Гримуар

Гульнара Долматова
Гримуар

Часть 1

Дождливым декабрьским утром в доме все еще спали. В конце зимнего месяца стояла аномально теплая погода. Дождь глухо барабанил по крыше.

В дверь постучали. В дом вошла старая женщина. Вся замерзшая, с ледяной коркой на лице, платок, покрывавший ее голову, был полностью заиндевевший от снега. Власта обрадовалась приходу бабушки. Она бросилась ей навстречу, стала обнимать, стараясь согреть ладонями лицо старушки. Бабушка молча улыбалась Власте, радуясь вниманию и любви внучки, затем протянула руку и что-то передала девочке.

Власта проснулась от шума дождя, и в темноте, не сразу поняла, где находится. Девочка с трудом различила очертания знакомой обстановки, и вспомнила, где она сейчас. Власте понадобилось почти несколько минут, чтобы сообразить, что лежит в постели своей прежней спальни. Спросонья девочка совершенно забыла, что приехала с родителями в дом бабушки, на ее поминки, сорок дней.

События этих дней совершенно истощили ее морально и, почти, физически, приводя в состояние полного оцепенения и ухода в себя. Бабушки не стало, и вследствие сильного психологического потрясения, Власте было до всего совершенно безразлично. Девочка до сих пор находилась в подавленном чувстве, носящего заторможенный характер, пребывая в стрессе от глубокого эмоционального переживания, испытывая полную апатию к внешним обстоятельствам. Жизнь потеряла для нее смысл. Все вокруг казалось пустой и мелкой суетой.

Власта тяжело переносила потерю дорогого ей человека. Боль утраты стояла в горле горьким комом, девочку не покидало чувство постоянного присутствия любимой бабушки рядом с ней. Вот, и сейчас покойная приснилась ей, словно, живая.

Все во сне происходило, словно, наяву. Власта до сих пор ощущала ее близость. Девочка буквально осязала прикосновение рук старушки. Она чувствовала заботу, которая исходила от бабушки, окутывая ее всепоглощающей любовью. В тоже время, одновременно с этим, она не помнила во сне тепла человеческого тела при прикосновении к ней, от старушки веяло холодом, который пробирал до мурашек от странного чувства вечной мерзлоты, от чего становилось жутко и очень тоскливо.

Власта рывком села в кровати. Что же передала во сне бабушка? Она пыталась вспомнить, но тщетно, так и не удалось понять, что это было. Сон резко обрывался в конце, и подробно воссоздать его детально у нее не получалось, как она ни старалась, изо всех сил напрягая память. Девочка снова легла, в надежде восстановить картину сновидения.

Поминки, которые провели на днях, совпали каникулами, и ее отпустили отдыхать на несколько дней раньше, чем одноклассников. Можно было отсыпаться: никуда не надо было торопиться, ничего не делать, но, несмотря на раннее время, за окном было еще совсем темно, спать уже не хотелось. Сон безвозвратно улетучился, загадочное сновидение не выходило из головы, приводя в состояние беспокойства. Девочкой овладело какое-то странное чувство, словно, надо было спешить, и что-то срочно предпринимать. Но что?! Она не могла понять, что ее так тревожит.

Сон! Власту осенило, все дело во сне, вернее, в загадочном послании бабушки во сне, что она приснилась не просто так, а с каким-то намерением. Девочка в этом нисколько не сомневалась. Ведь, старушка при жизни была ведуньей, лечила людей, творила чудеса.

Власта, еще будучи маленькой девочкой, не раз была свидетельницей чудесного исцеления людей. Например, покойная могла сводить лишаи одними заговорами, и знала наперед, за сколько дней болезнь пройдет. Старая женщина обладала пар нормальными способностями, ясновидением, общалась с духами, умела гадать, снимать порчу, родовые проклятия. Целыми днями могла она принимать людей, никогда никому не оказывала. Люди шли к ней вереницей, с верой в чудо, и выздоравливали, избавлялись от различных болезней. Вера страждущих в ее целительные способности была настолько сильной и непоколебимой, что о старушке ходили легенды по всей округе. Поток людей на прием к ведунье не прекращался до самых последних ее дней.

Сколько Власта себя помнила, бабушка всегда была рядом, незаменима во всех ее играх и делах. Родители постоянно были заняты, работали с раннего утра до позднего вечера, поэтому девочка до самой школы жила у старушки, а они приезжали к ним на выходные. Затем Власта каждые каникулы проводила у бабушки. Старая женщина была самым близким человеком для девочки. Это был первый Новый год, который она встречает без нее.

Власта родилась с рыжим пушком на голове, и бабушка из-за этого почему-то решила дать ей имя Властислава, такова была ее воля, против которой не смогли пойти родители девочки, хотя они предпочли бы какое-нибудь обычное простое имя для дочери. Несмотря на внешнюю мягкость, старая женщина имела властный характер. Полным именем девочку называла только старушка, все звали ее Властой.

Власта выросла, из миловидного младенца превратилась в невысокую худощавую красивую зеленоглазую девочку с длинными прямыми рыжими волосами.

Она считала себя уже взрослой, поэтому внушила себе, что не боится темноты, и непонятных вещей, происходящих в эти дни в доме бабушки: неожиданно падала книга с полки, то мигала лампа, слышалось какое-то шарканье по ночам, как будто чьи-то шаги, что кто-то ходит по коридору, хотя кроме нее и родителей, которые спали в соседней комнате, никого в доме не было.

***

Власта решила пойти в комнату покойной, в надежде найти разгадку сна.

В комнате все еще были завешаны все зеркала. Было страшно и жутко находиться одной в спальне бабушки, хотя за окном уже начало светать и было довольно светло.

Девочка робко сделала несколько шагов и в нерешительности остановилась возле порога.

Казалось, что жизнь остановилась, это был уже не тот привычный мир, когда бабушка была жива, и все вокруг выглядело светлым и радостным. Сейчас здесь царила какая-то жуткая мертвая тишина, от которой по телу пробегали неприятные мурашки и бешено колотилось сердце от страха.

Власта вздрогнула и замерла на месте, от ужаса у нее душа ушла в пятки, когда, без видимой причины, за спиной скрипнула и закрылась сама собой дверь.

В комнате все оставалось нетронутым, вещи находились на своих прежних местах, как при жизни старушки. На стене висели черно-белые фотографии покойной. Власта осмелилась, подошла ближе, чтобы рассмотреть их, на глаза у нее навернулись слезы.

– Баба, – прошептала девочка. – Слышишь, я люблю тебя.

Бабушка ласково улыбалась ей в ответ с изображений.

Вдруг на мгновение девочке показалось, что на одном из фото старушка нахмурилась, взгляд у нее стал тяжелым и непроницаемым.

– Что, бабушка? – спросила Власта, глядя на портрет усопшей, не понимая, что она как бы хочет этим видом сказать.

Неожиданно с трюмо, стоящее у стены рядом с фотографиями, сползло покрывало и девочке померещилось, что в зеркале мелькнуло чье-то лицо, какого-то человека, находящего за ее спиной.

Власта инстинктивно резко обернулась, но позади нее никого не было. Она была в комнате совершенно одна.

Дверь в комнату была закрыта.

Девочка испугалась видения, хотела убежать из спальни покойной, но ноги у нее стали, словно, ватными, она не в силах была сделать ни шага.

Власта истуканом стояла напротив зеркала, вся бледная, в страхе озираясь по сторонам.

Взгляд девочки упал на фото старушки и паралич отпустил.

Она снова могла двигаться. Образ родного любимого человека как будто придал ей силы и храбрости.

Власта почувствовала надежную защиту, исходящую от портрета бабушки. Она сняла фотографию со стены и крепко прижала к груди, стараясь унять сильное сердцебиение, которое громким стуком отдавалось в голове. Через несколько минут девочка успокоилась, мысли стали приходить в порядок, и была уже в состоянии анализировать происходящее.

– Спокойно, – сказала она, вслух внушая сама себе. – Тебе это только привиделось. На самом деле, ничего подобного не было. Все всего лишь твое буйное воображение на почве страха.

Власта, стараясь больше не смотреть в зеркало, прихватив с собой фото бабушки, поспешно вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

***

Власта вернулась в комнату, что была ее спальней, в которой она раньше жила, затем всегда располагалась на время приезда, как и сейчас. Здесь все было родное и привычное. Знакомая, уютная обстановка привела ее в чувство эмоционального равновесия. Очутившись на своей и безопасной территории, она окончательно успокоилась и пришла в себя.

Девочка бережно положила фотографию бабушки на тумбочку и, так как заняться было совсем нечем, решила прилечь, чтобы еще немного подремать, но затея оказалась безуспешной. Как она не крутилась с бока на бок, стараясь улечься поудобней, в надежде заснуть, все было безрезультатно, сна не было ни в одном глазу.

Было уже раннее утро. С кухни доносились ароматные запахи, отчего Власте сразу очень захотелось есть. Мама девочки с утра пораньше уже гремела кастрюлями и сковородками, чтобы приготовить завтрак к моменту пробуждения мужа и дочери. Услышав привычные звуки, Власта тут же забыла про загадочное видение в зеркале в спальне бабушки, она встала, быстро заправила постель и направилась на кухню, в надежде, что у мамы все готово для утреннего приема пищи.

По всему дому витал дразнящий запах свежей выпечки, который еще больше пробудил аппетит у девочки, очень любившей сдобные пироги и булочки. Завтрак обещал быть, как всегда, вкусным и разнообразным.

Власта, не включая свет, быстро прошла по темному коридору и не видела, как за ее спиной, кто-то черной тенью вдруг тихо проскользнул в соседнюю комнату, спальню покойной. И девочка была уже на кухне, поэтому не слышала, как в комнате старушки глухо заскрипела старая мебель, словно, кто-то ее передвигал, и громко захлопали дверцы шкафов. Затем все внезапно стихло, и вновь послышалось лишь какое-то слабое шуршание.

 

Через некоторое время дверь спальни старушки осторожно со скрипом отворилась, кто-то быстро вышел и черным силуэтом растворился в темноте, в конце коридора, так никем и не замеченный.

Власта пробыла на кухне не больше получаса. Она, весело болтая за столом о разных пустяках, с аппетитом уплела за обе щеки парочку пирожков с капустой, допила кисель, и сытая, и довольная вышла из кухни, на ходу поблагодарив и поцеловав мать.

Возвращаясь после завтрака назад к себе в комнату Власта внезапно резко остановилась и застыла на месте, как вкопанная, посередине коридора.

Девочка помнила, что закрыла дверь в спальню бабушки, а сейчас она была приоткрыта.

Похоже, в комнату после нее еще кто-то наведался.

Но кто?!

Папа до сих пор еще не встал, спал, из спальни родителей доносился его храп, а мама была на кухне и при ней никуда не выходила.

– Может, мама сразу после меня заходила, – подумала вслух Власта. – Чтобы навести там порядок.

Девочка медленно, осторожно подошла к комнате и с опаской заглянула за дверь, но никаких следов уборки не обнаружила, все оставалось в таком же состоянии, как было несколько часов назад, когда она там была.

– Странно, – пожала плечами Власта, не увидев ничего необычного.

Но дверь была открыта и это оставалось фактом, глаза ее не обманывали. Она точно знала, что хорошо закрыла ее за собой утром, в ужасе тогда покидая спальню бабушки, поэтому была удивлена и напугана этим обстоятельством.

Власта нерешительно, переборов панический страх, вошла в комнату и стала осматриваться, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку того, что происходит в доме.

Девочка не понимала, кажется ли ей все это, или имеет место быть в действительности.

Она внимательно осмотрела комнату, пытаясь заметить какие-нибудь изменения в обстановке и вещах.

Внезапно, ей показалось, что скатерть на столе немного сдвинута, лежит не так ровно, как раньше, с одной стороны, концы свисают длиннее.

Девочка подошла и поправила ее. Больше ничего странного на вид в комнате не было.

Власта хотела было уже выйти из комнаты, как вдруг с сильным стуком, отчего девочка от неожиданности чуть не подпрыгнула, распахнулось окно и резкий холодный ветер со снегом ворвался в комнату.

Она быстро подбежала и с силой закрыла створку, зябко поежившись от морозного воздуха, проникшего в комнату.

– Кто открывал окно? – озадаченно произнесла девочка. – Бабушка его на зиму наглухо заперла, даже заклеивала, утепляла. Я помню. Может, комнату проветривали и забыли потом закрыть на задвижку? Так же и воры могут забраться в дом.

Она с недоумением смотрела на ставни с остатками бумаги, которая теперь обрывками лент свисала с рамы.

Хорошо присмотревшись, девочка заметила, что в комнате все-таки, действительно, кто-то побывал после нее.

Но кто?! И зачем кому-то потребовалось двигать стол? Неужели, в дом, и правда, проникли воры?

Только сейчас Власта заметила, что он стоит не на своем прежнем месте, а немного в стороне от платяного шкафа, не так, как раньше, когда был почти вплотную к нему. Жуткий страх снова накрыл ее с головы до ног. Оцепенев от испуга, она старалась не оглядываться на злосчастное зеркало, в котором до этого ей кто-то почудился. Пересилив боязнь, словно, на деревянных ногах девочка подошла к шкафу и открыла его.

Вещи бабушки висели на месте.

Что же искали в спальне? Что хотели? Кому понадобилось двигать мебель? Ведь, комнате, вроде, на вид ничего даже не пропало.

Власта удивлено окинула спальню взглядом. В глаза теперь бросилось смятое покрывало на кровати, как будто оно было застелено второпях, и теперь лежало, свисая небрежными складками, а из-под него виднелось постельное белье, хотя до этого было аккуратно постелено. Девочка в этом нисколько не сомневалась. Она ясно помнила, что постель утром была в безупречном виде.

Старушка умерла внезапно среди дня во время приема одного из посетителей, поэтому кровать была тщательно убрана самой покойной, и с тех пор никто в ее комнате больше не спал.

Неожиданно Власта поняла, что кто-то искал что-то среди вещей бабушки, оставив следы своего присутствия, несмотря на старания скрыть свое пребывание в спальне старушки. Этот момент еще больше напугал ее.

– Кому понадобилось устраивать обыск в комнате бабушки?! – удивленно воскликнула девочка. – Перерыли всю постель. Может, искали бабушкины бусы, которые лежали у меня под матрацем?

Власта, ничего не понимая, машинально дотронулась до висевшего у нее на шее ожерелья из черного обсидиана, и испуганно попятилась спиной к двери. Больше оставаться здесь девочке совсем не хотелось, и она, бегом, почти вылетела из спальни покойной и предосторожности ради закрылась в своей комнате на щеколду.

***

Мысли лихорадочно путались в голове Власты.

Что происходит?! В доме творится нечто невероятное, или ей кажется? Может, на самом деле ничего такого не было. Ведь, никого постороннего в доме нет, и ничего даже не пропало. Наверное, это с ней что-то не так. Просто, она не в себе. Все похоже на бред, галлюцинацию.

Точно! Это плод ее воображения, всего этого не существует: и отражение чьего-то лица в зеркале, и мнимого обыска в спальне бабушки. Кажется, она заболела каким-то психическим расстройством. Этот факт больше вероятен, потому что все виделось в свете более, чем странным, что могло бы быть на самом деле. Другого объяснения своих подозрений о происходящем в доме у нее не находилось.

Власта почти в бессознательном состоянии залезла в заправленную постель, натянув на себя одеяло вместе с покрывалом. От всех этих соображений ей стало совсем не по себе, начало слегка потряхивать в ознобе, и постепенно девочку принялось колотить, как в лихорадке. Мучительное осознание своей неадекватности испугало ее не на шутку. Неужели, она и, правда, заболела из-за переживаний после того, как бабушки не стало? Это так несправедливо, что ее уже нет на свете, и даже совсем нисколько не верится в этот чудовищный рок судьбы.

Схватив с прикроватной тумбы судорожно трясущими руками фотографию покойной, девочка стала внимательно вглядывалась в знакомые черты дорогого ей человека.

Бабушка на фото была, как живая.

Власте казалось диким и нелепым то обстоятельство, что этого родного человека уже нет на свете. Что все – всего лишь плохой сон. Она проснется и жизнь пойдет, как и прежде, беззаботно и радостно, вернется в привычное русло. Бабушка войдет сейчас к ней в комнату, ласково обнимет и поцелует, а потом они, как всегда, будут весело болтать о разных пустяках и громко смеяться. Но прошлое уже не вернуть, как ни пытайся, и она понимала это.

Привычный уклад быта был безжалостно нарушен самой жизнью. Все для девочки изменилось в один миг, трагедия в их семье разрушила весь жизненный распорядок. Радужное восприятие мира: светлого, радостного, беззаботного, в котором она пребывало до этих пор, было утрачено.

Власта все еще никак не могла смириться с потерей любимой бабушки, ей нестерпимо до боли хотелось снова почувствовать ее близость, любовь и доброту, хотелось обнять, прижаться к ней. Чувство раскаяния грызло девочке душу, что она так мало в последнее время проводила дни со старушкой, а сейчас ее больше нет, и время не вернуть назад. Ничего уже не изменить, нельзя исправить. Она неподвижно сидела на кровати погрузившись почти в состояние забытья.

– Можно, – прозвучало вдруг голосом бабушки в голове Власты.

Затем девочка, словно, увидела каким-то внутренним зрением образ старушки, который сказал ей:

– Ты можешь это сделать.

– Что? – не поняла Власта.

Но ответа не последовало, видение уже бесследно исчезло из сознания девочки, оставив ее в большом недоумении. Казалось, она заснула, и бабушка привиделась ей во сне, но она бодрствовала, все было наяву. Сомнений не было. Она не спала, и видела бабушку на самом деле.

– Что это было? – удивилась Власта. – У меня галлюцинация? Кажется, я на самом деле заболела, и у меня снова начался бред?

Девочка стараясь понять, бывает ли бред наяву, приложила руку ко лбу. Озноб незаметно прошел сам собой, и температуры не было. Решив окончательно убедиться, что здорова, она достала из тумбочки градусник и сунула подмышку.

– Может, сказать родителям, чтобы скорую вызвали? – пробормотала она, усаживаясь поудобнее в кровати. – Или не надо их раньше времени пугать? Наверное, сначала надо посмотреть, есть ли, вообще, температура прежде, чем вызывать.

Девочка, чтобы результат показаний был более достоверным, покрепче прижала градусник к себе, придерживая другой рукой. Выждав, как полагается, десять минут, она вытащила его и с огромным любопытством посмотрела на отметку деления, показывающую температуру ее тела, которая была в норме.

– Здорова! – почти разочарованно произнесла Власта, не понимая радоваться этому обстоятельству или нет. – Наверное, было бы лучше, если температура была, тогда все можно списать на болезнь, а так кажется, что схожу с ума.

Чувствуя себя вполне дееспособной, что называется в здравом уме и памяти, девочка стряхнула градусник и убрала его на место.

Никаких физиологических признаков заболевания, кроме состояния психической деятельности, не было. Однако, смирившись со всем происходящим, Власта задумалась. На самом ли деле ей все это мерещится на фоне психического расстройства? Кажется, все симптомы недуга психологического характера на лицо. Все же вопреки всему она чувствовала себя вполне адекватной и способной здраво мыслить.

Девочка решительно встала с кровати и беспокойно заходила по комнате. Нет, она абсолютно здорова! Все она видела своими глазами, и зеркальное отражение какого-то мужчины, и учиненный кем-то беспорядок в комнате покойной. В доме происходит что-то странное, которому пока нет логического объяснения. Девочка старалась изо всех сил сохранять душевное спокойствие и не впадать в панику, чтобы не подаваться психической атаке. Она закрыла глаза, интуитивно сделала глубокий вдох, задержав дыхание на пару секунд и глубокий выдох. Стало легче, приступ внезапной тревоги отступил.

Власта снова была готова к решительным действиям. Девочка пыталась проанализировать ситуацию, но тщетно, она не находила ответа пар нормальному явлению, произошедшему с нею и загадочными обстоятельствами в доме старушки.

Власта была уверена, если бабушка была жива, она обязательно помогла бы разобраться во всем. Однако, увы, ее уже нет, надеяться не на кого, нужно искать разгадку самой. Вся надежда сейчас только на саму себя, так как родители не верят ей, что вокруг творится что-то неладное.

– Я обязательно выясню, в чем дело! – громко сказала девочка угрожающим тоном кому-то неизвестному и тихо добавила. – Баба, я обещаю!

Хотя она пока даже не знала, что нужно делать, и с чего начинать расследование, но жажда выяснить причину странных происшествий, и вера в себя придала ей храбрости. Отчаяние же только подстегнуло ее желание.

Власта, набравшись смелости, отодвинула щеколду и выглянула в коридор.

***

В доме стояла жуткая тишина, от которой кровь стыла в жилах. Видимо, родители куда-то ушли, и она осталась одна.

Коридор пугал своей темнотой и таинственностью. Зловещая тишина наводила ужас. Власта вдруг почувствовала чье-то присутствие рядом, что из коридора кто-то внимательно наблюдает за ней, следит злобно – хищным взглядом, и она в испуге быстро захлопнула дверь, снова закрыв ее на щеколду.

Приступ панического страха атаковал девочку с новой силой. Кажется, она догадалась, в чем причина странных и необъяснимых явлений в доме.

Власта стояла, боясь пошевелиться, ужас сковал все тело. Девочка поняла, что, похоже, оказалась в ловушке. Один на один, в западне сверхъестественного. Другого объяснения происходящему, она не находила. Власту внезапно осенило, словно, рисуя перед взором картинки из прошлого. Она вспомнила, как бабушка однажды при помощи одного из своих ритуалов изгоняла из дома какого-то призрака. Должно быть, он снова явился.

Все сходилось. Девочка неожиданно поняла, что именно его она случайно увидела в зеркале в спальне покойной.

Неужели, вернулся?! Зачем? Что ему надо? Ведь, бабушки уже нет. Мысли вихрем проносились в ее голове, пытаясь найти ответ. От страха ее прошиб озноб, затем бросило в жар. Она всем нутром чувствовала исходящую от него опасность, что призрак пришел не с добрым намерением и нужно его немедленно прогнать. Но каким образом, Власта не знала.

– Что за ритуал использовала бабушка, – попыталась вспомнить девочка, но не смогла.

Она тогда была слишком маленькой, воспоминания прошлых лет всплывали в памяти эпизодическими отрывками.

Власта изо всех сил старалась ухватиться за обрывки памяти дней своего детства.

Прошлое сумбурно встает перед глазами девочки. Вот ей четыре года. Поздний вечер. Она почему-то находится одна в спальне бабушки. Модничает перед зеркалом, примеряя бабушкины бусы из черного обсидиана. Вдруг в зеркале показывается мужчина, одетый во все черное. Но самого его в комнате нет, маленькая девочка видит только его отражение. Она не понимает, где сам человек, поэтому сначала даже не боится. Неожиданно человек в черном каким-то образом выходит из зеркала. Маленькая Власта напугана, она громко кричит. На ее крик тут же прибегает бабушка, и видит мужчину, который при виде нее, исчезает, словно, растворяется в воздухе, пройдя сквозь стену. Старушка испугана не меньше девочки. Ведунья сразу понимает, в чем дело. В дом проникла темная сила. Старая женщина бросается к шкафу, что-то ищет и достает оттуда какую-то книгу.

 

– Вот, нашла, – молча перелистнув несколько страниц, говорит, наконец, бабушка. – Ритуал, для изгнания демонов.

– Баба, я боюсь, – говорит маленькая Власта, прижимаясь к бабушке.

– Не бойся, дитя мое, я с тобой, – обнимает внучку старушка, и замечает на девочке ожерелье из вулканического стекла. – Эти бусы обладают магической силой, они уберегли тебя от злого духа. Возьми их себе и не снимай, пока темная сила не покинет дом. Это талисман-оберег, храни его …

На этом воспоминания Власты обрываются, она не помнила, что было дальше. Вероятно, бабушка смогла прогнать призрака, потому что Власта до сегодняшнего дня его больше не видела. Теперь девочка была уверена, что, несомненно, это был он, она вспомнила его лицо, точь-в-точь такое же, как несколько лет назад, даже нисколько не изменившееся, только взгляд сейчас стал более злобным, ожесточенным, как у загнанного в угол зверя.

В этот раз он не вышел, просто показался, сильно напугав ее. Власта снова оказалась свидетелем момента его перехода из потустороннего мира в мир живых. Наверное, дождался, когда она убежала, затем вошел в дом через зеркальный портал. Зеркало являлось проводником для духов. Девочка знала, что зеркальная поверхность обладает сверхъестественными мистическими способностями, и из-за зеркального мира легко может проникнуть нечистая сила.

Неужели, он сейчас находится в доме?

Власте стало не по себе, по коже пробежал мороз, тело покрылось гусиной кожей.

– Зачем он здесь? – в ужасе прошептала сдавленным голосом девочка. – Надо разобраться во всем этом, нельзя сидеть сложа руки, когда по дому бродит призрак.

Власта совершенно не знала, что ему нужно, и понятия не имела, что от него можно ожидать.

Девочка была осведомлена из рассказов старушки о существовании темной силы, но даже не предполагала, что когда-нибудь придется столкнуться с этой мракобесией в действительности.

В чем же искать спасение?! Было очень страшно. Встреча с темной силой таила в себе непредсказуемость и опасность.

Бусы! На ней же то самое ожерелье из черного обсидиана – камня-спасителя, который защитил ее тогда от потусторонней сущности. Власта вспомнила о нем сразу, когда приехала сюда, решив забрать его на память о бабушке. Она бесполезно перерыла весь в дом, обыскала все полки, ящики и шкафы, в итоге, неожиданно нашла бижутерию в своей комнате под матрасом, непонятным образом там оказавшейся, когда перестилала постель.

Как же она сазу не сообразила?! Из рассказов старушки девочка знала, что обсидиан – камень провидцев, считался талисманом магов и колдунов, оберегающим их от тех сил, с которыми они работают, и он устраняет любую вредную для человека силу.

Девочка догадалась, что, наверное, бусы, благодаря их магическим свойствам, снова уберегли ее от нечистой силы.

Она, помня наказ бабушки, и из чувства самосохранения, решила больше не снимать их, ведь, справиться с призраком, который сейчас может спокойно разгуливать по дому, было некому. В то же время девочка понимала, что находиться под одной крышей с ним небезопасно, и ей уже самой нужно что-то обязательно предпринять, чтобы избавиться от него раз и навсегда.

Власта подумала, что нужно вернуться в комнату бабушки и найти книгу, в которой были описаны способы изгнания злых духов. Может, при помощи ритуала, и ей удастся справиться с призраком. Она на это очень надеялась, что сможет одолеть его, если у бабушки получилось изгнать его.

Правда, было одно обстоятельство, которое очень смущало девочку, что старушка была ведуньей, а она нет, и совершенно не обладала пар нормальными способностями, как покойная. Это был опрометчивый шаг с ее стороны, вступить в неравную схватку с неведомой силой.

Власта сознавала, что ей может грозить большая опасность, она не имела тех знаний и опыта, что бабушка, но другого выхода не было.

***

Власта с опаской снова открыла дверь.

Темнота все также пугала своей мрачной таинственностью, но сейчас девочка была настроена по-боевому.

До выключателя, находившегося в конце коридора, было далеко, поэтому Власта, затаив дыхание от страха, в кромешной тьме осторожно ступая на цыпочках, пробралась к комнате старушки, которая располагалась по соседству со спальней девочки. Она, не встретив никакой сверхъестественной силы на своем пути, заметно осмелела, резко с силой открыла дверь и вошла в опочивальню покойной.

На улице уже почти стемнело, поэтому в комнате царил полумрак. Было довольно жутко находиться здесь сейчас.

Девочка включила свет и огляделась: ничего подозрительного в глаза не бросалось, все здесь оставалось, как несколько часов назад. Неприятное чувство тревоги вызывала только гробовая тишина и странное ощущение пустоты в комнате, которая буквально осязалась каким-то шестым чувством. Казалось, граница мира живых с потусторонним была стерта. Незримая связь с загробным миром вводила в состояние транса. Бренность бытия вызывала чувство депрессии.

Власта, на какой-то миг, почувствовала себя маленькой и совершенно беззащитной, ей стало как-то очень тоскливо и одиноко, но она понимала, что поддаваться эмоциям было нельзя, нужно было срочно отыскать книгу.

Девочка знала, где она должна находиться, поэтому сразу же направилась к платяному шкафу. Она аккуратно пересмотрела стопку с какими-то старыми книгами и тетрадями со странными записями, лежащими под вещами, затем в поиске книги с ритуальными обрядами перерыла все полки, сверху донизу, по несколько раз, но без толку. Книги не было.

Власта точно помнила, что бабушка всегда доставала ритуальную книгу из шкафа, и теперь не понимала, куда она могла подеваться. Девочка изрядно устала от утомительного занятия, поиск не принес плоды.

– Похоже, она пропала, – пробормотала Власта, снова усердно роясь в вещах.

Все усилия были бесполезны, старинного, антикварного сокровища как ни бывало. Девочка в недоумении уселась на стул, не зная, что делать дальше, где еще искать.

– Куда делась книга?! – озадаченно воскликнула Власта. – Где она может быть?

Девочка бросилась к комоду, перевернула все содержимое верх дном, но и там тоже ничего не нашла.

– Кто мог взять бабушкину книгу? Может, украли? – от этой мысли Власте стало не по себе. Неожиданно ее осенило. – Кажется, я знаю…

Было ясно, как день, кому могла понадобиться книга. Призраку!

– Он был там и забрал ее, – внезапно догадалась девочка.

Она так и ахнула от своего предположения, теперь стало понятно, кто побывал в комнате бабушки, и тщательно пытался потом замести следы за собой.

– Вор! – презрительно воскликнула Власта и пригрозила вслух непрошенному гостю. – Я доберусь до тебя.

Она совершенно забыла о всяком страхе, в своем неуемном желании поквитаться с грабителем. От возмущения девочка была готова, что называется, рвать и метать. Какой-то подозрительный шорох за окном вернул ее в чувство реальности происходящего.

Власте стало не по себе, ей вдруг почудилось, что кто-то подглядывает с улицы.

Девочке показалось, как будто в окне маячит чья-то голова.

Она вдруг почувствовала на себе чей-то пронзительный взгляд и увидела два огромных светящихся желто-зеленых глаза, наблюдавших за ней из-за стекла.

Власта была на грани обморока от страха. Затем девочка услышала странный звук, как будто кто-то царапается в закрытое окно. И тут она сообразила, что ничего страшного нет, разглядев за стеклом животное.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru