КООК 1,2,3,4

Разум Рискинов
КООК 1,2,3,4

Глава 13. Литейно-перерабатывающий завод

По прилету, вывели из каюты в коридор. Там уже у своих дверей стояли люди. Новая партия на Литейно-перерабатывающий завод. Когда всех вывели в коридор, приказали двигаться по одному на выход.

У многих в руках были вещи. Только у меня в руках ничего не было. Нейрокомпьютер, висел на поясе, а контейнер с кристаллом лежал в кармане, вот и все вещи.

Заметил людей с разным цветом кожи. Были темные, как наши негры, были желтые, родственники наших китайцев, встретил одного краснокожего, этот наверняка из индейцев. Но белых людей было больше всего. Так, рассматривая друг друга, мы и двигались ручейком. Выходили из корабля и строились в ангаре, вдоль стены.

– Кто имеет, специальность, выйти вперед на один шаг,– скомандовал военный.

Я сделал шаг вперед, ведь шахтер это специальность. Со мной шаг сделали еще более половины из нашей партии заключенных.

– Механики и техники шаг вперед.

Я сделал еще шаг. Ведь инженерную базу я изучил. Еще половина людей, вышедших из строя, заделала второй шаг.

– Кто умеет руководить, шаг вперед.

Я опять шагаю. Ведь в моем подчинении КУК и НОЧКА. Они выполняют мои приказы, значит, я руковожу. Этот шаг сделали еще трое.

– Вы четверо, разделите остальную группу на отряды. И построите их.

Разворачиваюсь и смотрю. Те трое, быстро пробежали вдоль строя, выхватывая и отводя в сторону людей, набирая отряды. Негров разобрали первых, затем делить стали белых. Сколько брать в отряд, начальник не сказал, вот они стараются набрать как можно больше. В строю были женщины, их ни кто не брал.

– Идемте за мной,– говорю оставшимся.

Отходим в сторону, смотрю на свой отряд, восемь человек. Два китайца, индеец, и пять женщин, женщины белые.

– Бояться не надо, работать будем по правилам, от каждого по способностям, каждому по труду,– сказал и самому понравилось.

То, что отряд в шоке, от моих слов видно сразу, даже у китайцев глаза стали большими. Начальник стоит в сторонке оценивает результат дележки и ухмыляется. Понятно, прикалывается над нами.

– Построились в две шеренги, командую и вижу непонятно.

Беру за руку каждого и расставляю по росту в две шеренги. Не сопротивляются, куда поставил там и стоят.

– Запомните своих соседей,– говорю отряду,– так будем всегда ходить. По одному Вас попробуют обидеть. А когда мы вместе, нас не тронут. Это понятно?

Вижу по глазам, радость промелькнула у людей.

– Теперь давайте проверим, разойдитесь,– командую.

И что, вижу, стараются, как стояли, так парами и ходят. Со временем исправим. А сейчас проверим построение.

– Строиться в шеренгу по двое,– и начинается толкотня, один встал не на свое место, а кто пытается стать правильно место уже занято.

– Стоп,– командую,– не волнуйтесь и не спешите.

Опять начинаю расставлять их в прежнем порядке, построил, встал впереди отряда.

– Вы самые удачливые, с командиром вам повезло, я не самодур, и не сатрап.

Смотрю у людей опять, шаблон мышления слетел. Похоже, таких слов, они никогда не слышали.

– Отряды,– раздается команда начальника,– запомните свои номера. Номер отряда номер барака. Отдадите номера в бараках заведующему.

Подходит и раздает пластиковую карту с цифрой каждому командиру отряда. Мне досталась с номером четыре.

– Вперед, первый отряд, за ним второй, потом третий и последний,– выдает порядок построения начальник.

Ну не назвал нашу цифру, четыре. Еще не вечер, запомнит. Начали двигаться, стадо баранов, идет три кучи. Только в моем отряде, пытаются идти ровно по двое и не сбиваться в кучу.

– Молодцы,– подбадриваю свой отряд,– хорошо идем, красиво.

Много ли надо, человеку, похвалил за старание и он доволен, готов идти на подвиг. Заходим на территорию завода, колючей проволоки нет и вышек нет. А зачем если металлические стены, металлические тротуары, вокруг один металл. По пути четверо ворот с цифрами наших отрядов.

– По казармам разойтись,– раздается команда начальника,– вся информация у заведующего в казарме получите. На работу выходим завтра.

– Идем строем до четвертой казармы,– указываю направление,– входим и не разбегаемся. Каждому помогу устроиться.

Заходим в ворота казармы. Коридор и вдоль него двери в комнаты.

– Стоим и ждем меня,– говорю отряду,– я за заведующим.

Нахожу комнату с надписью, заведующий.

Постучал в дверь.

Захожу.

Каптерка, вдоль стен стеллажи. На них, матрацы, одеяла и дальше что-то на полках.

– Прибыло пополнение, жду команду к расселению отряда,– передаю карту с цифрой заведующему.

– Пойдем, посмотрим на твой отряд,– говорит заведующий, мужчина 50 лет, похож на военного в отставке.

Выходим из каптерки, отряд сбился в кучу. Местные их обступили и гогочут.

– Разойдись,– командует заведующий, местные отходят, но продолжают обсуждать новое поступление.

– У меня восемь человек,– говорю,– по сколько можно селить в комнате?

– Комнаты рассчитаны на четверых, значит две, на ваш отряд.

Девушки начинают волноваться, ведь их пятеро. Кому-то придется жить с мужчинами в одной комнате.

– Тихо,– командую,– все комнаты одинаковые или есть большие?

– Догадливый,– улыбается заведующий,– есть и большие комнаты, но селить, разрешено только по четверо.

– Показывай самые большие две комнаты, о компенсации договоримся,– заявляю заведующему,– мы здесь надолго, помоги нам, мы поможем тебе.

– Уговорил, идем.

Подводит к последним в коридоре комнатам, одна напротив другой.

– Вот ваши комнаты. Информация о правилах, найдете на сайте ЛПЗ (Литейно-перерабатывающего завода).

– Направо мальчики, налево девочки,– командую,– по комнатам разошлись.

– А тебе положена отдельная комната,– подводит к еще одной двери заведующий.

– Как с едой,– сразу спрашиваю его,– где столовая?

– Еда в виде пайки, в комнате едите, разогреваете пайки у меня. Есть столовая, там за криды можно хорошо поесть.

– Пайки, получать у тебя?

– Да, на каждого в день положено три пайки.

– А поменять пайку на криды у тебя можно?

– Подумаем.

– Робы, как часто меняются?

– Каждые два дня меняешь на чистую робу. За порванную робу штраф, за потерю штраф. За нарушение режима штраф.

– Душ, есть в комнатах?

– Зайди и посмотри.

– Хорошо, приготовь девять комплектов постельного белья и робы. И что там еще положено. Отряд сейчас подойдет.

Заведующий, что-то ворчит и уходит. Захожу в комнату, размер не впечатлил 3*4 метра, кровать одна, стол, шкаф с полками, туалет совмещен с душем. Иду к остальным. Захожу направо к мальчикам, комната большая, но мебели меньше. Четыре кровати один стол в центре, четыре стула, один шкаф у входа, туалет и душ раздельно. Перехожу налево, стучусь. Открываю дверь. Аналогично, как и у мужчин, четыре кровати, стол, четыре стула, шкаф, туалет и душ.

– Стройся,– командую девушкам,– есть возможность одной из Вас поселиться в моей комнате.

Похоже, не поняли, какие то переглядывания начались, перешептывания.

– Отставить треп,– объясняю ситуацию,– я буду жить с парнями, а моя комната для одной из Вас. Можете использовать ее для встреч с мужчинами. Сейчас все выходим за постелью и робами. Что у Вас в руках оставьте в комнате. Переселиться успеете всегда. Жду в коридоре.

Перехожу к парням.

– Мужики, слушай сюда,– говорю им,– я буду жить с Вами, четвертым. Моя комната переходит девчатам. В ней можно будет устраивать встречи с женщинами, но сначала договоритесь с нашими дамами, что бы освободили комнату. А то вдруг, у них тоже есть планы на комнату в этот день.

Заулыбались.

– Сейчас выходим и идем получать постельное белье и робы. Личные вещи оставьте на кроватях, какие выбрали себе,– говорю и сам выхожу в коридор, девчата уже здесь стоят, кучкуются.

Потолкавшись, выстроились, парами и пошли.

– Заходить только тем на кого покажу.

Захожу в каптерку. На столе сложены вещи и их объем большой, явно в одиночку не донести за раз.

– Еще раз, здравствуй заведующий. Как к тебе обращаться. Меня зовут Олег.

– Меня можешь звать, Рол Шулзи.

– Мы готовы получить белье и пайка. По сколько вводить людей?

– Давай по одному.

Выглядываю в коридор.

– Ты первый,– показываю пальцем на индейца,– заходи.

На столе матрац, подушка, простынь, одеяло, сверху накинута роба, видно есть полотенце, а на самом верху три пайки.

Индеец пытается все взять, роба с пайками соскальзывает. Рол улыбается. Понятно дотащить такой объем за раз не получится.

– Оставь, выходим,– командую индейцу,– сейчас исправим.

Выхожу в коридор. Отряд смотрит на меня. Рядом со всеми встает индеец.

– Вещей много, поэтому, заходят мужчина и женщина парой. Мужчина берет постель, женщина берет робу с пайками и полотенцем. Парой относят в комнату на кровать мужчине и возвращаются за набором для женщины. Понятно?

Закивали головами.

– Разбились на пары и начали таскать вещи, девчатам, кто без мужика остался, я помогу.

– А с двоими справишься?– Спрашивают меня.

– А потом одна из Вас, мне поможете перенести вещи,– отвечаю.

Начали перетаскивать, вдвоем туда, вдвоем обратно и так два раза. Вот и не чужие стали. Перенесли пять комплектов к женщинам. Все вещи перенесли. Захожу в женскую комнату. Жду, кто будет переселяться в мою комнату. Стоят, стесняются.

– Так, у кого дети остались там, подняли руки?– Четыре руки подняты, вот и определились, самая молодая и будет жить отдельно,– бери свои вещи, показываю на ту, кто не поднял руку, постель перенесу сам. Остальные устраивайтесь. Через 30 минут заходите к мужчинам, устроим собрание. Расскажу, как жить будем и по каким правилам.

Пока высказывался, отобранная девушка встала с вещами рядом со мной.

 

– Идем,– говорю,– как тебя зовут?

– Тания,– смущенно отвечает она.

Заходим, в бывшую мою, комнату. Оставляю ее вещи. Сгребаю постель с матрацем и переношу в комнату мужчин.

– Где мне выделено место,– спрашиваю у мужиков.

Тоже начинают, стесняться. Подхожу к крайней кровати у двери, разворачиваю матрац, стелю простынь. Остальные смотрят на меня и молчат.

– Оживайте, друзья, нам тут жить и работать. Делить пока не чего,– говорю и заправляю кровать,– это моя.

– Будет, что делить?– Переспрашивает самый смелый человек.

– Поживем, увидим,– отвечаю.– Запомните главное, за Вами наблюдают, чтобы оштрафовать. Порвал робу, штраф, испачкал робу, штраф, нарушил режим, штраф, не выполнил норму штраф. Нагрубил начальнику, штраф, отошел от рабочего места без разрешения, штраф. Сюда попасть легко, но выйти отсюда сложно. Уяснили. Будут драки и обязательно Вас оштрафуют, не ждите справедливости. Будем держаться вместе и выживем.

Наговорил им, может и не случиться всего, но пусть задумаются. Сходил еще раз в свою бывшую комнату. Перенёс остатки вещей, на новое место жительства.

Пока остальные раскладывают вещи, что-то поправляют. Стал изучать, сайт Литейно-перерабатывающий завод. Заработки сразу огорчили от 100 до 500 кридов в смену. Завод выплавляет, металл, и перерабатывает шлак в крошку. Из крошки на планетах делают дороги и используют в строительстве. Самые высокие заработки в горячих цехах. Нашел интересную работу вторичная переработка шлака. Платят минимум, но дается дробильный комплекс. Такая работа, по мне. Вот входят женщины и стоят кучкой у двери.

– Мужики, приглашайте дам, пусть рассаживаются по постелям,– раздаю указания,– Тания, садись на мою кровать. Лучше будешь слышать.

В комнате раздается хохот, люди заулыбались и стали рассаживаться. Что удивительно, как в паре переносили вещи, той же парой и сидят на кроватях. Одна женщина, оставшаяся без пары села на стул.

– Мы должны здесь выжить все. И для этого, надо помогать друг другу. У кого возникнут проблемы, приходите, обсудим и придумаем решение. За криды можно в столовой поесть, но прошу, не ходите по одному, ходите группой. Мы можем всем отрядом устроить поход в столовую, чтобы избежать проблем. А они будут. Берегите себя.

Вроде вступление выслушали с интересом.

– А теперь, представляемся. Меня зовут Кряжев Олег Игоревич, я с дикой планеты, у меня нет нейросети, пользуюсь нейрокомпьютером. Но я хочу здесь не только выжить, но и кридов заработать. Следующий будет, Тания, твоя очередь.

– Я, Тания Полеро, из клана "Живущие на планете", мы на планетах выращиваем продукты и разводим животных. Не хочу возвращаться в клан.

Молодая девушка, среднего роста, волос русые, короткие. Прическа чем-то каре напоминает. Глаза красивые, голубые. Выглядит испуганной, не хочет возвращаться в клан.

– Я, Орлиное Перо,– говорит индеец,– из племени "Дети орлов". От нас каждый год, отправляется охотник в Космос, в этом году, настал мой черед.

Индеец, уверенный взгляд, видно он из семьи Вождя племени. Молодой интересный мужчина, роста высокого. Волосы черные, до плеч, глаза карие. Серьезен и спокоен.

– Я, Ксана Рутная,– говорит женщина, сидящая с индейцем,– ушла из рода, забрала детей и отправилась во Фронтир искать удачу. Дети остались на шахтерской станции «Торус».

Женщине уже за 30 лет, сидя понять ее рост сложно, но явно не высокого роста. Волосы заплетены в тугую косу, рыжие, отдают в красноту, есть в ней что-то опасное, цвет глаз красный. Немного жутковато смотреть в красные глаза.

– Я, Линь Точь,– говорит китаец,– из рода "Великих Мастеров ", отправился во Фронтир, найти редкий метал, что заказал мне отец.

Китайцу можно дать и 20 и 40 лет, роста не высокого, пока молчит, похож на ребенка. Короткая стрижка, волосы черные, глаза черные, уверенный взгляд, целеустремленный. Для него, поход за металлом дело жизни.

– Я, Митанская Линара Владовна,– говорит соседка Линь,– я из империи Альтрас, благородная, когда напали на наш замок, села на яхту и сбежала во Фронтир. Назад не хочу.

Пока она говорила, народ весь взбодрился, подтянулся и смотрит на нее с восхищением. Да, дама взгляд привораживает, своей ледяной невозмутимостью. Белая коса до середины спины, она чуть старше 20 лет, рост высокий, глаза карие.

– Я, Грух Драк,– говорит второй китаец,– из клана "Строители", у нас одна планета с атмосферой, собираем станции и Литейно-перерабатывающие заводы. Меня прислали устранить поломки, на этом заводе.

Вот чудеса, а его, зачем с нами засунули. Груху, на вид около 30 лет, роста среднего, телосложение крупное, плотное, я скорее, назвал бы его гномом, если такие виды разумных здесь существуют. В плечах он 140 см, волосы черные подстрижены коротко, глаза серые. Смотрю на него и верю, есть в нем, что-то от гнома, мощь и сила чувствуется.

– Я, Вальда Навка,– говорит следующая женщина,– я из клана "Рыси", наемница. В клане осталась дочь. Без кридов, не вернусь в клан.

Сказала меньше всех, а все с ней понятно. Молодая девушка, высокая и стройная, хотя с их хирургией, других не встречал. Волосы свободно спадают на плечи, белые, а вот дальше начинаются чудеса, волосы у нее могут из белых, становиться синими, когда она волнуется. Глаза синие, как озера. Красавица, да и силушкой не обделена.

– Я, Юми Туки,– говорит последняя женщина,– состою в клане "Планетная еда", готовлю еду из продуктов, выращенных на планете. Во Фронтир отправилась на заработки, детям надо помочь, у меня их двое, дочка и сын.

Приятная женщина. Ей за 30лет, роста среднего, черные волосы уложены в аккуратную, короткую стрижку. Глаза зеленные, смотрит открыто и доверчиво, покладистый характер. Ей бы психиатром работать, смотришь в зеленые глаза и уплываешь.

– Сейчас Вы будете решать, что и как делать дальше. Из любой ситуации есть ТРИ выхода. Если кто-то из Вас не видит третьего выхода, он не понимает проблему.

Это я вспомнил русские сказки, там всегда у богатырей был выбор из трех направлений. А в жизни этот принцип тоже присутствует, всегда есть три варианта решения проблемы.

Почему-то люди не задумываются над третьим вариантом, им хватает двух. Например, выйти из комнаты, можно в дверь, в окно. А третий вариант через стену, ну сложнее, но выход третий есть?

Все молча смотрят.

– Первый вариант, идти на самую высокооплачиваемую работу. Линь Точь, посмотри в галонете, сколько смогли выйти с Литейно-перерабатывающего завода людей за 100 лет, вернув долг?

– Нашел, 57 человек.

– А где работали эти люди, подскажи Линь?

– 35 работали в администрации завода, учетчиками, диспетчерами. 22 работали на низкооплачиваемой работе,– продолжает читать данные из галонета.

– А где, те, кто шел на высокооплачиваемые работы, посмотри Юми.

– Через 6 месяцев они перевелись, на низкооплачиваемую работу.

– А почему они перевелись?

– Высокооплачиваемая работа, подорвала им здоровье, и лечение оказалось дороже того, что они успели заработать,– включается в разговор, Линара.

– Теперь второй вариант, пойти в учетчики, диспетчера. Вальда, подскажи, Всем, кого туда берут на работу.

– Стукачей и проституток, берут на такую работу,– выплеснула эти слова Вальда.

– Сейчас подумайте каждый, что Вам подходит. Кто пойдет по первым двум вариантам. Я выйду, а Вы пообщайтесь. Позовете, когда решите.

Выхожу из комнаты в коридор.

Глава 14. Работа

Оставшиеся восемь человек продолжают сидеть молча.

– Как поступим? Будем его слушать?– Решается озвучить вопрос Грух Драк, он прибыл произвести ремонт на ЛПЗ.

Никто не спешит отвечать на только что заданный вопрос.

– Я посмотрела, что на Олега Кряжева есть в галонете,– говорит Ксана Рутная, пройдясь взглядом по лицам людей в этой комнате.

Она не боится высказывать свое мнение, ее красные зрачки несут опасность, для любого кто попытается спорить с ней.

– И что там есть на него,– звучит голос Тании Полеро.

Молодая девушка, сбежавшая из клана в надежде найти свою любовь.

– Как он и сказал, Олег прилетел с дикой планеты, работал шахтером.– Рассказывает Линь Точь. Невысокий мужчина с желтым цветом кожи.

– Он нам хочет помочь?– Вопрос Юми Туки, заставляет задуматься и остальных над этим.

– Я ему верю, Олег хочет нам помочь,– говорит Орлиное Перо.

Этот высокий, краснокожий индеец всегда собран и задумчив. Но сказав что-нибудь, не отказывается от своих слов.

– Он попал на ЛПЗ за убийство двух людей,– сообщает Линара Владовна.– Вы готовы верить убийце?

Митанская Линара, жила в замке, была счастлива. Но пришли враги и уничтожили ее замок. Сбежать удалось только ей и теперь надо начинать новую жизнь. Она бы согласна начать ее с Олегом, ведь в нем есть благородное происхождение. Но он зачем-то решил помогать остальным.

– Мне нельзя здесь долго сидеть,– произносит Вальда Навка.– У меня дочь осталась там. Если не соберу выкуп, ее отдадут насильно замуж.

Наемница из клана «Рыси», Вальда Навка, отправилась на заработки, за выкупом дочери. Но попала в драку и теперь должна оплатить лечение пострадавших по ее вине.

– У меня то же дети остались на шахтерской станции,– добавляет Ксана Рутная.

– Не о том думаете,– останавливает женский разговор о детях, строитель ремонтник ЛПЗ, Грух Драк.– Олег предложил сделать выбор, куда пойти работать.

– Тебе не надо ничего выбирать,– подает голос Линара Владовна.

Она планировала пойти в заводоуправление, указав на свое благородное положение и потребовать работу учетчицей. Но Олег все ей спутал, как теперь решиться на такое? Все в отряде назовут ее предательницей. Может еще, кого удастся склонить на свою сторону?

– Давайте проголосуем,– предлагает Тания Полеро,– кто верит Олегу и будет выполнять его советы. Он же не заставляет, а предлагает нам выбор.

– Тания права,– поддерживает ее Юми Туки.– Проголосуем, кто верит Олегу, поднимите кулак. У нас так голосуют. Юми всю жизнь прожила в клане «Планетарная еда» и ничего не знает о другой стороне мира. Где ложь и предательство обычное явление. В ее клан пришла беда, им не на что стало жить. Клан, занимавшийся сельским хозяйством, оказался на грани банкротства. Вот и ей пришлось ради детей отправиться на поиск заработка.

Первым поднял сжатый кулак Орлиное Перо. За ним Ксана Рутная подняла свою руку. Тания Полеро одновременно с Юми Туки подняли руки.

– Я Олегу доверяю,– говорит Линь Точь. Подняв свой кулак.

– Согласен с мастером Линь. Олег нам хочет помочь.– Поднятая рука Грух Драк замирает вверху.

Все смотрят на Линару Владовну, она благородная и к ней особое отношение. Все ждут с поднятыми руками ее решения.

– Олегу я верю,– поднимает свой кулак Линара,– но почему нам нельзя пойти в заводоуправление работать? Грух там работает.

– Я обязан ремонтировать завод,– отвечает на это Грух.– Олег прав в заводоуправлении нет нормальных людей. Меня то же заставляют рассказывать все, что происходит в бараке.

– И что в этом такого,– пытается переманить на свою сторону остальных Митанская Линара Владовна.– Так везде устроено. Зато быстро заработаем и освободимся.

– Можешь отправляться на работу учетчицей,– говорит Вальда Навка.– Я остаюсь со всеми.

Вальда посмотрела на Линару. И ее взгляд сказал больше слов о том, что думает о благородной наемница из клана «Рыси».

Линара от такого взгляда пришла в негодование и вскочила с намерением вцепиться в Вальду. Ее никогда не смели так оскорблять взглядами, это она могла пренебрежительно посмотреть на других.

– Нам Олег предложил выбор,– произносит Юми Туки.– Не надо ругаться.

– Нет никого выбора,– отвечает Линара Владовна.– В горячие цеха никто не пойдет. А в заводоуправление Вальда не пускает.

– Никого я не держу,– Вальда встала и готова дать отпор, если на неё набросится Линара.

– Олег сказал, у него есть третье предложение для нас,– оставаясь невозмутимым, говорит Орлиное Перо.

– Давайте выслушаем Олега,– сказала Ксана Рутная, встав между Линарой и Вальдой.

– Иди, зови его,– соглашается Линара и садится обратно на свое место.

– Приведите себя в порядок,– командует Ксана Рутная,– я пошла за Олегом.

Стоя в коридоре, я обдумывал, как представить свое предложение.

Куда мне пойти работать, я нашел сразу. Вариант, идти в литейный цех на высокую зарплату, вызывал подозрение. Пролистав галонет, нашел, в чем хитрость. Там загазованность, жар от печей, много механизмов и поэтому большая травмоопасность и вредность для здоровья. Отработав шесть месяцев, каждый попадал в лечебную капсулу, а цена лечения всегда превышала, заработки работника за этот период.

А вот работа на дробилочном комплексе, где из шлака делают гранулы, для здоровья безопасна, но зарплата низкая.

 

В литейке 600 кридов в смену можно заработать, а на шлаке 100 кридов в смену. Работа делится на три смены, по 10 часов, в сутки. День на Литейно-перерабатывающем заводе такой же, как и на Шахтерской станции, длится 30 часов.

И больше одной смены в сутки работать запрещено. А вот выходных можешь брать, сколько хочешь и пайка тебе, все равно положена, работаешь ты или нет. Постельное белье и роба меняется за криды, если не работаешь больше двух дней.

На Литейно-перерабатывающем заводе есть все, как в обычном городе, рестораны, улицы красных фонарей, гостиницы для гостей и родственников работников завода. Но все за криды. Выйти в город на два дня можно без проблем, отправил информацию по нейросети и можешь идти.

– Мы все решили,– выглядывает из комнаты, Ксана Рутная,– заходи.

Вид у многих потрёпанный, нелегко принималось решение. Присел на кровать молчу. Смотрю на каждого по очереди.

– Мы решили выбрать третий вариант,– сказал Грух Драк, уверенно смотря своими серыми глазами на меня.

Его прислали ремонтировать ЛПЗ (Литейно-перерабатывающий завод), а он с нами оказался в отряде должников.

– Тебе, Грух, это зачем? Иди в управление, они ошиблись, отправив тебя с нами.

– Грух, не стукач,– серьезно заявляет гном, не отвернув взгляда.

– Ты прибыл ремонтировать Литейно-перерабатывающий завод, а нам криды надо зарабатывать и долг закрывать.

– Нет, Грух с Вами, останется,– уперся в свое Грух.

Ладно, пускай с нами живет. Как он похож на гнома, про которых я читал, те тоже упертые.

– Третий вариант, идем на самую малооплачиваемую работу,– озвучиваю информацию,– создаем новый БАНК и переводим на него свои счета, за пользование счетом платим ежемесячно 1% от суммы на счету. Эти криды пойдут на зарплату управляющего и оплату ресурсов ИИ станции по транзакции переводов кридов. Все как в других банках, но есть одно но.

Не понимание, в глазах у всех. Зачем банк открывать, если они есть на каждой станции и условия такие же?

– На погашение долга, на ЛПЗ разрешено перечислять не более 30 % заработка. А если кто-то хочет раньше закрыть долг, как ему быть?– Спрашиваю всех.

– Ты планируешь сделать Банк, дополнительным кошельком, для накопления и закрытия долга?– Удивляется Ксана Рутная, её рыжие волосы так и переливаются, а в сочетании с красными глазами, вызывают сложное ощущение,– то есть, так можно закрыть свой долг раньше, перечислив из своего кошелька недостающую сумму.

– А на что можно будет потратить, еще со своего счета,– интересуется Юми Туки, на этой простой и приятной женщине взгляд отдыхает, черные волосы и зеленые глаза обещают уют и покой.

– Вы, восемь человек будете СОВЕТ БАНКА "Возрождение", и только Ваше решение, будет выполняться управляющим. Как решите, так и будет.

– Почему отказываешься от должности управляющего?– Спрашивает Тания Полеро, русые волосы с голубыми глазами. Жаль волосы короткие, только до плеч, а то принял бы её за русскую красавицу. Жаль, не русская она, но красавица.

– Выплачу долг, куплю корабль и полечу дальше,– выдаю свои планы.

– Пока ты здесь, будь управляющим,– просит Тания Рутная, опять эти рыжие волосы с красными глазами, точно, есть в ней что-то от вампиров. Но спрашивать опасаюсь. Вдруг угадал.

– При отборе на отряды, что почувствовали, оставшись у стены? Хотите, так и стоять у стены? Возьмите в свои руки маленькое дело и вырастите из него большого помощника Вам и другим, попавшим в трудную ситуацию.

– Но советом должен управлять Вождь,– высказывает мнение Орлиное Перо, как он со своим ростом в 2 метра умудрялся прятаться в лесу. Взгляд всегда спокоен, волосы причесаны, косы нет как у наших индейцев, но на плечи волосы ложатся ровно и не путаются.

– Вот, Орлиное Перо, он точно сын вождя,– показываю на индейца,– я готов всегда и во всем помочь Вам.

– Орлиное Перо, слаб,– признаётся индеец, поворачивая голову к каждому, как будто дожидается подтверждения своим словам.

Оставаясь спокойным, и не совершая резких движений. Волосы на плечах даже не шелохнулись у него, это мастерство завораживает, как так можно крутить головой и ни одна волосинка не сбилась со своего места?

– Ты родился с трубкой во рту и сразу пошел на совет?– Спрашиваю, Орлиное Перо.

– Орлиное Перо учился, у мудрых стариков и опытных охотников, после 18 Весны мне разрешили присутствовать на советах вождей,– с достоинством рассказывает индеец.

– Сейчас решаем, открывать Банк и кого брать управляющим,– говорю всем.

– Можно управляющим будет мой сын, ему 16 лет,– просит Ксана Рутная.

Все, точно есть в тебе что-то от Вампира, выдержать взгляд красных глаз трудно. Так и давит, что-то.

– Совет, решайте,– развожу руки в стороны, показывая на них всех,– управляющим можно поставить и дроида. Вы отдаете приказ, как поступить с кридами на счете. Управляющий, выполняет только одобренное, Вами поручение.

– Я могу написать устав совета "Возрождение",– предлагает Линара Владовна.

С ней понятно, благородная, молодая, привыкла, что все её распоряжения выполняются мгновенно. Длинная белая коса, красиво стелется по спине, карие глаза излучают уверенность в своей силе. Как она быстро адаптируется к новым условиям, где нет слуг. Хотя красивая блондинка.

– Пока этого достаточно,– останавливаю её,– не создавайте постоянного правления, пусть каждый открывший счет в вашем Банке поучаствует в совете.

– Но так не делается,– удивляется Тания Полеро, бросая взгляд на каждого в этой комнате своими голубыми глазами, и каждый в ответ улыбается ей,– для работы в банке надо учиться.

– Скачайте базу управленца, и установите себе, вот и все умения,– подсказываю решение, имея нейросеть, можно стать профессионалом в любой области и банковскую базу освоить.

– А на открытие своего дела,– спрашивает Линь Точь, мастер, глаза у него нормального размера, похоже местные китайцы разрез глаз увеличили,– можно использовать криды, со своего счета?

Смотрит на меня, и ожидает подвох. В серых глазах проскакивает недоверие.

– А ты, как думаешь, Линь?– Пересылаю его же вопрос обратно.

– Но, у меня может, быть не достаточно кридов на счете, для открытия своего дела,– огорчается Линь Точь, вот сейчас понятно, ему все же за 40 лет. А то, я вначале предположил, что ему 20 лет.

– Вот, дошли до главного, средства на счету, не должны просто лежать. Одному, не хватает для личного дела, другому не хватает, для помощи родственникам, а кому-то надо срочно закрыть долг. СОВЕТ "ВОЗРОЖДЕНИЕ" собирается и рассматривает каждое заявление. А заявитель обязывается выплатить долг или оставляет залог. Криды будем выдавать беспроцентно. То есть, сколько взял, столько и верни.

– Вальда Навка, будет контролировать сложные заявки,– слышится голос Юми Туки, наша Валерьяночка, любой конфликт разрешит, подойдя и повздыхав рядом.

Все заулыбались, задвигались. Да назначить наемницу для решения спорных моментов с клиентами, удачное предложение. Похоже, давно сидим, уже устали столько думать. Завтра на работу всем. Пора распускать на отдых.

– На сегодня хватит собраний,– останавливаю дальнейшее обсуждение,– завтра всем на работу. У Вас есть нейросеть, вот и общайтесь там. А сейчас разойтись по комнатам.

Загрузил информацией, пусть переваривают.

На следующий день, позавтракав пайками, каждый пошел в свою сторону. Нейрокомпьютер удобная вещь, подал заявку, хочу работать на дробильном комплексе, и указал в какие дни, буду работать. Получил карту, куда завтра идти на работу на «НПК» и инструкции, что будет входить в обязанности.

Лопатой ничего кидать не надо и тележки катать не придется. Тебе прикрепляется личное рабочее место, дробильный комплекс с дроидом, на все время твоего пребывания на ЛПЗ. Все делает дроид за тебя. Следи за его зарядкой и давай задачи, через нейрокомпьютер, что ему делать.

Пришёл на рабочее место. Дроид, направленный ко мне помощником, уже здесь. И больше никого живого вокруг.

Осмотрел его, роста 160см, две клешни, две ноги. Узнал из инструкции, на складе есть разные варианты ног и клешней для дроидов, сам должен подбирать.

Дробильный комплекс, от дробилки шахтера отличается только размером в большую сторону. Такой дом, 20*20*10 метров, с одного края ворота для шлака, с другого края подается контейнер для гранул и в центре пульт управления.

Подъехал контейнер со шлаком, дал задание дроиду, соединить его с входными воротами, на выходе уже пристыкован пустой контейнер под гранулы. Запускаю дробилку и 2 часа шлак из одного контейнера, через дробилку, поступает во второй. Оставлять без присмотра, нельзя, вдруг, где заклинит. Аварийный останов выполняется человеком. За один заполненный контейнер гранулами платят 20 кридов.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44 
Рейтинг@Mail.ru