Новый обжора или гурман, или Экономичное питание

Горацио Флетчер
Новый обжора или гурман, или Экономичное питание

Автор


Примечание переводчика

Книга «Обжора или гурман» первоначально состояла из двух небольших брошюр под названием «Пища природы фильтр» или «Что и когда нужно глотать» и «Какой вкус или экономичное питание», соединенных вместе. В этом пересмотренном варианте книги порядок изложения материала был сохранен с некоторыми повторениями, но с другим применением. При рассмотрении, которое каждый может сделать сам, однако выясняется, что вкус – это верный слуга аппетита, страж желудка, кишечника, тканей и мозга, чьи указания и предупреждения, если к ним прислушаться, дадут до сих пор неведомое удовольствие от еды и в то же время обеспечит идеальное здоровье и максимум силы.

Предисловие

Оригинальный вариант книги «Обжора или Гурман» был полностью переработан и значительно расширен, включая значительные новые материалы, добавленные в форме результатов компетентных исследователей, подтверждающих подлинность утверждений, представленных в книге и дополняет их важными предложениями.

Книга «Новый Обжора или Гурман» теперь издается в качестве сопутствующего тома к книге «Азбука нашего собственного питания» серии «Азбука жизни» и призвана стать примером необходимости пищевой экономии в поисках простого пути к успешной жизни. Книга рассчитана на самых разных читателей и при этом можно предположить, что появятся несдержанные и неправомерные высказывания. Автор присоединяется к критике пуристов и извиняется за то, что так называемые писульки иногда привлекают внимание там, где невозможно услышать более трезвое заявление.

Особого внимания заслуживает «Разъяснение серии книг «Азбука жизни» в конце этого тома, что свидетельствует о желательности заботы об окружающей среде на всех ее этапах, а также в раздел, «Контроль выделений» – это доказательства правильного или неправильного питания, которыми до сих пор упорно пренебрегали, а на самом деле они имеют первостепенное значение в широком исследовании проблемы питания.

Профессиональное одобрение докторов Ван Сомерена, Хиггинса, Келлогга и Дьюи, представляющих значительно различающиеся точки зрения и возможности применения данного метода, является наиболее ценным вкладом в предмет исследования. Подтверждение их высокого авторитета в области физиологии усиливает эту профессиональную поддержку. Не менее ценными являются свидетельства коллег-непрофессионалов, которые основаны на разных проведенных исследованиях, а также от наблюдателей, чьи доказательства также имеют большой вес. Свидетельства, представленные:

– капитаном боевого корабля, курсирующего в чужих водах и такого же итальянца как Луиджи Корнаро,

– генеральным директором одной из крупнейших страховых компаний мира,

– космополитическим художником, родившимся на американской ферме, женившимся и живущим во Франции,

– и выдающимся кутилой,

каждого человека, с огромным опытом, свидетельствующим в своей манере выражения, ценятся как наиболее ценная помощь делу экономической реформы питания.

Во время первоначальных экспериментов в Чикаго и в Дейтоне, штат Огайо, автор был во многом обязан Джеймсу Х. Лейси, эсквайру из Нового Орлеана, штат Луизиана и Седару Рапидсу за полезные советы. Его предшествующее обучение в качестве химика-фармацевта сделало его способным делать это.

Есть также большое количество альтруистичных, самоотверженных женщин, которые были активными коллегами автора в тестировании достоинств экономичного питания и которые очень помогли в получении экономии, что является добавленным, новым удовольствием жизни, вместо того, чтобы быть сдерживающим фактором или лишением. Это легко достигается путем изменения отношения к вопросу питания и в такой реформе женщины должны играть важную роль. Их доброжелательное, но, неразумное с гигиенической точки зрения, агрессивное гостеприимство, когда они просят друзей и гостей есть и пить больше, чем им необходимо – только для того, чтобы удовлетворить свои собственные щедрые порывы, в значительной степени обусловливает более мягкий вариант обжорства, которое так широко распространено в настоящее время.

Навязывание организму любого излишка пищи или питья является одним из самых опасных и далеко идущих злоупотреблений своим организмом, потому что от всего, в чем тело не нуждается в данный момент, приходится избавляться счет расхода огромного количества ценной энергии, отнимаемой у работы мозга.

Следовательно, при кишечном запоре запас энергии значительно снижается и даже там, где нет болезненных препятствий, простое прохождение отходов примерно через двадцать-двадцать пять футов (примечание переводчика – 9–11,3 метра) извилистого кишечного канала является большой потерей имеющихся умственной и физической силы. Это нарушение часто навязывается невинным мужчинам и женщинам из лучших побуждений в результате слишком агрессивного гостеприимства.

Упоминание о запоре (препятствии) предполагает дополнительную ссылку на одну из особенно новых черт этого обсуждения, на которой настаивает по-настоящему экономичное и эстетическое питание и которая здесь поднята из глубин болезненного предрассудка, чтобы свидетельствовать о необходимости осторожности при приеме пищи для поддержания респектабельного самоуважения.

Заблуждение в том, что для сохранения здоровья необходима ежедневная обильная дефекация, настолько глубоко укоренилось в сознании людей, что к менее частой дефекации люди относятся с тревогой. В то же время доказано, что при экономичном питании опорожнение кишечника происходит гораздо реже. При этом полностью отсутствует затруднение при дефекации и выведении обычного гнилостного содержимого кишечника, вследствие бактериального разложения пищи.

Чтобы проиллюстрировать преобладающее незнание относительно этой важнейшей необходимости заботы о себе, а также традиционное предубеждение даже среди врачей, приводится следующий отрывок из только что полученного письма: «Вы просите меня более точно определить, что я имею в виду под запором. Это совсем не сложно, я имею в виду пропустить день без дефекации».

С этим не было проблем и количество каловых масс было небольшим, но когда я упомянул об этом своему врачу, он посоветовал мне прекратить много жевать, если это мешает нормальному ежедневному стулу. Должен признаться, я никогда не чувствовал себя так хорошо, как когда я тщательно жевал и пил, вместо того, чтобы поспешно кусать и глотать, как это обычно бывает в необдуманных или напряженных случаях. Но я не думаю, что это стоит того, чтобы человека сам занимался гигиеной своего толстого кишечника, когда он регулярно нанимает профессионала, чтобы рассказать ему последние новости о здоровье».

Такое удивительное состояние… подтверждают свидетельства «профессионалов», таких как Ван Сомерен, Келлогг, Хиггинс и Дьюи, а также великие физиологи, слова которых я привожу в этой книге и в «Азбуке нашего собственного питания». Они дают обнадеживающий ответ, но в то же время делают определенное предупреждение.

Автор заметил, что люди сразу же начинают обращать внимание на любой новый режим, связанный с питанием, физическими упражнениями, психической дисциплиной или чем-то еще, они начинают связывать все необычные события с изменением привычки питания, тогда как до изменения режима питания эти же явления считались обычными и на них никто, и никогда не обращал внимание.

Даже среди людей с научным складом ума, чрезмерно страдающих от устаревшего консерватизма, старый, очень старый труп традиции «Накопленный опыт всего человечества должен быть правильным», он возрождается и постоянно используется в виде аргумента в спорах. Но на это возвращение к ненаучным рассуждениям приходит ясный ответ: «Если накопленный человечеством опыт является доказательством того, что преступность и болезнь являются естественными, тогда болезни и преступность – это хорошие явления и не следует им препятствовать».

Есть много видов препятствий (запоров) и худшие из которых – это препятствия для привязанности, признательности, благодарности и всех конструктивных добродетелей, составляющие истинный альтруизм. Давайте не будем грешить в этом отношении! В поисках этой мысли уместно подчеркнуть следующее:

Особое признание

Здесь автор также выражает благодарность тем, кто не был указан по имени в книгах серии «Азбука жизни» или где-либо еще в данном документе, но чья помощь, ободрение, критика и пример помогли нам тем или иным образом. Из этих многих друзей несколько имен сразу приходят на память и не обязательно в порядке их дружеской помощи. Это:

– Джонн Х. Паттерсону, эсквайр из Дейтона, штат Огайо,

– полковник Джеймс Ф. О'Шонесси из Нью-Йорка,

– Стюарт Чисхолм, эсквайр из Кливленда, Огайо,

– Фред Э. Уодсворт, эсквайр из Детройта, штат Мичиган,

– Генри С. Батчер, эсквайр из Филадельфии,

заслуживают большой благодарности за проведении исследований в критические моменты борьбы.

Также преподобный Уильям Дж. Ван Паттен из Берлингтона, штат Вермонт, чей интерес к книгам серии «Азбука жизни» начался с «Ментологии» и не ослабевает до сих пор.

Доктор Свон М. Бернетт из Вашингтона, округ Колумбия, был наставником с большой научной проницательностью и сочувствием к тонкостям искусства и чувствам, выраженным в японской эстетической цивилизации, что было чрезвычайно обнадеживающим и самым вдохновляющим по отношению ко всей идее издания книг серии «Азбука жизни».

Жерве Керра, эсквайр из Венеции, сделал нам одно важное предложение, включенное в книги серии «Азбука жизни».

Молодой венецианец художник Леон Боим оказал большую услугу в изучении привычек питания у народов Балканского полуострова, Турции, побережья Далмации и Хорватии.

Профессор Уильям Джеймс из Гарвардского университета в своих гиффордовских лекциях в университете Эдинбурга, Шотландия, опубликованных под названием «Разновидности религиозного опыта» дал большой практический импульс реформаторским усилиям книг серии «Азбука жизни», одобрительно цитируя материалы из книг «Ментология» и «Счастье». Он является учителем философии и психологии, с физиологической подготовкой и степенью доктора медицины, чтобы поддержать одобрение и его признание очень мною ценится. Но, помимо опубликованных высказываний, доктор Джеймс следил за психофизиологическими исследованиями с большим интересом, и дал очень ценную поддержку.

 

Этим не исчерпывается список тех, кому автор хотел бы высказать особую благодарность. Аргументированная бдительность имен коллекционеров и врачей из мировых новостей, которые формируют общественное мнение в значительной степени, принесла в дело реформы питания свою любезную помощь, но, как обычно, они предпочитают оставаться в тени. В этом уединении, однако

– Ральф Д. Блюменфельд, эсквайр, из Лондона,

– Розуэлл Мартин Филд, эсквайр, из Чикаго,

– Чарльз Джей Тейлор, создатель девушки Тейлор-Мейд,

– Джеймс П. Рейли, эсквайр из Нью-Йорка – он облегчил труд исследователей и во многом укрепил их руки,

– господа Б. Ф. Стивенс и Браун из Лондона, не только как наиболее эффективные агенты, но и как друзья, заинтересованные в данном деле. В различных книгах серии «Азбука жизни» появилась возможность выразить признательность многим сочувствующим друзьям, навечно сохранив их имена и в сердце, и памяти.

Также:

– майор Томасу Э. Дэвису из журнала «Пустяки Нового Орлеана», заслуживает большего, чем просто выражение благодарности за отличные редакционные статьи по нашей теме;

– и через океан, сэр Томас Барлоу, частный врач короля Эдуарда VII;

– доктор Леонард Хаксли;

– профессор Альфред Маршалл из Кембриджского университета,

– Реджинальд Барратт из лондонский журнал «Эсквайр» был очень отзывчивым и полезным;

– по обоих сторонах океан Уильям Дана Оркатт, эсквайр, «Университи Press», Кембридж, Массачусетс и Фредерик А. Стоукс, эсквайр, Нью-Йорк, добавили дружбу к делу к высоко оцененным практическая помощь.

Эти и многие другие люди являются привилегированными получателями моей благодарности в дополнение к тем, чье упоминание воплощено где-то еще в различных книгах серии «Азбука жизни».

Мы пытались показать в одной из книг серии «Азбука жизни» под заголовком «Отличные удары и персональное судейство», что изучение психической культуры на основе экономического и гурманского (эпикурейского) питания, в связи с очищенной внешней и внутренней средой, является «командной работой», как в футболе или бейсболе. И похвальный энтузиазм является важной особенностью игры, следовательно, в заключение, эта специальная книга, будучи личным признанием, расслаблением, излиянием, расширением – все это практические преимущества экономичного питания тела и питания разума.

Горасио Флетчер.

Предисловие к изданиям 1906 года

Со времени написания предыдущих вступлений был достигнут большой успех в дальнейшем продвижении реформ, пропагандируемых в книгах серии «Азбука жизни». Профессор Читтенден опубликовал свой отчет о Йельских экспериментах в виде книги «Физиологическая экономия в питании» как в Америке (издательство «Фредерик А. Строукс компани», Нью-Йорк.), так и в Англии (издательство «Уильям Хайнеманн», Лондон) и его результаты были приняты в научных кругах всего мира, как авторитетные и убедительные.

В настоящее время наиболее важные Советы по здравоохранению разных стран Европы планируют внедрить новые стандарты экономики питания для практического использования в виде разного рода налогов. Это делается, для того, чтобы принести только пользу народам этих стран, а также получить значительную экономию для налогоплательщиков. В одном из наиболее важных из этих иностранных департаментов общественного здравоохранения руководитель совета недавно сам практиковал предложенную экономику питания в течение двух лет и его планы сформулированы на основе личного опыта, который полностью подтверждает доклад профессора Читтендена и мнение автора, изложенное здесь.

Автору пока не разрешено публиковать подробности этих реформ, но он располагает официальной информацией относительно них и полностью их поддерживает.

В миссионерском сельскохозяйственном колледже, расположенном недалеко от Нэшвилла, штат Теннесси, где студенты платят за обучение и питание во время учебы, в течение шести месяцев проводится так называемый эксперимент по «Флетчеризму», который привел к:

– экономии примерно половины затрат на покупку продуктов питания в местном магазине;

– снижению заболеваемости;

– повышению количества энергии, силы и выносливости;

– а также всеобщее принятие предложений, опубликованных в нескольких книгах, которые автор, включил в серию «Азбука жизни».

В различных отделениях и филиалах санатория Батл-Крик в Америке и по всему миру около восьмисот сотрудников и тысячи пациентов уже в течение более трех лет накапливают доказательства эффективности «флетчеризма» и не проходит и месяца без письма автору от доктора Келлогга, содержащего новые свидетельства, подтверждающие правильный выбор тщательного жевания и предложения по улучшению данного метода.

За последние два года автор получил более тысячи писем от разного рода исследователей с одобрением его метода и отчетом о полученных преимуществах, которые кажутся почти чудесными. Среди этих людей – ведущие представители многих отраслей человеческой деятельности – физиологи, хирурги, медицинские практики, артисты, бизнесмены, литераторы, спортсмены, работающие мужчины и женщины, любой степени умственной и физической активности.

Один из медицинских советников короля Эдуарда, о котором король однажды сказал: «Он великолепный врач, но плохой придворный», – последовал рекомендациям этих книг, когда прописывает данный метод питания своим знатным подопечным.

Новый обжора или гурман (эпикуреец)

Прошло пять лет с тех пор, как было опубликовано первое издание этой небольшой книги о великом физиологическом открытии. И хотя все прошедшие годы автор провел в неустанном изучении данного предмета совместно с руководителями многих великих физиологических лабораторий в мире, помогающих ему своими лучшими возможностями и информацией о проведенных исследованиях, в новом варианте книги имеются лишь небольшие исправления, которые необходимо было сделать, чтобы улучшить саму концепцию произведения. Но это не означает, что в представленной книге было заявлено последнее слово по данному предмету или то, что изменения не могут быть сделаны вновь и вновь, так как изучение самого предмета по-прежнему продолжается. Но это означает, что мы дадим честное описание тех усилий, которые необходимо сделать, чтобы понять естественные потребности в собственном питании. Возможно, сделать это даже лучше, чем тот же автор. То есть, книга предназначена для просвещения людей, чье любопытство еще не возбуждено или чей интерес к своему благополучию в области питания еще только зарождается и ему надо помогать.

Относительно утверждения, что «все, что не имеет вкуса, не является питательным», скопированного у авторитетного источника в сфере образования, то мне безусловно, необходимо внести поправку. Чистый протеид (примечание переводчика – белок) не имеет ощутимого вкуса, измеряемого вкусовыми рецепторами, точно так же, как чистая вода не имеет специфического вкуса и тем не менее, кто не может сказать что «вода приятная на вкус», когда человек действительно испытывает жажду. Вкус – это очень тонкое ощущение, тесно связанное с органами чувств. Часто говорят, что продукты являются вкусными, потому что они приятны во рту или в горле, когда спускаются в желудок.

Что касается также совета по удалению изо рта непрожеванных остатков, которые зубы и слюна не могут перевести в жидкое состояние для возбуждения глотательного импульса, то есть теоретические и фактические основания полагать, что в жестких волокна омара, нежирной рыбе или постной свинине также находятся питательные вещества и что сильный пищеварительный аппарат может некоторым образом расщепить такие жесткие части этих продуктов питания и получить из них питательные вещества. Точно так же твердые древесные волокна старых орехов – это тот же пищевой материал, который был богат сочными маслами и белками, когда орехи были молодыми. Но при их проглатывании уже в плотном состоянии, к которому приводит старение орехов, происходит медленное переваривание таких орехов в желудке и кишечнике за счет больших энергетических затрат организма. Если для того, чтобы избавиться от таких продуктов нужно прибегнуть к разложению с помощью гнилостных бактерий, то в этом случае процесс для организма является очень трудоемким и сопровождается выделением ядовитых отходов.

Согласно мнению известного авторитета в области физиологии – в настоящее время мы должны признать, что белок является жизненно необходимым материалом и мы не можем позволить себе тратить его впустую. Наша жизнь зависит от белка, ведь необходимо постоянно заменять потерю белка в мышечной ткани, которая возникает при каждом движении мышц человека. Но когда продукт питания, содержащий большое количество белка, поступает в ротовую полость и не может быть достаточно измельчен зубами и тщательно пережеван, то далее – это будет плохой шаг со стороны человека – проглотить этот продут и отправить его в беззубый желудок и кишечник для того, чтобы там пытаться возместить недостающее количество белка.

Если рот не может справиться с тем, что не нравится его чувствам-хранителям, то человек может просто выплюнуть это содержимое и таким образом организм немедленно избавляется от него. Но если в желудок или кишечник поступает что-то более плотное, с чем они могут легко справиться, то им приходится прибегать к помощи гнилостных бактерий, чьим методом является ядовитое разложение и чья плата в виде гнилостного запаха, пронизывает весь организм и выходит из каждой поры, что делает кельнскую воду очень популярным товаром даже в так называемом вежливом обществе.

Во ротовой полости всегда отчетливо заметны признаки чувства нежелательности в отношении продукта, которое является нежелательным для организма. Если позволить органам чувств рта выразить свое мнение, то их антипатия легко читается.

Гораздо безопаснее выплюнуть тот продукт или его остатки в отношении чего колеблется Естественный Импульс Глотания или не может его быстро всосать, чем заставить глотающего человека избавиться от этого ненужного продукта просто для того, чтобы удовлетворить ханжеское возражение «правильной манеры поведения за столом». Чтобы избежать «невежливого» порицания, мы действительно «потихоньку делаем из себя «свиней» и только вульгарный сленг подходит для выражения этого нашего позорного признания.

На самом деле, если человек будет добросовестно практиковать тщательное пережевывание во рту в отношении всей своей пищи в течение несколько недель, то он обнаружит, что аппетит перестает привлекать то, что нужно выплюнуть. Аппетит постепенно, но неуклонно склоняется к еде, которая приносит пользу на всем пути переваривания и усвоения, и в которой мало или совсем нет отходов. Уже одно это откровение показывает огромную полезность аппетита, которая до сих пор ускользала от внимания исследователей, изучающих человеческие чувства.

Что касается смешивания пищи со слюной путем жевания при приеме жидкостей, то продолжают накапливаться доказательства, свидетельствующие о том, что в нынешнем преобладании жидкой или мягкой пищи кроется большая опасность для пищеварительной системы человека. Вследствие этого не уделяется должного внимания переработке пищи в ротовой полости и возникает тенденция заставлять желудок и кишечник выполнять работу мощных мышц и желез ротовой полости. Эта дополнительная нагрузка на мышечный и секреторный аппарат желудка и кишечника приводит к их перегрузке, а затем к заболеваниям.

В настоящее время нет никаких сомнений в том, что вкус является свидетельством протекания химического процесса, который не должен прерываться или переноситься внутрь организма. Мы пробовали употреблять молоко семнадцать дней, в течение которых мы не принимали ничего, кроме молока, даже воды. Тщательное перемешивание в ротовой полости слюны с молоком обеспечило более чем 25-процентную экономию фактического усвоения не только у одного испытуемого, но еще у пяти человек, питающихся молоком от одной и той же коровы. Результаты этих исследований были строго задокументированы. Это также кажется единственным способом получения твердых экскрементов практически без запаха и, безусловно, является доказательством, заслуживающим и достойным внимания.

 

Хотя это отличный способ перерабатывать в ротовой полости все, что в нее попадает, например, только твердые продукты, пренебрегая жидкостями, но наилучшие экономические и истинные результаты можно получить только тогда, когда все продукты, как жидкие, так и твердые, либо съедены, либо испробованы на вкус и были поглощены ожидающим и готовым их принять телом. Телом с заработанным аппетитом.

Если речь идет о переработке жидкости в ротовой полости, то просто нужно делать так, как поступают дегустаторы вина и дегустаторы чая. Они делают небольшой глотки и определяется вкус жидкости, находящейся между верхушкой языка (конец ложки) и верхним небом, пока из жидкости не разовьется весь вкус, что подтверждается последующим непроизвольным глотательным импульсом. Это отнюдь не неприятная задача и как только будет побеждена неестественно приобретенная привычка жадности, а также нетерпение, то соблюдение этого естественного требования будет очень хорошо вознаграждено и будет увеличивается с дальнейшей практикой. Пятилетний опыт научил автора тому, что по-настоящему острое чувство Вкуса и тонкость его возможной изысканности не известны людям с обычными жизненными привычками.

Удовольствие от приема пищи, которое приходит в соответствие с естественными потребностями, является поистине гурманским и пренебрежение ими, это, безусловно, обжорство. Автор по-прежнему заявляет об открытии особой физиологической функции, которую он впервые назвал «Природный Пищевой Фильтр». Ван Сомерен предпочел название «Новый Глотательный Рефлекс». Фактически, это «Естественный Глотательный Импульс», который вызывается только пищей, приготовленной механическим и химическим путем для перемещения внутрь тела, называйте это как хотите или как можете.

В то время, когда эта небольшая книга была впервые опубликована, единственное, что было озвучено в пользу уделения особого внимания «пищеварению во рту», был совет господина Гладстона своим детям по этому поводу: «Жуйте пищу тридцать два раза на каждый глоток». Рекомендация «хорошо пережевывать», когда врача давал ее вообще, мало или совсем ничего не значила ни для пациента, ни для самого врача, за исключением того, что нельзя глотать твердую пищу целиком.

В течение двух лет после публикации книги – этому предложению уделялось мало внимания, потому что автор не был врачом, но, в конце концов, резерв безразличия был нарушен сначала доктором Джозефом Блюмфельдом в рецензии на книгу, опубликованную в лондонском журнале «Ланцет», а вскоре после этого английским врачом доктором Эрнестом Ван Сомереном, который проживает и практикует в Венеции. Интерес и опыт доктора Ван Сомерена лучше всего описать его собственными словами, а именно:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru