Красные каникулы

Гвендолен Артерберк
Красные каникулы

Отзвонил последний звонок, отговорили учителя и руководители школы, разбежались по своим экобашням вчерашние ученики, а сегодняшние выпускники седьмой общей школы Мурома. Рыжеволосая Роза тоже торопилась домой. Её экобашня была совсем близко от школы. Войдя в зал первого этажа, она сразу побежала к лифтам. Кабина быстро поднялась на тридцать первый этаж. Роза поднесла свой браслет к матовой панели, и дверь в квартиру, щелкнув замком, приветливо распахнулась. Девочка бросила усыпанный значками рюкзачок на тумбочку и начала снимать туфли.

Из глубины квартиры донёсся надтреснутый голос:

– Розочка, это ты? Ты уже вернулась?

– Да, дедушка.

– Что-то ты рановато сегодня, – в проёме двери показался сонный Хоис Абрамович.

– Так ведь последний звонок. Каникулы начались! Наконец-то можно отдохнуть!

– Мама приготовила для тебя сюрприз!

– Какой еще сюрприз? – подозрительно спросила Роза. Она не вполне доверяла сюрпризам от родителей.

– Мама сама расскажет, – увернулся от ответа Хоис Абрамович.

– Ну ладно, – всё еще недоверчиво сказала Роза.

Привлечённый звуками разговора, из своего гнезда приковылял Джерри. Несколько лет назад бабушка Розы нашла в окрестных лесах необычное яйцо, и с тех пор микроцератопс стал полноправным членом их семейства. Хоис Абрамович недолюбливал рептилию, но воспротивиться воле супруги был не в состоянии. Джерри повёл своей увенчанной гребнем головой по сторонам, но убедившись, что кормить его никто не торопится, с достоинством развернулся и ушел обратно в своё гнездо – греться под весенним солнышком.

Роза тем временем переоделась в домашнюю одежду и упорхнула к себе в комнату. Хоис Абрамович посмотрел ей вслед. Из малышки, которая толком не выговаривает букву "р". внучка превратилась в почти девушку, ещё немного – и перегонит его по росту. Как быстро летит время.

Вечером домой вернулись родители Розы, и все собрались за семейным столом. Целиком вся семья собиралась не очень часто. Папа Розы работал глубинником и много времени проводил в командировках на дне океана. Но по случаю окончания учебного года ему удалось взять небольшой отпуск. Юлия, мама Розы, расставила тарелки и разложила приборы, и все с аппетитом принялись за трапезу. Некоторое время они кушали молча. Молчание нарушил Хоис Абрамович.

– Ты уже выбрала специализацию? – спросил он внучку. Роза закончила восьмой уровень общей школы и перешла в первый уровень специальной школы – начало подготовки к будущей профессии.

– Конечно, дедушка, я же тебе рассказывала. Я хочу изучать археологию.

– Историю? А тебе это правда интересно? Это же надо копаться в земле, выискивать всякие черепки и кости, – Хоис Абрамович никогда не любил земляные работы.

– Ну я же не собираюсь копаться в земле! Я буду цифровым археологом, буду изучать старые вычислительные машины. Это же так интересно – понимать, как и на чём считали древние люди!

– Древние?! – Хоис Абрамович фыркнул. – Да многие из этих старых машин моложе меня, голубушка. Я что, по-твоему, древний человек?

Роза подняла голову от тарелки и, оценивающе посмотрев на деда, ответила:

– Дедушка, ты не древний, ты просто старый. А я про настоящие древности говорю, про машины, которые сто лет назад были. Тебе же не сто лет?

– А ты что, не помнишь, сколько мне лет, голубушка?

– Да помню, помню, восемьдесят, правда?

– Восемьдесят два уже, голубушка, но всё-таки не ещё сто, да, не сто.

– Ну вот! Какой же ты тогда древний?

В разговор вмешалась Михаил, папа Розы.

– Роза, мы с мамой решили сделать тебе сюрприз.

– Какой еще сюрприз? – Роза выглядела скорее настороженной, нежели чем обрадованной.

– Экскурсию на неделю на Луну!

– А почему именно на Луну! Я на Луну не хочу, я хочу на Марс! На Луне скучно, там уже всё давно открыто…

– На Марс я тебя одну не отпущу! Ты что, забыла, какие там природные условия? Нечего там пока делать маленькой девочке, вот ежели лет через пять…

– Пап, я не маленькая! Я между прочим школу окончила и вошла в десятку лучших нашего выпуска!

– Ну школу ты, положим, закончила только общую…

– Но ведь закончила?

– Закончила, но….

– Папа! Я хочу на Марс, и всё тут!

– А разве не мальчики на Марс, а девочки на Венеру? – подал из своего угла голос Хоис Абрамович.

– Папа, ну что за сексизм на ровном месте, – вмешалась в разговор мама Розы Юлия.

– А что такое? Я что-то не то опять сказал, доченька? – Хоис Абрамович деланно захлопал глазами. – ну хочет она на Марс, почему бы и нет? По-моему, она вполне взрослая уже.

– Меня ты в этом возрасте с планеты вообще не отпускал!

– Так и отпускать-то особо было некуда тогда, доченька! Станция Коперник только строилась, а Аресоград был вообще только трёхмерной моделью.

– Ты и на орбиту меня отпускать тогда не хотел!

– Но ведь отпустил же?

Роза, внимательно следившая за словесной дуэлью, вклинилась в разговор:

– Мама, сейчас попасть на Марс проще, чем в твоём детстве на Луну. Сейчас же МТ есть, даже лететь в космосе не придётся.

– Одну на Марс я тебя уж точно не отпущу! – видно было, что мама начинает сдаваться, но оборону всё ещё держала.

– Полетели вместе!

– Розочка, у нас с мамой уже запланировано путешествие вдвоём, – папа решил напомнить, кто тут глава семейства, – мы давно с ней никуда не выбирались.

– Ну так выберитесь на Марс!

– Ну уж нет! В эдакую даль я не поеду ни за какие коврижки! – мама снова нащупала твёрдую почву под ногами.

Роза обвела взрослых глазами.

– Бабушка, может быть ты хочешь на Марс? – неуверенно спросила она.

– Ни за что, Розочка! Как же я могу оставить Джерри без присмотра? Он же без меня зачахнет!

Словно почувствовав, что говорят о нём, рептилия вышла из своего гнезда и положила голову на коленки бабушке. Та стала нежно почёсывать его шкуру в самом чувствительном месте – под костистым воротником. Джерри блаженно похрюкивал.

Хоис Абрамович глубоко вздохнул. Он вспомнил как все начиналось – сначала щеночек таксы, потом рыбки, хомячки, кошки, палочники, а потом… потом стало уже не важно кто летает, пищит, царапается и скачет по дому. Но микроцератопс почти исчерпал чашу его терпения.

– Дорогая, – обратился он к жене, недовольно сводя брови. – можно хотя бы во время семейного ужина не звать сюда твой зверинец, достаточно того, что он спит у нас в ногах!

Катарина, все еще привлекательная, не смотря на свои годы, стрельнула в мужа темными глазами и нежно ответила:

– Ты опять ревнуешь меня к животным! Сколько лет мы живем с тобой, а ты так и не веришь, что тебя я люблю больше, чем всех своих питомцев!

Рептилия стала хрюкать громче, будто понимая разговор хозяйки и нетерпеливо царапала ее маленькой сухонькой лапкой.

Роза тем временем перенесла огонь на Хоиса Абрамовича.

– Дедушка! Поехали вместе! Ты мне обещал!

Хоис Абрамович вздрогнул. Он очень трепетно относился к своим обещаниям, но никак не мог припомнить ничего подобного.

– Розочка, когда это я успел пообещать тебе поездку на Марс?

Роза на мгновение запнулась, но сразу же возобновила свою атаку:

– Как когда? Ты обещал мне поехать в путешествие после окончания школы!

– Но не на Марс же!

– А какая разница, на Марс или не на Марс? Ты же обещал?

Хоис Абрамович беспомощно оглядел всех собравшихся. Его супруга делала вид, что полностью поглощена микроцератопсом, дочь и зять мыслями уже были где-то далеко на морском курорте вблизи Аквасити. Он тяжело вздохнул.

– А что там делать-то, на Марсе на этом, Розочка?

– Мы найдём что! – безапелляционно отрезала девочка.

– Я же плохо переношу невесомость, – сделал он последнюю попытку.

– А не будет никакой невесомости! Мы по МТ до станции Кларк, оттуда на лифте на геостационар, потом МТ до Марса и рейсовым челноком до Аресограда. Почти никакой невесомости!

– А я смотрю, наша девочка подготовилась, – хмыкнул Михаил.

– Папа, видимо, придётся тебе ехать, – неожиданно сказала Юлия.

Розочка торжествующе тряхнула головой. Хоис Абрамович хотел было что-то возразить, но оказалось, это было ещё не всё.

– Максим тоже на Марс хочет поехать. Дедушка, ты же не против?

Одноклассник Розы был нередким гостем у них дома, так что ничего особенного в этом никто не обнаружил.

– Да я-то не против… – протянул Хоис Абрамович, еще не вполне понимая смысл вопроса.

– Ну вот и отлично! – Роза провела по своему браслету и что-то быстро в него нашептала. Через минуту в воздухе развернулось окно входящего вызова. Голограмма Андрея, папы Максима, после приветствия перешла сразу к делу:

– Хоис Абрамович, огромное вам спасибо, что согласились взять с собой Максима! Мы при всём желании не можем поехать с ним – Маша на восьмом месяце, а мальчик правда заслужил отдых. Если я смогу быть вам чем-то полезен, только дайте знать. Уверен, он не доставит Вам никаких хлопот…

Хоис Абрамович метнул грозный взгляд на внучку, но та сидела как пай-девочка, как будто происходящее её совершенно не касалось.

– Да… э… я посмотрю за ним… конечно… – выдавил он из себя и кое-как, закончив вызов, набросился на Розу:

– Розалия Михайловна! – девочка вздрогнула. Когда её называли полным именем-отчеством, ничего хорошего обычно это не предвещало. – Сдаётся мне, что ты сговорилась заранее! Теперь ещё и Максим на мою старую голову!

– Ну дедушка! Ведь так тебе пришлось бы со мной везде ходить, а так я могу тебя оставить в покое и гулять с Максимом! – попыталась она подсластить пилюлю.

– Как это – гулять с Максимом? Гулять по Марсу? Одна? – встрепенулась мама.

– Ну не одна же, а с Максимом…

– Это еще хуже, чем одна. Я помню, как вы забрались на заброшенный завод в прошлом году.

 

Розочка немного потупилась, но потом с жаром начала оправдываться:

– Ну я же маленькая была, не понимала, что надо с собой сканер взять и робота на всякий случай. А сейчас я большая уже!

– Большая… Ладно уж, езжай, но чтобы от дедушки ни на шаг! Поняла?

– Поняла, мамочка, конечно поняла! – Роза деланно согласилась, хитро скосив при этом глаза на дедушку. Тот обреченно вздохнул и пошёл в свой кабинет – планировать путешествие.

У Розы и Максима была веская причина попасть именно на Марс. Час назад они сидели вдвоём в опустевшем зале и тихо переговаривались, почему-то стараясь не повышать голос, хотя кроме них в помещении никого не было.

Рейтинг@Mail.ru