Кровавая Княжна

И. Сказитель
Кровавая Княжна

Глава 1

Каяра стояла в дальнем углу зала Совета. Она тщетно пыталась спрятаться от ярких солнечных лучей, заполняющих все пространство этого и без того светлого помещения. Наследница клана Ринса томилась в ожидании правителей Триединства. Она изнывала от этой необходимости, стоять тут без дела в гордом одиночестве, пока все соберутся. Единственной компанией ей была собственная боль от недавно полученных ранений и безудержный поток мыслей в ее голове. Она раз за разом прокручивала в памяти недавнее событие, о своем отношении к которому она так и не смогла пока определиться. С одной стороны, она была несказанно рада получить хоть какую-то подсказку и стать ближе к своей цели, но с другой, она понимала, что все, что ей удалось узнать, лишь еще больше запутывало следы, ведущие к ее врагу.

Наконец-то двери зала отворились и в них влетели не на шутку перепуганные члены Верховного Совета.

– Закрывай! – скомандовал Листат Ривгард, с интересом, заглядывающим через проем, стражам.

Каяра невольно подумала о том, какие сплетни уже роятся в Аресале. Ведь они с Володаром были вынуждены пройти через весь замок, привлекая к себе всеобщее внимание. Конечно, перед глазами его вечно скучающих жителей предстала весьма интересная картина: несовершеннолетняя ведьма, закутанная в огромный кожаный плащ и израненный взрослый вальмирий, колорит их появления просто зашкаливал. Только боги знают, какую изощренную предысторию нарисовало воображение ее свидетелей. Но сомнений в том, что сенсация уже разлетелась во все уголки острова, у наследницы крови Ринса не оставалось.

– Что… произошло? – прерывисто спросила Кларисса, запыхавшись после дороги.

– А Володар разве ничего не сказал? – удивилась Каяра.

– Сказал! – воскликнул Артур. – Сказал, что в стенах замка шпионы калгалы! И что на тебя напали! Прямо в Аресале.

– Так и есть.

Каяра скинула с себя кожаный плащ своего мучителя и продемонстрировала им свое искалеченное тело. Раны от кольев на ее руках и ногах уже почти затянулись, остались лишь розовые следы, перепачканные кровью. А вот разрезы на ее животе лишь только начали стягиваться, через изрезанную майку просматривалось весьма жуткое зрелище. Казалось, что живот девушки пропустили через мясорубку, хотя в каком-то плане так оно и было. Раздвоенное острие копья сделало свое дело. Даже после полученной крови от своего нареченного, ее тело с трудом справлялось с нанесенным уроном.

– Какой ужас! – воскликнула королева ведьм, прикрывая ладонью рот, словно сдерживая вырывающийся наружу крик.

– Вам нужна помощь! – среагировал Ривгард.

– Нет, раны уже затягиваются, через пару-тройку часов я буду в полном порядке, – успокоила его вальмирия, думая о том, какую помощь ей могли оказать в Аресале. Вряд ли здешние врачеватели имели хоть какое-то понятие о том, как лечить подобных ей, особенно, когда речь идет о потомке крови Ринса.

– Как такое могло произойти?

– Я тоже не ожидала ничего подобного так скоро, но видимо, я слишком сильно ослабила свою бдительность.

– Я не понимаю, кто мог совершить подобное с вальмирией? – спросил король оборотней, внимательно оценивая масштаб ее повреждений.

– Динар Живин.

– Не может быть! Живин?

– Я в жизни не поверю, что ученый мог сделать такое! – Берильская не верила своим ушам. Тот, кого она знала, просто не мог навредить никому живому, в ее понимании. Но вот картина в ее голове, как оказалось, совсем не соответствовала действительности.

– Факт остается фактом, – продолжила Каяра. – Динар был слугой калгалы.

В зале повисло молчание. Осознание того факта, что калгала смог незаметно пустить корни в неприступной крепости, приводило членов Совета в шок.

– Может быть, вы объясните нам, наконец, что именно произошло? – первым пришел в себя Листат.

Наследница клана Ринса с ненавистью сжала в кулаке плащ своего мучителя. Ей было тяжело рассказывать о том, что произошло в оранжереи, но не из-за того, что воспоминания приносили ей боль, скорее они пробуждали в ней злость. Злость на свою собственную невнимательность, злость на то, в каком положении она вообще позволила себе оказаться.

– Сегодня утром Динар сказал, что весь его урожай резигоды подхватил какую-то заразу, и я предложила ему свою помощь, – начала Каяра, опуская тот момент, что она предложила помочь ученному, преследуя собственные цели. Ей хотелось побыть в его оранжереи, скрываясь от всех запахов на Аресале, а именно от аромата крови их третьего генерала, который, к слову, не так давно стал ее нареченным, но это все Совету еще пока знать рано. На сегодня хватит и того факта, что их безопасный дом оказался и не таким уж непреступным. – Думаю, он сам испортил свой урожай, заранее перенеся его в темное помещение, лишив солнцелюбивое растение света, а также оставил на несколько дней без воды. Я не сразу это заметила, к моему стыду, я потеряла бдительность, и расплата за это не заставила себя долго ждать.

– Можно ближе к делу, Княже? – поторопил ее Артур.

И тут Каяра поняла, что ее внутреннее самобичевание уже начало просачиваться наружу. Когда она успела так размякнуть?

– Когда проблема с резигодой была решена, Динар предложил мне отведать бокал самодельного вина, и я согласилась. Вино оказалось отравленным ядом, – наследница крови Ринса специально не стала уточнять каким ядом, она уже четко решила уничтожить Кровавую Литу, и сделать это нужно незамедлительно. Если члены Совета узнают о том, какое оружие против вальмириев у них под носом, то естественно пожелают оставить его для собственной подстраховки против Каяры. Однако, Ринса не столько боялась за себя, сколько за тех, кто попытается воссоздать древний яд. Да и к тому же, согласно их законам, этот цветок должен быть уничтожен так же, как и некогда его создатели. – Когда яд пустил корни в моем теле, он распял меня на деревянном кресте отравленными кольями, чтобы затормозить регенерацию. После того, как почувствовал себя в достаточной безопасности, он сам рассказал, что сюда его послал калгала, убедиться, что кто-то из Ринса и, правда, остался в живых и сейчас находится на Аресале.

– То есть теперь калгала знает, что вы живы? – подытожил Ривгард.

– Да, а кроме этого, – Каяра выдохнула, об этом она еще не рассказывала Совету, – теперь он знает, что я все еще не пробудилась.

Члены Верховного Совета вопросительно переглянулись, кажется, никто из них совершенно не имел никакого представления об этапах взросления вальмириев.

– Что значит, не пробудились? – Артур сделал шаг в ее сторону, но приближаться ближе не решился.

– Вальмирий завершает этап своего взросления, когда рождаются его крылья. После этого, конечно, идет небольшой период окончательной установки баланса силы. Но, можно сказать, что в полный зенит своего могущества мы входим только тогда, когда вырастают наши крылья.

– А ваши, я так понимаю, еще спят? – уточнил Смоленский.

– Они на этапе пробуждения, образуются первые костные зачатки, момент их появления лишь вопрос времени, – ей не очень хотелось затрагивать эту тему, но в сложившейся ситуации она больше не могла продолжать хранить молчание.

– То есть вы еще не в полной силе?

– Да, но я вас уверяю, – быстро добавила Каяра, чтобы в корне обрубить нарастающее возмущение Совета, а также их возможные предположения о том, что теперь у них есть хотя бы какое-то право доминирования в их союзе, – даже в таком положении равные мне по силе вряд ли найдутся. И это ни в коем роде не принижает мою власть в мире староверов.

– Не найдется равных? А как же калгала? – с насмешкой произнес король оборотней.

– Начнем с того, что калгала сильнее нас всех, а также сильнее и вашего третьего генерала, – наследница тринадцатого княжьего клана опустила оборотня с небес на землю. Даже факт того, что ее пробуждение все еще не завершилось, не дает им никакого права сомневаться в ней, а уж тем более пытаться подмять ее под себя.

– А что тогда насчет вас и Володара? Кто сильнее? Взрослый вальмирий или еще не созревший? – не унимался Артур, пытаясь всячески задеть девушку и принизить ее авторитет.

– Спросите сами себя, может ли высшая кровь быть слабее? – уже с долей ненависти бросила ему Каяра самый весомый из всех аргументов. Да, ее кровь была выше остальных, ведь она представляет собой яд для всего живого, конечно, вероятность смерти вальмирия от ее крови все еще стоит под сомнением, но урон, который она способна ему нанести неоспорим. А значит, априори у нее есть преимущество перед Ситалом.

После такого ответа молодой княжны, ни у кого из Совета не осталось желания продолжать попытки склонить чашу весов в свою сторону. Каждый из них осознал, что оспаривать ее авторитет бесполезно. Ринса – это непреклонная стена, которую не пробить даже самому упертому барану. Жаль только, никто из них и предположить даже не мог, что ни Каяра, ни Володар никогда не станут выяснять, кто обладает большим могуществом. Они просто не смогут этого сделать. Нареченные кровью не в силах причинить даже малейший вред друг другу, такова сила их нерушимой связи.

– Так значит, целью Живина было проверить ваше пробуждение? – Кларисса вернула разговор в главное русло.

– Думаю, его цель была убедиться в том, что я вальмирия. Проверить мои лопатки помимо прочего один из способов этой проверки, в ходе которой он и смог установить мое нынешнее состояние.

– Это дает какое-либо преимущество калгале?

– Да, – на лицах правителей пробежала тень разочарования, но Каяра не собиралась отрицать очевидное, каким бы оно ни было. – Не стоит отрицать, что мои силы сейчас меньше, чем могли бы быть. И это бесспорно будет заметно при битве с одним из первородных.

– Подождите, Володар сказал, что в замке шпионы, значит, есть еще кто-то? – осенило Листата.

– Это мы пока и пытаемся выяснить, поэтому Володар поспешил остановить отплытие корабля, на котором собирался отчалить Динар. Вероятно, он был здесь не один. Я думаю, что для калгалы было бы логично послать двоих шпионов на остров, если бы один из них потерпел неудачу, то второй смог бы об этом рассказать. Но боюсь, если даже есть и еще кто-то из последователей калгалы на острове, мы этого все равно не узнаем, – с сожалением признала Каяра.

 

– Почему?

– Потому что против нас выступил потомок Тени.

– Какой Тени? – даже слегка рассердился ничего не понимающий Артур. С какой-то стороны его можно было понять, весь его мир перевернулся в одночасье. Во все то старое и уже до боли знакомое, где он чувствовал себя как рыба в воде и всегда знал, что ответить, и как поступить, ворвалось нечто ему неизведанное. Которое теперь угрожало не только его жизни, жизни его народа, но и всему укладу его привычного мира, нагло заполоняя собой все пространство его дома, его королевства! В какой-то степени Каяра понимала его злобу, ведь и она оказалась вдруг погруженной в чужой для нее мир, и нежелание принимать его кричало в ней так же сильно, как и в Смоленском.

Каяра собрала последние силы в кулак, понимая, что сейчас ей и самой придется смириться с суровой реальностью. Шаг вперед, который они сделали, откинул их на сотни шагов назад. Ведь их противник почти неуловим и невероятно силен.

– Кларисса, ты поведала Совету историю о первой войне чистокровных?

– Не довелось, – честно призналась королева ведьм.

– Тогда мне придется опять вернуться к самому началу, – она бросила тоскливый взгляд на окно, направленное в сторону пристани. Не здесь ей сейчас больше всего хотелось быть. Но обреченно выдохнув, она решила положиться на своего нареченного кровью и продолжила. – Весь наш мир – дар первой богини Миры…

– Согласно вашим легендам, – поспешил поправить ее король оборотней.

– Как угодно, – сквозь зубы процедила Каяра, ее раздражало подобное дополнение. Существует лишь одна правдивая версия сотворения мира, и отрицать ее – это вверх глупости, об которую то и дело ей приходится здесь спотыкаться. – Изначально существовала лишь первая богиня. Она была всем и одновременно ничем. Мира могла видеть будущее, могла создавать его. И в своих мыслях она прошла множество путей сотворения жизни, не раз при этом наблюдая крах своего создания. Но однажды удача улыбнулась великой богине, она нашла ответы на все вопросы, нашла тот мир, который имел будущее. Жизнь достойную ее смерти. В этот момент пришел конец ее скитаниям в пустоте и одиночестве. И она впервые обрела форму. Вся ее сила, рассеянная в бескрайних просторах, соединилась в одной точке. Пустоту озарило ее сияние и полностью заполнило собой. В следующее мгновение она разлетелась на множество частей, и каждая из них обрела тело. Так была создана наша вселенная. Все вокруг нас и за пределами наших глаз – это порождение Миры, ее новый облик. Но некоторые ее части были слабы, в них почти не было жизни, они превратились в нечто безмолвное, хотя уже и осязаемое, но при этом они не имели души: камни, песок, вода… А другие хранили в себе часть божественной силы и мудрости своей матери. Таких частей было семь и в старой религии они получили имена: Одар, Псиера, Вольтанг, Мируса, Ксиер, Литерг и Тияра. Которые и были теми семью богами, призванными оберегать мир, созданный ценой жизни первой богини. Их главная задача помочь всем нам пройти путь, который Мира посчитала достойным ее смерти.

– Вы забыли упомянуть, что не только боги являются первородными жителями этого мира, но и люди, – вновь вмешался Артур.

– Уверяю вас, не забыла. Ведь само наше появление – результат союза первых двух рас: богов и людей. Но самые первые потомки этого единения были не мы с вами, а калгалы. Каждый калгала помимо великой силы богов был наделен так же и своей не менее сильной слабостью. Одной, из которых был голод: жажда крови и плоти. Но не только людской. Некоторые из них, ведомые непреодолимым желанием, пожирали и своих детей, вальмириев и их потомков, так как находили их вкус более притягательным, чем у человеческой расы. Когда боги осознали, что их дети могут уничтожить творение Миры, а также их собственных потомков, то было принято решение созвать Великий Совет, состоящий из тринадцати князей, потомков божественной крови, на котором и было принято решение уничтожить всех калгал, дабы спасти наследие первой богини. Тогда и началась первая и самая кровопролитная война в истории этого мира. Но, как вы уже поняли, не все калгалы были убиты в ходе тех сражений, один выжил и схоронился на долгие полторы тысячи лет.

– Конечно, спасибо за этот чудесный урок ВАШЕЙ истории, но можно ближе к делу? У нас произошло нападение! В Аресале! И неизвестно есть ли еще кто-то из приспешников этого монстра на острове! А мы тут сказочки слушаем!

– Это не сказки! – в голосе Каяры послышался звериный рык, подобное высказывание Артура было оскорбительно. Его неуважение и пренебрежительное отношение к дорогой для Каяры истории было недопустимо. Глаза вальмирии вспыхнули и белки тут же окрасились в черный цвет, на котором полыхали языки красного пламени. Это заставила короля оборотней поумерить свой пыл. – Если никто из вас не против, то я продолжу?

– Да, мы вас внимательно слушаем, – решил смягчить обстановку Ривгард.

– Хорошо, – Каяра бросила еще один неодобрительный взгляд на Артура, дав ему понять, что следующим своим колким замечанием он наломает не малых дров и вернулась к рассказу. – Я не просто так начала с самого начала сотворения нашего мира. Каждый из вас должен сейчас осознать, насколько опасен и неуловим наш враг. Калгала, который собрал под свое крыло коргов, потомок бога Ксиеры, потомок Тени.

– Княжна Ринса, мы не очень хорошо осведомлены в вопросе о древних богах и их способностях, – сказала Кларисса, намекая о том, как был далек Совет от старой религии. Но Каяра это и так знала.

– Согласно, как вы говорите, старой религии, один из первых богов – Ксиера, был богом Тени. Одним из тех, кто обладал множеством лиц и мог менять их по своему желанию, при этом его собственная тень никогда не менялась. Она была несоразмерно огромной и шла за богом, словно длинный шлейф от мантии. Но вот дети этого бога унаследовали лишь одну его способность к перевоплощению – способность менять запах своей крови. Не просто скрывать его по своему желанию, как это могут все чистокровные перед представителями крови более низкого ранга, – на этой фразе Артура слегка передернуло, – но копировать запах других существ, выдавая себя то за оборотня, то за вампира или даже за человека. Поэтому, хотя мы уже и имеем более четкое представление о том, кто наш враг, нам будет сложно его поймать. Даже, остановив отплытие, мы не сможем сказать с полной уверенностью, есть ли на корабле еще последователи калгалы.

– Как и не можем точно знать, нет ли уже его самого на острове, – с ужасом произнесла Кларисса.

Все члены Совета с опаской переглянулись. Мысль о том, что древнее чудовище может быть уже в замке, не на шутку перепугала правителей Триединства.

– Не думаю, что это возможно, – поспешила успокоить их Каяра. – Он собирает армию, а его солдаты – корги. И он единственный, кто может держать их в узде, отдавая приказы.

– Надеюсь, что это так, – добавил Ривгард.

Тем временем двери Зала Совета вновь распахнулись, и на пороге показался третий генерал армии Триединства.

– На пристани разгорается скандал, да и в замке нарастает напряжение, нужно как можно скорее успокоить жителей острова.

– Но что мы им можем сказать? Знаете, всему миру угрожает древнее чудовище! И оно чуть было не убило Кровавую Княжну. Кстати, да! Одна из самых страшных легенд древнего мира уже почти неделю ходит по нашему острову! Но вы не беспокойтесь! Она обещала, что никого из нас убивать не будет! Но и тут, кстати, есть парочка Но! – возбуждено протараторил король оборотней, при этом весьма эмоционально размахивая руками перед собой, пытаясь описать весь апофеоз ситуации.

К нему поспешил Листат, положив руку на плечо разгорячившегося оборотня, он попытался его успокоить:

– Возьми себя в руки, Артур. Сейчас нам нужно решить, что мы скажем нашему народу!

– Что мы скажем? Что мы можем из этого рассказать? Соврем, конечно! И это не обсуждается!

– Соврем? – в смятении переспросила наследница клана Ринса, совершенно не видя логики в его словах.

– Да! Именно! – Артур скинул руку вампира со своего плеча. И весьма враждебным шагом направился к вальмирии, но подойти вплотную все же не решился. – Уж не думали ли ВЫ, что мы допустим панику на острове? Представляете себе масштаб тех волнений, которые захватят замок?

– Вы предлагаете и дальше делать вид, что ничего не происходит? – в недоумении спросила вальмирия.

– Да! – воскликнул оборотень.

Каяра чувствовала, как не только в ней нарастало отчуждение, но и ее нареченный был против подобного предложения:

– Вы, правда, думаете, что жители острова поверят, что ничего произошло, после того, как видели нас с Каярой? И как вы собираетесь объяснять внезапную смерть Динара?

– А разве от Динара осталось тело?

– Ты уже перегибаешь, Артур, – вмешался король вампиров. – Мы не сможем оставить его исчезновение незамеченным. И Володар прав, их проход с княжной мы тоже оставить без объяснения не можем.

– Да вы хоть себе представляете, какую панику поднимете, вываливая все это разом? – голос Артура уже зазвучал надрывно, он был в шаге от того, чтобы полностью сорваться и потерять остатки своего самоконтроля.

– Артур прав…

– Кларисса? – удивленно взглянул на ведьму Листат.

– Мы не можем вывалить все это разом на граждан Триединства, их нужно готовить к этому постепенно. Предлагаю сказать, что Динар узнал, из какого клана Каяра, и по какой-то причине, это надо еще обдумать, он напал на нее. Володар почувствовал кровь и спас девушку, но сам Живин был убит в схватке.

– Тогда, где его тело? Оставить от существа лишь пепел, могу только я. Володар же не может никого спалить дотла?

Идея Клариссы рушилась, как песочные замки, под напором здравого смысла. Но вот Смоленский не спешил сдаваться так легко:

– Володар тоже предстал перед глазами жителей острова в израненном виде. Можем сказать, что Живин атаковал его ядами, а вы его спалили.

– Какой могущественный ученый! Чуть было не победил двух вальмириев! – с насмешкой бросила последняя кровь клана Ринса.

– А кто сказал, что двух? Вы же для всех здесь – ведьма, а одного он и так, можно сказать, победил!

Каяра не смогла сдержать звериного рыка, ее ярость рвалась наружу. Смоленский незамедлительно ощутил гнев крови первого ранга, и, поддавшись ее превосходству, оборотень замер в трепете перед более могущественным зверем.

– Он не смог бы победить меня, даже если бы у него были тонны этого яда! С каждой новой дозой, моя кровь побеждала его все быстрее. Смерть Живина, была лишь вопросом времени!

– И в этом никто не сомневается, – Листат поспешил сгладить ситуацию. – Но и вы должны нас понять, народ Триединства весьма своеволен и эмоционален. Нам нужно время, чтобы постепенно подготовить жителей острова к подобному заявлению.

– И сколько, по-вашему у нас есть времени? Когда нападет калгала? Когда он спустит с цепи своих тренированных коргов? – не унималась Каяра.

– Он не станет действовать сразу, – вмешался Володар, чем весьма удивил свою нареченную. – Совет прав, жители острова просто впадут в панику. Я даже не могу ручаться за солдат армии Триединства. Нам нужно действовать постепенно.

– И что они могут такое устроить? Бунт поднимут?

– Да, – спокойным голосом ответил третий генерал.

Каяра замерла в изумлении. Она никак не могла взять на ум, возможность того, что какой-либо народ может начать закатывать истерики на грани войны. В то время, когда всем нужно объединиться и действовать как один, чтобы выжить. Это была истинная глупость, выше ее понимания.

– К сожалению, паника в наших стенах может натворить много бед, – согласилась с Ситалом Берильская. – Думаю, что сейчас нужно просто найти всему подходящее объяснение, которое народ Триединства сможет принять.

– И как долго вы планируете беречь нервы своих деток? – поинтересовалась последняя кровь клана Ринса.

Все присутствующие замолчали, никто не мог точно ответить на этот вопрос. Каяра вопрошающе посмотрела на Володара, его поступок был ей совершенно не понятен. Она не ожидала, что он примет сторону Совета. Для юной Ринса все их рассуждения казались полным бредом. Ну не могло, в ее понимании, ни одно здравомыслящее существо само вести себя к самоуничтожению. Но внимательно всмотревшись в выражение лица своего нареченного, она вдруг осознала, что жители острова вполне могли последовать такому сценарию. Наследнице древнего клана ничего не оставалось, кроме как принять сей факт.

– Ладно, – она обреченно вздохнула. – И что вы предлагаете? Каким вы видите дальнейший план действий?

 

– Думаю, что для начала, мы объясним случившееся сегодня утром, – ответила королева ведьм.

– Что хотите сказать пассажирам остановленного корабля?

– Скажем, у нас были опасения, что на корабле могли попытаться вывезти изготовленный Живином яд, – высказал предложение Ривгард.

– Хорошо, а дальше что?

И снова в зале Совета ненадолго повисло молчание, которое поспешно прервал, пришедший в себя оборотень:

– У меня к вам встречный вопрос, что вы планируете делать дальше?

– Призывать староверов, – мигом ответила Каяра, а потом добавила. – Мне нужно будет покинуть остров.

– Исключено! – завопил Смоленский.

– А что вы мне предлагаете? Письма разослать? – гневно спросила его вальмирия.

– А почему бы и нет?

– Мне нужно обеспечить им безопасный переход!

– Вы собрались каждого старовера сопровождать, что ли лично?

– А почему бы и нет? – саркастически повторила его вопрос Ринса.

– Успокойтесь! – уже не выдержал Листат, кажется, и у него есть свои пределы. – Только ссориться нам еще не хватало. И да, отпускать вас с острова в такое время, слишком опасно. Что если калгала вздумает неожиданно напасть?

– У вас остается Володар, и к тому же, я могу в одно мгновение трансгрессировать сюда с материка.

– На такое расстояние? – с ужасом удивилась Кларисса. Видимо, осознание могущества Каяры не давалось ей легко. Она все еще не знала, радоваться ей ее силе или нет.

– Да, это возможно, если… – тут Каяра замялась. То, что она собиралась сказать, прозвучит для Совета двояко. – Если я объединюсь с островом.

– Исключено! – еще громче воскликнул Артур.

– Это может пойти нам на руку, – Володар сделал шаг вперед, привлекая всеобщее внимание.

– В каком смысле? – заинтересовался Листат.

– Если Каяра объединиться с островом, то кровь создателя вновь начнет питать свое дитя. Остров наполнится магией клана Ринса, все стражи оживут и в нужный момент смогут защитить крепость.

– О каких стражах идет речь?

– О каменных солдатах возле домов командного состава, – на этот раз ответила Кларисса, – о волках, высеченных в стенах замка, и об орлеанах на наших башнях. Но если они оживут, когда хозяйки не будет на острове, кто будет их контролировать?

– У всех стражей лишь одна задача, защищать остров от нападения. Они просто будут обороняться от врага.

– Во-первых, меня смущает фраза – хозяйка острова, – заявил Артур. – Во-вторых, а как они будут отличать врагов от друзей? Для этих древних изваяний и мы тоже можем сойти за узурпаторов!

– Нет, единственные враги острова в их понимании – корги, – пояснила наследница крови Ринса.

– Мы не можем принять такое решение так сразу, нужно взвесить все за и против.

Каяру уже начинало порядком выводить из себя упертость и недальновидность Совета Триединства. Она не могла позволить себе трястись над каждым шагом вместе с ними, когда ее народ находился в опасности.

– Сегодня ночью, я покину остров, так или иначе. Мне необходимо предупредить староверов!

– Но…

Каяра не дала королю оборотней договорить. Чаша ее терпения была переполнена. Больше она не позволит им эгоистично тянуть одеяло на себя!

– Это не обсуждается! Вы защищаете свой народ? Вот и я должна защитить свой! Я не стану щитом для вас и новообрядцев, в то время, как верные кодексу будут погибать!

Члены Верховного Совета не могли найти должных возражений на доводы Кровавой Княжны. Каждый из них осознавал необходимость призыва староверов на остров. Ведь именно они должны были составить основную силу соединенной армии их коалиции. Каждый понимал, что солдатам их армии было нечего противопоставить грядущему врагу.

– Хорошо, – Листат отошел к своему королевскому креслу, который лишь издалека походил на человеческий трон только за счет драгоценного убранства, и облокотился на него одной рукой. – Но у вас будет только одна ночь, Княже. Мы не можем так рисковать, особенно после жестокого покушения на вас в стенах острова.

– Целая ночь? – возмутился оборотень.

– Вы хотели спросить, всего одна ночь, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО? – дерзко бросила ему в ответ Каяра, одарив Смоленского достаточно свирепым взглядом, чтобы он осознал необходимость держать свой рот на замке.

– Но, – продолжил король вампиров, – мы не можем пойти на установления кровной связи между вами и островом. И тут вы тоже должны нас понять, мы еще не так уверены в прочности наших новых отношений.

– Согласна, – спокойно согласилась вальмирия. Речи Листата были мудры, спорить с этими истинами было бесполезно, и у наследницы древнего клана не возникало никакого желания препираться с ним, заявляя о нерушимости слова Ринса. Перед ней были представители другого мира, которые давно уже потеряли веру в силу даже собственных слов и обетов.

– А сможете ли вы тогда управиться за одну ночь? И как вы попадете на материк, а потом на остров? Вы же ранены? – спросила Кларисса.

– Мои раны не имеют никакого значения. Единственное, мне придется оставить где-то связующую рессу. До острова придется добираться рывками, а вот обратно я смогу вернуться за один прыжок, используя уже открытые порталы.

– Хорошо, а как же староверы? Они переживут подобное перемещение?

– Нет, такое перемещение не переживет никто, кроме вальмирия или… калгалы, – неуверенно добавила Каяра, сочтя необходимым добавить всех представителей высшей крови в этот список, да и поставить Совет в известность о том, что появление врага в их стенах может быть и правда искрометным, и неожиданным.

– Тогда как? Я не понимаю…

– У моей крови есть преданные кланы, они и обеспечат призыв и сопровождение староверов. Но приказ я должна отдать им лично.

– Что же вы сразу не сказали? Я-то думал, вы их за ручку вести собрались, – было обрадовался Артур.

– У этих кланов есть связь со мной, пока она еще дремлет, но при встрече, я пробужу ее вновь. Таким образом, я буду наблюдать за ними весь их путь и в случае опасности, смогу прийти им на помощь без промедления.

– Кровная связь? – спросила Кларисса.

– Да.

– Это ваши шевалье? – решил уточнить Листат.

– Нет, вальмириям нет необходимости создавать шевалье, чтобы обеспечить себе кровную связь с более низким рангом. И для вашего большего спокойствия, хочется добавить, что на острове останется тот, кто тоже связан со мной подобным образом.

– И кто же это?

Володар придвинулся к наследнице Ринса чуть ближе, словно готовился сообщить вместе с ней Совету об их связи, но, к сожалению, Каяра говорила далеко не о нем.

– Ярослав.

Разочарование в глазах Ситала было сложно передать словами, еще сложнее было описать ту обиду, которая докатилась до последней крови древнего клана от ее нареченного. Она украдкой бросила вопрошающий взгляд своему возлюбленному и мысленно добавила: "Не сейчас".

– Хорошо, тогда пусть Ярослав сегодня выступит вместе с ночным патрулем.

– Я передам ему.

– Но объяснение произошедшего для народа Триединства, мы оставляем неизменным. Никаких упоминаний о калгале, пока что.

– Я не стану спорить с решениями в отношении вашего народа, но староверам я скажу правду, я не стану им лгать.

– А вы уверены, что вы сможете сдержать тот страх, что собираетесь посеять в их сердцах? – усомнилась Берильская.

– Они сами в состоянии справиться с этим. Тем более кодекс требует выступить на войну, и они выступят, даже если она заведомо проиграна! – с гордостью произнесла страж кодекса.

– Надеюсь, все же наши шансы на победу не так плохи, – тихо добавил Листат.

– Не сомневайтесь, – поддержал своего правителя Ситал, преисполненный желанием победы.

– Очень на это надеюсь, – все еще неуверенно прошептал Ривгард, словно боясь спугнуть возможную удачу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru