Четыре сказки о полётах

Игорь Дасиевич Шиповских
Четыре сказки о полётах

8

Марина, в мгновение, освободившись от пристяжного ремня, выпрыгнула из своего аэроплана и бросилась к биплану.

– Пьер ты где,… откликнись! – на ходу кричала она, видя, что навстречу ей никто не спешит. Подбежав к биплану, Марина увидела нечто страшное. Пьер сидел, откинувшись назад, голова его была задрана лицом вверх, а большой кусок обшивки крыла, отколовшийся при ударе о деревья, торчал прямо у его затылка. Пьер был без сознания.

– Пьер, милый!… что с тобой!? – кинувшись к нему, нервно воскликнула Марина, и старательно отодвинув от его головы опасный обломок, нежно дотронулась до щеки Пьера.

– М-м-м-м… – протяжно простонал он, почувствовав её прикосновение.

– Тихо-тихо, родной,… всё хорошо,… я рядом, я здесь, я с тобой… – прошептала Марина, освобождая его от ремня и нападавших мелких веток с листвой.

– Что случилось, …что со мной… – приходя в себя, пролепетал Пьер.

– Ничего милый, ничего,… я сейчас, сейчас,… разберёмся… – бережно вытаскивая его из кресла и опуская вниз на траву, ласково проговорила Марина.

И откуда только у этой юной хрупкой девушки взялось столько сил. Осторожно уложив Пьера рядом с собой, она тут же приступила к его осмотру. Её познаний в медицине, которые она получила, параллельно с обучением фехтованию было достаточно, чтобы определить опасность травм полученных им при падении самолёта. Сняв с Пьера, тот самый шлем, что она подарила ему там, тогда в С-Петербурге, Марина сразу обнаружила под ним большую гематому и рваную рану, кровь тут же теплой струйкой потекла по её ладони. И хотя рана была кровоточащей, но не опасной. Кусок обшивки, ударившись о шлем, и пробив его, лишь рассёк кожу, но не повредил кость. Шлем Марины сдержал натиск и фактически спас Пьеру жизнь.

– Ух, ты чёрт,… срочно нужна перевязка, где тут у тебя аптечка,… а то до моего самолёта далеко бежать… – быстро спросила Марина, придерживая рану рукой.

– Там под креслом… – чуть заметно махнув рукой, произнёс Пьер, стараясь приподняться.

– Лежи уж, я сама… и точно она здесь,… ох и, что же это я… – вспомнив, где лежит аптечка, охнула Марина и, достав из неё бинт, тут же перебинтовала Пьеру голову. Быстро закончив перевязку, она без промедленья продолжила осмотр. Правая нога Пьера в районе голеностопного сустава вспухла и посинела.

– Сложный вывих лодыжки… – проверив сустав на чувствительность, констатировала Марина и тут же занялась его лечением. Зафиксировав голеностоп в неподвижности, Марина дала Перу обезболивающие пилюли и вновь взялась за его беглое обследование. На это у неё ушло всего пять минут.

– Ну что же в остальном ты молодец,… всё цело, всё в порядке, переломов нет. А сейчас пора бы и разобраться, куда же это нас занесло… – закончив осмотр, подметила Марина и, достав компас, попыталась сориентироваться на местности.

– Ну и как?… Где мы?… – быстро приходя в нормальное состояние от оказанной ему помощи, спросил Пьер и даже слегка приподнялся.

– Творится что-то непонятное,… полнейшее несовпадение координат… да ты сам посмотри… – сказала Марина и подала ему компас, – да и вообще какая-то несуразица; всё кругом зелено, стоит жара, словно мы переместились куда-то далеко или же попали в другое измерение. Хотя если посмотреть на небо то всё вроде то же самое: и солнце, и синева и даже то облако, в которое мы влетели, весит по-прежнему на том же месте. Вот только теперь оно потемнело и выглядит как-то странно, словно в нём зарождается смерч,… какая-то воронка крутится… – глядя на небо, задумчиво произнесла Марина.

– Воронка говоришь,… а мне кажется, я знаю, что это,… слышал о таком! Нет, это не воронка смерча,… это воронка времени,… видимо в неё-то мы с тобой и угодили,… вот, наверное, почему мы здесь и оказались… – напряжённо всматриваясь в сторону тучи, предположил Пьер.

– Как, разве такое может быть? – тут же спросила Марина.

– Как видишь, может,… и мы этому свидетели, но вот только куда мы попали,… куда нас забросило, в какой период времени,… как же так получилось, что мы очутились тут… – опираясь на Маринину руку, поудобней присев, задался вопросом Пьер.

– А я думаю, всё было так: в тот самый момент, когда ты, не успев отвернуть, влетел в воронку, она и открылась. Я видела со стороны, как это было! И наверняка, из-за этого ты почти сразу и врезался в землю, а я влетела в неё чуть позже, и меня отбросило дальше. Так я и оказалась в воздухе и над морем. Это-то меня и спасло, я смогла вовремя заметить землю, развернуться и найти тебя,… вот как всё было, понимаешь!? – стараясь всё обосновать, воскликнула Марина.

– Да, понимаю, но теперь уже ничего не поделаешь мы здесь и нам нужно как-то возвращаться. И ещё я понимаю, что когда эта воронка закроется и исчезнет, то мы с тобой навсегда останемся тут. Поэтому нам как можно быстрее надо вновь пролететь через неё, ведь только тогда мы вернёмся обратно в наше время… – чуть поразмыслив, сделал заключение Пьер.

– Но как же мы взлетим, оба аэроплана в нерабочем состоянии! Твой поврежден, а у моего закончилось топливо. А ещё ты ранен и не можешь ходить, я уж и не говорю об управлении самолётом. И вообще как мы заведём хотя бы один из них… – горестно вздохнув, высказалась Марина.

– Ничего не переживай, безвыходных положений не бывает. В моём самолёте полно топлива, мы заправим твой и взлетим! – ободряюще воскликнул Пьер.

– Ну, хорошо, а как мы вдвоём поместимся на одном аэроплане, на нём мало места, да и ещё мы оба вместе так тяжелы, что он нас просто не поднимет, как же решить эту проблему? – начиная соображать, как им поступить в такой непростой ситуации, спросила Марина.

– О, это несложно, чтобы он поднял нас обоих надо только облегчить его,… а для этого необходимо разобрать верхнюю палубу крыльев,… правда получится моноплан, но это ничего не меняет. Если мы правильно рассчитаем центровку и займём нужное местоположение на фюзеляже, то обязательно взлетим. Кстати ранее я уже проводил подобного рода расчеты, и они подтверждают, что такое вполне возможно… – уверенно сказал Пьер и, совладав с лёгким головокружением, немного приподнялся, – уф, вот так, кажется, удобней будет, ну не могу же я лежать, пока ты сидишь… – задорно пошутив, добавил он.

– А я как погляжу тебе лучше,… ну что же тогда не станем тянуть давай сразу и приступим к делу,… где у тебя инструменты, я прямо сейчас и возьмусь! – оптимистично воскликнула Марина, скинула с себя шлем, и уже было собралась начать, как вдруг из-за ближайших деревьев вышли трое странно одетых людей. Двое мужчин, что постарше были одеты в короткие туники, перевязанные на поясе кожаными ремешками, а третий, что помоложе, юноша-подросток, в простой набедренной повязке. Их жгучие чёрные волосы и типичный прямой профиль говорили, что они греки. В руках у них были какие-то палки, больше напоминающие крестьянские мотыги. Люди были явно напряжены и держали свои орудия наизготовку. Сделав ещё несколько шагов, они остановились.

Марина машинально продолжала двигаться и в момент, когда она неожиданно остановилась её золотистые роскошные волосы, полностью расправившись, разлетелись яркой волной по её плечам. И это произвело потрясающий эффект. Юноша подросток как стоял, так и остался стоять на месте только весь вытянулся как стрела и выпучил глаза, а те двое, что постарше тут же попадали на колени и, уткнувшись лицом в траву, еле слышно залепетали.

– Богиня,… богиня,… Афина-Паллада… это она,… она явилась… – бормотали они и ещё что-то добавили, но Марина из всего сказанного поняла лишь одно слово «Афина».

– Пьер что они такое говорят,… переведи, ты же вроде должен их понимать,… о чём это они? – тут же спросила она.

– Ну а как же, конечно понимаю, по-моему, они приняли тебя за богиню Афину! И теперь я могу предположить, куда мы с тобой попали,… видимо в древнюю Грецию! Похоже, что эти эллины простые крестьяне, илоты, и это их поле. А может они и периэки, впрочем, мы это скоро выясним. Я думаю, они откуда-то со стороны наблюдали, как мы прилетели. Ну и, конечно же, пришли посмотреть, что произошло, а тут ты вся такая необычная, вот они и бухнулись пред тобой. Теперь они не встанут, пока ты им не разрешишь. Но что более всего удивительно, я вот сейчас смотрю на всё это, и можешь себе представить, я узнаю эту местность. И это поле, и те горы вдали, и даже эту оливковую рощу. Ну, неужели за эти тысячелетия так ничего и не изменилось, ведь это похоже то самое место, где я там, в нашем веке проводил раскопки… – приглядевшись к окружающему ландшафту, определил Пьер и, невзирая на боль в ноге захотел подняться повыше. Но вдруг застывший в ступоре юноша очнулся и неожиданно тоже рухнул на колени рядом со своими старшими товарищами. Да так это у него забавно получилось, что немедленно рассмешило Марину, и она тут же прыснула весёлым смехом.

– Пьер да скажи же ты им, чтоб они прекратили кланяться,… поднялись уже наконец-то, и подошли к нам… – заливисто смеясь, воскликнула она.

– Хорошо попробую… – откликнулся Пьер и тут же попытался изъясниться с крестьянами на древнегреческом языке. Благо уровень его познаний позволял ему это сделать. Старенький профессор не зря провёл с Пьером большое количество времени, обучая его этому античному языку.

Вскоре илоты, поняв, что от них хотят, послушно поднялись и подошли к ним. Пьер, потихоньку полегоньку нашёл с ними общий язык, и затеял откровенный разговор. Его особенно интересовали две важные вещи; первое, где же они всё-таки находятся, и второе, в какое же именно время они попали. Ведь от ответов на эти насущные вопросы зависело многое, если не всё. Разговор затянулся почти на полчаса, но это время лишь пошло на пользу Пьеру и благотворно отразилось на его здоровье.

За тот срок что они беседовали, ноющая боль, которую он испытывал в ступне, приутихла, голова пришла в порядок, мысли просветлели. Сказалось целебное действие тех медикаментов, что ему ранее дала Марина. Почувствовав себя гораздо лучше, Пьер, быстро разобравшись со всеми вопросами, сделал соответствующие выводы, и сообразил, как им надлежит поступать далее.

 

Марина же пока он вёл расспросы, тщательно осматривала аэропланы и внимательно выискивала все повреждения, полученные ими во время приземления. От её опытного взгляда не утаилась ни одна поломка, ни один изъян. Биплан Пьера был основательно разбит и не годился для переделки, а вот её аэроплан можно было использовать, стоило только снять верхнюю палубу крыльев. Марина прекрасно понимала, что облегчив, таким образом, аэроплан они увеличат его подъёмную силу и, следовательно, не перегружая самолёт, вдвоём спокойно смогут подняться в воздух и улететь. Она уже начала кое-что намечать и прикидывать, но тут раздался бодрый голос Пьера.

– Ну, вот и всё, сейчас я точно знаю, где мы и что нам следует делать! – воскликнул он, прервав плавный ход Марининых мыслей.

– Замечательно, и где же мы очутились? Да и вообще, что они говорят? – быстро оставив своё занятие, поинтересовалась она.

– Всё так, как я и думал!… мы в античной Греции и это место моих изысканий, там, в нашем времени. Люди здесь живут в небольшом городке. А если назвать его по античному то – полисе, он как раз расположен за этой оливковой рощей. Кстати помнишь те песни, и рулады что я исполнял тогда на веранде аэроклуба, так вот глиняные таблички с их записями я обнаружил при раскопках именно этого полиса. Таким образом, я имею ясное представление о жизненном укладе и быте этих людей. И вот что они мне рассказали, оказывается их старец-прорицатель, ещё за долго до нашего появление предрёк появление на их земле юной богини. Она, мол, спустится к ним с небес на большой рокочущей колеснице с крыльями, поможет им победить злых недругов и принесёт в их края на долгие годы мир, а ещё с ней будет молодой хромой певец с голосом, подобным голосу Орфея. Ну понятно что за богиню они приняли тебя, а вот певец выходит я. Впрочем, как я и говорил твоё появление они видели, вот потому и подумали что ты и есть та самая богиня, притом не абы какая, а великая Афина-Паллада, видимо из-за того что она является их покровительницей. Но я всё же пояснил им, что ты хоть и богиня, но рангом поменьше,… я думаю, так будет лучше, по крайней мере, они прекратят падать на калении и смогут нормально с тобой общаться. Ну а моё падение прошло незамеченным,… и понятно, почему, только влетел и сразу разбился. Так что для них мы вроде как вместе прилетели. И ещё они говорят, что вскорости ждут нападения недружелюбных соседей с юга. Те поступают так каждый раз, как только приходит лето. Нападают на них, грабят, и уводят в рабство самых красивых девушек и юношей. Вот они и ждут богиню Афину, заступницу. Ну что, видишь, столько нового я узнал за столь короткий срок, и это так здорово! Ни одни раскопки, какие бы они скрупулёзные небыли, не дали бы мне столько информации. И так, сейчас, мы пойдём к ним в полис, и они покажут нам, как они живут. Ну, то есть ты пойдешь, а меня они понесут… – довольно улыбаясь, сказал Пьер, предвкушая путешествие в прошлое. В этот момент в нём говорил археолог.

– Да ты что, куда это идти?! Нам надо скорее перестраивать аэроплан и улетать отсюда! Смотри на облако, вон как оно переливается и пучится, того и гляди вот-вот унесётся или просто исчезнет, что потом делать… – в немного резкой форме отреагировала Марина.

– Да не волнуйся ты так, всё очень просто, пока мы здесь оно никуда не денется! Только когда мы через него пролетим обратно, лишь только тогда оно закроется, а пока оно так и будет висеть. И пойми ты, сейчас, сами мы не сможем перестроить самолёт, я ничего делать не могу,… ни стоять, ни гаечный ключ подать,… ну, какой из меня помощник, а одна ты не справишься. Поэтому будет лучше, если мы подружимся с жителями полиса, и они помогут нам…, ну а мы, конечно же, им,… ведь недаром же ты для них богиня… – успокаивающе улыбаясь, ответил Пьер.

– Хорошо, ты прав,… только спроси у них, что это я должна такого сделать, чтобы прогнать их недругов?… а иначе мне непонятно, как это я смогу одна им помочь, пусть даже если я и богиня… – уже совершенно успокоившись, спросила Марина.

– О, разумеется, и вот именно ещё и поэтому мы должны попасть к ним в полис,… ведь там находиться прорицатель, и он ждёт появление богини,… ну я имею в виду тебя. Вот он-то как раз всё знает и ведает. Мы с ним встретимся, поговорим, он тебе всё объяснит и расскажет… – ласково встретив её согласие нежной улыбкой, ответил Пьер. И тут же повернувшись к илотам, добавил, – мы идём с вами, собирайтесь… – илоты всё это время тихонько сидевшие рядом и молча наблюдавшие за их разговором, быстро соскочили с места и сейчас же взялись за дело.

Они тут же наломали свежих веток и при помощи своих мотыг-дубин взялись сооружать из них что-то вроде сидячих носилок. Марина же незамедлительно занялась сохранностью аэропланов, перекрыла топливную систему биплана и, знаками подозвав молодого илота подростка, с его помощью, закрыла своей лётной курткой мотор, на тот случай если вдруг пойдёт дождь.

– Главное чтобы магнето не промокло, куртка мне всё равно не нужна, такая жара стоит… – сказала она Пьеру, глядя на то, как здоровяки эллины усаживают его на готовые носилки.

– Ну, вот и прекрасно… вижу, все собрались, всё готово, ну а теперь в путь! – воскликнул он, и вся честная компания живо отправилась в дорогу.

9

Пропетляв минут с десять по оливковой роще, они вышли на ровную и удобную тропу, ведущую прямо в полис. Дальнейшая дорога большого времени не заняла. Два сильных и натруженных илота в момент донесли, казавшегося им лёгкой пушинкой Пьера к назначенному месту. И уже вскоре вся их небольшая процессия, быстро двигаясь по улицам полиса, направлялась к храму богов Олимпа, где собственно и обитал сам прорицатель. Он жил в небольшом, но хорошо приспособленном для служения доме около самого храма. А люди едва завидев прекрасную, словно богиня девушку в сопровождении двух илотов несущих на носилках хромоногого юношу, сразу же бросались разносить по всем дворам весть о появлении желанной гостьи.

В момент эта новость достигла и дома прорицателя. Не прошло и пяти минут как все жители полиса мгновенно устремились на главную городскую площадь к храму. Им не терпелось самим воочию увидеть это шествие. Весь древний город мгновенно пришёл в движение. А тем временем илоты уже внесли Пьера в жилище прорицателя. Марина, как ей и подобало, величественно шествовала рядом. Прорицателем и одновременно главой полиса, а по античному архонтом, был обелённый сединами благородный старец, с умным лицом мудреца, облачённый в белый хитон. Несмотря на свой преклонный возраст, он быстро поднялся со своего места и, подойдя к Марине, приветствовал её.

– О, богиня, радостная весть о твоём появлении дошла до меня! Я ждал этого момент, и счастлив, видеть тебя в нашем городе! Теперь, когда ты здесь мы дадим достойный отпор нашим врагам! Располагай нами как тебе угодно, мы в твоей власти! – благоговейно склонив голову, произнёс старец, а Пьер, сидевший рядом, тут же всё перевёл. Марина, услышав такое приветствие, неожиданно стушевалась и даже не нашлась, что ответить, но Пьер, заметив это, моментально пришёл ей на помощь.

– О, достопочтенный архонт, мы волею судеб оказались вашими гостями и, конечно же, поможем вам в вашей борьбе с недругами, но только уж и вы нам помогите. И если вам будет угодно, я сейчас же всё объясню… – обратив на себя внимание прорицателя, уважительно поклонившись, мягко произнёс Пьер и, не теряя ни минуты перейдя на полушепот, сразу же начал пояснять ему кто они такие, откуда прибыли и что им требуется.

Старик, кивая головой, внимательно выслушал Пьера и как только он закончил свой короткий рассказ, тут же дал распоряжение устроить гостей в лучшей из комнат его жилища, приготовить для них вдоволь еды и питья, а так же устроить оздоровительные ванны. Так уж было заведено в те времена. И всё что сказал прорицатель, было немедленно исполнено. А к Пьеру в дополнение приставили медика, тот дал ему чудесные снадобья из трав и, осмотрев его ногу, быстро вправил вывих, поставив лодыжку на место. К концу дня Пьер уже мог немного приступать и по чуть-чуть, но самостоятельно передвигаться. В конечном итоге приняв ванну и плотно перекусив, Пьер и Марина, уединившись в отведённой им комнате приятно устроившись на ложе для возлежания стали намечать и обсуждать дальнейшие планы.

– Посмотрев на людей, я поняла, что население полиса состоит в основном из илотов и ремесленников. Воинов среди них практически нет. Но раз прорицатель сказал, что я могу взять на защиту города кого захочу, то завтра прямо с утра я наберу себе бойцов и начну с ними заниматься. Стану учить их обращению с холодным оружием, а уж это-то я умею. Только вот где взять оружие, хотя сегодня я тут у них уже присмотрела небольшой арсенал, имеется с десяток копий и мечей, но этого не достаточно. Ну, ничего, я видела, здесь есть кузнец, завтра же дам ему задание, пусть сделает дополнительно ещё несколько десятков единиц оружия, будет, чем противостоять врагу. А ты в это время займешься перестройкой аэропланов. Найдёшь себе помощников и начнёшь,… у тебя уже есть кто-нибудь на примете? – серьёзно распределяя задания на завтра, спросила Марина.

– Да я пока даже и не знаю… – немного растерявшись неожиданному вопросу, неуверенно ответил Пьер.

– Тогда возьмёшь тех двоих здоровяков, что принесли тебя сюда,… да и ещё кого-нибудь,… они тебе быстро помогут переделать палубу. И кстати, раз уж так всё сложилось, то твой биплан, чтобы он зря не пропадал, надо разобрать, а металл перековать, он пойдёт на оружие,… оно сейчас нам так необходимо! Успей это сделать за завтра! – задорно и вместе с тем властно словно командир, воскликнула Марина.

– Ого! Да, ты прямо как настоящая богиня, уже и мной повелеваешь,… ну что же, мне остаётся только подчиниться… – приятно расположившись на античном ложе, весело подтрунивая, согласился Пьер. После леченья снадобьями, что дал ему храмовый медик, состоянье его заметно улучшилось, и теперь он был не прочь пошутить.

– А как же ты думал, я ведь всё-таки графиня! И пока ты тут хвораешь, ратными делами буду заниматься я! Так что повинуйся! – поддержав благостное настроение Пьера, шаловливо воскликнула Марина и рассмеялась. В конце концов, после столь тяжёлого дня друзьям не помешала весёлая разрядка. Проговорив ещё с часок, ребята, вдоволь нашутившись и полностью обсудив все свои намерения на следующий день, уютно закутались в хитоны и с чувством выполненного долга заснули. Завтра их ждала большая и ответственная работа.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru