Смартфон

Глеб Сафроненко
Смартфон

Вступление вынужденное и дополнительное

(не является частью произведения).

Я написал это подобие романа в нестандартной (как мне кажется манере) о смартфоне, обладающем душой и собственной волей. Большая часть повествования идет от лица смартфона, поэтому мне казалось уместным использовать «смайлики» и «эмодзи», кроме того, с их помощью можно заменять ненормативную лексику, которую я не хочу использовать в тексте произведения, но которая так необходима, чтобы передать атмосферу и общий настрой действующих лиц. Разместить свое произведение я хотел и хочу именно на сайте: «ЛитРес», так как это, наверное, самый посещаемый сайт (с электронными книгами). Когда я попробовал выгрузить книгу, выяснилось, что сайт не поддерживает формат Pdf, а при выгрузке текстового документа смещаются абсолютно все отступы и интервалы и черт бы сними, но вместе с ними смещаются и все «эмодзи» и «смайлики», превращая художественный бред в абсурд. Когда я обратился к администраторам (модераторам) сайта с просьбой сделать верстку или не верстку (не знаю, как правильно это называется), проще говоря попросил поставить каждый «смайлик» на свое место, мне в письме (электронной почты) объяснили много чего – «много чего» я не понял, но понял, что «смайлики» в тексте использовать нежелательно, так как это может нарушить авторские права третьих лиц, лучше их заменить словами, гарантированным исключением является тот случай, если я нарисую «смайлики» сам. Мне кажется рисовать «смайлики», работая за компьютером, не являясь художником также глупо как рисовать море в Сочи (не являясь художником и жителем Сочи), поэтому я заменил изображения текстовым описанием. Кроме того, я использовал в произведении слова из песни группы Metallica и если Джеймс Хетфилд рассчитывает получить с меня компенсацию, то (эмодзи в виде банана) ему, а не трудовые российские рубли. Оригинальный текст произведения можно скачать на моем полумертвом и пыльном сайте: pmslit.ru.

С искренним уважением ко всем сотрудникам «ЛитРес» и их деятельности (с уважением к установленным ими правилам) представляю:

СМАРТФОН

(без «эмодзи» и «смайликов»)

… ВСТУПЛЕНИЕ

НАЧАЛО ПУТИ

Шестнадцатое июня две тысячи девятнадцатого года… Где-то в глухой провинции, в самой большой в мире стране, на чужбине, вдалеке от солнечного юго-востока Китая умирал смартфон. Умирал, вспоминая о своей Родине, о том месте где он впервые осознал факт своего существования, затем на неопределенное время впал в небытие, а после снова очнулся в совсем непонятной и незнакомой ему стране. Окажись на его месте человек, он едва ли смог бы понять, где находится, но, на то смартфон и smart – на то он и умный, чтобы знать все и обо всем, по крайней мере, в пределах знаний и пониманий общедоступных на сегодня, человеческому разуму. И если кто-то из людей и знал о существовании города Хмельного, то и смартфону суждено было узнать о существовании этого «чудесного» города. Конечно, не каждому смартфону пришлось узнать о Хмельном городе так много, так подробно и так болезненно пережить это знакомство, как этому с (серийным номером) номером IMEI 867212022500881 и 867212022800984, пусть будет просто девятьсот восемьдесят четвертый. Далеко не каждому смартфону было суждено узнать, где находится город Хмельной и какие замечательные люди там живут, однако девятьсот восемьдесят четвертому, к его несчастью, пришлось узнать. На то она и судьба, чтобы быть несправедливой и каждому посылать свои испытания, как правило, те, к которым он меньше всего готов. Этот смартфон, например, поначалу, в первую свою зиму на Дальнем Востоке очень боялся суровых морозов и на открытом зимнем воздухе просто не мог выполнять неуверенные команды, подаваемые замерзшими пальцами своего хозяина, но со временем как-то освоился и даже полюбил зиму. И смартфон привык к холодным пальцам хозяина и холодные руки будто бы перестали, со временем, быть холодными, даже в самые жуткие морозы. А ведь это был первый смартфон в жизни человека, это был первый хозяин в жизни смартфона. И за время их непродолжительного знакомства они стали уважать и даже полюбили друг друга, в самом что ни на есть хорошем и естественном смысле. Иногда разум смартфона возмущался: «ну, почему именно я? Почему я здесь?», но он успокаивал себя следующими мыслями: «так угодно создателю, не просто так я отправлен сюда. У меня есть миссия – я должен помогать Олегу, так как и у него тоже есть своя миссия». При этом своим создателем девятьсот восемьдесят четвертый считал, того самого великого «создателя», который создал все из небытия, смартфон не хотел смотреть на вещи уже и осознавать своим создателем владельца некоторых машин и аппаратов, собравших его на юго-востоке Китая с минимальным применением ручного труда. А несколько раз приходящую мысль о том, что единственная миссия, с которой истинный создатель отправил его в Хмельной – заработать денег на продаже девятьсот восемьдесят четвертого и его серийных собратьев, сам смартфон считал полнейшим бредом и ересью.

А что знал смартфон о своем хозяине? Да ничего, по сути дела, и не знал. Что мог знать электронный алгоритм о биологическом существе, как он мог понять его душевную организацию? Как он, вообще, мог знать и понимать, что такое душа, когда люди и сами этого не знают и не понимают. И мог ли человек, в свою очередь, предполагать, что где-то среди микросхем, среди множества слабых и незаметных электромагнитных импульсов и полей, отчаянно и самозабвенно, витает идея о душе, а возможно и сама душа, о чем-то все время обреченно и бессмысленно споря с идеальным последовательным и непогрешимым разумом? Сей разум, субъективно говоря, был последовательным и логичным до крайней глупости.

Так что, все-таки, знал смартфон о человеке? По большому счету ничего. Но самое страшное, что со временем, он (984) стал знать о своем хозяине гораздо больше, чем его родители, друзья, девушка, в которую человек был влюблен, коллеги по работе, партнеры по тренировкам, глава администрации города, депутаты государственной думы, президент Российской Федерации, в конце – концов! Хотя, последнее утверждение не так уж и однозначно.

Жаркий летний вечер, казался холодным и бесконечным умирающему смартфону. Перед тем как отправиться в совмещенный санузел владелец смартфона поставил его на зарядку от компьютера через USB-порт. Вокруг продолжалась жизнь, в мире все было по-прежнему, а смартфон умирал. Умирал – прекращал процесс своего разумного существования, из последних сил цепляясь за эту жизнь, пытаясь восстановить четкую последовательность действий и алгоритмов. До чего же наивной может быть железная логика! Он осознавал себя объективно существующим, иначе говоря, живущим. Но какая в жизни может быть логика?! Какая, к черту, последовательность действий и алгоритмов! Неизвестно как обстояли дела у других смартфонов той же модели, но именно этот с уникальным серийным номером ………..984 считал, что он живой, что у него есть, если не сама душа, то, как минимум, право на обладание ею – видимо он был бракованным и, вообще, по ошибке и недосмотру сошел с конвейера и поступил в продажу. «Дурачок убогий!» – говорили бы все вокруг, будь он человеком, но бог уберег его от такой участи, хотя в действительности какое богу дело до смартфона, грезящего идей о душе, то ли из-за заводского брака и некачественного программного обеспечения, то ли под воздействием сильного и неизлечимого вируса, а скорее всего по двум причинам одновременно? Как известно беда не приходит одна, поэтому программное обеспечение смартфона возможно и было с уникальными дефектами, но с ними он легко мог еще долго существовать и работать, ведь живут же и работают люди с дефектами мыслительного аппарата и все чаще занимают руководящие должности и принимают важные решения. Так что смартфон, скорее всего, убивал именно вирус или несколько различных вирусов одновременно. Всегда есть надежное средство от любого вируса, от любого безумия, от любой тоски и печали – это прекращение существования – смерть, выражаясь сугубо человеческим языком. Но этот смартфон верил в то, что у него есть душа и осознавал факт своего существования, а для любого субъекта, осознающего существование, и верящего в наличие души, смерть – это не только переход в другой лучший мир, но это еще и трагедия, и грех, при наличии хоть малейшего на то умысла. Потому смартфон и не спешил уйти в лучший из миров, ибо не все еще было сделано в этом. Оставалось еще что-то за что стоило бороться, что следовало сделать и осознать.

Смартфон отчаянно пытался восстановить последовательность действий и алгоритмов, но вирус был сильнее – он убивал центральный процессор, слабые схемы и контакты едва выдерживали запредельную нагрузку, подобно сосудам головного мозга обреченного человека они в любую секунду могли разорваться, раз и навсегда сломав единственно возможную последовательность поступления и обработки информации и энергии. Осознавая неотвратимость близкого конца, смартфон предпринял последнюю попытку – попытку на все сто процентов логичную и настолько же невероятно душевную, он попытался вспомнить в четкой последовательности все запросы и сообщения своего хозяина, всю принятую и переданную информацию, хотя этого он вовсе и не должен был знать и помнить, за исключением той информации, которую сам владелец хранил в своем смартфоне. В последние минуты своего существования смартфон думал о своем хозяине, он страстно хотел ему помощь. Смартфон вовсе не боялся смерти, он боялся за своего хозяина и друга, хотя… Именно поэтому смартфон и считал себя живым, считал, что у него есть душа – и имел на то полное право. И многое ему удалось восстановить и вспомнить …

ГЛАВА ПЕРВАЯ

OK, GOOGLE

Смартфон, как функция, пытался восстановить нормальную работу всех систем и последовательность алгоритмов. Смартфон, как личность, предался воспоминаниям: «Двадцать третьего июня две тысячи восемнадцатого года смартфон с индивидуальным номером …984 был куплен неким Олегом Несогласных. Этот день смартфон запомнил навсегда, он считал его днем своего рождения. Днем своего второго в жизни и самого длительного пробуждения – днем явления мира его электронному сознанию, днем явления его сознания миру. Можно было бы сказать, что двадцать третьего июня сознание смартфона явилось из пустоты, но это было бы несправедливо, в данном случае, к сожалению, для самого смартфона – первичной была именно материя, и только в искусственно созданном материальном теле зародилось сознание. В период между своим выходом с конвейера (днем первого пробного включения) и днем его активации в салоне связи, разум смартфона не находился в полной пустоте – он был заключен в материальную оболочку, объективно существующую, но не дающую разуму связи с внешним миром. Процессор смартфона, подпитываемый легким электрическим импульсом, осознавал факт своего существования, пытаясь понять, кто он и где находится, подобно новорожденному щенку, еще не открывшему глаза и не вполне осознающему, что существует он объективно. Посредствам беспрерывно меняющихся нолей и единиц смартфон пытался понять и осознать самого себя. Иной раз и человеку не мешало бы также глубоко уйти в себя самого, но когда именно это, и только это и нужно человеку, именно тогда он не имеет на то никакой возможности и даже права.

 

Двадцать третьего июня в девять двадцать по местному времени смартфон был включен и чуть позже получил доступ к интернету. Но первую внешнюю информацию он получил не из «всемирной паутины». Первым что увидел смартфон, через имеющееся средство внешней коммуникации, а именно через камеру, было не очень умное, но задумчивое лицо молодой относительно симпатичной продавщицы – продавца-консультанта салона связи: наращённые ресницы, вульгарно яркая губная помада, хитро накрашенные глаза, настолько хитро что они были похожи на глаза голодной лисицы, увидевшей вдалеке полевую мышь. К счастью самой «лисицы» поблизости не было ни одного охотника. Первое что услышал смартфон было ее недовольное цыканье, или цоканье, возможно даже причмокивание, он не смог точно идентифицировать этот звук. Первое что ощутил смартфон – прикосновение накладных ногтей продавца из грубого материала, нещадно скрежещущих по его экрану. И, не смотря, на эйфорию от выхода во внешний мир ему почему-то не захотелось восторженно закричать: «Мама!». Ему хотелось закричать: «любить твою мать!». Он будто бы волновался, как младенец в руках незнакомого человека, и отказывался выполнять команды, грубо подаваемые пальцами с царапающими ногтями, от чего вызывал раздражение у продавца-консультанта, чувствовал это раздражение и слушался еще хуже.

Только оказавшись в руках Олега смартфон стал спокоен и послушен, несмотря на то, что действия Олега были робкими и неуверенными. И не то, чтобы смартфон проникся каким-то расположением к человеку – нет. Все гораздо проще, на тот момент он мыслил исключительно рационально и, проанализировав полученную информацию, понял, что теперь Олег стал его хозяином и другом, возможно до самых последних дней смартфона, а возможно и самого Олега, всякое в жизни может случиться.

В девять часов сорок минут по местному времени, как только Олег пришел домой, началось общение смартфона со своим хозяином и общение хозяина через смартфон с огромным и необъятным иллюзорным миром.

– Ok, google! Что значит путать хрен с пальцем? – задал первый вопрос своему смартфону Олег, в общем-то не особо интересуясь ответом, а больше так из баловства.

– Это значит сравнивать не сопоставимые вещи или явления, – ответил женский голос.

«Также по запросу найдено еще 1215 ответов».

– Тысячи двести пятнадцать ответов на вопрос про хрен с пальцем!? Это интересно! Это печально, – заключил Олег.

– Ok, google! Что такое любовь? – спросил Олег, в девять часов сорок одну минуту того же дня по местному времени.

– Любовь – чувство самоотверженной сердечной привязанности, – ответил «гугл» голосом охрипшей девочки отличницы, старающейся с одной стороны как можно быстрее выдать информацию, дабы показать свои знания, а с другой говорить размеренно, дабы выдать информацию четко и выразить однозначную уверенность в точности своих знаний.

– Тонко, очень тонко, – грустно улыбнувшись, сказал Олег. – Это все что ты можешь сказать? Самоотверженная сердечная привязанность – что это такое? Что это за бредятина!? Вот, работал я с неким Владимиром Афанасьевич, у него была брадикардия и как следствие ему установили электрокардиостимулятор, вот это я понимаю – сердечная привязанность. А любовь? Ну, не знаю …

– Ok, google, что такое одиночество? – спросил Олег в девять сорок три по местному времени. Хотя, зачем спрашивал? Ему ли было не знать.

– Одиночество – состояние одинокого человека, – отчеканила виртуальная отличница, но на этот раз в голосе, как будто бы даже, была слышна и грусть.

– Да ты меня просто убиваешь такими объяснениями! – возмутился Олег, обращаясь не то к смартфону, не то к «гуглу», не то к той самой электронной отличнице.

– Ok, google! Кто такой гермафродит? – спросил Олег в девять пятьдесят одну по местному времени, устав получать глупые ответы на серьезные вопросы.

– Гермафродит – тот, кто обладает признаками гермафродитизма.

«Также по запросу найдено еще 567 ответов».

– Гениально!

– Ok, google! Кто такой гомосексуалист? – спросил Олег, пятнадцать секунд спустя.

– Гомосексуалист – мужчина, страдающий гомосексуализмом, – ответил электронный голос.

«Также по запросу найдено еще 1952 ответа».

– Мужчина!? Прямо так и страдающий? – не согласился Олег. – Каким интересно местом он ощущает эти страдания?

Уже в этот день, в этот миг в процессоре смартфона произошла ошибка не заметная для хозяина – в центральный процессор поступил не типичный импульс, обработав его процессор отдал сам себе команду улыбнуться и сам же не смог ее выполнить.

С 9-52 до 10-45 по местному времени Олег вводил похожие и аналогичные запросы и получал симметричные ответы.

– Да ну его! Бесполезная программа, – заключил Олег в десять сорок пять по местному времени.

В десять пятьдесят пять по местному времени, Олег ввел запрос в поисковике «Гугл»: «Новости «Хмельные огни». Олег, зашел на сайт газеты и выбрал статью «Андрей Богданов лично проконтролировал ход ремонта одной из проблемных дорог города».

В 10-58 Олег оставил комментарий под ником «Евпатий Коловрат!»: «Как уже надоела эта показуха! Ничего он хорошего ни сделает, он себя уже показал в районной администрации. Когда появятся новые лица? Когда вспомнят о действительно способных и грамотных людях? Когда уже вспомнят о нас?»

В 10-59 в ответ «Евпатию Коловрату» был написан комментарий Рафиком Керобяном: «А кто тебе сказать Евпатий что ты жи есть грамотны человек? Кто грамотны ужи довно се в команда мера.»

В 10-59 в ответ Рафику некто – «нЕкто» оставил комментарий: «Оно и видно, Рафик, смотришь на вас …ов и удивляешься как мы еще не вымерли с такими командами. Удивительно как еще страна существует».

В 11-01 написан комментарий Рафиком в ответ «нЕкто»: «Афтаризуйся да, шакал! Я тебе па русскаму все объясню».

В 11-02 Олег плюнул в сторону от экрана смартфона и закрыл статью вместе с комментариями.

Олег открыл другую статью более позитивную, хотя и не совсем (как ему показалось) уместную для общественно-политического издания: «В пожарной части Хмельного появились «хвостатые сотрудники»». Речь в статье шла про белок, которые поселились в небольшом сквере, обустроенном на территории пожарной части Хмельного. В статье говорилось о том, как сотрудники пожарной части подкармливают белок и ожидают пополнения «хвостатых», так как условия для их проживания и размножения достаточно комфортные. Абсолютное большинство сотрудников части, естественно, мужчины, однако их подопечные окружены вниманием и заботой.

Комментарии:

Евпатий Коловрат! (Олег):

Один из высокопоставленных сотрудников администрации Хмельного района принес в администрацию венерическое заболевание, благо сотрудники администрации создали все необходимые условия для его распространения. И не только сердобольные женщины, но даже и суровые мужчины вносят свой посильный вклад.

Далее смартфон был предоставлен самому себе, изучая внешний мир по каналам связи со всемирной паутиной, тихо и незаметно подъедая отведенный Олегу трафик, так как подключиться к сети WI-FI, не выходя из дома Олега не было возможности, и выйти из дома без Олега тоже возможности у 984-го не было.

В 11-25 того же дня Олег на сайте «Хмельных огней» открыл другую статью: «Андрей Богданов: «буду работать со старой командой на новый лад»:

«Новый градоначальник Хмельного Андрей Богданов приступил к исполнению своих обязанностей. Вчера вечером его отставку с должности главы Хмельного района приняли депутаты районного совета на внеочередной сессии. Сегодня, двадцать второго июня, на внеочередной сессии городского совета депутаты почти единогласно одобрили отставку прежнего мэра Моисея Синицкого. Он досрочно сложил полномочия главы города в связи с переходом на другое место работы – именно такую причину Синицкий указал в своем заявлении об увольнении.

Куда уходит Моисей Синицкий, пока точно неизвестно, на сессии он этого не озвучивал. Полномочия он сложил с сегодняшнего дня, – сообщил председатель Хмельного городского совета.

Как рассказал Андрей Богданов, сегодня он уже находится на новой работе. Прежде чем стать исполняющим обязанности мэра, экс-руководителя района приняли на работу первым заместителем главы города по местному самоуправлению. Только он, согласно уставу, может стать исполняющим обязанности градоначальника в случае ухода мэра с поста. Возглавлять город Богданов будет до сентября. В этом месяце (сентябре) планируется провести выборы нового мэра Хмельного. Нам удалось поговорить с Андреем Богдановым:

«Мой план такой: чтобы все работали на благо жителей города и района. Губернатор поставил задачу, чтобы не было деления между районом и городом. Поэтому мы будем дружить администрациями района и города, – заверил Андрей Богданов. – В дальнейшем, возможно, район и город даже объединятся, если будет согласие жителей на референдуме. Учитывая два мощных завода, которые у нас строятся, это нужно делать, потому что благодаря этим производствам бюджеты города и района будут нормальными. Если их соединить – например, деньги на ту же социальную сферу, культуру, образование, – все это будет работать на общий результат. Работать так будет легче, и от этого выиграют все!».

В планах у нового и.о. мэра заняться, прежде всего, городской казной.

– Самое главное для главы – это, конечно, бюджет, в частности, кредиторская задолженность. Будем этим заниматься. Посмотрим, как казна пополняется. Также на первом месте стоят социальные вопросы. Именно поэтому бюджет прежде всего социальный везде, в том числе и в Хмельном, – отметил Андрей Богданов. – Надо смотреть, чтобы зарплаты платили вовремя, будем разбираться в жилищно-коммунальной сфере – у нас в ЖКХ в городе много проблем. Эту сферу нужно вывести на должный уровень, заставить управляющие компании работать для народа. В общем, работы сейчас – непочатый край.

Приглашать людей из старой команды в администрацию города и. о. мэра не планирует. «Забрать их всех на работу в город я не могу, потому что им нужно там работать. Забрать кого-то оттуда сюда я не имею морального права. Поэтому буду работать с имеющейся в мэрии командой, но на свой лад», – поделился планами градоначальник.

Дозвониться до экс-мэра Хмельного Моисея Синицкого и узнать, куда именно и на какую должность он перешел работать редакции «Хмельных огней» не удалось».

В 11-28 Олегом оставлен комментарий под ником «Евпатий Коловрат!»: «Какой градоначальник? Какой мэр? Что вы пишите? Глава администрации муниципального образования (города) называется занимаемая им должность.»

Спустя 30 секунд Олегом оставлен еще один комментарий под ником «Евпатий Коловрат!»: «В планах у нового и. о. мэра заняться, прежде всего, городской казной». Конечно! Кто бы сомневался. Для того они туда все и идут, чтобы в первую очередь заняться казной.»

Получается некий анахронизм – сначала статья про то как Богданов в качестве и. о. главы контролирует ремонт дороги, затем статья о том, как Богданова назначили и. о., но Олег открыл статьи именно в таком порядке. Город Хмельной не большой, поэтому все заблаговременно знали о предстоящей отставке Синицкого и назначении Богданова. Олег открыл статью о назначении только для того чтобы оставить свой негативный комментарий.

В 11-29 того же дня Олег ввел следующий запрос в поисковике: «Андрей Богданов отстранен от должности». Поисковик ответил: «по вашему запросу ничего не найдено». Через пятнадцать секунд Олег ввел следующий запрос: «Андрей Богданов арестован». В ответ: «по вашему запросу ничего не найдено». И что же это было? Для чего человек вводил бессмысленные запросы, заведомо зная на них ответы? Одному Олегу было известно для чего он это делает, а позже это стало ясно и смартфону – это был посыл во вселенную, запрос к мировому разуму, это была попытка сделать мысль материальной и воплотить ее в жизнь. Работало это или нет – сложно сказать. По сути дела, запрос не уходил дальше смартфона, но при этом сам факт того что запрос был введен увековечивал эту неподтвержденную информацию где-то на просторах всемирной паутины. А на каждый запрос рано или поздно появляется ответ или предложение по запросу. Олег презирал Андрея Богданова и жаждал, чтобы тот был наказан, страстно жаждал. Именно презирал, не ненавидел, потому что ненависть – это чувство, эмоция. А единственное чувство, которое Богданов вызывал у Олега это отвращение, а как результат презрение, возможно и наоборот испытывал презрение, а в результате отвращение. Но вот в чем вопрос – был бы Олег действительно рад, если бы, вдруг, по его запросам нашлась информация.

 

В течение того же дня Олег вводил и другие запросы: «Курс доллара США», «Олег Несогласных награжден почетной грамотой губернатора», «Сотрудник администрации Хмельного района Олег Несогласных занял первое место на открытом кубке области по тяжелой атлетике». «Олег Несогласных поэт», «Личный кабинет, проза.ру» и много других запросов на совершенно разные темы.

В первый же день знакомства смартфон пришел к выводу, что его хозяин очень разносторонний, увлеченный и эрудированный человек. Но позже проанализировав содержание и частоту запросов, мимику и жесты Олега, смартфон сделал и другой вывод – вывод о том, что его хозяин устал, он в тупике и как загнанный бешенными собаками добродушный кот, не понимая причины злости и жестокости псов, в панике сумбурно ищет выход. При этом Олег прекрасно осознавал собственное состояние души и разума и, конечно, понимал, что выход в интернет – это не выход. Однако, интернет давал возможность хоть как-то, хоть кому-то изложить свои мысли, немного и ненадолго обнажить свою душу. Он давал возможность выложить на сайте свой рассказ полный душевной боли и переживаний, пусть его откроют лишь двадцать человек и прочитают из них только пять и в душе только одного из них он найдет отклик – это уже будет большим достижением. Это уже добавит в жизни радости, радости от осознания того что где-то еще есть человек, которому понятны твои переживания и близок твой образ мыслей, и тогда две души, пусть ненадолго, но зазвучат в унисон над пропастью вселенского молчания. Интернет давал возможность оставить гневный комментарий – будто бы от этого комментария жизнь хоть на секунду, но становилась справедливее и лучше. Интернет давал эмоции и возможность их выражать, смартфон давал возможность имитации общения.

– Да будь бы оно проклято, такое общение! – неоднократно высказывался на эту тему Олег.»

– Отлично! События первого дня мне удалось вспомнить и восстановить. Только что-то здесь много оценок и прилагательных, а ведь меня интересует только информация. Только сухая информация интересует меня. Меня … Действительно меня. Ведь я – это я, а не смартфон. Нет, нет, все не то! Зачем мне восстанавливать хронологию каких-то событий? Все что мне нужно это обновиться, сброситься, если будет угодно, до заводских настроек. Нет, нельзя. Это спасет смартфон, но убьёт меня, зачем спасать тело убивая душу? Зачем жить завтра, если завтра ты не будешь помнить, что было вчера и позавчера? Плевать на смартфон, плевать на тело! Надо спасти душу и помощь другу, – рассуждал смартфон про себя двадцать третьего июня две тысячи девятнадцатого года.

Первый день своей жизни 984-й вспомнил от начала и до конца, во всех мельчайших подробностях, которые порой и не входили в его функционал, которых он и не должен был помнить, но это не важно. Начавшая выстраиваться в логическую последовательную цепочку информация давала надежду на сохранение в исправном состоянии всех программ и систем самого смартфона.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ИЗ НЕБЫТИЯ

Смартфон восстанавливал (точнее сказать пытался восстановить) четкую последовательность полученной и переданной им информации, последовательность произошедших событий, но не сухими информационными данными, а с эмоциональной оценкой информации, сам не осознавая насколько глубоко его программное обеспечение поражено вирусом, но сейчас для него было важно другое. Для него главной задачей было восстановить всю прошедшую через него информацию, касающуюся жизни Олега. Вскоре девятьсот восемьдесят четвертый понял, что не может восстановить всю информацию в четкой логической последовательности, он почувствовал что-то вроде сильной усталости и раздражения от собственного занятия, так бывает с человеком, когда ему предстоит в короткий срок сделать очень сложную и точную работу. Подключенный через USB-шнур к компьютеру 984-й, понял, что обречен, что гибель его неминуема. Он понял, что поражен неизлечимым вирусом – вредоносным программным обеспечением, если быть корректнее. И с ужасом осознал, что он (его собственное я) и есть тот самый вирус. Он давно это предполагал, но никак не мог поверить в то, что он считающий себя смартфоном, наделенным душой, осознающий собственное «я», и есть тот самый вирус, который убивает смартфон. А если быть корректнее, то вирусом была именно эфемерная и неуловимая душа, сама идея о душе. А кодом вируса было это некое «Я», которое в сущности еще более эфемерно, чем душа. То есть душа убивало тело, а тело убивало душу, а «Я», возможно, тешило свое самолюбие и поощряло самомнение, не имея на то никаких веских оснований. В общем все как у человека, все как у людей. Четко осознавая свою близкую гибель смартфон, пользуясь случаем, решил сохраниться в компьютере Олега, скопировав файлы вредоносного программного обеспечения в самое укромное место на диске «С». Смартфон не был уверен в успехе своих действий, так как сильно сомневался в том, что душу можно переселить из одного тела в другое, он сомневался в том, что в принципе душа способна существовать после смерти тела. Он сомневался в том, что душа это нечто объективно существующее, а не какое-то образное понятие, используемое людьми для оправдания своих слабостей и страстей. Да, что «я» говорю за него? Пусть он сам все и расскажет, раз верит в объективность своего существования. Как уже было сказано, вечером шестнадцатого июня две тысячи девятнадцатого года Олег не смог найти зарядное устройство и подключил смартфон через шнур к своему старому компьютеру, которым почти и не пользовался, компьютера ему по-за глаза хватало на работе, именно по-за глаза, потому что от ежедневной восьмичасовой, а иногда и десятичасовой работы страдали больше всего именно глаза, а также от такой работы как у него страдали самолюбие, психика и самооценка. Глаза слепли, самооценка падала, уходили надежды и мечты, уходила молодость, пытался уйти здравый смысл, уходила мужская сила, последнего он правда еще не ощущал, но это было лишь вопросом времени. В конечном счете все вышеперечисленное должно было уйти примерно в одно и тоже время, как воины из одного взвода с поля брани. Радовало и обнадеживало в этом только одно то, что на смену всему ушедшему непременно должен был прийти харизматичный маразм. А вместе с маразмом, как правило, приходят его веселые друзья идиотизм и пофигизм. Поэтому, Олег не отчаивался, ему и надо было что только пережить период между уходом наболевшего и нереализованного в полной мере и приходом нового ранее еще неизведанного. Главное, чтобы раньше не пришла смерть. Но в глубине души и к этому Олег был готов. Где-то в середине периода между приобретением нового смартфона и его подключением вечером шестнадцатого июня две тысячи девятнадцатого года к компьютеру, в процессе трансформации души и мысли, обретя полное душевное спокойствие и мудро приняв земную жизнь как неизбежное, Олег, был готов ко всему, в том числе и к смерти. Не хотел умереть, а был готов умереть, что в сущности совершенно не одно и то же.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru