Окольцованные

Гвендолен Артерберк
Окольцованные

Он

Почему они выбрали один и тот же университет, до сих пор оставалось для него загадкой. Видимо, произошла одна из тех странных случайностей, которые сводят людей иногда помимо их воли или побуждений. Перед началом учебного года он шёл по полукруглому коридору – все его называли «циркуль» – и вдруг наткнулся на неё. Просто наткнулся – совсем как сегодня, в метро. Оказалось, она тоже поступила сюда, только на другой факультет. Его привлекали информационные технологии, она выбрала дизайн. Но тем не менее они оказались в одном университете, где им предстояло провести сначала четыре года бакалавриата, а потом и два года магистратуры. Впрочем, в магистратуру пошла она одна, он уже устроился на работу, но это было сильно позже…

Она стала совсем другой. Она уже не была маленькой девочкой с флейтой. Она уже не была школьницей в строгом школьном костюме. Он смотрел на неё совсем другими глазами. Он не мог бы описать словами, какое она впечатление произвела на него. Это нельзя было назвать «любовью с первого взгляда», но его сердце явно забилось тогда чаще. К тому же тогда у него была своя теория, как он будет добиваться сердца своей избранницы. Надо просто быть рядом, проводить вместе время, и если их чувству суждено вспыхнуть – оно вспыхнет.

Первая попытка проводить время вместе, впрочем, провалилась. Он встретил его после первого учебного дня у традиционного места встречи – памятника, стоявшего во дворе перед главным корпусом. Они пошли к ближайшей станции метро, и он решил проводить её до самого дома. Но когда они спустились по эскалатору, она вдруг сказала:

– Ну здесь наши пути расходятся – тебе направо, мне налево. До завтра!

И быстро скрылась в некстати подвернувшемся поезде, не дав ему толком ничего сказать. Он остался на перроне, а потом сел в следующий поезд и поехал к себе домой.

Она

Я тогда и подумать не могла, что он специально увязался со мной в метро. Он с родителями раньше жил где-то в районе Семёновской, я и решила, что ему туда – а куда же ещё? Я никоим образом не хотела его тогда обидеть или отшить. Но и предположить, что он решил проводить меня сразу до дома, я никак не могла – ведь он ни слова об этом не сказал. То, что они переехали, и теперь ему вообще не надо спускаться в метро, чтобы попасть в университет, я узнала только сильно позднее.

После того как мы расстались с ним в первый студенческий день, он не подходил ко мне, наверное, в течение целого семестра. Я никак не могла понять, почему он меня игнорирует – ведь он явно обрадовался нашей первой встрече. Хотя мы часто встречались в коридорах или студенческой столовой, он ни разу не сделал попытки пройтись вместе до метро или просто поболтать о том и о сём.

Наши отношения продолжились, только когда после первого курса формировались группы для участия в летней студенческой лаборатории. Группы формировались по кросс-функциональному принципу, и в каждую группу входили студенты разных специальностей. Целью лаборатории было формирование навыков проектной работы, поэтому среди нас был менеджер, аналитик, разработчик и, конечно, дизайнер. Вот тогда я совершенно случайно услышала от кого-то, что он на самом деле живёт здесь неподалёку, и странный эпизод в сентябре предстал передо мной в новом свете…

– Станция «Павелецкая», переход на Замоскворецкую линию

Он

Это был грустный день для них обоих. Закончилось обучение в университете, она успешно защитила магистерскую диссертацию. Он помогал ей как мог, но теперь ей надо было двигаться дальше – её ждала стажировка за рубежом. Он не мог последовать за ней в этот раз хотя бы потому, что ему отказали в выдаче визы. Конечно, он проводил её сначала до аэроэкспресса в Домодедово, а затем и до самого аэропорта. Он продолжал стоять у ограждения, пока она проходила паспортный контроль. Только когда она окончательно скрылась из вида, он смог развернуться и медленно побрести в сторону выхода. Этот сентябрь ему предстояло встретить одному, без неё.

Любил ли он её тогда? Он был уверен, что да. Он был уверен, что через полгода сможет позволить себе поездку хотя бы на неделю к ней в гости – конечно, если ему снова не откажут в выдаче визы. Кто мог знать, что через полгода все полёты будут прекращены, и они окажутся разделёнными не только государственными границами, но и противовирусными мероприятиями. Кто же мог знать это заранее?

– Станция «Добрынинская», переход на станцию «Серпуховская» к поездам Серпуховско-Тимирязевской линии…

Она

Он внезапно встрепенулся, как будто в голову ему пришла какая-то срочная мысль. Он снял свой рюкзак, открыл его и начал что-то лихорадочно в нём искать. Она смотрела на это без особого интереса – наверное, вспомнил что-то по работе, или ещё что-нибудь в таком же роде.

Когда он наконец-то закончил поиски, в его руках оказалась маленькая коробочка из красного бархата. Он, запинаясь, произнёс:

– Совсем забыл… у меня же для тебя есть подарок!

Она осторожно открыла коробочку. На подушечке лежало золотое кольцо с разноцветными камнями. Она обратила внимание на то, что цвета камней на кольце повторяются – оранжевый, красный, синий, фиолетовый… Она смотрела и смотрела на кольцо и пыталась понять, что ей напоминают эти цвета, ведь где-то она недавно видела такую же цветовую последовательность… Вдруг она подняла глаза и посмотрела на цветную карту метро, которая висела прямо рядом с ними. Потом снова перевела глаза на кольцо – зелёный, дымчатый, оранжевый камни подмигнули ей блёстками отражённого света. Она снова посмотрела на карту, потом посмотрела прямо в его глаза.

Рейтинг@Mail.ru