Щенок Люси, или Переполох на каникулах

Холли Вебб
Щенок Люси, или Переполох на каникулах

© Тихонова А., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Посвящается Уильяму и Робин


Глава первая


– Белла так растолстела! – воскликнула Лорен, поглядывая на Беллу – любимицу семьи, отдыхавшую под столом. Собачка-бигль всем присутствующим наваливалась на ноги и тяжело дышала. Судя по всему, ей было не очень-то удобно. Она лежала на громадном животе, и на её мордочке застыло сердитое выражение.

Папа тоже заглянул под стол.

– Что ж, у Беллы со дня на день появятся щенки. Я позже проверю, не спала ли у неё температура.

Лорен кивнула. Последние несколько недель они каждый день мерили собачке температуру: их ветеринар Марк сказал, что нет способа лучше определить, как скоро она родит.

Тяжело ступая, Белла выбралась из-под стола и поплелась к своей подстилке – большой и мягкой, из приятной красной ткани. Собачка ухватила её за край зубами и подтащила ближе к батарее. А потом принялась тыкаться в неё носом, укладывая то так, то сяк, но положение подстилки решительно её не устраивало.

Лорен с надеждой посмотрела на Беллу.

– Как думаете, она хочет подготовить гнёздышко?



– Не знаю, – с сомнением отозвалась мама. – Возможно…

Белла впервые ждала щенков, и семья не до конца понимала, какие знаки им подаёт их любимица, хоть мама Лорен и приобрела целых три книги по разведению собак.

– Пора собираться в школу, – напомнил папа, взглянув на свои наручные часы.

Лорен вздохнула.

– Наверняка Белла родит, пока я сижу на уроках! А мне так хочется быть с ней рядом, прямо сил нет. Можно я останусь дома? Сегодня последний день занятий, вряд ли в школе будет что-то серьёзное, правда?

Мама покачала головой.

– Извини, милая. Да и разве ты не хочешь попрощаться со своими друзьями? Ты их ещё полтора месяца не увидишь, не забывай.

Лорен нахмурилась. Мама была права. Девочке нравилось жить в отдалении от города. Раньше их участок был фермой, и у них сохранился огромный сад. Старый коровий сарай превратился в рабочий кабинет родителей, а в другом сарае Лорен разрешали играть. Вот только были в такой жизни и свои минусы. Семья жила в двадцати минутах езды от деревеньки, где находилась школа, а дом лучшей подруги Лорен – Милли – располагался ещё дальше за школой, так что до него пришлось бы ехать целых сорок минут на машине! Поэтому встретиться с Милли на каникулах было не так-то просто: всё приходилось планировать заранее.

Лорен взяла свою школьную сумку и подарок для учительницы, мисс Форд, и ещё разок взглянула на Беллу перед тем, как уйти с кухни. Бело-каштановая красавица ворочалась на подстилке, стараясь лечь поудобнее.

– Потерпи, пожалуйста, пока я не вернусь домой, – умоляющим голосом попросила её Лорен. Но Белла подняла на девочку свои большие, печальные глаза. Тогда Лорен опустилась на корточки и нежно её погладила. – Понимаю. Тебе хочется снова стать такой, как прежде. Если соберёшься сделать это сегодня – удачи, Белла! Оно того стоит, потому что у тебя появятся очаровательные малыши.

– Её это измотает, – заметил папа. – Надо будет за ней приглядывать. Помню, как собака моих родителей, Тыковка, ждала щенков. Я тогда был чуть старше тебя. Ладно, Лорен, давай поспешим, а то опоздаешь в школу.

Позже, когда Лорен с папой ехали в машине по ухабистой дороге, она спросила:

– Как думаешь, сколько щенков ждёт Белла?

Папа покачал головой.

– Сложно сказать. Всякое может быть. От одного до четырнадцати, если верить книжкам, которые купила твоя мама. Тыковка принесла пятерых.

Лорен нахмурилась.

– Но у нас вряд ли будет один. Белла же очень толстая!

– Пожалуй, ты права, живот у неё огромный. Скорее всего, малышей будет много, – согласился папа. Заметив сверкающие глаза и широкую улыбку дочери, он со вздохом добавил: – Лорен…

– Что? – встревоженно спросила девочка.

– Милая, ты же знаешь, что мы не оставим щенков себе? Они все отправятся к новым хозяевам.

Несколько секунд Лорен молчала, а потом тихо, с сожалением произнесла:

– Знаю…

Ещё какое-то время в салоне царила тишина.

– Но они ведь проживут у нас несколько месяцев, да? – уточнила Лорен. – Мы сможем с ними играть все летние каникулы, и даже дольше.

Папа кивнул.

– Разумеется. Само собой, нам будет их не хватать, когда малышей заберут. Главное – не забывать, что они, по сути, не наши.

– Я не забуду, – пообещала Лорен. – Ой, пап, это же Милли! Высадишь меня здесь? Я пройдусь до школы с ней и её мамой, ладно?

Папа затормозил, и Лорен выпрыгнула из машины, приветливо махая подруге рукой.

– Привет! Как дела у Беллы? Щенки уже появились? – полюбопытствовала Милли.

Лорен помотала головой, улыбнувшись.

– Она сегодня так забавно себя вела. Всё мяла свою подстилку, словно гнёздышко готовила. Может, домой я вернусь уже к щенкам! – радостно затараторила Лорен, размахивая школьной сумкой.



– Вот везучая, – проговорила Милли. – Мам, давай возьмём одного из малышей Беллы? Ну пожа-а-а-алуйста!

– Ох, Милли, ты же знаешь, что я бы с радостью, – начала мама, поудобнее перехватывая младшую сестрёнку Милли, Эми, и прижимая её к себе. – Но это будет несправедливо по отношению к щенку. Я всё время занята твоей сестрой, папа весь день на работе. Питомцу у нас будет одиноко.

Милли вздохнула.

– Наверное, ты права.

– Можешь приезжать ко мне на каникулах и играть со щенками, – пообещала Лорен. – Мне вот тоже не разрешат их оставить. Папа только что об этом напомнил.

Милли кивнула.

– Зато у тебя будет куча времени, чтобы с ними наиграться! Ой, звонок! До встречи, мам!

Девочки поспешили на урок и вскоре присоединились к остальным ребятам – все собрались вокруг мисс Форд, и каждый уговаривал учительницу, чтобы его подарок она открыла первым.

Глава вторая


Обычно Лорен целую вечность болтала с подругами после уроков, но сегодня ей не терпелось узнать, появились ли наконец щенки на свет! Она помчалась к выходу через игровую площадку и обнаружила, что папа стоит у ворот. Милли побежала за ней.

– Белла уже родила? – выдохнула Лорен. Она так спешила, что ей пришлось схватить папу за руку, чтобы не налететь в него.

Папа взял дочь за плечи и рассмеялся.

– Да.

– Сколько щенков? – восторженно пискнула Лорен.

– Угадай, – с улыбкой ответил папа.

– Пять?

– А вот и не угадала. Десять!

– Десять щенков?.. – Лорен переглянулась с Милли, удивлённо вскинув брови. – Десять? Это же очень много!

Милли прыснула.

– Придётся придумывать целых десять имён!

– Да, это нелегко, – проговорил папа.

Лорен обеспокоенно на него взглянула. Голос у папы был не особенно счастливый для владельца десяти щенков.



Внезапно девочку поразила жуткая мысль. Выносить и родить десять малышей – это нелёгкий труд, и на Белле он наверняка сказался. Неужели теперь она неважно себя чувствует? Лорен уже собиралась спросить об этом папу, но передумала. Ей не хотелось обсуждать такие страшные вопросы на игровой площадке у школы.

Она обняла Милли на прощание и пообещала отправить ей фотографии щенков.

Но как только подруги разошлись и папа повёл Лорен к машине, она взяла его за руку и спросила:

– Пап, всё в порядке?

Он внимательно на неё посмотрел.

– Ты о чём?

– Вид у тебя взволнованный – с той самой минуты, как ты рассказал нам про десятерых щенков. С Беллой всё в порядке?

Папа крепко обнял дочку.

– С Беллой всё хорошо. Само собой, она устала, но со всем справилась. Дело не в ней… – Он замялся. – Лорен, один из щенков родился совсем крошечным, намного меньше своих братьев и сестричек. Мы с твоей мамой не уверены, что он выживет. Щенок миниатюрный, и мы даже не сразу поняли, дышит малыш или нет, когда он родился. Он был первым, и сразу за ним последовал второй, так что Белла даже не успела его вылизать, в отличие от остальных, и не перекусила ему пуповину. Мне пришлось самому её отрезать и натирать малыша пледом, чтобы он задышал. – С этими словами папа покачал головой. – Щенок начал дышать, но очень тихо, далеко не так шумно, как его братья и сестрички.

– Папочка, ты боишься, что он умрёт? – прошептала Лорен.

Папа вздохнул.

– Надеюсь, этого не случится, но мы должны быть ко всему готовы.

– Как грустно…

Глаза Лорен защипало от слёз. Бедный маленький щеночек!

– Всё-таки девять здоровых щенков – это замечательный помёт, – напомнил ей папа.

Лорен кивнула.

– Наверное. Только теперь я волнуюсь за самого крошечного.

– Понимаю, я тоже. Но ты не переживай, он ещё может оправиться. Как знать?

Лорен скрестила за спиной пальцы на удачу. Ей хотелось, чтобы все десять малышей Беллы были счастливы и здоровы.




Лорен тихонько проскользнула на кухню. Она отчаянно старалась не потревожить Беллу.

Однако маму десяти щенков ничего не беспокоило. Она крепко спала на боку, растянувшись на уютной постельке из старых полотенец, которые мама Лорен уложила в невысокий деревянный загончик – папа смастерил его специально для Беллы и её малышей. Родители боялись, что щенки свалятся с обычной собачьей подстилки, какой бы большой она ни была.

 

Сейчас они прижимались к матери, и сложно было различить, где чья голова и где чей хвостик. Лорен опустилась на колени возле загончика и попробовала сосчитать пушистые комочки, но они так тесно сгрудились, что сделать это было невозможно. И найти слабого малыша, о котором говорил папа, ей тоже не удалось.

– Они крошечные, – шепнула Лорен маме.

– Да, правда красивые? – с улыбкой ответила мама.

Лорен нахмурилась.

– Вот только они все чёрно-белые! На них и пятнышка коричневого нет. Странно, у Беллы же шёрстка бело-каштановая.

Мама покачала головой.

– Меня это тоже удивило, а потом я сверилась с книжкой про её породу и обнаружила, что бигли почти всегда рождаются чёрно-белыми. За первые несколько недель жизни чёрные пятна могут потерять цвет и стать коричневыми, а могут остаться такими, какие есть. Обычно собаки этой породы трёхцветные: на их шёрстке есть и коричневые, и чёрные, и белые участки. Бело-каштановый окрас нашей Беллы – редкость.

– У них носики нежно-розовые, – со вздохом заметила Лорен. – И я слышу, как они сопят. Такие милые!

– Это точно, – подтвердил папа. – Ой, смотрите, Белла просыпается!

Лорен молча наблюдала за тем, как собака медленно зевает и сонно моргает, а затем подобралась ближе к загончику, чтобы Белла лизнула её в руку. Она всегда была такой дружелюбной, любила проводить время вместе с Лорен и обниматься, особенно на диване, когда по телевизору шли мультфильмы.

Вот только сегодня Белла совсем не замечала свою подружку. Её волновали исключительно щенки. Она мягко подтолкнула их носом к своему животу, чтобы они проснулись и начали сосать молоко.

– На меня она тоже внимания не обращала, – пробормотала мама. – Словно все стали для неё невидимыми, кроме щенков. – С этими словами она приобняла Лорен за плечи. – Не переживай. Это пройдёт через несколько недель, когда малыши откроют глазки и начнут ползать. Тогда они станут меньше полагаться на маму, и Белла опять к нам оттает.

Лорен кивнула.

– Можно взять одного из щенков на руки? Белла будет не против?

– Мы их пока не трогали, – признался папа. – Не хотим тревожить Беллу.

Пока собака будила детишек, Лорен их рассматривала.

– А где тот кроха, который сначала не дышал? – с дрожью в голосе спросила она. – Ой! Кажется, заметила. Это его Белла сейчас вылизывает?

Мама кивнула.

– Да, он намного меньше остальных.

– Мне даже видно его маленькие каштановые бровки! – восторженно воскликнула Лорен.

Она снова подсела ближе к загончику, и Белла строго на неё посмотрела – не обидит ли девочка её малышей? Лорен слегка отодвинулась, и собака продолжила вылизывать и подталкивать носом к животу миниатюрного щеночка. Его братья и сестрёнки уже сосали молоко со странным, хриплым писком. Лорен прыснула.



– Гляди, мам, этот щенок сел другому на голову!

Мама улыбнулась.

– Думаю, он не против. Для них сейчас главное – напиться маминого молока.

Папа отвлёкся на другого, крупного малыша.

– Эй, приятель, вряд ли ты что-то оттуда выжмешь, – со смешком заметил он. – Видите, он пытается сосать лапу Беллы!

Белла обернулась на папин голос и заметила растерявшегося щенка. Она поморщилась и подтолкнула его к животу, где уже собрались его братики и сестрички. После этого Белла снова принялась за слабого малыша.

– Он и правда совсем крошечный по сравнению с остальными, – обеспокоенно произнесла Лорен.

– Ничего не изменится, если он не начнёт сосать молоко, – напомнил папа. – О, погодите-ка минутку. Белла его слегка взбодрила.

Кроха прижался к животу дрожащими лапками и лениво взял мамин сосок. Он пил молоко с таким несчастным и вялым писком, словно ему хотелось только спать и он расстраивался, что его разбудили, но всё-таки малыш присоединился к своим братьям и сёстрам.

– Он пьёт? – с надеждой спросила мама.

– Кажется, да, – ответила Лорен и прислушалась, но различить, кто именно издаёт какие звуки, было невозможно, потому что все щенки кормились одновременно. – У него головка двигается туда-сюда, как и у остальных.

Рейтинг@Mail.ru