Мстители. Ключ истребления

Грег Киз
Мстители. Ключ истребления

Посвящается Джеку Симмонсу


GREG KEYES

THE EXTINCTION KEY

Печатается с разрешения издательства Titan Publishing Group Ltd.

FOR MARVEL PUBLISHING

Jeff Youngquist, VP Production and Special Projects

Caitlin O’Connell, Assistant Editor, Special Projects

Sven Larsen, Director, Licensed Publishing

David Gabriel, SVP of Sales & Marketing, Publishing

C.B. Cebulski, Editor in Chief

FOR MARVEL GAMES

Loni Clark, Operations Coordinator

Tim Hernandez, Executive Producer & Vice President

Dakota Maysonet, Creative Assistant

Becka McIntosh, Director of Operations

Haluk Mentes, Vice President, Business Development & Product Strategy

Eric Monacelli, Director of Production & Project Lead

Jay Ong, EVP & Head of Marvel Games

Bill Rosemann, Vice President & Head of Creative

Tim Tsang, Creative Director

Cover Art by Steve Epting

Marvel’s Avengers developed by Crystal Dynamics



© 2020 MARVEL





Пролог



Верховная Чародейка танцевала на ветру, в неумолимых лучах полуденного солнца, взмахивая крыльями с яркими кончиками перьев. Неведомыми заклинаниями, загадочными жестами и силой воли Шаушка в ярости подчиняла себе природу, била молниями в эгейские небеса – и спускалась к собравшимся на земле. Их было двенадцать, стоявших вокруг девяти монолитных колоссов на каменистой поверхности острова Пентос – крошечной точки на бирюзовой бесконечности моря.

Она метнула молнию в Пабила, лучника, однако на полпути та потухла и рассеялась, не причинив никому вреда. Лучник ответил в мгновение ока. Стрелы, сиявшие как солнечные лучи, сорвались с тетивы его лука с невообразимой скоростью. Шаушка призвала на помощь Раггадора, и семь синих колец окружили ее, заключив в защитный кокон, однако даже за волшебной броней она ощутила удар и волну жара.

Яркая вспышка на миг ее ослепила. И тут же нечто захватило крылатую богиню, будто и не было у нее магического щита, и потащило с небес к земле. Шаушка сильнее забила крыльями, но тщетно – она рухнула на скалистый остров.

Когда туман перед глазами рассеялся, Шаушка попыталась встать – и заметила силовой хлыст, которым ее так грубо стянули вниз. Хлыст держала за рукоятку крепко сложенная темноглазая женщина. Аб-Син, Дева Сияющего Кнута – Шаушка много о ней слышала.

– Ах, богиня, – усмехнулась Дева. – Как вы пали!

Кольца по-прежнему защищали Шаушку от пылающего оружия, но хватка хлыста становилась крепче. Во все стороны сыпались искры, и Чародейка понимала, что Кольца Раггадора вскоре не выдержат – исчезнут. Тогда она призвала Икталона, Повелителя Покоя, и длинные щупальца леденящего холода завихрились у ее пальцев. Воздух сгустился и тугими полосами обвил врага. Дева застыла, на глазах покрываясь ледяной коркой. Светящийся хлыст, брызнув последними искрами, растаял.

Шаушка вскочила, но путь ей преградила массивная фигура с бычьими рогами. Новый враг бросился на нее. Богиня, смеясь и танцуя, взмыла в воздух и перепрыгнула через него – вспомнились давние деньки, когда она служила жрицей в Кносском дворце на древнем Крите. Кружась над рогатым, Шаушка опутала его алыми лентами Ситорака, и враг тяжело повалился на камни, не в силах вырваться из волшебного плена.

Уклонившись от новых стрел лучника, она вдруг ощутила укол в щеку: что-то острое на мгновение коснулось ее лица – по крайней мере сначала ей так показалось. Однако какая-то игла впивалась все глубже, затуманивая мысли. Нападению подвергся ее разум, и чародейский щит упал сам собой, когда она повернулась к новому сопернику – мужчине с кожей, напоминавшей прочную, как броня, чешую морских обитателей. У него были черные, круглые глаза навыкате, а над скулами покачивались отростки-антенны. Даб, догадалась она. Обладающий клешнями. Промчавшись по воздуху, она ударила Даба в лицо острыми, как лезвия клинков, крыльями, отбросив врага к монолитам неподалеку. Ее разум очистился, мысли прояснились. Наваждение исчезло.

Однако на этом схватка не закончилась.

Краем глаза Шаушка заметила слепящий огненный шар, летевший в ее сторону. Она обернулась и почти успела отразить удар. Почти. Все вокруг вспыхнуло и побелело. Губительная сила пронзила ее тело до костей. Человек умер бы на месте, однако Шаушка была рождена бессмертной энной – представительницей древнего народа. И тем не менее даже она задохнулась, не в силах сделать и шагу, ее конечности задрожали.

Вызвав волшебные щиты, укрывшие руки, она отбила ими следующий огненный шар, еще сколько-то стрел и волну жара, которую обрушила на нее женщина с бараньими рогами. Но враги уже окружили ее.

Шаушка взмахнула крыльями и снова взмыла в воздух, читая необратимое заклинание Дормамму. Однако ей не дали закончить. Сам Воздух напал на нее, ударив в спину, и опять швырнул на камни. А там Земля, отказываясь подчиняться, будто щупальцами, схватила ее за ноги. Вцепилась крепко, намертво. В неумолимых объятиях Земли Шаушка впервые ощутила леденящий ужас, вползающий в душу.

Не поддаваться!

Богиня отбросила страх. Тяжело дыша, она, насколько смогла, повернулась к врагам, стараясь посмотреть им прямо в лицо.

Те расступились, и кто-то вышел вперед.

Он изменился с их последней встречи, однако узнать его не составило труда.

– Атерван, – проговорила она и сплюнула. – Предатель.

Он улыбнулся.

Шаушка помнила его высоким, бледным и узколицым. Он притворялся магом из дальней северной земли Бахло и нашел покровительство при ее дворе в Ниневии. Теперь его кожа стала синевато-черной и казалась прочной, будто покров насекомых. Волос и бороды больше не было, а в глазах горели звезды других миров.

– Богиня Ниневии, – насмешливо процедил он. – Королева рая. Верховная Чародейка. Разве можно предать того, кому никогда не служил?

– Ты считался моим визирем, – напомнила она.

Он покачал головой:

– Тебе хотелось так думать. Однако все, что я делал, каждое слово, которое нашептывал в уши могущественных мира сего, в твои уши, все было ради этого.

В его руке сверкнул золотом какой-то предмет, очень похожий на анх, египетский крест с овальным кольцом на одном конце, но с более короткими и изогнутыми, как рога, другими оконечностями. От креста исходила мощная сила. Столько чистой энергии Шаушка не ощущала ни в одном артефакте. Но Атерван не показывал крест ей – он направил его в небеса.

Близился полдень, солнце подходило к зениту, однако на небе проступали звезды – созвездия, яркостью превосходившие дневное светило.

Они становились все больше и ярче – они надвигались.

– Вот чему я служу, – сказал он. – Мулапин. Сияющей Стае.

На глазах богини его пальцы превратились в клешни. Сзади вырос скорпионий хвост и, поблескивая на солнце, поднялся, покачиваясь, над его головой – острое ядовитое жало нацелилось Шаушке в лицо.

Другие тоже менялись, их человеческие тела теряли привычный облик. Бык освободился от пут и вырос вдвое. Из кончиков его рогов сыпались искры, ноги укоротились, а руки стали такими длинными, что он уперся кулаками в землю.

Шаушка кивнула на крест в руке Артевана.

– Так это он? – спросила она. – Ключ?

– Тебе известно о Ключе? – его лицо потемнело. – И ты знала, что мы соберемся здесь. Ты проведала о нас. Но как?

– Я Шаушка, – высоко подняв голову, напомнила она. – Госпожа Любви и Войны, Королева и Богиня, Мать чародейства, Императрица рая. Верховная Чародейка по праву и по делам моим. Неужели ты думал, что со своими приспешниками сумеешь незаметно сплести заговор у меня под носом? В моем городе? В мире, который находится под моей защитой? Пусть я не всех знаю в твоей стае, но кое-кто мне знаком. Вон та кошка – Лев. Маг при микенском дворе, явился туда из далекого царства Куру. Аб-Син – нечестивица с хлыстом, содержанка дряхлого идиота Иль-Кешуба в Каркемеше, а вовсе не благородная дева, чей титул она нагло украла. Бык Ганна до сих пор числился царским писцом в Колхиде. Все они, как и ты, лишь черви в яблоке цивилизации. Вы все мошенники, рвущиеся к власти из-за спин настоящих правителей. Зачем? Что вам нужно, Атерван? Смута ради смуты?

– Мое имя не Атерван, – покачал он головой. – Я Гир-Таб, Сжимающий клешни, Рвущий на части. Я Скорпион. И если мы ищем раздора, то лишь чтобы принести порядок, положить конец тщеславию человеческих правителей. Обрести свободу от капризов самоназначенных богов и богинь вроде тебя. Хотя в одном ты права – в прошлом наша истинная цель от нас ускользала. Но теперь у нас есть это.

Он снова поднял руку с Ключом к небу.

– Да, – кивнула она. – Вижу.

– Ты недооценила нас и помедлила. Даже сейчас в своей неуемной гордости ты веришь, что способна победить нас всех – одна, без помощи. И это твоя самая большая ошибка, – он вдруг нахмурился. – Почему ты улыбаешься?

– Да, я совершала ошибки, – признала Шаушка. – Однако сюда я пришла не одна.

На лице ее собеседника, еще не полностью утратившем человеческие черты, она прочла недоумение.

«Кулак Хоншу, – мысленно позвала Шаушка. – Пора!»

В ответ у нее над головой просвистел порыв ветра. Все взгляды обратились вверх – в воздухе начали появляться ее сторонники, стремившиеся к Сияющей Стае. Арес, бог войны с горы Олимп в сияющих доспехах и шлеме с конским хвостом, бросил копье в Быка прежде, чем копыта его коня ударили о землю. Брунгильда из Асгарда с выбившимися из-под стального шлема льняными локонами летела к «бараньим рогам» с Клыком Дракона, крепчайшим мечом, наперевес. Черная Пантера из Скрытой земли в Африке бросился на Льва, который, вытянув вперед когтистые лапы, уже встречал его в прыжке.

 

И, наконец, Канде, Кулак Хоншу – именно она перенесла героев во дворец Верховной Чародейки своим искусством Лунной Богини, – встала перед Шаушкой как стена. Ее белый плащ развевался на ветру, лицо было скрыто тьмой. Земля выпустила ноги богини, а Воздух – ее руки, и с победным возгласом императрица метнула в Атервана – или Гир-Таба – огненный дротик.

И битва началась.

Не ожидавший удара Гир-Таб упал. Канде бросилась вперед и схватилась за Ключ. Кулак Хоншу попыталась открыть портал и исчезнуть вместе с артефактом – до Шаушки долетели отголоски силы, – однако ничего не вышло: Гир-Таб держал Ключ крепко. Соперники на мгновение будто растворились в полуденном мареве и тут же появились снова, во плоти. Шаушка добавила Канде собственных сил, но Ключ оказался надежно соединен с хозяином – его нельзя было телепортировать без Гир-Таба.

Канде взвизгнула, ее руки засияли всеми цветами радуги. Казалось, ладони вибрируют, как струны лиры, и высокие пронзительные звуки проникли в самый разум Шаушки.

Гир-Таб, ощерившись, выбросил вперед руку с зажатым в ней Ключом.

– Прочь! – крикнул он.

Быстро разрастающийся шар энергии откинул Канде и Шаушку назад. Гир-Таб снова взмахнул Ключом, и горячий вихрь проник в богиню, обжигая ее изнутри. Она пыталась вздохнуть, но воздух будто исчез, а тело не слушалось ее. Канде поспешила на помощь, выхватывая кривой меч, однако тут подоспела Дева, освободившаяся от заклинания Икталона. Просвистел хлыст, но Канде исчезла, избежав удара. Шаушка увидела, как Канде появилась над головой Девы, но, не давая ей ответить, волны Эгейского моря поднялись и сжали защитницу Шаушки в огромном водном кулаке.

Долго волны удерживать ее не могли. Быть может, Ключ воительница уничтожить оказалась не в силах, но все же обычной смертной она не была. И ее оружие разило куда мощнее обычного стального клинка. Меч взрезал массу воды, будто плоть, и разбил ее, будто глыбу льда. Осколки разлетелись, но тут же устремились обратно, складываясь в человеческий силуэт. Шаушка узнала Великого Гулу, Повелителя воды. Канде не дрогнула. Она снова и снова била по воде острым кривым клинком.

Шаушке пришлось обратить взгляд на собственных противников. Она отбросила Деву прочь, и та покатилась по земле, а следом богиня ударила Пламенем Фалтина в Скорпиона. Огненный шар объял его, сжигая не плоть, но душу – все заклинания и волшебные силы, заключенные в нем. Ключ запылал чистым лазурным пламенем, а с уже нечеловеческих губ Гир-Таба сорвался ужасный вопль.

Арес бросился между ними, схватил Быка за шею и бедро, поднял и швырнул его наземь. В отдалении Шаушка разглядела Льва – тот неуклюже пытался ударить Черную Пантеру, безжалостно кромсавшего его металлическими когтями. Брунгильда отбивалась от четверых, и вполне успешно, но Шаушка все же ударила потоком силы в одну из противниц воинственной девы – в женщину, покрытую рыбьей чешуей, с козлиными рогами на голове. С боевой песней валькирия пронзила мечом Даба, Обладающего клешнями. Брызнула кровь – не алая, а синяя.

Враги оказались сильнее, чем ожидала Шаушка, однако удача постепенно улыбалась ей и ее соратникам. Она чувствовала эту перемену своими старыми костями.

Гир-Таб внезапно поднял Ключ еще выше, и сильный удар грома встряхнул остров. Молния при этом не сверкнула. Пламя Фалтина исчезло, будто сдутое порывом ветра. Скорпион повернул Ключ, словно вырисовывая на небе странный узор. Шаушка почувствовала, как пространство и время распухают, накатывают волной и падают, утягивая ее за собой…


***

Она оказалась на острове в одиночестве.

Небо было темным, солнце откатилось к югу. Другой год, другое время…

– Нет! – воскликнула Шаушка.

Обшарив магией линии времени, времена года, дни и ночи, она наконец отыскала битву и то мгновение, из которого ее выбросило. Чародейка попыталась открыть портал, чтобы вернуться, но неведомая сила Ключа не пустила ее, перекрыв путь.

Прыгнув на час вперед, она нашла способ вернуться.

Паря вне времени, Шаушка внимательно рассматривала остров, пытаясь понять, как прошла битва. Точнее, как битва продолжилась. Гир-Таб оказался прав. Шаушка недооценила Сияющую Стаю. Заметив их глупые игры, она стала следить за отступниками даже с некоторым удовольствием, развлекаясь, в полной уверенности, что воспользуется их фокусами в своих целях.

А они получили Ключ.

Что это было, она не знала, но видела, как оно действовало. Двенадцать созвездий небесной сферы спускались к Миру Смертных, даря Скорпиону и его сообщникам почти бесконечную энергию звезд. Шаушка давно знала, что, как только созвездия опустятся до нижней точки, мир будет принадлежать Сияющей Стае – и, возможно, останется их навсегда. Для нее и ее воинства в новом мире не найдется места.

Из застывшего мгновения вне времени Шаушка увидела Землю без Энны, аннунаки, асгардцев, олимпийцев и гелиополитов – древних, изначальных богов. Герои и воины, злодеи и демоны, все они окажутся мертвыми не только в материнских утробах, но и в потоке самого времени. А вместо всего возможного, вместо силы и величия добра, зла и всего, что между ними, будут лишь эти двенадцать фигур в бесконечно предсказуемом мире без свободы выбора и воли.

Нельзя допустить такого. Ни за что.

Битва продолжалась, но не слишком успешно для войска Шаушки. Вода, по-видимому, выбыла из строя, так же как и Лев. Оставшиеся десять представителей Сияющей Стаи бились против четверых ее героев. Арес боролся с Быком, воплощением Тельца. Меч олимпийца и дротики оказались сломаны, на лице алела кровь. Хлыст Девы обвил Ареса, разрушая тело бессмертного звездной силой. Брунгильда, тоже в крови, опустившись на одно колено, отбивала атаки Рака и Козерога, левая рука воительницы бессильно повисла вдоль тела.

Канде, Кулак Хоншу, сцепилась с туманной фигурой, которая то возникала, то пропадала из виду. Один из дротиков лучника-Стрельца поразил Канде – сквозь истончившуюся кожу, где сверхъестественная энергия проникла в ее тело, виднелись кости. Черная Пантера боролся с двумя совершенно одинаковыми женщинами, которые постепенно сливались в одну. Когда трансформация завершилась, новая фигура вспыхнула небесным светом, будто родившаяся звезда. Тем временем Овен, склонив голову, готовился нанести удар.

Гир-Таб стоял в стороне, устремив Ключ к небу. От человека в его облике почти ничего не осталось, покрытое твердым хитиновым панцирем тело светилось изнутри. Гир-Таб стал огромным, не меньше слона.

Шаушка вгляделась в артефакт в руке Скорпиона. Ключ искривлял пространство и время, выпуская на волю мощь созвездий, однако в то же время питался их силой, поглощая энергию. Он был голоден.

И Чародейка поняла, что можно сделать.

Она вернулась в мгновение, из которого ее вырвали, и устремилась к земле.

Битва закипела с новой силой.

«Скорпион! – мысленно воскликнула Шаушка, обращаясь к своему воинству. – Ключ! Нам нужен Ключ. Остальное – потом».

Отдав безмолвный приказ, Шаушка принялась за дело, вызывая путы для Тельца, Овна, Козерога и Рака, осыпая остальных противников огненным дождем Раггадора, чтобы ее воины могли беспрепятственно броситься на Скорпиона.

И он все понял.

Оставшиеся бойцы Сияющей Стаи обернулись к Шаушке. Она призвала на помощь свирепые мистические силы, воззвала к Вишанти и еще более древним – но менее надежным – богам. Против Стаи ее щит долго не продержится, однако Чародейка тревожилась совсем о другом: все ее мысли крутились вокруг Ключа, так что атаку врагов она просто игнорировала.

Ключ управлял силами земными и небесными. Питался энергией.

Так пусть же опьянеет от избытка мощи!

Призывая могущество из котловины с кипящей лавой внутри острова, из воздуха над океаном, где собиралась буря, из глубин моря, Шаушка направила всю собранную энергию одним потоком в золотое навершье Ключа – петлю египетского креста.

И Ключ принял силу. Он рос, тянулся в сопредельные измерения пространства и выискивал потоки энергии там – будто живое существо, жадное, ненасытное. Скорпион ничего не заметил. Он отбивал атаки соратников Шаушки волнами звездной мощи. Арес добрался до него, но Скорпион, извернувшись, ударил бога войны ядовитым жалом. Бессмертный покачнулся и упал, сильный яд быстро растекся по его телу. Черная Пантера бросился на их главного врага и отсек смертоносное жало, но от удара клешней отлетел в сторону.

Бык-Телец разорвал свои путы и приготовился атаковать. Огромный, двадцати футов в холке, он оглядывал поле боя, и его глаза горели, как два солнца. Брунгильда встала на его пути. Они столкнулись, прогремел гром, и валькирия взлетела высоко в воздух.

Свет от Ключа понемногу проникал в клешню Скорпиона, все быстрее захватывая его тело. Гир-Таб в неподдельном удивлении смотрел на происходящее.

Ключ был силен. Он принимал энергию, но вместить ее всю не мог. В то же время артефакт тратил полученную силу на битву, однако медленнее, чем принимал. И вот резервуар энергии переполнился.

Больше Ключ принять не мог.

Скорпион наконец понял, что происходит. Шаушка увидела в его глазах страх.

«Канде, – мысленно приказала она, – уводи всех отсюда!»

Кулак Хоншу едва держалась на ногах, с трудом оставаясь в сознании. Шаушке даже показалось, что Канде не сможет выполнить приказ, однако спустя несколько секунд ее воинство исчезло с поля битвы.

Защитные поля, которыми Чародейка закрылась как щитом, истончались, а она все направляла поток энергии к Ключу. Шаушка не могла уйти, не завершив начатого.

В нее ударила стрела-молния, а следом за ней – дротик звездной силы. Чужие мысли наводнили ее разум. Титаническая волна поднялась из морских глубин, грозя накрыть Чародейку с головой. Хвост Скорпиона дернулся, собираясь ударить. Черное жало отросло заново, но последний из волшебных щитов выдержал удар. Шаушка закричала от напряжения, открывая в земле под ногами каменные врата адского огня.

И тогда она почувствовала, как сломался Ключ.

Там, где только что стоял Скорпион, пылал, все увеличиваясь, белый шар огненной энергии. Время замедлилось, обманывая, уверяя, будто Шаушка еще могла спастись – и все же она понимала: ничего не выйдет. Слишком она устала, слишком изранена. Попытайся Чародейка бежать, все равно погибнет, и очень скоро. Даже в этом замедленном времени ей оставалось всего несколько ударов сердца. Да, Шаушка происходила из бессмертных, ее тело почти не старилось с годами, однако от полного уничтожения ее бренная плоть не была защищена. Ей осталось совсем немного.

И все же она победила. А лучшей смерти, чем в выигранной битве, нельзя и желать.

А потом…


***

Она оказалась в другом месте.

– Всегда пожалуйста, – сказала Канде.

Шаушка стояла среди своих израненных в бою воинов, на тонкой полоске суши у бескрайнего моря. Вдали что-то горело, как будто солнце вставало из-за горизонта, но катилось оно вверх слишком быстро для дневного светила, а за огненным шаром поднимался черный столб дыма и пепла.

Камень у них под ногами застонал и дрогнул.

– Грядут землетрясения, – предупредила Кулак Хоншу. – И огромные волны, цунами.

– И не только, – согласилась Шаушка.

Облако пепла уже почти скрыло огненные сполохи на небе. Второй взрыв, сопровождаемый белыми бурлящими облаками, прогремел, когда еще не стихло эхо первого. «Пар», – подумала Чародейка. Морская вода вливалась в наполненное лавой сердце острова. Однако Шаушка имела в виду другое. Созвездия Сияющей Стаи бледнели, растратив поток звездной энергии. Волны ужаса, ярости и раздора распространялись от центра взрыва даже быстрее, чем ощутимая ударная волна.

Арес тоже это почувствовал, довольно кивнул и засмеялся.

– Будет война, – произнес он. – Повсюду. Война и хаос. Мир меняется.

– И тебе это нравится? – спросил Черная Пантера.

– Безмерно, – усмехнулся Арес. – Слишком долго мы жили в тишине. Стало скучно.

– Мне пора возвращаться к моему народу, – сообщил Черная Пантера. – Я должен защитить их от грядущего.

– Я доставлю тебя домой, – сказала Шаушка, – а потом вернусь в Ниневию. Боюсь, Арес прав. И, в отличие от него, я такое будущее не приветствую.

Брунгильда кивнула на море, показывая на линию горизонта, – та поднималась все выше.

– Предлагаю нам всем не медлить.

– Согласна, – откликнулась Шаушка.

Воздушная волна мчалась к ним, опережая цунами. Шквал нес с собой пар, дым, пепел и камни, и такой удар не прошел бы бесследно даже для вечноживущих.


***

Спустя несколько дней во дворце Ниневии Верховная Чародейка оставила бренное тело и направилась прозрачным облаком вдаль, к месту взрыва. Остров Пентос исчез. Ушел на дно. Морская вода бурлила и кипела. Небо еще не очистилось, и сквозь пелену черных облаков с трудом можно было разглядеть бледный край солнца.

 

Сияющая Стая пропала, и Скорпион вместе с ней.

Но что это? Шаушка почувствовала нечто знакомое, слабую, но живую волну. Отголосок. В будущем. Нечто или некто спасся, оставив едва различимый след.

Неужели Скорпион выжил, а Ключ уцелел?

Ей нужен был точный ответ. И Шаушка принялась за поиски.

Предсказание Ареса сбывалось. В последующие месяцы и годы землю опустошали войны, страх и голод. Микены, Хатти, Вавилон и Египет – все древние царства пали. Варвары приходили по морю и суше, угрожали даже ее родной Ниневии. Наконец она прекратила поиски, вернулась в дорогой ее сердцу дворец и попыталась уберечь страну от разрушения. Кое-что ей удалось, но от былого величия Ниневии практически ничего не осталось.

Спустя годы после битвы Канде, Кулак Хоншу, вернулась в Ниневию за помощью. Она пришла как простая смертная, без вуали и мантии. Прекрасное, как у богини, лицо ее было открыто, глаза черными опалами сияли на смуглом лице. Шаушка сложила свои волшебные крылья, и они сели вдвоем, будто обычные женщины, на террасе обветшавшего дворца, прячась от солнца в тени плакучей ивы и прислушиваясь к гулкому клекоту священной птицы ибис в заросших каналах, к песне соловьев в роскошной клетке, к журчанью воды, которая стекала из фонтана в саду по каменным ступенькам. Женщины пили крепкое, алое до черноты вино с Каптара.

– Хорошее вино, – заметила Канде. – В наше время такое отыскать непросто.

– Пей на здоровье, – улыбнулась Шаушка. – Сегодня я распечатала последнюю амфору из купленных двадцать лет назад. Искусство виноделия утрачено, да и виноградники теперь лишь в воспоминаниях.

– Как и многое другое, – вздохнула Канде. – Стоило ли оно того? Мы победили, но цена оказалась страшно велика.

Шаушка хотела было поделиться подозрениями, которые зародились у нее над пропавшим островом, предположить вслух, что Ключ, возможно, ускользнул в другое измерение, но доказательств тому она так и не нашла, а огорчать гостью не хотелось.

А потому Чародейка лишь кивнула и отхлебнула вина.

– Грозные силы разбушевались лишь в одном уголке мира, – заметила она. – На Востоке спокойно. Династия Шан процветает. На западных континентах растут города. Цивилизации рушились и раньше – нам обеим это известно. Мы живем долго и повидали достаточно. Атлантида и континент Му исчезли в незапамятные времена, однако жизнь продолжается. Люди умирают, рождаются новые. Стертые с лица земли города восстанавливаются. Смертные живут, следуя своим, часто жестоким и извилистым, путем. А позволь мы Сияющей Стае спуститься в их мир, всем на Земле осталась бы лишь одна дорога, предначертанная звездными силами. Я видела тот, другой, мир. Он куда страшнее нашего, и спасения от него было бы не найти. Со временем люди возродят пострадавшие от войн страны. Вымостят камнем дороги, вырастят новый урожай в полях и оросят пустыни. Однажды они вспомнят, как выращивать виноград и готовить вина, превосходящие то, что мы пьем с тобой сегодня.

Канде кивнула:

– Я Кулак Хоншу, но прежде чем лунный бог избрал меня, я была человеком. Государства рушились на моих глазах, люди впадали в невежество и тьму. Я ничего не знаю о происходящем далеко за океаном, по ту сторону высоких гор. Я вижу лишь то, что случается здесь. И скорблю.

Шаушка пожала плечами.

– Мне тоже дорог этот уголок нашего мира, – ответила она. – Я прожила здесь не одно столетие, была жрицей, правительницей, чародейкой и богиней, а иногда являлась во всех ипостасях сразу. Здесь живут мои потомки. Но я к тому же Верховная Чародейка, а потому должна смотреть в будущее. Иногда необходимо чем-то жертвовать.

– Наверное, ты права, – ответила Канде.

– А теперь расскажи, что привело тебя ко мне, и посмотрим, заинтересует ли меня твой рассказ.

– Ты не останешься равнодушной, – пообещала Кулак Хоншу. – И все же хочу напомнить на всякий случай: ты у меня в долгу. Не забыла?






1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru