говоря, шевалье, о чём-то подобном мы уже догадывались,… но вот только матушка всё никак не хотела в это верить,… говорила, что граф брат моему отцу, и он, мол, не сможет причинить ему зла,… а оказалось, может. Всё это время мы ничего не знали о случившемся, ведь граф со всех сторон обложил нас своими шпионами, и не даёт ни с кем общаться,… запрещает даже лишний шаг ступить из дворца!… Вы, пожалуй, за последние годы единственные люди из внешнего мира с кем нам удалось поговорить… – опять грустно вздохнув, отозвался Лео, и только он это сказал, как в комнату вошла маркиза, в руках у неё был тот самый серебряный ларец. Жорж моментально бросился к ней навстречу.

 

– Позвольте миледи, я вам помогу!… – на ходу подставляя руки, воскликнул он.

– Да, пожалуйста, де Руа,… вот он этот ларец, вскройте его и проверьте содержимое,… ведь именно для этого он и нужен,… мне от него никакой пользы не было, так быть может, хоть вам он принесёт удачу… – взглянув на Жоржа уже не так строго, мило улыбнувшись, произнесла маркиза.

– Вижу мадам, вы прониклись к нам пониманием и предпочитаете нашу сторону,… надеюсь, когда-нибудь вы и мне ответите взаимностью… – принимая из её рук ларец, томно пролепетал Жорж.

– Не усложняйте, де Руа,… я просто на стороне справедливости,… точно также поступил бы и мой муж,… я лишь следую его примеру… – в свойственной ей манере отреагировала маркиза.

– О, я приклоняюсь пред вами и вашей верностью, миледи,… прошу простить, меня что-то занесло… – тут же повинился Жорж и мгновенно вскрыл ларец. Внутри его находилась небольшая бархатная тряпица, из которой торчали какие-то старые письма, а рядом на гипюровой салфетке лежал тот самый золотой медальон с изумрудом.

– Есть!… это он, отлично, мы нашли его Дарин!… Ну а теперь к кардиналу за бумагами!… – возликовал Жорж и, не обращая никакого внимания на оставшееся содержимое ларца, вернул его маркизе. Та, молча, взяла ларец, поставила его на стол и, достав из него тряпицу с письмами, стала её разворачивать. Жорж же, моментально спрятав желанный медальон в потайной карман, тут же собрался уходить.

– Ну что Дарин,… прощайся с маркизой, пора идти,… видишь, как всё удачно сложилось, нам даже не прошлось применять наши придумки, всё случилось само собой… – ловко подкрутив усы, заметил он.

– Какие это придумки?… что это такое?… – глупо улыбаясь, взглянув на Дарин, рассеяно спросил Лео.

– Теперь это уже не важно,… мы просто хотели произвести на тебя яркое впечатление и только-то,… я тебе потом всё объясню, а сейчас пошли,… или ты передумал!?… – вмиг отозвалась Дарин.

– Нет, что ты!… никогда не передумаю!… – тут же всполошился Лео.

– Ну и замечательно,… послушай Жорж, мы тут с Лео посовещались и решили, что он пойдёт с нами,… лично я ему верю,… оказывается он отличный парень!… Да и нельзя ему здесь оставаться, совсем зачахнет… – по-свойски хлопнув юного маркиза по плечу, заключила Дарин.

– Ну, вообще-то я это уже и так понял,… что тут скажешь, дело молодое, решать вам,… только вот вы как хотите, но ждать более нельзя,… до конца бала мы должны успеть покинуть дворец… – согласно кивнув, отозвался Жорж.

– Погодите-ка де Руа,… я тут взглянула на эти письма,… а они написаны рукой моего мужа,… в них, он просит меня прийти к нему в Бастилию,… но я их никогда не получала и не видела!… Откуда они в ларце?… как они оказались у графа Верну?… что это за тайна такая, шевалье!?… Впрочем, теперь я, кажется, начинаю догадываться и понимать что это за тайна!… Верну и есть виновник всего произошедшего с моим мужем!… Ах, какое коварство, какая подлость!… А я ещё не хотела верить в то, что про него говорят,…. я сейчас же пойду и потребую от этого негодяя ответа!… – гневно блеснув глазами, воскликнула маркиза и резко направилась к выходу.

– О нет, миледи!… постойте, не делайте этого, иначе вы погубите и себя, и своего сына!… Граф Верну узнав, что вы вскрыли его ларец и проникли в его секреты, не станет, с вами церемонится,… ведь он, полагаясь на вашу непререкаемую порядочность, специально оставил этот ларец у вас!… А всё для того, чтобы вы сами же, как цепной пёс, хранили письма вашего мужа, но при этом никогда не смели бы их прочесть!… Уж такой у графа извращённый нрав. Теперь же, когда вы нарушили его расчёты и узнали всю правду, вам лучше не оставаться во дворце, здесь вам грозит большая опасность,… граф может вам отомстить!… Так что собирайтесь мадам,… вам необходимо уехать вместе с нами, это ваше спасение!… – искренне пытаясь успокоить разволновавшуюся маркизу, предложил ей Жорж. Маркиза услышав его веские доводы, тут же обернулась и вопросительно посмотрела на сына.

– Да матушка,… нам лучше уехать и прямо сейчас,… тем более что мы с тобой уже говорили об этом,… всё, что нас удерживало во дворце, так это лишь правда об отце,… теперь же мы её знаем и делать нам здесь нечего,… идём, и чем быстрее, тем лучше!… – поддержав Жоржа, мгновенно отозвался Лео.

– Хорошо,… я согласна,… но только дайте мне время одеться… – почувствовав уверенность в голосе сына, ответила маркиза и, захватив ларец, удалилась в свою спальню, собираться.

– Ну, раз такое дело, тогда сделаем так,… ты Дарин, маркиза и Лео сами самостоятельно покинете дворец,… думаю, это вам не составит труда,… и сразу же следуйте к Батру,… там ждите меня!… Так будет надёжней,… стража не обратит никакого внимания на маркизу и Лео, а ты сойдёшь за их гостью,… я же немедленно отправляюсь к кардиналу за бумагами!… И всё же, будьте аккуратней, смотрите в оба,… у графа во дворце полно шпионов,… пользуйтесь тем моментом, что все они сейчас на балу и отвлечены! Вы должны как можно скорее выбраться из дворца,… ну а я пошёл к кардиналу, время не ждёт, действовать надо быстро… – буквально на ходу пояснил Жорж и сразу скрылся за дверью. В тот же миг в гостиную вошла маркиза, она слышала последние слова Жоржа и всё поняла. Маркиза уже успела переодеться в дорожное платье, а в руках у неё была тёмная плащ-накидка.

– Одень это на себя, милое дитя,… а то ты выглядишь уж слишком вызывающе… – заботливо по-матерински обратилась она к Дарин.

– О, спасибо мадам,… я так польщена вашим вниманием… – поблагодарила её Дарин и тут же накинула на себя плащ-накидку.

– Всегда, пожалуйста, милая,… думаю, мы с тобой поладим… – также любезно ответила маркиза.

– Следуйте за мной, выйдем тихо, без суеты,… ведите себя спокойно и раскованно… – призвал их Лео.

– Ну что же идём… – окинув прощальным взглядом свои апартаменты, отозвалась маркиза, и это были её последние слова, сказанные во дворце. Лео, превосходно зная все коридоры и закоулки левого крыла, быстро и незаметно для стражи вывел их за ограду на улицу. Всю последующую дорогу до самого дома Батру маркиза молчала, обдумывая что-то своё, что-то наболевшее. Ну а Лео с Дарин то и дело переглядываясь, обменивались короткими репликами. Шли скорым шагом, стараясь не привлекать лишнего внимания. Не прошло и пятнадцати минут как они были у дома Батру. А ещё через несколько минут, беглецы, устроившись на первом этаже в гостиной, стали вглядываться в окна, ожидая Жоржа.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru