Краткие либретто опер Верди

Гоар Маркосян-Каспер
Краткие либретто опер Верди

Акт первый

Опера начинается с прибытия Риккардо, графа Скалигер, в замок Бассано, где он должен сочетаться браком с сестрой Эццелино Куницей. Все приветствуют этот брак в надежде положить конец гражданской войне. Все кроме Леоноры, дочери Оберто, графа Сан-Бонифацио. Она, прежняя возлюбленная Риккардо, забывшая ради него долг и честь, направляется в замок в надежде помешать любовнику жениться на другой, пусть даже сестре всемогущего Эццелино. Самой ей не на кого опереться, мать умерла, отец отправлен в изгнание в Мантую, но она все равно собирается бороться. (Вот ключевое вердиевское слово!) Однако в окрестностях замка Леонора неожиданно встречает отца, узнав о случившемся, тот тайком пробрался на запретную для него территорию, решив отомстить за свою поруганную честь. Счастье дочери, как потом выяснится, его волнует мало, потому он отталкивает несчастную, которая пытается искать в объятьях отца утешения. Правда, потом старик меняет гнев на милость, но при одном условии: дочь должна пробраться в замок и отомстить, а конкретно – разоблачить негодяя, чем бы это не кончилось, ибо смерть лучше позора.

В следующей картине Куница, окруженная вассалами, готовится к церемонии бракосочетания. Однако она невесела в этот радостный день, что сразу замечает Риккардо, когда остается с невестой наедине. Она открывает ему, что ее мучает тягостное предчувствие, страх мешает восторгу любви. Риккардо успокаивает ее, их ждет счастье.

Проникшая в замок Леонора просит фрейлину Куницы о свидании с ее госпожой. Скоро появляется и та, Леонора рассказывает ей, как Риккардо под чужим именем клялся ей в любви, как обольстил ее, к ней присоединяется Оберто, Куница, выслушав отца с дочерью, приходит в ужас, потом ужас сменяется гневом, она зовет Риккардо и своих приближенных и изобличает неверного любовника. Риккардо пытается обелить себя, обвиняя Леонору, мол, это она его предала, тогда из укрытия появляется до того благоразумно прятавшийся Оберто, вызвав общее изумление своей дерзостью: изгнанник осмелился проникнуть в замок своего гонителя. Оберто вызывает Риккардо на дуэль, чем и кончается первый акт.

Акт второй

Куница с печалью вспоминает о начале своей с Риккардо любви, которую теперь собирается похоронить и забыть. Она горячо сочувствует несчастной брошенной Леоноре и намеревается сделать для нее все, что в ее силах.

Оберто ждет Риккардо, которому назначил место встречи, но того все нет. Входят вассалы, которые сообщают, что Эццелино помиловал его, за что ему надо благодарить великодушную Куницу (кстати, Данте в «Божественной комедии» поместил Куницу в рай, видно, было за что). Оберто выслушивает эту новость с безразличием, его сейчас волнует только месть. Наконец появляется Риккардо. Он не хочет сражаться со стариком, силы слишком неравны, но Оберто осыпает оскорблениями его и заодно весь его род, и Риккардо выхватывает меч. Начавшийся поединок прерывает Куница, которая появляется в сопровождении Леоноры. Куница объявляет Риккардо, что прощает его, но только если он вернет Леоноре свою любовь. Риккардо смущен, его и так мучает совесть, он соглашается, Леонора вне себя от счастья, но ее отец не разделяет ее чувств. Он снова требует от Риккардо, чтобы тот сразился с ним и назначает встречу в лесу.

Разумеется, молодой и сильный побеждает, Риккардо наносит старику смертельный удар, отчего сам приходит в ужас.

Приближенные рассказывают Кунице, что Леонора в лесу, у тела мертвого отца, тут появляется и она. Несчастная обвиняет в смерти отца себя, убийца не Риккардо, убийца она сама. Вестник приносит письмо Риккардо, в котором он сообщает, что уезжает из Италии и просит у Леоноры прощения, но что ей от того! Девушка объявляет, что отныне ее приютом будет келья монастыря, а утешением надежда на скорую смерть от горя и слез.

Критики указывают на некоторую подражательность музыки, внимательный слушатель, конечно, заметит, что дуэт Риккардо и Куницы, особенно вторая половина, весьма напоминает по построению и духу доницеттиевские, то же можно сказать об арии Куницы или финальной арии Леоноры. Отдал Верди дань и старой традиции заканчивать оперу большой арией сопрано, можно заметить некоторые недостатки композиции, так в первом акте три большие арии главных героев следуют одна за другой, но при этом в опере уже присутствуют те страсть и мощь, которые так отличают Верди от его предшественников, а, впрочем, и всех остальных, как современников, так и потомков. Сила, страсть и мелодическое богатство.

Послушайте «Оберто», не пожалеете. Теперь как раз появились и видеозаписи, их три, первый, это спектакль оперного театра Бильбао, дирижирует Ив Абель, в главных ролях Ильдар Абдразаков (Оберто), Карло Вентре (Риккардо), Марианна Корнетти (Куница) и Эвелин Херлициус (Леонора). В остальных двух партию Риккардо исполняет мощнейший тенор эпохи Фабио Сартори, в Мачерате (1999) с партнерами Джованной ди Лизо (Леонора), Габриелей Колеккиа (Куница) и Микеле Пертузи (Оберто), дирижер Даниеле Каллегари, а в Буссето (2007) соответственно с Франческой Сассу, Марианной Пенчевой и Джованни Батиста Пароди (дирижер Антонелло Аллеманди).

Король на час

(Un giorno di regno)

Опера в двух актах

(Melodramma giocoso in due atti)

Либретто Феличе Романи

(1840)

Действующие лица

Шевалье Бельфьоре под именем Станислава Польского – баритон

Барон Кельбар – бас

Маркиза Поджо, молодая вдова, племянница барона и возлюбленная кавалера Бельфьоре – сопрано

Джульетта Кельбар, дочь барона и возлюбленная Эдоардо – меццо-сопрано

Эдоардо Санваль, молодой офицер – тенор

Синьор делла Рокка, казначей штатов Бретани, дядя Эдоардо – бас

Граф Ивреа, комендант Бреста – тенор

Дельмонте, камердинер мнимого Станислава – тенор

Слуги и служанки, подчиненные барона

Действие происходит в Бресте в начале XVIII века.

О том, в какой обстановке создавался «Король на час» (в оригинале «День царствования»), вышедший на сцену миланского театра Ла Скала 5 сентября 1840 года, мы уже говорили выше. Переживавший самые, наверно, тяжкие дни своей жизни молодой Верди был вынужден писать комическую оперу, а затем представлять ее публике, которой нет дела до личных трагедий, она требует зрелища, ради которого пришла. Нельзя сказать, что музыка оперы дурна, Верди вообще не писал плохой музыки, пусть даже иногда сам считал ее таковой, он был строг к себе. Но все-таки комедия – не его стихия, и слушатели, можно сказать, выросшие на комических операх Россини и не так давно познакомившиеся с «Любовным напитком» Доницетти, не могли этого не понять. Тем более, что в музыке, не совсем еще вердиевской, то и дело «проглядывают» и тот, и другой, больше, пожалуй, Доницетти, но и Россини, не буквально, конечно, не в виде мелодий, но стилистически. В итоге провал, не то чтобы очень уж заслуженный.

В основе либретто Феличе Романи лежит фарс Александра-Винсена Пино-Дюваля «Мнимый Станислав». Станислав Лещинский, которого имели в виду авторы пьесы и либретто – реальное исторические лицо, он был познанским воеводой и занял польский трон «с подачи» шведского короля Карла Двенадцатого в 1704 году, сменив правившего на тот момент Польшей Августа Сильного, однако большая часть польской шляхты его не приняла, и в 1709 после поражения Карла под Полтавой, Станислав был вынужден уступить власть Августу и бежать в Пруссию, а затем во Францию, где выдал свою дочь замуж за Людовика Пятнадцатого. После смерти Августа Сильного в 1733 году польский сейм снова выбрал Станислава королем – не без помощи французской дипломатии, но и второе царствование Станислава продлилось недолго, вмешалась Россия, поддерживавшая другого кандидата, русские войска вторглись в Польшу, развязав так называемую Войну за польское наследство и Лещинский был снова изгнан, теперь уже насовсем.

Действие оперы происходит в Бресте, где коротает дни свергнутый польский король. И вот назрел момент, когда надо действовать. Дабы вернуться на трон, Станислав должен тайно съездить в Варшаву, и на время его отсутствия французскому офицеру шевалье Бельфьоре поручается играть его роль, в частности, он должен заменить короля в качестве гостя, приглашенного в замок барона Кельбар.

Барон же задумал сыграть сразу две свадьбы, он намерен выдать свою дочь Джульетту за казначея Бретани делла Рокка, а племянницу, молодую вдову маркизу дель Поджо за графа Ивреа. И, как это обычно бывает, строя матримониальные планы, он не потрудился узнать о симпатиях и антипатиях той и другой, а ведь обе предполагаемые невесты питают нежные чувства отнюдь не к навязываемым бароном женихам, Джульетта влюблена в бедного офицера Эдоардо ди Санваля, а маркиза и вовсе сохраняет давнюю привязанность не к кому иному, как шевалье Бельфьоре, изображающему польского короля.

Акт первый

Итак, барон Кельбар и казначей Ля Рокка обсуждают предстоящий брак, оба довольны, их радует и то, что свадьбу почтит своим присутствием Станислав. А вот и он, то бишь шевалье Бельфьоре. После взаимных расшаркиваний шевалье интересуется, кто на ком женится, а точнее, кто за кого выходит замуж, ему объясняют, что будет двойная свадьба и, соответственно, невест тоже две, одна дочь барона, а другая маркиза дель Поджо, последнее неприятно поражает шевалье. После того, как барон с казначеем удаляются, оставив его одного, он принимается писать письмо настоящему Станиславу, но его сочинительство прерывает Эдоардо, который «припадает к ногам» короля. Шевалье, который уже догадался, что юноша влюблен в дочь барона, и собственный дядя – его соперник, спрашивает, что он может сделать для молодого человека. Эдоардо просит, чтобы его приняли в королевскую свиту и взяли в Польшу. Что ж, его не отвергают и даже назначают оруженосцем.

После того, как «король» и новоявленный оруженосец покидают сцену, появляется маркиза, которая успевает увидеть Его Величество и немедленно узнает бывшего возлюбленного, любовь к которому еще жива в ее сердце.

 

Далее действие перемещается в сад, куда крестьянки приносят цветы и фрукты. Там же печальная Джульетта, призывающая своего Эдоардо. Однако вместо молодого человека являются барон с казначеем, правда, вскоре показывается и Эдоардо, сопровождающий шевалье Бельфьоре, который сообщает Рокка, что его племянник отныне – первый оруженосец польского короля. Казначей удивлен, шевалье сообщает, что ценит талантливых людей, заодно делает комплименты и барону с казначеем, заявляя, что хочет проконсультироваться с ними, умными людьми, опытными в вопросах войны и политики. А Эдоардо пока составит компанию будущей тете. Это не очень-то нравится казначею, но королю не откажешь, недовольному делла Рокка приходится сесть спиной к молодым людям и заняться изучением топографической карты. Пока «советники» обсуждают «диспозицию» (в основном, этим занимается барон, казначей больше оглядывается на невесту), молодые люди, естественно, говорят о любви. Наконец «совещание» кончается, и тут входит слуга, сообщающий о прибытии маркизы. Шевалье испуган, ему грозит разоблачение, он отходит в сторону, подальше от новоприбывшей.

Маркиза, обнимает кузину и дядю, который сообщает ей, что среди них сам польский король, и шевалье волей-неволей приходится выйти из тени. Маркиза растеряна, она уже не знает, верить ли собственным глазам, внешность, манеры, ну конечно, это ее драгоценный шевалье, но дядя не сомневается, что перед ним король…. Наконец она решает пока промолчать и посмотреть, что будет дальше.

Шевалье уводит барона и казначея, юные влюбленные остаются с маркизой, которая обещает найти средство им помочь.

Между тем шевалье уже эту помощь оказывает, он говорит казначею, что если б не обязательства того перед бароном, он мог бы получить пост министра и руку принцессы Инески, обладающей большим состоянием. Казначей немедленно клюет на наживку, конечно, он предпочитает принцессу и, не откладывая дела в долгий ящик, сообщает барону, что раздумал жениться на Джульетте. Возмущенный отец хватается за шпагу, на шум сбегаются все домашние, барон обличает «предателя», Джульетта вне себя от счастья, маркиза пытается протолкнуть в женихи Эдоардо, но барону это не нравится, он продолжает бушевать, требует крови, драться, драться!… наконец, приходит и шевалье, который предлагает буянам успокоиться, угрожая королевским гневом. Все просят у Его Величества прощения.

Акт второй

Эдоардо делится с окружающими своими переживаниями, напоминает, как жестока была к нему судьба, на что хор рассудительно отвечает, что таков мир, добродетель ничто, деньги все, но продолжает на мажорной ноте: теперь он узнал, что любим, и все изменилось, он счастлив.

Входят шевалье, казначей и Джульетта. Шевалье спрашивает у девушки, почему отец возражает против ее брака с Эдоардо, та отвечает, что ее возлюбленный беден. Уже нет! Шевалье сообщает молодой паре, что казначей дарит Эдоардо замок и годовую ренту. Все улажено! Казначей, скрепя сердце, соглашается.

Однако барон все еще горит жаждой мщенья и настаивает на дуэли, казначей всячески увиливает, барон называет его трусом.

В саду сталкиваются шевалье и маркиза, мнимый король интересуется мыслями маркизы, впрочем, он и так знает, она думает о шевалье… Да, отвечает маркиза, она искала способ наказать его за непостоянство и поняла, что не желает больше иметь его своим мужем, решительно нет. Тета-тет прерывает барон, он сообщает племяннице, что комендант скоро прибудет, маркиза изображает радость, граф ее любит, она сегодня же станет его женой. А шевалье? – спрашивает Бельфьоре. О, шевалье! Он сам устранился, уступив возлюбленную сопернику. Вовсе нет, – возражает мнимый король, – он придет оспаривать у соперника вашу руку. Почему же он не идет? – задает маркиза резонный вопрос, на который не получает ответа и заявляет, что отдает свою руку графу. Тут хор сообщает о прибытии последнего, и маркиза отправляется встречать будущего супруга.

В промежутке любовная сцена Джульетты и Эдоардо, на брак которых дал согласие барон, затем все быстро движется к финалу: приезжает граф Ивреа, шевалье, дабы сорвать его брак с маркизой, объявляет, что должен срочно ехать по важному делу, и графу придется его сопровождать, общий вздох, и тут приносят доставленное курьером письмо, распечатав, шевалье читает его вслух, это весть от Станислава, который благополучно вернул себе трон и в благодарность за услугу жалует ему звание маршала. А кто же вы? – спрашивает барон, Бельфьоре, – отвечает шевалье, обнимая маркизу, – Бельфьоре, верный своей первой любви.

Все рады за короля и приветствуют счастливых женихов и невест, свадьбы состоятся, пусть и несколько ином составе.

«Король на день» исполняется нечасто, есть, конечно, аудиозаписи, но до последнего времени не было ни одной видеозаписи. Однако в 2010 году Пармский оперный театр поставил «Короля» и показал по телевидению, естественно, запись немедленно попала в интернет, где вы и можете ее найти. Дирижер спектакля – Донато Ренцетти, поют Гвидо Локонсоло (Бельфьоре), Анна Катерина Антоначчи (Маркиза), Алессандра Марианелли (Джульетта), Паоло Бордонья (делла Рокка), Андреа Порта (Барон), Иван Магри (Эдоардо). А недавно возникла из «небытия» и другая запись, более ранняя, тоже из Пармы, но 1997 года, здесь Джульетту поет «россинистка» Чечилия Газдия, что хорошо, потому что партия хоть и не очень большая, но весьма виртуозная, маркизу снова Анна Катерина Антоначчи, Бельфьоре Паоло Кони, Кельбара замечательный комик Альфонсо Антониоцци, Рокка его «коллега» по операм Россини и Доницетти Бруно Пратико и Эдоардо Чезаре Катани; дирижирует спектаклем еще один специалист по Россини, Маурицио Бенини.

Набукко

(Nabucco)

Опера в четырех актах

(Dramma lirico in quattro atti)

Либретто Темистокле Солеры

(1842)

Набукко (Навуходоносор)[2], царь Вавилона – баритон

Абигайль, внебрачная дочь Набукко от рабыни – сопрано

Фенена, его дочь – меццо-сопрано

Исмаэле, племянник царя Иерусалима Седекии – тенор

Захария (Заккария), первосвященник евреев – бас

Анна, сестра Захарии – сопрано

Абдалио, воин – тенор

Верховный жрец Ваала – бас

Народ, воины, еврейские девушки, жрецы и т. д.

Действие происходит в Иерусалиме и Вавилоне в древние времена.

Историю появления на свет «Набукко» рассказал сам Верди. Зимним вечером, когда он бродил по городу, одинокий и неприкаянный – то было тяжелейшее время его жизни, мрачные месяцы после смерти жены и провала «Короля на час» – он столкнулся с Мерелли, импресарио «Ла Скала». Тот завел с ним разговор, потащил в театр и сунул в карман либретто Темистокле Солеры, которое расхваливал всю дорогу. Верди нехотя (он уже «твердо» решил, что никогда больше не будет писать музыку) унес толстую тетрадь, а вернувшись домой, бросил ее на стол, и та открылась. На странице, на которой невольно остановил свой взгляд упрямец (нет, больше никакой музыки!) был текст, начинавшийся словами «Va, pensiero, sull ali dorate» (больше, чем 60 лет спустя, гроб Верди к месту последнего упокоения триста с лишним тысяч человек будут провожать под звуки бессмертного хора «Va, pensiero» из оперы «Набукко»).

Он стал читать, пришел в волнение… ах нет, никакой музыки!.. лег спать, но так и не заснул, поднялся и стал читать и перечитывать либретто, к утру выучив его наизусть. Тем не менее, он еще продолжал упрямиться, отправился к Мерелли, дабы вернуть ему текст, но тот его не взял, а сказал: пиши музыку. И Верди сдался. Написал. Причем он отнюдь не сразу и не полностью принял столь понравившееся ему либретто, заставил Солеру сделать немало поправок, последнюю – пророчество Захарии вместо любовного дуэта, уже во время репетиций.

Опера была готова осенью 1841 года, Мерелли не сразу согласился поставить ее во время ближайшего карнавального сезона, у него на руках уже было три оперы известных авторов, но после вмешательства Стреппони, которой чрезвычайно понравилась написанная для нее партия Абигайль, и весьма резкого письма Верди все-таки решился, правда, сэкономил на костюмах и декорациях, использовав старые. Однако это не помешало успеху «Набукко». Нет, не успеху, то был триумф, премьера состоялась 9 марта 1842 года, и буквально на следующий день безвестный автор стал знаменитостью, весь Милан распевал мелодии из его оперы.

Сюжет «Набукко» Солера взял из Библии, Ветхого Завета. В четвертой книге царств рассказывается о перипетиях ассирийских и вавилонских завоеваниях Израиля и Иудеи, в том числе о том, как Навуходоносор Второй увел в Вавилон почти все население Иудеи, это и было знаменитое вавилонское пленение евреев. А в книге пророка Даниила в довольно туманной форме описывается, что случилось с вавилонским царем: он был «отлучен от людей, ел траву, как вол, и орошалось его тело росой небесной» ну и тому подобное, и это длилось до тех пор, пока он не признал истинности единого бога евреев.

Вряд ли стоит говорить о том, что в своем тексте Солера отошел от истории даже дальше, чем Библия, и реальный Навуходоносор был совсем не похож на оперного, но в данном случае это не столь важно. И Солеру, и Верди, и всю Италию волновали и воодушевляли не религиозные споры и даже не отношения персонажей, а освобождение угнетенного народа, его, так сказать, моральная победа. Вот о чем «Набукко», и потому Навуходоносор, на деле правитель великий, не столько воитель, хотя одержал немало побед, сколько строитель, превращен в жестокого завоевателя по типу ассирийских царей, потому евреи подвергаются всяческим гонениям, хотя на деле они жили в Вавилоне вполне комфортно и многое от вавилонян, наследников и носителей богатой древней культуры, переняли. И, конечно, не было никакой борьбы за власть между дочерьми царя, поскольку трон реального Навуходоносора унаследовал его сын. И, разумеется, у Навуходоносора и в мыслях не было стать адептом Иеговы, одним из главных его, говоря современным языком, проектов было строительство или, если хотите, восстановление разрушенного ассирийским царем Синнахерибом величественного зиккурата Этеменанки (той самой Вавилонской башни) и храмового комплекса Эсагила, посвященных верховному вавилонскому божеству Мардуку (Мардуку, а не Ваалу). И вообще Навуходоносор строил храмы в большом числе, а Мардука почитал искренне и воздавал ему почести, как только мог.

Но опять-таки все это в данном случае не столь важно. Как и то, что Солера перепутал вавилонян с ассирийцами, которыми они вовсе не были, это родственные народы с очень похожими языками, и однако Ассирия и Вавилон это разные государства, много и жестоко воевавшие друг с другом, и, если на то пошло, Ассирия погибла от руки вступившего в союз с мидийцами Набополасара, отца того самого Набукко, так что этому последнему вряд ли понравилось бы, что его называют ассирийцем. Кстати, в Библии Навуходоносора и его воинов называют не ассирийцами, а халдеями, которыми они по племенной принадлежности и были.

Вот как вся история изложена в опере.

2Здесь и далее, за редкими исключениями, мы будем приводить имена действующих лиц в таком виде, в каком они написаны в итальянских либретто, и так, как они звучат на сцене. Имена исторических персонажей мы отмечаем отдельно, в скобках, а также по ходу рассказа о реальных событиях.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru