Окольцованные

Гвендолен Артерберк
Окольцованные

Он

Мы действительно договорились встретиться на Смоленской «внизу стенки». Я ехал со стороны Киевской и почему-то пересел на голубую ветку, а не на синюю. Я до сих пор не понимаю, как это так могло произойти. Я редко бывал на Смоленской, поэтому, когда оказался на станции, далеко не сразу понял, что это не та станция, которую я ищу. Кроме того, на этой станции тоже была стенка, у которой прогуливались несколько человек, явно ожидая кого-то.

Я стоял и стоял, время текло медленно, как это обычно и бывает при ожидании. Она всё не приходила, но я не очень беспокоился, так как по своему обыкновению пришёл сильно заранее. Поезда приходили и уходили, пассажиры выплёскивались на платформу, а ожидающие группки людей, наоборот, втягивались в вагоны. А её всё не было.

Я решил было отправить ей сообщение, но здесь вдруг выяснил, что, как назло, забыл вчера зарядить свой телефон. Как только я разблокировал экран, он мрачно высветил сообщение «battery is low» и ушёл в глубокую спячку. Попросить телефон у случайного прохожего почему-то тоже не пришло мне в голову. Я прошёл вдоль платформы и на одном из стендов увидел карту расположения станции в городе. Мне мгновенно всё стало ясно – я перепутал Смоленские.

У меня ещё оставался призрачный шанс, что я успею перебежать через дорогу и застать её на другой Смоленской, на синей ветке. Я бросился по лестнице – эскалатора на этой станции не было. Я окончательно понял, что я не там, где надо – на той Смоленской, на которой мы хотели встретиться, эскалатор точно был.

Я побежал по подземному переходу на ту сторону, пробежал по длинному спускающемуся эскалатору, но её и на этой станции не было. Как мне казалось, разминуться мы никак не могли – в этом месте есть только один подземный переход под Садовым кольцом, а перебегать оживлённую магистраль «поверху» никому из нас не пришло бы в голову. Я ещё раз попробовал оживить свой телефон – безуспешно. Ничего не оставалось, как вернуться домой.

Она

Я сердилась на него целую неделю. Он ловил меня после университета, пытался что-то рассказать. Но я не хотела ничего слушать. Я просто не могла поверить, что в этот несчастливый день звёзды сошлись именно в такую комбинацию, что пока я спускалась в голубую Смоленскую по одной лестнице, он именно в этот момент поднимался по другой. Только так он мог объяснить тот факт, что мы не столкнулись лбами где-то в середине подземного перехода или на подходах к станции. Да и то, что перед свиданием со мной он не проверил заряд своего телефона – как он мог! – не красило моего кавалера. Только когда он приволок букет размером со всю его стипендию, я сменила гнев на милость…

– Станция «Комсомольская», переход на Сокольническую линию и выход к поездам…

– Помнишь, как я провожал тебя на Ленинградском вокзале? – попытался он сменить тему.

Он

У неё была летняя производственная практика, почему-то в Санкт-Петербурге, и она со своей группой ехала в Северную столицу. Конечно же, я не мог не проводить её, тем более что уезжала она почти в полночь. Пока мы договаривались о встрече, в мою больную голову пришла замечательная идея – я же могу поехать вместе с ней! Я заранее выведал, каким поездом она уезжает, и попробовал взять билет на тот же рейс, но в другой вагон. Но у меня ничего не получилось – все билеты именно на этот поезд были давно проданы. Я начал смотреть соседние рейсы и нашёл одно свободное место на поезд, который прибывал раньше, а уходил позже, чем её. Пришлось потратиться на СВ, но других вариантов у меня просто не было.

Мы, как обычно, встретились на кольцевой «внизу у стенки» и пошли к длинному эскалатору. Я тащил за собой её чемоданчик на колёсиках, и у меня ещё был свой объёмистый рюкзак с моими вещами. Она заметила, что у меня как-то много вещей для провожающего, но я отшутился тем, что «всё своё ношу всегда с собой». Я посадил её на поезд – её подруги уже были в купе, было видно, что скучать в дороге она не будет. И поспешил на свой рейс, который отправлялся на пятнадцать минут позже.

В Санкт-Петербурге я оказался на платформе, куда должен быть приехать её поезд, задолго до её прибытия.

Она

Сначала я не поверила своим глазам. Он же меня проводил в Москве, как он мог оказаться здесь, в Санкт-Петербурге, да ещё и раньше, чем я? Он гордо объяснил как. Я сказала, что, конечно, очень рада, что он здесь, но моя практика никуда не делась, и вряд ли я смогу составить ему компанию прямо сейчас. Он сказал, что найдёт, чем заняться в течение дня, но претендует на моё внимание в течение всех семи вечеров, которые мне предстояло провести здесь. Мои подруги смотрели на нас, не сильно скрывая зависть – их парни (у кого они были) явно не были способны на подобные поступки.

Каждый день он ждал меня у ворот предприятия, и мы отправлялись исследовать Санкт-Петербург – как надземную, так и подземную его части. Конечно, станции с закрывающимися дверьми произвели определённое впечатление, но мы сошлись во мнении, что Московское метро всё-таки лучше.

– Станция «Курская», переход на Арбатско-Покровскую линию и выход к Курскому вокзалу.

– А помнишь, как мы встретились в университете? – перескочил он на другую тему.

Рейтинг@Mail.ru