Краткие либретто опер Верди

Гоар Маркосян-Каспер
Краткие либретто опер Верди

Акт первый

Ночное свидание возле дворца Графа Тулузского. Елена, дочь графа, выходит в сад, где ее ждет Гастон Беарнский. Они любят друг друга, однако между Гастоном и графом существует давняя вражда, и Гастон не надеется получить Елену. Но она сообщает ему, что граф готов к примирению.

Утро. Граф объявляет Гастону, что перед тем, как идти в крестовый поход, он хочет помириться с виконтом и в знак того, что со старой ненавистью покончено, отдает ему в жены Елену. Насколько эта речь ласкает ухо виконта, настолько она ужасает Руджеро, младший брат графа, который влюблен в свою племянницу, отнюдь не намерен уступать ее Гастону. Он уходит с угрозами. Появляется папский легат, который объявляет, что граф по решению святого престола, возглавит французских крестоносцев. Граф спрашивает, как поступит тот, кому он отдает в жены любимую дочь, и Гастон отвечает, что последует за графом, тогда тот отдает ему свой белый плащ. Все идут в церковь, дабы там скрепить примирение.

Возвращается Руджеро, он нашел человека, который послужит его планам, и посылает его в церковь, объясняя, что он увидит двух воинов в золотых кольчугах. Один, в белом плаще, его любимый брат, а другой – враг, его-то и надо устранить. Убийца берется за дело, но обманутый плащом, наносит удар не Гастону, а графу. Тот, правда, не убит, но тяжело ранен, а убийца схвачен на месте преступления. Подоспевший Руджеро подсказывает ему, чтобы он назвал «заказчиком» убийства Гастона, обещая за это спасти его от наказания. Тот повинуется. Развесившие уши рыцари верят не виконту, а убийце, Гастон проклят и изгнан из Тулузы, единственный человек, который не верит в его вину, это, конечно, Елена. Руджеро же в ужасе, это он – убийца, Каин, это ему следовало быть изгнанником!..

Акт второй

Пещера в горах близ Рамлы. Здесь уже три года живет Руджеро, он отправился в паломничество, чтобы замолить свой грех, и стал отшельником. К его жилищу выходит оруженосец Гастона Раймондо, он объясняет, что заблудился в горах, и там есть еще люди, Руджеро спешит им на помощь, а Раймондо остается в его пещере. Чуть позже появляется Елена в сопровождении Изауры, она ушла из стана крестоносцев, чтобы расспросить отшельника, не слышал ли он о Гастоне, ей известно, что Гастон уехал в Палестину, и до нее дошли слухи о его гибели, опровержения или подтверждения которым она ищет. Вместо отшельника ей навстречу выходит оруженосец ее возлюбленного, он сообщает ей, что Гастон в плену у эмира Рамлы.

Появляется маленькая группа измученных паломников, они жалуются на свои страдания. Затем слышится военный марш, это прибыли крестоносцы во главе с оправившимся от раны и пустившимся-таки в поход Графом Тулузским и папским легатом. Руджеро, которого никто не узнал, присоединяется к христианскому воинству.

Дворец эмира Рамлы. Приводят Гастона. Эмир предупреждает его, что оставил его в живых, дабы не навлечь на свой город месть его соплеменников, но если он попробует бежать, ему конец. В этот момент эмиру сообщают, что в городе задержали христианку в мусульманской одежде, эмир велит привести ее, разумеется, это Елена, героически отправившаяся в поисках любимого в осиное гнездо. Эмир оставляет ее наедине с Гастоном, дабы, как того следовало ожидать, подслушать их разговор и разобраться, кто есть кто. Большой дуэт Елены и Гастона. Неожиданно раздаются тревожные крики, призывы «К оружию!» Гастон видит в окно знамена крестоносцев, город осажден. Влюбленные пытаются бежать, но стражники эмира их останавливают.

Акт третий

Во дворец врываются крестоносцы, захватившие город. Гастон попадает в их руки, и опять никто не хочет его слушать, виконт приговорен к гражданской казни, а затем и смерти. Елена умоляет пощадить ее жениха, но ее просьбы напрасны, тем более что, войдя в зал, Граф Тулузский застал дочь в объятьях, как он полагает, своего убийцы. Взорвавшись, девушка проклинает рыцарей, призывая на их голову кары небесные.

Крестоносцы собрались на площади, чтобы присутствовать на церемонии гражданской казни Гастона. Палач разбивает его щит, шлем, ломает меч, попытки злополучного виконта протестовать, мольбы казнить его, но не посягать на его честь, тщетны.

Акт четвертый

Лагерь крестоносцев в Иосафатской долине. Воины стерегут один из шатров, это в нем Гастон ждет казни. Крестоносцы и паломники во главе с Руджеро возносят молитвы. Появляется Елена, затем папский легат. Увидев отшельника, он поручает тому напутствовать приговоренного к смерти убийцу. Стражники приводят Гастона, Елена бросается к нему. Однако Руджеро узнает человека, по его милости попавшего в западню, из которой нет выхода, и освобождает его, затем вручает меч, пусть он идет в бой с другими.

Битва кончается победой крестоносцев и взятием Иерусалима. Кто же был тот рыцарь, который первым поднял знамя победителей над захваченным городом? Выясняется, что это Гастон. На него чуть очередной раз не обрушивается несправедливый гнев рыцарей, но тут вносят умирающего, это Руджеро, перед смертью он признается, кто он такой, и кается в совершенном преступлении. Брат прощает его, и, умирая, он может вместе с другими взглянуть на освобожденный Иерусалим.

Между прочим, Гийом Тирский, описывая взятие Иерусалима, называет имя Гастона Беарнского среди первых пяти рыцарей, ворвавшихся в город (первый в его списке все-таки Готфрид Бульонский).

Конечно, либретто «Иерусалима» более продумано, литературно и психологично, пусть тут крестовый поход окончательно превращается в фон для злоключений главного героя, но история безвинно преследуемого человека куда более интересна, чем спасение души влюбленного мусульманина, и, конечно, сюжет более логичен и прям, в отличие от несколько суматошных похождений персонажей «Ломбардцев».

Трудно сказать, почему, но «Ломбардцы», в которых герой-любовник умирает, и героиня остается одна переживать свое горе, оставляют впечатление светлое и оптимистичное, а от «Иерусалима», в котором герой оправдан, жив и, наверно, будет счастлив, остается тягостный осадок. Возможно, в нем слишком очевидны человеческая несправедливость, неумение отличать добро от зла, нежелание слушать и понимать.

«Ломбардцы» ставятся довольно редко, в основном, в Италии. В продаже есть лишь одна видеозапись, это спектакль «Ла Скала» 1986 года. Прекрасный оркестр и несравненный хор театра компенсируют шероховатости исполнения солистов. Однако, в интернете в последнее время появилось немало новых записей этой красивой, мелодичной оперы. Можем рекомендовать, например, спектакль дирижера Пьер Джорджо Моранди из неаполитанского «Сан-Карло» (2008), с уже упомянутым тенором, Фабио Сартори (Оронте) и выразительным Руджеро Раймонди в роли Пагано. Джизельду в этом спектакле поет Димитра Теодоссию, с её участием есть еще две записи, одна 1999 года из Сантяго-ди-Чили, там ее партнерами выступают Деннис О`Нил (Оронте) и Карло Коломбара (Пагано); другая запись из Пармы (2009), здесь Оронте поет Франческо Мели и Пагано Микеле Пертузи (дирижер Даниеле Каллегари).

«Иерусалим» ставится чаще, можно найти не одну запись, но хочется выделить замечательный спектакль Пармского театра «Реджо» 1986 года, где редкостный состав исполнителей, будь то Чезаре Сьепи (Руджеро), или Вериано Лукетти (Гастон), хороша, как нигде, там и Катя Ричарелли (Елена), и вообще на высоте все, даже исполнители самых маленьких партий; дирижер Донато Ренцетти. Не очень давно появилась в интернете еще один спектакль с Вериано Лукетти, из Парижской оперы, ее партнершей в роли Елены выступает Чечилия Газдиа, неудивительно, что эта запись стала одной из наших любимых, мы очень ценим обоих певцов.

Эрнани

(Ernani)

Опера в четырех частях

(Dramma lirico in quattro parti)

Либретто Франческо Марии Пьяве

Действующие лица:

Эрнани, дон Хуан Арагонский, разбойник, тенор

Дон Карло (Карлос), король Испании, баритон

Дон Руи Гомес де Силва, испанский гранд, бас

Эльвира, его племянница и невеста, сопрано.

Джованна, кормилица, меццо-сопрано

Дон Риккардо, оруженосец короля, тенор,

Яго, оруженосец де Силвы, бас

Разбойники, кавалеры, дамы, вассалы, придворные, выборщики

Действие происходит в Арагоне и в Ахене в 1519 году.

После «Набукко» и «Ломбардцев», предназначенных для «Ла Скала», Верди решил написать что-нибудь для другого театра, благо, предложения сыпались со всех сторон. Он заключил контракт с венецианским «Ла Фениче» и, обсудив с директором театра графом Карло Мочениго несколько вариантов, выбрал в качестве первоисточника «Эрнани» Гюго.

Верди был не первым из итальянских композиторов, кого заинтересовала эта пьеса, ознаменовавшая победу французской романтической драмы над классической трагедией. Еще в 1830 году, сразу после явления «Эрнани» публике, что случилось в «Комеди Франсез» 20 февраля того же года, оперу по ней вознамерился написать Беллини, он заключил контракт с миланским театром «Каркано» и привлек своего постоянного либреттиста Феличе Романи, даже начал, как и Романи, работу над оперой, но потом бросил. Теперь, тринадцатью годами позже, этот труд предпринял Верди. То была его первая работа с Франческо Мария Пьяве.

Действие «Эрнани» происходит в 1519 году. Такой точностью мы обязаны происшедшему в тот год событию, когда король Испании и один из главных персонажей пьесы, а затем и оперы Карлос Первый был избран императором Священной Римской Империи и стал Карлом Пятым. Шестнадцатый век называют «золотым веком Испании», она достигла небывалого могущества и богатства, сопровождавшегося и взлетом культуры. А ведь объединенная Испания только-только появилась на свет. Не углубляясь в перипетии испанской истории, напомним только, что после падения Западной Римской Империи, провинцию Испания захватили вестготы, христианских вестготских королей смела в VIII веке волна арабских завоеваний, дошедшая до Пиренеев, лишь на самом севере в Астурии христиане сохранили свои позиции, и именно оттуда началась Реконкиста – отвоевание страны у арабов, длившееся не много, не мало, а до XV века. По мере освобождения отдельных территорий возникали независимые государства с собственными династиями, как Кастилия, Арагон, Леон и так далее. В 1469 году Изабелла, наследница кастильского трона, вышла замуж за Фердинанда, наследника Арагона, оба вскоре получили свои королевства, но это еще не означало объединения Испании, фактически оно состоялось только тогда, когда оба королевства достались их внуку Карлосу, сыну дочери Хуаны, изначально некрепкой рассудком, а после смерти внезапной мужа Филиппа Первого Красивого утратившей его вовсе. Царствование Изабеллы и Фердинанда ознаменовалось несколькими важными событиями, значение которых для последующего правления Карлоса весьма велико. Во-первых, в основном, с подачи Изабеллы, порой вдохновлявшей своих воинов самолично, верхом и в латах, были освобождены последние области, остававшиеся в руках мусульман (после ее смерти муж прибавил к ним еще и Неаполитанское и Наваррское королевства). Во-вторых, была учреждена печально знаменитая инквизиция. В-третьих, любознательный генуэзец по имени Христофор Колумб получил корабли для разведки западного пути в Индию. Что касается внука Карлоса, он был несомненным баловнем судьбы, государства и земли так и сыпались ему в руки. Судите сами. Умирая, бабушка Изабелла назначила своей наследницей дочь Хуану, а вслед Карлоса. Отец Карлоса, эрцгерцог Австрийский Филипп оставил сыну Нидерланды, доставшиеся ему самому от матери Марии Бургундской, в 1515 году Карлос, еще почти мальчик, вступил во владение ими. Через год умер Фердинанд Арагонский, оставив внуку Арагон плюс Неаполитанское и Наваррское королевства, а еще через три года скончался дед Карлоса с отцовской стороны Максимилиан Габсбург, король немецкий, император Священной Римской империи, и двадцатилетний Карлос унаследовал владения Габсбургов, наконец в том же 1519 году его избрали императором Священной Римской империи под именем Карла V. Впечатляюще, не так ли? Добавьте к этому приобретения Испании в Новом свете и неиссякаемый поток золота, который оттуда шел. Счастливчик Карлос-Карл! И в то же время у «баловня судьбы» не было ни минуты покоя, все время надо было уговаривать, усмирять, воевать, слишком много у него было разных подданных – фламандцы, кастильцы, немецкие князья. Разумеется, и итальянцы, получив корону Карла Великого, он, конечно, по примеру многих других императоров положил глаз на Италию, из-за которой ему пришлось немало повоевать с французами и, естественно, самими итальянцами, в конце концов, его войска разграбили Рим, и папа был вынужден его короновать. Но мир с папой испортил ему отношения с фламандцами и с немецкими князьями, тяготевшими к протестантизму, который как раз тогда и возник, вывалив бедняге на голову кучу неприятностей, связанных с еретиками. А еще были турки, пираты и болезни. Все кончилось тем, что к 55 годам император смертельно от всего устал, отрекся, передав Испанию своему сыну Филиппу, с которым мы встретимся в «Дон Карлосе» (последнего, кстати, назвали в честь деда), а владения Габсбургов – брату, и ушел в монастырь. Способен ли был этот человек на благие порывы, подобные описанному в третьем акте «Эрнани»? Почему бы и нет? Карл(ос) был умным человеком и хорошим правителем, покровительствовал художникам, словом имел немало достоинств.

 

Остальные персонажи драмы и затем оперы выдуманы Гюго. Конечно, историческая основа была и тут. В Кастилии, как и прочих областях Испании, вельможи вели себя, как феодальные князья, никому не подчинялись, воевали друг с другом, и бабушке Карлоса Изабелле пришлось немало попотеть, чтобы заставить всех подчиняться королевской власти, укрепление абсолютизма продолжалось и позже, иными словами, отец Эрнани, герцог того и сего, вполне мог быть казнен отцом Карлоса, то бишь Филиппом Первым Красивым в те пару лет, когда Филипп был королем Кастилии вместе со своей женой Хуаной Безумной.

Либреттист Пьяве, в основном, следовал Гюго, были, конечно, внесены коррективы с учетом жанра (что очень не понравилось Гюго). Главное изменение сделано в финале, если у Гюго гибнут трое из четырех героев драмы, то у Пьяве с Верди только Эрнани.

Однако пройдем по сюжету с начала до конца.

Акт первый

Приют разбойников. Хор поет хвалу вину, понятно, чем была бы жизнь этих бедняг, будь пустыми их стаканы… Входит Эрнани, бледный и удрученный, разбойники обступают своего предводителя, спрашивают, что его гложет. Эрнани рассказывает о своей любви к прекрасной арагонской девушке, которую старый де Силва принуждает выйти за него замуж. Если он, Эрнани, потеряет возлюбленную, то умрет от тоски. Разбойники обещают помочь ему похитить девушку. А согласится ли она бежать? Она обещала, – отвечает обрадованный Эрнани.

Дом де Силвы, комната Эльвиры. На завтра назначена свадьба. Сам Силва в отъезде, а девушка в тревоге, она мечтает, чтобы тот не вернулся вовсе, нетерпеливо призывает Эрнани, она готова скитаться с ним по пустыням и пещерам, пусть только он придет, спасет ее от ненавистного старика! Но вместо Эрнани является другой мужчина. Король Карло влюблен в Эльвиру, подкупив кормилицу, он проникает в спальню девушки и пытается склонить бежать с ним. Гордая арагонка отвечает, что любви короля для нее одновременно слишком мало и слишком много, она никогда не поступится своей честью и не будет ничьей любовницей. Но Карло настойчив, и Эльвира выхватывает кинжал, она убьет и его, и себя, если он немедленно не уйдет. Король то ли удивлен, то ли растерян.

Распахивается дверь, наконец явился Эрнани. Король разъярен, он обзывает соперника бандитом (что, в общем-то, соответствует истине), у Эрнани с Карло свои счеты, ведь отец того убил его отца, дело чуть не доходит до драки, но тут неожиданно появляется вернувшийся из поездки хозяин в сопровождении домочадцев. Силва возмущен, застав двух мужчин в спальне будущей жены, он велит принести шпаги, дабы по очереди сразиться с соблазнителями. Первым он вызывает неизвестного, прикрывающего лицо плащом, и в этот момент докладывают о Риккардо, оруженосце короля. Риккардо преклоняет перед королем колено и требует воздать ему положенные почести, Карло открывает лицо, и Силва узнает его. Смущенный старец просит прощения у монарха, Карло вовсе не хочется ссориться с ним, ему нужна поддержка грандов, и он обводит Силву вокруг пальца, тайком сообщая ему, что Максимилиан умер, императорский трон свободен, и он явился сюда, дабы посоветоваться на сей счет с мудрым стариком. Силва польщен. Но кто тот, другой? Карло спасает Эрнани, заявив, что молодой человек из его свиты. Эрнани и Эльвира тихо договариваются о встрече на завтра.

Акт второй

Замок Силвы. Приготовления к свадьбе хозяина и Эльвиры. К Силве приводят пилигрима, который просит приютить его. Хозяин обещает ему свое гостеприимство. Входит Эльвира в свадебном наряде, Силва представляет ее пилигриму, как свою супругу… Как, уже?.. Нет, еще нет, но через час она ею станет. Пилигрим в ответ на это скидывает свой капюшон и объявляет, что принес новобрачным подарок: собственную голову. Эльвира узнает Эрнани. Он говорит, что за ним по пятам идут солдаты короля, его люди погибли или бежали, назначена награда, и хозяева замка могут получить ее, выдав его королю. Силва отвергает подобную идею, он не выдаст того, кого уже объявил своим гостем, напротив, он немедленно прикажет стражникам закрыть ворота и защищать замок. Когда он выходит, Эрнани напускается на Эльвиру, упрекая ее в измене, та отвечает, что ее уверили в его гибели, и тем не менее она вовсе не собиралась стать женой Силвы, а поклялась заколоться у алтаря. Эрнани сменяет гнев на милость и обнимает возлюбленную, так, в объятьях друг друга их и застает вернувшийся де Силва. Старик вне себя, он жаждет мести, тут как раз ему докладывают, что у ворот король со своими людьми, и он велит впустить того. Эрнани просит убить его сейчас, не выдавая королю, но у Силвы другие намерения, он накажет дерзкого потом, собственной рукой, а пока прячет его в тайнике.

Входит разгневанный Карло, он требует выдать беглеца, Силва отказывается, долг гостеприимства, как он заявляет королю, не позволяет ему выдать гостя, кем бы он ни был. Король угрожает сжечь замок, потом приказывает арестовать Силву, а затем входит Эльвира, и Карло осеняет новая мысль. Он уведет с собой Эльвиру в качестве заложницы. Силва умоляет не делать этого, Карло снова требует голову Эрнани, и Силва смиряется, пусть так, пусть у него заберут Эльвиру, но своего слова он не нарушит. Король удаляется со своей свитой и Эльвирой. Силва выпускает Эрнани и протягивает ему две шпаги на выбор, дуэль решит, кому из них жить, кому нет. Однако Эрнани не хочет сражаться с человеком, который только что спас ему жизнь, ведь он молод и силен и неизбежно победит старика. Силва настаивает, он должен убить соперника, и Эрнани великодушно дарит ему свою жизнь, пусть его убьют, одна лишь просьба, он хочет перед смертью в последний раз увидеть Эльвиру. Тогда Силва сообщает ему, что Эльвиру увел король, и потрясенный Эрнани открывает старцу глаза: король – их соперник. Ах так? Силва созывает своих людей, он должен отмстить королю, Эрнани просит принять в ряды мстителей и его, Силва не соглашается, тогда Эрнани обещает умереть в тот миг, когда Силва прикажет. Он дает Силве рог, по сигналу которого обязуется лишить себя жизни. Условие принято, враги временно становятся союзниками.

Акт третий

Ахен, где заседают выборщики, которые должны избрать нового Императора Священной Римской империи. Карло и Риккардо у гробницы Карла Великого. Карло уже знает, что заговорщики, которые сговорились его убить, скоро соберутся здесь, у гробницы, он решает скрыться от убийц в склепе, и, если императором выберут его, пусть Риккардо прикажет трижды выстрелить из пушки. А еще он приказывает привести Эльвиру, пусть она увидит его во всем блеске. Оруженосец уходит, а Карло предается размышлениям о бренности всех земных благ и мечтает о славе мудрого правителя. Потом входит в гробницу.

Появляются заговорщики. Они бросают жребий, чтобы определить, кто нанесет роковой удар. Жребий выпадает Эрнани. Силва пытается уговорить его уступить право мести ему, предлагает свои богатства, даже предлагает вернуть рог и вместе с ним жизнь, но Эрнани неумолим.

Раздаются звуки пушечных выстрелов – один, два, три. Услышав их, Карл выходит из гробницы, ошеломленные заговорщики принимают его за Карла Великого (за призрак, надо полагать), но тот надменно поправляет их: он – Карл Пятый! Появляется Риккардо с Эльвирой. Королевская стража окружает заговорщиков, Карл велит разделить их, плебеев в темницу, благородных на эшафот. Эрнани, попавший в число плебеев, гордо объявляет, что он граф Хуан Арагонский, герцог Сеговии и Кордовы, еще чего-то (у Гюго это целый список, петь который можно было бы полчаса, потому, наверно, Пьяве его подкоротил), и требует отправить его туда же, куда и прочих грандов. Карло так и собирается сделать, но Эльвира молит его простить заговорщиков. Ведь он стал императором, а прощение это привилегия великих властителей. Карл задумывается. А потом и в самом деле прощает. Всех! Во славу Карла Великого, примеру которого намерен следовать. Более того, он отказывается от своих плотских желаний и отдает Эльвиру Эрнани, пусть они поженятся и будут счастливы. В едином порыве все славят новоиспеченного императора, Эрнани и тот отбрасывает кинжал, он готов забыть о мести за убитого отца.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru