Краткие либретто опер Верди

Гоар Маркосян-Каспер
Краткие либретто опер Верди

Четвертый акт

Свадьба Эрнани и Эльвиры. Среди веселящихся людей мелькает черная фигура в маске, похожая на призрак. Наконец гости расходятся, и новобрачные остаются одни, теперь они могут наслаждаться своей любовью и счастьем во веки веков. Однако слышится звук рога. Эрнани приходит в ужас, он отсылает ничего не понимающую Эльвиру за бальзамом, соврав, что у него разболелась старая рана. Появляется та самая фигура в маске, это Силва, горящий жаждой мщения, он напоминает Эрнани о клятве и предлагает ему на выбор яд и кинжал. Тот предпочитает кинжал, но прежде пытается упросить безжалостного старца пощадить его, вернувшаяся Эльвира присоединяется к нему сначала с проклятиями в адрес Силвы, потом с мольбами, но все напрасно. Мерзкий старик стоит на своем, он напоминает Эрнани о чести испанца, и тот вонзает кинжал себе в грудь. Эльвира умоляет его отдать ей оружие, чтобы последовать за ним, но Эрнани велит ей жить и помнить.

Откровенно говоря, здесь трудно согласиться с Пьяве и Верди, получается, что старик все-таки победил, Эльвира жива, и, стало быть, у него остается надежда. Возможно «кровожадный» Гюго был не совсем неправ.

«Эрнани» увидел свет рампы 10 марта 1844 года. Успех был менее громким, чем он мог бы быть, ибо примадонна, которую Верди одолел до того, она требовала по обычаю примадонн большую бравурную финальную арию, но так и не получила ее, «взяла реванш», ужасно фальшивя на премьере, не в голосе был и тенор, так что… Каждый ценитель знает, насколько восприятие оперы зависит от качества исполнения. Так что успех в первый вечер был не огромен, но, в любом случае, прибегать к крайним мерам автору не пришлось – ранее он сказал своему знакомому: «если опера провалится, расколошмачу себе голову» (эта фраза говорит о темпераменте Верди, пожалуй, не меньше, чем его музыка). Впрочем, с каждым представлением успех «Эрнани» рос, его стали ставить подряд сначала итальянские театры, затем в Вене, Лондоне, Париже. В последнем Гюго, недовольный либретто, потребовал, чтобы, как саму оперу, так и персонажей переименовали и она шла под названием «Изгнанник» (Il proscritto).

В связи с этим хорошо бы вспомнить, как, услышав «Травиату», Дюма-сын чистосердечно сказал примерно такую фразу: «Через пятьдесят лет никто не вспомнил бы о моей «Даме с камелиями», но Верди обессмертил ее».

«Эрнани» ставят и сейчас, правда, не очень часто, скорее всего, из-за сложнейшей, высокой теноровой партии; естественно, и записей не очень много. Упомянем, в первую очередь, спектакль «Ла Скала» 1982 года, которым дирижирует тогда еще весьма молодой Риккардо Мути, а главные партии исполняют Пласидо Доминго, Мирелла Френи, Ренато Брузон и Николай Гяуров. За последние годы в интернете появилось еще немало любопытного, например, запись из Пьяченцы (2009), где яркий образ создает Амарилли Ницца (Эльвира), а Лука Салси (Карло) демонстрирует свой мощнейший голос, или из Болоньи (2011), где Эрнани поет Роберто Ароника, Эльвиру Димитра Теодоссию и Силву Ферруччо Фурланетто. Но если кто-нибудь хочет послушать эту оперу в несокращенном виде, то придется поставить диск со спектаклем Метрополитен Опера (1983), в котором участвует Лучано Паваротти – он единственный, одолевший вторую арию Эрнани, обычно ее сокращают; правда, в остальном спектакль Метрополитен не привлекает.

Двое Фоскари

(I due Foscari)

Опера в трех актах

(Tragedia lirica in tre atti)

Либретто Франческо Марии Пьяве

(1844)

Действующие лица

Франческо Фоскари, дож Венецианской республики – баритон

Якопо Фоскари, его сын – тенор

Лукреция Контарини-Фоскари, жена Якопо Фоскари – сопрано

Якопо Лоредано, член Совета десяти – бас

Барбариго, сенатор – тенор

Пизана, подруга Лукреции – сопрано

Служитель Совета десяти – тенор

Слуга дожа – бас

Члены Совета десяти, дети Якопо, дамы, служанки Лукреции, гондольеры, моряки, народ и др.

Действие происходит в середине XV века в Венеции.

Интерес к драме Байрона «Двое Фоскари» возник у Верди еще до «Эрнани», договариваясь с театром «Ла Фениче», он предложил директору графу Карло Мочениго набросок сценария, который самолично сделал по понравившейся ему пьесе, но Мочениго идею отверг, и в итоге для «Ла Фениче» был написан «Эрнани». Но «Двое Фоскари» продолжали притягивать Верди, и он предложил этот сюжет теперь уже римскому театру «Арджентина». И, получив согласие, поручил Пьяве написать либретто, что тот и сделал за какой-нибудь месяц (дальше, как водится, пошли замечания и придирки, и Пьяве послушно выполнил все, что от него требовалось).

Верди работал над оперой лето и осень и 3 ноября 1844 года состоялась премьера. «Двое Фоскари» не имели столь бурного успеха, как предыдущие три оперы, но были приняты публикой благосклонно.

Драма Байрона написана в 1821 году в Италии, где он прожил семь лет, четыре из них в Венеции, из истории которой и почерпнул сюжет как этой пьесы, так и «Марина Фальеро», легшей в основу одноименной оперы Гаэтано Доницетти. Судьбы двух заинтересовавших Байрона дожей схожи в одном: оба покинули свою должность преждевременно (дожами в Венеции оставались пожизненно), правда, случилось это по разным причинам и кончилось тоже неодинаково, Фальеро был казнен, а Фоскари умер в собственной постели.

Если вы бывали в Венеции, то наверняка видели над одним из парадных входов во Дворец Дожей, как называемой Порта делла Карта, арку Фоскари, включающую в себя скульптурную группу «Дож Франческо Фоскари, преклоняющий колена перед львом Святого Марка». И, разумеется, обратили внимание на Ка Фоскари (Палаццо Фоскари) на изгибе Большого Канала, великолепный образец венецианской готики.

Франческо Фоскари занимал должность дожа с 1423 по 1457 год. В период его правления Венеция почти постоянно воевала с Миланом, амбиции Филиппо Мария Висконти (мужа Беатриче ди Тенда, воспетой Беллини), герцога Миланского, с одной стороны, и Венецианской республики, руководимой активным и энергичным дожем, с другой, подпитывали череду войн за обладание Северной Италией. Венеция одержала немало побед, одно время она владела даже Брешией и Бергамо, подобравшись к Милану почти вплотную. Однако войны эти велись, в основном, силами наемников и требовали колоссальных финансовых затрат, что отнюдь не всем нравилось. (Стоит, наверно, упомянуть, что во время войн с Висконти венецианскими войсками вначале командовал известный кондотьер Карманьола, потерявший на этой службе, которую, впрочем, нес не очень усердно, голову, а позднее кондотьер Бартоломео Коллеони, заработавший на службе Венеции гигантское состояние и завещавший его республике с условием, что ему будет поставлен памятник на площади Святого Марка. В другом, правда, месте, но и поныне этот памятник стоит, конная статуя работы Андреа Вероккьо, пожалуй, самое знаменитое среди изваяний такого рода.) Надо заметить, что Венеция была в некотором роде предупреждена, перед смертью предыдущий дож Томмазо Мочениго предостерег членов сеньории насчет Фоскари, сказав: «если он станет дожем, вы непрестанно будете воевать… все ваше золото и серебро, вся ваша честь и слава уйдут впустую… ныне хозяева, вы станете рабами своих солдат и их капитанов». Но эта пророческая речь не возымела действия на выборщиков, и тридцать лет войны, значительно расширив границы венецианской республики, почти полностью опустошили казну и довели до банкротства многие банки и купеческие дома.

И, однако, причиной падения Франческо Фоскари стали не экономические трудности, а его сын Якопо. Ну и враги, воспользовавшиеся ошибками или преступлениями молодого человека, чтобы свалить старика. Главным врагом дожа был род Лоредано, представителя которого Пьетро Лоредано, Фоскари обошел на выборах, причем по слухам сторонники Фоскари пользовались всякими хитрыми уловками, чтобы обеспечить его избрание. Как бы то ни было, в 1445 году Якопо обвинили в том, что он брал взятки за улаживание общественных дел, провели расследование, допросили слуг и тому подобное, сочли вину молодого человека доказанной и по решению Совета Десяти (одним из трех глав которого был Франческо Лоредано, родственник обойденного Пьетро) выслали из Венеции. Через два года он заболел, отец подал апелляцию, и Якопо позволили вернуться. И все бы хорошо, но через три года был убит неизвестным некий сенатор, другой неизвестный написал на Якопо донос, мол, убил он, злополучного сына дожа арестовали, и, хотя никаких явных доказательств его вины как будто не было, приговорили к пожизненной ссылке на Крит. Якопо умолял отца вступиться, но тот не пожелал, тогда Фоскари-младший уехал на Крит и там умер, а старого дожа вынудили уйти в отставку. Правда, не сразу, а довольно долго выжидали, дело в том, что старик потерял интерес к государственным делам, не ходил даже на заседания сената и совета, и однако, когда его попросили отречься от трона, он отказался и сломался только после того, как ему предъявили ультиматум – либо он уйдет сам, либо его сместят силой. Через неделю после того, как Фоскари-старший оставил Дворец Дожей, он умер.

Хотя дож был вдохновителем ряда сражений и побед, но, возможно, главным его свершением надо считать не войны, в конечном итоге ничего Венеции не давшие, а перестройку Дворца Дожей, обретшего тот величественный вид, который он имеет сейчас.

Либретто оперы в целом следует байроновской драме, правда, англосаксонское смакование жестокостей в нем смягчено, так у Байрона целый акт посвящен пыткам, которым подвергают несчастного Якопо, сопровождаемым злобными речами Лоредано, у Пьяве этого нет. Вообще Байрон уделил Лоредано и его ненависти – тот полагает, что Фоскари приказал отравить его отца и дядю и считает делом жизни уничтожить его и его сына – очень много места. С другой стороны, у Байрона наказание Якопо чуть менее сурово, его высылают навечно на Крит, но разрешают жене поехать к нему через год, когда он отбудет срок в тюрьме и выйдет на свободу, в либретто Пьяве воссоединение супругов запрещается. Наконец изгнанник у Байрона умирает, еще не сев на корабль, который должен увезти его из Венеции, его убивает мысль о вечной разлуке с любимой и прекрасной родиной (каждый, кто бывал в Венеции, вполне способен это понять). Добавим, что и в драме, и в либретто, проступки или преступления Якопо, совершались они или придуманы врагами дожа, толком не обрисованы, понять, в чем дело, трудно, видимо, причина в том, что и в действительности все это было достаточно туманно. Упоминается некое письмо Якопо, адресованное Сфорца, которое и привело злосчастного Фоскари-младшего в «объятья» Совета Десяти, уличив его в убийстве некого Донато, а в конце возникает другое послание, уже от Эриццо, который, умирая, объявил, что совершил убийство один и Якопо в нем неповинен, но все это словно бы вскользь, без подробностей. В общем, либретто могло быть более удачным, наверно, на нем сказались неопытность как либреттиста, так и композитора.

 

А развивается действие оперы следующим образом.

Акт первый

Дворец Дожей. Совет Десяти собрался на заседание, на котором будет решаться судьба Якопо Фоскари. После того, как, декларировав неподкупность и объективность суда Льва Святого Марка члены Совета уходят в зал заседаний, приводят Якопо, он предстанет перед судом, когда его позовут, а пока поет ностальгическую арию о любимой Венеции. Правда, когда его вызывают, настроение его меняется, ничего хорошего он от своих судей не ждет, пусть и знает, что невиновен.

В следующей картине действие перемещается в зал палаццо Фоскари, по которому мечется несчастная Лукреция, не зная, к кому обратиться за помощью, то ли к свекру-дожу, то ли к господу богу, последнее кажется более предпочтительным, и она взывает к всевышнему. Входит Пизана, она сообщает, что Совет «милостиво» не стал требовать худшего, а приговорил Якопо к новому изгнанию, он должен вернуться на Крит, который недавно покинул. Разъяренная Лукреция начинает проклинать кровожадных патрициев, приговоривших невинного человека.

И вновь Дворец Дожей. Усталый, измученный Франческо Фоскари оплакивает свою судьбу, властитель без власти, за каждым словом и жестом которого следит Совет Десяти (как не вспомнить современную демократию!), он не может облегчить участь собственного сына. Приходит Лукреция, она умоляет дожа вернуть ей мужа, тот с горечью объясняет, что помиловать Якопо не в его силах, тогда невеста предлагает старику идти вместе с ней просить пощады у Совета, если не его звание, так может, его седины вызовут жалость.

Акт второй

Темница, в которую водворили Якопо. Его мучают галлюцинации, ему является призрак Карманьолы с отрубленной головой в руке, вожделеющий мести, за что? За то, наверно, что дож, призвавший его ранее на службу Венеции, позволил его казнить? Якопо сбивчиво объясняет окровавленному привидению, что дож не может спасти его, родного сына, что он мог сделать для генерала… Потрясенный и напуганный он не сразу даже узнает жену, которой разрешили с ним увидеться, потом спрашивает, ждет ли его казнь, Лукреция успокаивает его, нет, смерть ему не грозит, но что-то худшее – да… Вечное изгнание и вечная разлука…

Неожиданно входит дож, здесь он отец, а не правитель, и может обнять сына и сказать ему, что любит его. Прощание отца и сына прерывает Лоредано, он сообщает, что корабль уже готов к отплытию, и Совет собрался, чтобы огласить приговор.

Во второй картине вновь появляются члены Совета и дож, приводят злополучного заключенного, дабы сообщить ему о приговоре, Якопо утверждает, что невиновен, обращается к отцу с мольбой о помощи, к нему присоединяется Лукреция с детьми, но все тщетно, закон суров, но это закон, как сказали бы древние римляне и как говорят венецианцы пятнадцатого столетия, которые во многом этих римлян напоминали. Лукреция пытается выговорить себе право сопровождать мужа, но и это ей запрещают. Якопо просит отца позаботиться о Лукреции и детях, он уверен в скорой своей смерти.

Акт третий

Пьяцетта Сан-Марко, где собрался народ, начинается праздник, готовится регата, хор поет песню, подбадривающую гондольеров, которые должны участвовать в состязании.

На набережную приводят Якопо, корабль уже стоит у причала. Изгнанник прощается с женой и призывает море поглотить его, гибель в волнах он предпочитает медленной смерти вдали от близких. Лукреция плачет, но муж велит ей вытереть слезы, дочь Контарини и супруга Фоскари не должна радовать врагов видом своего горя.

В последней картине мы снова видим апартаменты дожа, несчастный оплакивает потерю последнего сына, он уже похоронил троих, и это четвертый, теперь и с ним он встретится только на небесах. Входит Барбариго, сообщающий ему о письме Эриццо, в котором тот прокламирует невиновность Якопо. Старик вне себя счастья, но длится его радость только миг, вбегает Лукреция со словами «у тебя больше нет сына», и дож узнает, что Якопо умер на корабле по пути в ссылку.

И это не все беды, свалившиеся на Фоскари. Его желают видеть члены Совета Десяти, и когда дож велит их впустить, торжествующий Лоредано от имени прочих объявляет, что Совет и Сенат решили освободить отягощенного годами и горем старца от его обязанностей перед государством и позволить ему провести остаток жизни среди близких. Что звучит как издевательство и так же воспринимается. Но протесты старого дожа напрасны, зря он напоминает, что много лет назад, когда он сам хотел уйти, его не отпустили и заставили поклясться, что он умрет дожем, зря спрашивает, такой ли награды он заслужил своими завоеваниями, все уже решено, и, сдавшись, он презрительно швыряет на пол кольцо, отличительный знак его должности. Звонят колокола, это славят нового дожа, и сердце Фоскари не выдерживает очередного унижения. Он умирает, призывая погибшего сына.

Существуют три видеозаписи «Фоскари». Две из них – спектакли Ла Скалы, первая 1988 года, дирижер – Джанандреа Гаваццени, в ролях Ренато Брузон (Франческо Фоскари), Альберто Купидо (Якопо), Линда Рерк-Струммер (Лукреция), Луиджи Рони (Лоредано), вторая 2003 года, дирижер Риккардо Мути, в ролях Лео Нуччи (Франческо Фоскари), Франсиско Казанова (Якопо), Димитра Теодоссиу (Лукреция), Джорджо Джузеппини (Лоредано). Третья – это запись спектакля неаполитанского театра Сан-Карло, дирижер Нелло Санти, в ролях Лео Нуччи (Франческо Фоскари), Винченцо Ла Скола (Якопо), Александра Пендачанска (Лукреция) и Данило Ригоза (Лоредано), 2002 год. Исполнение Лео Нуччи финальной сцены последнего, неаполитанского спектакля – эталон всего баритонального репертуара.

Джованна д`Арко

(Giovanna d’Arco)

Опера в трех актах с прологом

Либретто Темистокле Солеры

(1845)

Действующие лица

Карло (Карл) VII, король Франции – тенор

Джакомо, пастух в Домреми – баритон

Джованна (Жанна), дочь Джакомо – сопрано

Делиль, офицер короля – тенор

Тальбот, английский главнокомандующий – бас

Крестьяне из Домреми, приближенные короля, жители Реймса, небесные и адские голоса, французские и английские солдаты, дворяне, пажи, дамы и кавалеры, депутаты, магистраты и др.

Действие происходит с 1429 по 1431 год в Домреми и Реймсе (Франция).

«Джованна д`Арко» была написана Верди для театра Ла Скала, на сцену которого вышла 15 февраля 1845 года и, согласно миланским газетам, имела огромный успех. Благодаря музыке, а в ней немало прекрасной музыки, или благодаря героине? Ведь Джованна – это Жанна д’Арк, один из самых удивительных персонажей всемирной истории, одно из немногих имен, которые на слуху у всех, даже в наши подернутые плесенью невежества времена. И все же напомним вкратце о ее деяниях и судьбе.

О Жанне д’Арк известно немного, собственно, что может быть известно о девочке, не дожившей до двадцати лет. Столетняя война – как выяснилось потом, близилась к концу (по крайней мере, к концу ее столетия, на деле она продлилась на шестнадцать лет больше), и конец этот казался печальным для Франции: государство в полном упадке, разорвано на части, под эгидой французского короля, которого таковым не все считают, ибо короновался он не в Реймсе, как положено властителю Франции, а в каком-то Пуатье, лишь юго-запад страны, да и тот вознамерились захватить англичане и осадили для начала Орлеан, преграждавший им путь. Пади Орлеан, и все пропало! И в этот судьбоносный момент возникает семнадцатилетняя девушка по имени Жанна и просит доверить ей командование войсками. Она-де слышала голоса архангела Михаила, святых Екатерины с Маргаритой и даже Пресвятой Девы, которые повелели ей не много, не мало, а спасти Францию. Тут поражает даже не возраст героини, на самом деле в подобные вещи способны скорее уверовать именно юные – подумать только, возглавить армию, кому, женщине, которая не только никогда не брала оружия в руки, но даже не имела по тогдашним церковным установлениям права носить мужскую одежду, поди помахай мечом в юбке до щиколоток – самое удивительное то, что она явилась к королю, и тот поверил в ее предначертание, более того, ее одобрили ученые прелаты и даже любовница Карла Агнесса Сорель. В итоге девушке дали войско, и она, в самом деле, сумела снять осаду с Орлеана, а потом с боями дойти до Реймса, доставив туда Карла, который короновался там, как положено. На этом Жанна сочла свою миссию завершенной, ибо именно освобождение Орлеана и Реймса поручили ей святые, и хотела вернуться домой, но король ее не отпустил, и вскоре она потерпела поражение, попала в плен к бургундцам (в военных действиях участвовали не две стороны, но не будем на этом останавливаться) и была выдана англичанам. Те инспирировали суд над ней, который осудил ее за колдовство и приговорил к сожжению на костре. Неблагодарный король пальцем не шевельнул, чтобы ее спасти, и юная героиня умерла мученической смертью.

Такова в нескольких словах история героини Шиллера, не только, конечно, про Жанну написано множество книг, но именно шиллеровская драма легла в основу либретто оперы Верди.

Скажем сразу, либретто оперы крайне неудачно. Сама драма Шиллера не лишена изъянов, и однако создается впечатление, что либреттист позаимствовал все ее недостатки, опустив достоинства.

У Шиллера выведено два враждующих лагеря, французы и британцы, семья Жанны, из которой в оперу попал только отец, из эпизодического персонажа ставший одним из главных героев (которых у Солеры всего три, конечно, в пьесе, как всегда у Шиллера, персонажей слишком много, но в опере их чересчур мало). Важную роль у Шиллера играет возлюбленная дофина, а затем короля Карла Агнесса Сорель, в некотором роде антипод Жанны, она – истая женщина, живущая лишь любовью, в то время, как Жанна отрекается от чувственного мира во имя божественного, отвергая не только влюбленных в нее французских рыцарей, но и британца, один взгляд которого порождает в ней преступную в ее понимании страсть. Из либретто все эти мужчины убраны, как и Агнесса, вместо того героем-любовником заделался сам Карл.

Главный недостаток шиллеровского толкования истории Жанны это финал, в котором героиня гибнет, одержав очередную победу, получив смертельную рану на поле боя, она умирает на руках друзей, в том числе короля Карла, что не соответствует истине, и хотя за литературой признается право на искажение реальных фактов во имя художественности, в данном случае, этот сказочный поворот неудачен и неуместен. Но, увы, перенесен в оперу. В итоге драма Жанны превращается всего лишь в полемику фанатичного папаши, воображающего, что его дочь продала душу силам ада с…, даже не с Жанной или кем-то другим, а с самим собой.

И вот как развивается действие.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru