Бутербродный вор

Холли Вебб
Бутербродный вор

Holly Webb

THE MIDNIGHT VISITOR

Text copyright © Holly Webb, 2020

Illustrations copyright © Sarah Lodge, 2020

First published in Great Britain in 2020 by Stripes Publishing Limited

An imprint of the Little Tiger Group

1 Coda Studios, 189 Munster Road, London, SW6 6AW

The right of Holly Webb and Sarah Lodge to be identified as the author and illustrator of this work respectively has been asserted by them in accordance with the Copyright, Designs and Patents Act, 1988.

All rights reserved.

© Тихонова А., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

* * *


Посвящается настоящим музейным котам.

Холли Вебб


Максу и Бетт.

Сара Лодж


Глава первая

– Мур-р, – сонно протянула Таша, перекатываясь на спину, и лениво помахала миниатюрными полосатыми лапками.

Широкая каменная лестница перед входом в музей нагрелась от солнца, с реки дул лёгкий ветерок, и слышались крики чаек.

– Ты испачкаешь себе шёрстку, – с осуждением сказала Бьянка. – А мама говорит, что мы должны всегда выглядеть чисто и опрятно.

Таша покосилась на сестрёнку и снова закрыла зелёные глаза.

– Ой, брось, – мяукнула она, но Бьянка не спешила уходить. И ещё загораживала собой лучи солнца, поэтому весенний вечер казался мрачнее и холоднее.

– Надо слушаться маму, – упрямо добавила Бьянка.

Она села на ступеньку рядом с Ташей и принялась умываться, хотя её белая шёрстка выглядела, как всегда, безупречно. Даже розовые подушечки на лапках сияли чистотой, а длинные усы она словно причесала.



Таша перекатилась обратно на живот, поднялась и оглядела свои серо-чёрные полоски. Да, Бьянка была права. Шерсть у Таши торчала во все стороны, и на ней лежал тонкий слой пыли. А усы почему-то слиплись: и как вообще так получилось? Кажется, она недавно проходила через реставрационную мастерскую[1], и там был такой интересный сосуд с лаком… наверное, всё-таки не стоило совать в него мордочку. Таша попыталась вылизать липкие усы, но не дотянулась.

– Ты позоришь музей, – проворчала Бьянка, ненадолго отвлекаясь от своего туалета. – Только взгляни на себя! Хм!

– Ничего я не позорю, – обиженно ответила Таша. – Наша работа – ловить крыс и мышей, а им без разницы, склеены у меня усы или нет и чистая ли у меня шёрстка.

– Мама так не думает, – промурчала Бьянка, покосившись на посетителей, поднимающихся по лестнице, и снова повернулась к сестре. – Видишь, они сказали, что я милая. А тебя даже не заметили.

Таша на секунду задумалась. А не прыгнуть ли на Бьянку, чтобы извозить её в пыли? Тогда она уже не будет такой безупречной! Правда, Таше наверняка за это достанется. Вдруг мама заставит её остаток дня просидеть в подвале, вместо того чтобы гулять по саду с другими кошками?

– Иди-ка сюда, – со вздохом произнесла Бьянка, нагибаясь к сестрёнке, и принялась вылизывать её шёрстку. – Я приведу тебя в порядок.

Таша прижала уши к голове и зашипела, грозно топорща усы.

– Ну-ну, не упрямься, – проговорила Бьянка. – Не нравится умываться – так постарайся не пачкаться!

«Ну всё! Надоело! – подумала Таша. – Сколько можно это терпеть? Сейчас посмотрим, как она запоёт, когда сама окажется в пыли!»

Таша уже собиралась прыгнуть на сестру, но тут к ней подошёл брат, рыжий Борис, и ткнулся в неё носиком.

– Меня даже не пытайся умывать, – обратился он к Бьянке. – Хватает и того, что мама заставляет чистить уши…

Бьянка окинула взглядом рыжего котёнка и фыркнула.

– А ты вполне ничего, – сказала она и со вздохом повернулась к Таше. Несмотря на все её старания, полосатая шубка сестры опять стояла торчком. – Нет, я сдаюсь, – решила Бьянка.

– Отлично! – обрадовалась Таша. – Ой, глядите: ещё посетители!

И трое котят приняли самый очаровательный вид, чтобы выманить у гостей музея вкусные лакомства. Но те, как всегда, обратили внимание только на Бьянку. Таша с завистью наблюдала, как сестру гладят за ушками.

И как ей это удаётся? Борис даже не стал смотреть и устроился на ступеньке пониже, чтобы вздремнуть на солнышке.

– Белые котята нечасто встречаются, – объяснила Бьянка, провожая посетителей сладким мурчанием. – А вы оба такие… обычные.

– Эй! – возмутился Борис, приоткрывая один глаз. – Мама сказала, что всем нравятся рыжие и полосатые. И я бы не хотел родиться белым.



Голубые глаза Бьянки опасно сверкнули.

– Это ещё почему? – прошипела она.

– Ты слишком выделяешься, – объяснил Борис. – У тебя нет естественного камуфляжа. А мы с Ташей можем легко спрятаться в тени благодаря полоскам.

– А я и не хочу прятаться, – гордо заявила Бьянка. – Все должны видеть, какая я красивая.

Вдруг она заметила чёрные точки на террасе и наморщила мордочку.

– Ой, дождь! Я же промокну!

Возле её нежной лапки на ступеньку упала жирная дождевая капля, и кошечка испуганно распушила хвост. Не задерживаясь больше ни на минуту, Бьянка помчалась к маленькой кошачьей дверце, спрятанной за колонной.

Благодаря каменным колоннам и роскошным статуям по бокам от главных дверей музея фасад здания выглядел особенно величественно. Даже над маленькой дверцей установили мраморную кошечку. Правда, за много лет её носик истёрся от сотен хвостов, которые задевали скульптуру при входе.

Вскоре после того, как Бьянка исчезла за дверцей, на террасу вышла пушистая серая кошка с пышными белыми усами. Таша попыталась сделать вид, будто не увидела маму, и незаметно убежать в сад, но ничего не получилось. Дымка была отменной охотницей с цепким взглядом и наверняка поняла, что дочка её заметила.

– Ой, а мама вышла нас искать, – вздохнул Борис.

Таша и Борис разочарованно переглянулись и поспешили к большой серой кошке.



– Можно мы немножко здесь посидим? – взмолилась Таша. – Ложиться спать ещё рано.

Дымка сощурилась, подняла голову к небу и ткнулась в Ташу носиком.

– Нет, милая, уже поздно, и дождь пошёл. Да и ужинать пора. Сегодня у нас особенное угощение. Старик принёс рыбу.

Стариком называли одного из охранников, который отвечал за музейных котов. Он любил поворчать и иногда даже сердился на котят, если те путались под ногами, но мама объяснила, что у него просто часто бывает плохое настроение из-за больных суставов.

Борис встопорщил усы и с восторгом посмотрел на Дымку.

– Рыба! Побежали скорее, Таша! Надо успеть, пока остальные всё не расхватали.

Малыши юркнули в дверцу (хвосты у них пока были не такие большие и пушистые, чтобы задеть статую кошки) и помчались вниз по ступенькам в прохладной полутьме.

Глава вторая

Подвал музея был настолько огромным, что даже грозный белый кот Айвен – дедушка Таши, Бьянки и Бориса – не исследовал его целиком за свою долгую жизнь. Здесь хранились старые экспонаты и повсюду стояли ящики, сундуки и коробки, о которых, наверное, давно позабыли.

Коты жили ближе к фасаду здания и спускались в свой тихий домик по лесенке через дверь на террасе. Таша знала, что по одному из тоннелей можно подняться в Египетский зал, где проход скрывается за витриной с жуткой мумией, а в музее есть ещё много тайных ходов, по которым кошки попадают в самые разные комнаты.



Тем же вечером, после сытного ужина, Таша, Бьянка и Борис дремали на ящике, устланном старыми дырявыми тканями, прижимаясь к тёплому маминому боку.

Лёгкий дождик ближе к ночи превратился в настоящий ливень. Крупные капли неустанно барабанили по террасе, крыше и стенам музея, а ветер завывал в трубах, жалобно стеная или грозно воя. Несмотря на то что в подвале котята были в безопасности, они всё равно ворочались во сне, встревоженные шумом с улицы.

Вдруг на верху винтовой лесенки раздался громкий стук, который эхом разнёсся по подвалу. Таша проснулась с испуганным писком и вздыбила шёрстку. Что такое? Разве их дверца не закрыта как следует?

Разумеется, многие коты гуляли в ночи, бродили по музею среди бесценных экспонатов, высматривали мышей, крыс и грабителей, но они умели неслышно проскальзывать в дверцу, поэтому ни за что не стали бы поднимать такой шум. А значит, это был кто-то чужой!

– Никуда не уходите, – прошипела Дымка, сверкнув зелёными глазами. – Скоро вернусь.

Из дверного проёма на лежанку лился слабый свет, и кошечка поспешила к выходу вместе с остальными старшими котами – полосатыми, белыми, рыжими, самыми разными. Все хотели выяснить, кто нарушил их сон.

 

Котята остались лежать на ящике, робко прижимаясь друг к другу. Им уже не хватало маминого тепла.

Таша обеспокоенно поводила хвостом и мяукнула:

– Интересно, что там происходит?

– Мама просила нас сидеть здесь, – напомнила Бьянка.

– А мы только заглянем за дверь, – предложил Борис. – Они нас не заметят, если мы останемся внизу.

Таша согласилась и вскочила на лапы. Бьянка нерешительно помялась на месте, но тоже присоединилась к братику и сестрёнке. Ей не хотелось оставаться одной.

Вся троица подкралась к двери. В слабом свете уличных фонарей они едва различали ступени лестницы, а старшие коты маячили на самом верху тёмными силуэтами, неподвижные, словно статуи. Правда, даже отсюда котята слышали их прерывистое дыхание.



– Нужно узнать, что случилось, – решилась Таша, размахивая хвостом и прижимая уши к голове. – Мне совсем не видно дверцу. А ведь это наверняка что-то важное!

– Не надо… – протянула Бьянка, но Таша с Борисом уже начали подниматься по ступеням.

Они пробирались через толпу, и коты недовольно шипели, но не пытались их остановить. Котята приблизились к маме и дедушке, которые стояли на самой верхней ступеньке.

– Разве ты не сказала им сидеть в подвале? – прошептал старый Айвен, сощурив единственный глаз.

Дымка вздохнула.

– Сказала, но они же у меня непослушные. Сам знаешь. Ладно, вы трое, теперь от меня не отходите, ясно? Ни на шаг.

Она повернулась к деревянной дверце. Коты, стоявшие на страже, отодвигали тяжёлые затворы зубами.

Таша поёжилась и прижалась к матери. Дверь скрипнула, и в помещение ворвался свистящий ветер, вздымая шёрстку собравшихся котов и путая волоски на хвостах. Со всех сторон послышалось тихое шипение.

Створка полностью открылась, впуская влажный уличный воздух, и Таша увидела, как дождевые капли разбиваются о землю маленькими фонтанчиками. Но дальше, в кромешной темноте и за пеленой ливня даже самые зоркие кошки не могли ничего различить.

Коты-стражники вышли вперёд, и один из них крикнул:

– Кто здесь?

– Назовись! – добавил второй ещё громче первого.

Мрак за дверью словно сгустился сильнее прежнего, а потом из него вдруг вынырнул тёмный силуэт тощего старого кота. Рёбра проступали под влажной шерстью, и поэтому зверь казался ещё более худым, а вертикальные полоски на его шкуре сливались с тенью у входа. Однако было в нём нечто вызывающее уважение, и стражники попятились.

Сгрудившиеся на лестнице коты всмотрелись в холодный сумрак, затаив дыхание, ожидая, когда тощий незнакомец заговорит. Но он не мог ничего ответить, и Таша почти сразу догадалась, почему. Она заметила, что кот бережно держит в пасти маленький чёрный комочек, совсем несчастный на вид.

Старик неспешно поковылял к Дымке, остановился напротив неё и положил свою ношу на ступеньку. Медленно кивнул, развернулся и вышел в ночь, растворившись за пеленой дождя, так ничего и не сказав.

Пушистый комочек заёрзал, чихнул и сел на задние лапки, затем поднял на Дымку изумрудно-зелёные глаза, обвёл взглядом всех собравшихся и робко пропищал:

– Здравствуйте. Я – Питер.


1Что такое реставрационная мастерская и другие интересные понятия, можно узнать из словарика в конце книги. (Прим. пер.)
Рейтинг@Mail.ru